«БЕЛЬГИЙЦЫ». ИЗ ГЛУБИНЫ ВЕКОВ

 

Несмотря на большое количество публикаций, феномен льежского оружейного дела до конца не раскрыт, особенно в той части, которая касается охотничьего оружия. Тема эта поистине неисчерпаемая, и никто, как известно, не обнимет необъятного. Тем не менее, надеюсь, что свежий взгляд, не отягощённый авторитетом предыдущих исследователей и опирающийся на новые источники информации, ставшие доступными в последнее время, поможет исправить некоторые ошибочные суждения и дополнит давно известные факты, сделав их более актуальными для современных владельцев старых бельгийских ружей, коих в России великое множество.

Мученичество Св. Ламберта. Картина XV века (слева). Сосуд с мощами святого (справа).

 

Со времён Римской империи на территории нынешнего Льежа существовала гальская деревня (vicus — лат.) под названием Leodicus. В V веке галлов сменили франки. Около 705 года в Льеже (он же Leodium или Leodicum — лат., Luik — голл., Lüttich — нем.) франкский граф Додон убил маастрихстского епископа Ламберта. Кафедру убитого занял епископ Юбер (известный как Святой Губерт или Hubertus, покровитель охотников). Юбер переместил свою резиденцию в Льеж, став его первым епископом. Место убийства Ламберта, к тому времени объявленного святым, стало объектом паломничества. На этом месте по приказу Юбера был построен мавзолей, куда перенесли мощи Ламберта. В конце VIII века вместо мавзолея появился собор, который потом многократно перестраивался. Большое количество паломников, посещавших город, способствовало росту Льежа, небесным покровителем которого принято считать Святого Ламберта. В 972 году Льеж и окрестности стали княжеством в составе Священной Римской империи, во главе которого находился князь-епископ.

Perron de Liège. Построен в конце X — начале XI века на месте источника воды. В 1305 году из-за угольных разработок источник пересох. Монумент является символом свобод и привилегий жителей Льежа.

 

В Средние века город дважды разорял бургундский герцог Карл Смелый. После победы в битве под Брустемом в октябре 1467 года, монумент Perron de Liège — символ свободы для жителей Льежа, по распоряжению герцога перевезли в Брюгге, где он находился 10 лет, прежде чем 10 июля 1478 года был возвращён в родной город. Помимо свобод и привилегий льежцев, Карл Смелый пытался уничтожить льежское оружейное дело. 18 ноября 1467 года был заключён так называемый «мир Святого Лаврентия», одним из положений которого было запрещение занятий кузнечным ремеслом. Были разрушены все кузницы и сломаны мельницы, дробившие руду для производства кричного железа. Восстановление заняло около 40 лет. Собор Святого Ламберта разрушили сами жители во время революции 1794 года, поскольку для революционеров он являлся символом власти князя-епископа.

Ручная бомбарда. Около 1350 года. Фото: vikingsword.com

Пистолет с фитильным замком (слева) и аркебуза с колесцовым замком (справа). Европа. XVI век.

 

Первые надёжные сведения об использовании огнестрельного оружия в княжестве Льеж относятся к 1346 году. Известно, что французы впервые применили артиллерию в 1338 году при осаде Пюи-Гийома, англичане — в битве при Кресе в 1346 году, а льежцы использовали бомбарды при осаде крепости Хамаль (Hamal). Они же одними из первых стали применять ручные бомбарды. Короли Англии Генрих VII и Генрих VIII нанимали выходцев из Фландрии для обучения англичан премудростям артиллерийской науки. В XV веке на смену ручной бомбарде пришла аркебуза, впервые упоминаемая в рассказе Филиппа де Комина (Philip de Comine) о битве при Морате в 1476 году. Колесцовый замок появился около 1517 года то ли в Нюрнберге, то ли во Фландрии, то ли где-то в Италии. Сложный и дорогой, он никогда не был заменой фитильному или кремнёвому замку, а существовал с ними параллельно.

Карта Льежа. 1649 год. Название Legia произошло от кельтского слова, означавшего ток воды. Так назывался ручей, протекавший по городу и впадавший в Маас.

 

Считается, что разделение труда издавна являлось характерной особенностью бельгийской оружейной промышленности. Авторы монографии «L`Armurerie Liegeoise» («Льежское оружейное дело»), изданной в 1949 году Институтом экономических и социальных исследований средних классов, утверждали, что эта особенность имела место уже в Средневековье. Отсутствие работы зимой у крестьян при том, что железа в княжестве Льеж производилось больше, чем требовалось для удовлетворения местных потребностей, подвигало их заниматься простейшим кузнечным ремеслом, например, изготавливать гвозди. Торговцы их скупали, а затем продавали по всей Европе. Всё возраставший спрос на ручное огнестрельное оружие с момента его появления способствовал освоению сельскими кузнецами производства стволов и простейших замков, плотники же становились ложейниками.

Охотничья аркебуза с фитильным замком льежского производства. Начало XVII века. Фото: С. Gaier, «Four centuries of liege gunmaking».

 

В связи с вышесказанным позволю себе небольшое отступление. В Льеже есть улица Rue Lulay des Febvres. Раньше на этом месте располагался остров, ограниченный рекой Маас и его протокой, который в Средние века был заполнен мастерскими, изготавливавшими оружие, доспехи и другие предметы из металла. Перевод слова febvres невозможно найти ни в одном из современных словарей, но он имеется, например, в франко-латинском словаре 1743 года. Оказалось, что термин fevre или febvre объединял все специальности, связанные с производством и обработкой любого металла. Оружейники существовали внутри этой гильдии и назывались  garnisseurs de canons — отделочники стволов. В отличие от них, изготовители лож аркебуз (faiseurs de bois d’arquebuse) со временем стали одной из 32-х признанных городских гильдий. Моё предположение  (в надежде, что кто-нибудь из филологов обратит внимание на эту публикацию): fevre есть производное от  février — февраля — последнего месяца зимнего простоя крестьянина, вынужденного заниматься в это время мелким кузнечным ремеслом.

Переход от охотничьего холодного оружия к огнестрельному произошёл, по сути, при жизни одного поколения. Тому великолепные свидетельства — гравюры фламандского художника Яна ван дер Страта (1523 — 1605, он же Джаванни Страдано или Страданус): охота на медведя (сверху слева), на кабанов (сверху справа), на кабанов с аркебузами (внизу слева) и на уток (внизу справа).

 

На рубеже XVI и XVII веков в окрестностях Льежа функционировали сельские ремесленники, производившие простое и дешёвое оружие. Купцы поставляли им сырьё, контролировали производство и забирали готовые изделия, которые потом продавали за пределами княжества. Оружейники — члены городских гильдий работали на внутренний рынок и, в отличие от сельских кузнецов, подчинялись строгим законам и правилам. В XVI веке аркебузы, главным образом производства немецких и богемских мастеров c фитильным и, позже, с гораздо более дорогим колесцовым замком повсеместно применялись знатью в качестве охотничьего оружия. Единичные экземпляры фитильных охотничьих аркебуз, которые уверенно можно атрибутировать, как произведённые в Льеже, относятся в концу XVI — началу XVII века.

Кремнёвый замок для мушкета. Середина XVII века. Англия.

 

Кремнёвый замок, изобретённый около 1635 года во Франции, стал революционной инновацией, придавшей новый импульс льежскому оружейному делу и обеспечившей впоследствии его доминирование на европейском и мировом рынках оружия. При курфюрсте Кёльна, князе-епископе Хильдесхайма и Льежа, Максимилиане Генри Баварском (Maximilian Henry, 1621-1688), были предприняты меры по улучшению качества выпускаемого оружия и укреплению позиций льежских оружейников на внешних рынках.

Курфюрст Кёльна, князь-епископ Хильдесхайма и Льежа Максимилиан Генри Баварский (1621-1688)

 

В приказе Тайного совета (правительства княжества), датированном 10 мая 1672 года, говорилось, «…дабы Магистрат оного города предусмотрел некое публичное место, где можно будет проводить испытания оружия, и к которому все торговцы должны быть прикреплены и будут обязаны приносить все стволы мушкетов и любого прочего оружия, как принесенного откуда-то, так и откованного в оном городе, а также порох и свинец, требующиеся для проведения испытания. После тщательного испытания, проведенного по всем правилам, на оружие будет поставлено клеймо, означающее принадлежность оружия оному городу, за которое торговцы будут платить своему городу по шесть солей за каждый ствол мушкета, ружья или мушкетона, и по десять лиардов за каждый ствол пистолета. И дабы в оном городе и пригороде не дозволялось ни продавать, ни покупать оружия, которое не прошло такое испытание и не имеет городского клейма, под угрозой штрафа в размере золотого флорина, а также конфискации каждого ствола». После успешного отстрела на ствол ставилось клеймо — изображение монумента Perron de Liège. К слову, фальсификация клейма «стоила» 100 золотых флоринов.

Пистолет с кремнёвым замком. Середина XVII века. Англия.

 

Во время войн за английское (1688 — 1687) и испанское (1701 — 1714) наследства Льеж пострадал как от англичан, так и от французов, а оружейное производство испытало упадок, повторившийся в 1760 году во время Семилетней войны (1756-1763). К началу Льежской революция (1789), которая положила конец власти епископов и была вызвана теми же причинами, что и Великая французская революция, в городе числилось от 70 до 80 купцов, торговавших оружием, на которых работало до 6 тыс. оружейников. Объём оружейной торговли составлял 6-8 млн. флоринов в год. Доля охотничьего оружия в этом объёме была ничтожной. (Продолжение)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: