Оружейники старой Варшавы. Часть I. Gunmakers of Old Warsaw. Part I.

 

Вторая мировая война, оккупация Польши, Варшавское восстание и уничтожение гитлеровцами столицы польского государства привело к утрате многих архивов и артефактов. Именно поэтому мы не имеем сегодня полной и достоверной картины польского оружейного дела. Нас, россиян, в большей степени интересует период XIX — начала XX века, когда Польша находилась в составе Российской империи, и польское оружейное дело было весьма заметной частью российского.

Одним из результатов Венского конгресса 1815 года стало создание царства Польского, связанного личной унией с Российской империей. Главой государства являлся российский император. Царство Польское имело конституцию, парламент, собственное законодательство, армию, денежную единицу и тд. Историк Зигмунт Ягодзиньски (Zygmunt Jagodziński) насчитал около 80 оружейников, проживавших в Варшаве в XIX веке. Многие из них, также как и представители так называемой «петербургской школы», были «экспатами».

В XIX веке разрешительный порядок въезда, постоянного поселения и проживания в России иностранцев был заменён на въезд по установленным паспортам. Иностранные мастера имели право свободно приехать в Россию и заниматься своим ремеслом при условии временной записи в цех (гильдию). Более того, в соответствии с изменениями в Уставе о податях от 12 августа 1816 года, вновь прибывшие мастера освобождались на три года от ежегодного сбора с момента записи. Аналогичные законы были приняты в 1816 году в царстве Польском.

Часть I. Беккеры.

 

30.06. 1805  Рождение  Карла Августа Беккера (Karol August Bekker — польск.) в Позене (Posen — нем., Poznań — польск.), Пруссия.

1807  Рождение там же младшего брата Юлиуса Эдуарда Беккера (Julisz Edward Bekker — польск).

1826  Карл Август Беккер начинает собственное дело в Праге (Pradze) — районе Варшавы на восточном берегу Вислы.

1830  Открытие магазина и мастерской на Саксонской площади (Краковское предместье).

Для справки. Карл Август Беккер был женат на Эмилии Жозефе Кротошвил (Emilię Józefę Krotochwil).

1835  Рождение Бертольда Беккера (Berthold Bekker).

1837, март  Появление партнёрства Bekker & Rauscher Карла Беккера и Фридриха Раушера.

Из Указателя выставки российских мануфактурных изделий. С.-Петербург. 1839 год.

 

1839  Дебют Беккера и Раушера на пятой (петербургской) выставке изделий отечественных мануфактур.

Капсюльное ружьё Becker et Rauscher a Varsovie (внизу) из коллекции Эрмитажа. Ружьё имеет льежское клеймо. Дамасковые стволы таушированы золотом разных оттенков, стальной прибор гравирован. На ящике имеется этикетка «Привилегированной фабрики охотничьего оружия Беккера и Раушера». Гравёр: Карл Вистер (Carl Wister). 1840 год. Фото: Л. Тарасюк «Старинное огнестрельное оружие в собрании Эрмитажа»

 

14.09. 1840  Заключение договора о сотрудничестве между Карлом (Кароль) Беккером и Фридрихом (Фредерик) Раушером. Первая статья договора гласила, что в течение двух с половиной лет Кароль Беккер и Фредерик Раушер, управляя «Фабрикой охотничьего оружия» (ипотечный №391), понесли в равных долях затраты в размере 63205 злотых и 22 грошей на ремонт и изготовление ружей и пистолетов. Калькуляция затрат включала в себя: 10 двустволок по 550 злотых, 16 двустволок по 400 злотых, 16 двустволок разной цены на сумму 4610 злотых, отремонтированные ружья и пистолеты на 3407 злотых, а также стоимость неоконченного оружия, замков, деталей, стволов, заготовок лож, инструмента, мебели, посуды и тд. Во второй статье договора было сказано, что всё вышеперечисленное является совместной собственностью договаривающихся сторон. Третья статья гласила, что договор о сотрудничестве заключался с первого июля текущего года и действовал неограниченное время. Любая прибыль или убыток делились в равных долях. Если одна из сторон решала выйти из договора, то она была обязана уведомить другую сторону за полгода. В статьях с 4-ой по 7-ю оговаривались условия совместного ведения дел и принятия решений, в том числе в экстраординарных ситуациях (Зигмунт Ягодзиньски. «Bekker i Rauscher»: warszawska spółka rusznikarska z pierwszej połowy XIX wieku : (przyczynek do dziejów rusznikarstwa warszawskiego). Muzealnictwo 35, 69-79, 1993 г).

1841  Шестая выставка изделий отечественных мануфактур в Варшаве. Беккер и Раушер получают серебряную медаль.

Из Указателя выставки российских мануфактурных изделий. Москва. 1843.

 

1843  Седьмая (московская) выставка российских мануфактурных изделий. Беккер и Раушер получают золотую медаль.

Капсюльное ружьё Bekker & Rauscher a Varsovie. Фото: polenmuseum.ch

 

1845  Восьмая выставка в Варшаве. На ней, кроме Беккера и Раушера, было представлено оружие Яна Левиньского (Jan Lewiński) и Эгидиуса Коллетта (Egidius Collette), которому и достались все лавры. Про ружья Беккера и Раушера было сказано, что они «сияют от украшений и также превосходны…но они, в основном, из иностранного материала».

Для справки. 21 января 1848 года вышло Высочайше утверждённое положение о выставках изделий мануфактур, фабрик и заводов в С. Петербурге, Москве и Варшаве, согласно которому выставки должны были происходить через каждые четыре года на пятый: в 1849 году — в С. Петербурге, в 1853 году — в Москве, в 1857 году — в Варшаве и тд. С 1853 года Беккер и Раушер участия в выставках не принимали.

1853  Фридрих Раушер выходит из дела. Причина неизвестна.

5.04.1854  Юлиус Беккер, проживавший в Краковском предместье №391 покупает недвижимость №2850 у своего брата Карла Беккера с ипотекой части средств на три года. (Зигмунт Ягодзиньски. «Bekker i Rauscher»: warszawska spółka rusznikarska z pierwszej połowy XIX wieku : (przyczynek do dziejów rusznikarstwa warszawskiego). Muzealnictwo 35, 69-79, 1993 г).

Для справки. В XIX веке в Варшаве существовала нумерация объектов недвижимости в ипотечных книгах, которая применялась в официальных документах вместо адресов. № 391 соответствовал адресу: Краковское предместье 34, а № 2850 — адресу: Aleksandrya (пл. Святого Александра) 4.

Уведомление патентованной фабрики охотничьего оружия под фирмой С. et J. BEKKER из Варшавского календаря 1854 года (Józefa Unger Kalendarz Warszawski Popularno-Naukowy na Rok Zwyczajny 1854).

 

1854  Публикация уведомления патентованной фабрики охотничьего оружия под фирмой С. et J. BEKKER в «Варшавском календаре» (Józefa Unger Kalendarz Warszawski Popularno-Naukowy na Rok Zwyczajny 1854): «Нижеподписавшиеся имеют честь сообщить господам охотникам, что имеют значительный запас различных видов оружия, орудий, инструментов и аксессуаров для охоты по следующему списку: двустволки французских и английских моделей с объёмной и плоской декоративной отделкой золотом со стволами лучшего английского и французского дамаска. Пистолеты с инструментом в шкатулках из красного или другого дерева. Дорожные пистолеты с двумя и одним стволом. Короткоствольные пистолеты (krócica) различных размеров и калибров. Дробовики со стволами из различного дамаска разного калибра….Отобраны лучшие стволы как-то: Canon damas Turc, damas laminę, damas d’acier, damas lecler, damas Silver-Steel, fin damas, Canon a Ruban разных калибров от 12 до 24 разной длины…Чтобы ответить на доверие господ охотников, мы лично посетили самые лучшие оружейные производства в Лондоне, Бирмингеме, Париже, Сент-Этьене и Льеже, где заключили договоры…» C. et J. Bekker имели тот же адрес, что ранее был у Bekker & Rauscher и Юлиуса Беккера. Стоит предположить, что «C. & J. Bekker» — это Карл и Юлиус Беккеры.

Для справки. В 1854 году среди оружейников Варшавы, помимо Беккеров, числились Михаль Гиба (Michał Giba), Казимир Квитневски (Kazimierz Kwitniewski), Якоб Мровчински (Jacob Mrowczynski) и вдова Рак (Rak).

1863  За принадлежность к польской революционной партии «Czerwonych» (Красных) оружейный мастер, владелец оружейного производства в Варшаве Бертольд Беккер (Berthold Bekker) приговорён к поселению в Восточной Сибири.

Для справки. Бертольд Беккер умер в 1904 году; похоронен в Варшаве.

Из иллюстрированного календаря на 1873 год.

 

1872  В иллюстрированном календаре на 1873 год размещена информация об оружейной фабрике Кароля Беккера (Karol Bekker) в Варшаве по адресу: Краковское предместье 36 (ипотечный № 390). Один владелец, одна мастерская, три работника — 2 местных, 1 иностранец (Карл Беккер был гражданином Пруссии — прим. автора), объём производства 2500 рублей в год, оплата всех работников — 400 руб. в год, местных материалов перерабатывается на 1000 руб. в год, издержки производства — 600 руб. в год.

Ружьё C.& J. Bekker a Varsovie. Фото: popgun.ru

Реклама K. & J. Bekker. 1880 год.

 

1880  В рекламном объявлении «K. & J. Bekker» — поставщики Двора Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. Их фабрика оружия и патронов по адресу: Краковское предместье 38 (ипотечный номер 389) выпускала охотничьи ружья систем Лефоше и Ланкастера, а также патроны к ним разных калибров.

Из Указателя фабрик и заводов Европейской России с Царством Польским и Великим княжеством Финляндским П.А. Орлова. 1881 год.

 

1881  Статистический сборник «Указатель фабрик и заводов Европейской России с Царством Польским и Великим княжеством Финляндским» П.А. Орлова содержит сведения о К. и И. Беккерах из Варшавы, Краковское предместье, № 38,  которые занимались «выделкой огнестрельного оружия разного рода», имели 4-х работников и производили продукции на 20 тыс. рублей в год. Согласно тому же сборнику, Людвиг и Юлиан Беккеры из Варшавы, ул. Лешно, № 62, занимались «приготовлением патронов для охотничьих ружей», имели 31 работника и производили продукции на 24 тыс. рублей в год.

15.01.1882 Открытие Московского отделения компании «K. & J. Bekker».

Из справочной книги о лицах, получивших купеческие свидетельства на 1883 год в Москве.

 

1882  Владельцем магазина на Большой Лубянке числился Юлиус-Вильгельм Бекер, 30 лет (1853 г.р.), состоявший в купечестве (купец 2-й гильдии) с 1883 года.

 

Реклама C. et J. Bekker в газете Tydzien. 1883 год.

 

1883  В рекламном объявлении Беккеры называют себя «Поставщиками Высочайшего Двора и Короля бельгийцев». Предлагаются гильзы для охотничьих ружей систем Лефоше и Ланкастера, револьверные патроны, казнозарядные двустволки системы Ланкастера 12 кал. и больше, капсюльные двустволки 28 кал. и больше, а также револьверы, включая армейские. При этом, помимо адреса в Краковском предместье 38, указывается адрес магазина в Москве на Большой Лубянке в доме Бауэра. Торговые марки (знаки) на гильзах: К и Ю БЕККЕРЪ ВАРШАВА, а также ВВ.

1883 Отвечая на обвинения русских охотников в снижении качества, Беккеры прислали письмо в редакцию «Природы и охоты» (№6 за 1883 год), в котором, в частности, говорилось: «Фабрика наша прежде помещалась в Краковском предместье, где все наши мастеровые занимались вместе; в последнее время, продав дом, мы принялись приготовлять ружья по способу, всеобще принятому за границею — через мастеровых и оружейников, занимающихся каждый в своей квартире…» По поводу патронов (гильз) Беккеров на страницах «Природы и охоты» высказался барон П.Г. Черкасов:«Нынешнею зимою у доброго знакомого, у которого я впервые познакомился с красными Беккеровскими патронами, запас их пришел к концу и он выписал их вновь от Онезорге. У новых патронов клеймо оказалось уже другое: двуглавый орел, К. и Ю. Беккеръ Аг 12 Варшава. Медное донышко имело гораздо менее опрятный вид, чем у прежних красных патронов…В апреле (числа 15-го) я получил, из Москвы, от Гинкеля центральное ружье с патронами и проч. принадлежностями, выписанное для одного знакомого. Я просил Гинкеля выслать красные патроны, но получил зеленые. В письме, сопровождающим посылку, Гинкель пишет, что красных патронов у Беккера не нашлось и что посылает он зеленые той же доброты. Клеймо у этих патронов оказалось тоже, что у красных—нового выпуска, картона, по внешнему виду хуже, чем у прежних, зелёных патронов. Работа медной чашки, особенно самого донышка, гораздо хуже, чем в прежних патронах с меткою «Вв. № 12 три звёздочки». Начал я пристреливать ружье одною парою патронов, которые и выдержали, не лопаясь: один 6 выстрелов, другой — 8. Но зато газы прорывались вовнутрь пистона в такой степени, что обрез накладки после каждого выстрела оказывался совершенно закопченным, несмотря на то, что я каждый раз вытирал его дочиста. И что хуже всего, это то, что, как показал последующий опыт, в редком патроне не было прорыва газов…» Хотя «беккеровские» гильзы выдерживали большее количество выстрелов по сравнению с английскими «элеевскими», их главным недостатком являлся прорыв газов вокруг капсюля. Автор заметки пишет: «..Но с чем я никак не могу согласиться, это с тем, что цены на их патроны, якобы, очень умеренные. Они умеренны в сравнении с тем, что стоят Элеевские патроны у нас. Да ведь сами же г-да Беккер считают пошлину и транспорт по 2 р. 25 коп. на сотню! Вот если бы патроны их продавались за сотню по 3 р. 50 к. минус 2 р. 25 к., (т. е. пошлину и транспорт) =1 р. 25 к., тогда бы конечно все из нас могли полное право сказать: «Да, у нас есть свои недорогие и хорошие патроны!»

1884  Создание фирмы и фабрики бумажных охотничьих гильз и револьверных патронов «Union».

Ружьё С.& J. Bekker.

 

1885  Юлиус-Вильгельм Бекер проживал на Петровке в доме Рудакова, там же находился магазин.

1885 «Охотничий календарь» Л.П. Сабанеева: «Гильзы бывшей фирмы К. и Ю. Беккер, ныне «Union», в Варшаве (Новый свет, № 43). По-прежнему новая фирма выделывает гильзы двух сортов: 1-го сорта — зеленые и красные и 2-го сорта — серые, все под малый пистон Элея. Гильзы эти отличаются от элеевских удобством перемены пистонов, не требующей никаких машинок, кроме простой твердой палочки или навойника от цилиндра Барклая, так как, подобно бахмановским, имеют наковальню с хвостиком, выступающим из котелка. Бумага, употребляемая для этих гильз, превосходит прочностью и элеевскую, и бахмановскую; медные чашечки сделаны, однако, из менее толстой латуни, чем у элеевских патронов, и не так прочны; котелки же сделаны не совсем точно, почему часто замечается прорыв газов вокруг пистона. Кроме того, калибровка пистонов недостаточно одинакова. Все эти недостатки, однако, легко устранимы». О рикаперах: «Эти палочки прилагаются бесплатно к каждой сотне беккеровских патронов…» О ружьях Беккера: …«беккерувки» давно утратили прежнюю славу, и большинство охотников-поляков охотятся с немецкими и бельгийскими ружьями…»

1886  Купец 2-й гильдии Юлиус-Вильгельм Бекер проживал в доме Никитина в Леонтьевском переулке, там же находился магазин.

Из Указателя фабрик и заводов европейской России и царства Польского П.А. Орлова. 1887 год.

 

9.03.1887  Кончина Карла Августа Беккера в Варшаве.

1887  Никаких записей о Юлиусе-Вильгельме Бекере в справочных книгах московского купечества не наблюдается. Фирма «K. & J. Bekker» среди российских производителей не числится. Указатель фабрик и заводов Европейской России и Царства Польского П.А. Орлова содержит информацию о патронной фабрике Людвика (Людвига) Беккера в Варшаве на ул. Лешно, № 62, которая 21 работником и одной паровой машиной в 6 л.с. производила до 1 млн. патронов в год на сумму 30 тыс. рублей.

Объявление в газете Tydzien. 9 (21) апреля 1889 г.

 

1889  Торговый дом «K. & J. Bekker» Людвика Беккера признан банкротом. 9 (21) апреля 1889 года от имени адвоката, представлявшего интересы синдиката кредиторов, в газете Tydzien было размещено объявление о распродаже имущества торгового дома  по адресу: Краковское предместье 40. Такое же объявление вышло в газете Kraj от 14 (26) и 21 (3) апреля 1889 года.

 

Объявление в газете Słowо. 1890 год.

 

1890 В газете Słowо размещено объявление фабрики оружия, охотничьих патронов и принадлежностей С. & J. Bekker & Co по адресу: Краковское предместье 40, поставщиков Высочайшего Двора и Короля бельгийцев.

Объявление в Охотничьей газете. 1890 год.

 

1890 Практически во всех оружейных изданиях России и в каждом номере «Охотничьей газеты» выходит объявление о том, что фабрика К. и Ю. Беккер, поставщик Высочайшего Двора, находящаяся по адресу: ул. Новый Свет 43, вновь изготовляет ружейные патроны.

Маркировка патронов 12 кал. К и Ю БЕККЕРЪ (слева) и UNION.

Реклама фабрики «Union». 1891 год.

Улица Лешно. Начало XX века.

Дом на улице Новый Свет 43.

 

1891  В различных изданиях появляется реклама фабрики «Union». Указаны два адреса: Новый Свет 43 и Лешно 68 и две фирмы  C. & J. Bekker и Union В.В. Bekker.

Для справки. Путеводитель по Варшаве 1863 года описывает улицу Лешно (Leszno) следующим образом: «…Застроена многоквартирными домами…это тихая и спокойная улица…» На этой улице традиционно селились немцы-протестанты. Здание на улице Новый Свет (Nowy Świat) 43 в восьмидесятых годах XIX века было поднято на один этаж, а также получило исторический декор фасада и чугунные балконы. В конце XIX века в здании размещались фортепианная фабрика Александра Янишевского и фабрика огнестрельного оружия и револьверов Юлиана Стапфа (Julian Stapf).

1896 На Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде фабрика охотничьих гильз и пистолетных патронов «Унион» под  фирмой  Ф. Годыщский-Цвирко и Ко получила бронзовую медаль.

1898  Ивашенцов А.П. Охота и спорт. «Фирма Е. и Ю. Беккеръ въ Варшаве, ныне «Union», пo прежнему — выделываетъ гильзы центральныя и Лефоше двухъ сортовъ: 1-го сорта зеленыя и красныя, и 2-го сорта серыя. Все гильзы делаются подъ малый пистонъ бр. Элей, калибровъ: 8, 10, 12, 14, 16, 20, 24 и 28, длиною въ 65, 70, 76; и 80 мм. Бумага, употребляемая для этихъ гильз, хороша, медь патронныхъ доньевъ, хотя и уступаетъ въ отчетливости работы и прочности Элеевской, но все-таки достаточно толста и прочна, котелки же сделаны не совсемъ точно, благодаря чему часто случается прорывъ газовъ вокругъ пистона. Кроме того, калибровка гильзъ очень плоха. Во всякомъ случае, фабрика гильз имеетъ полную возможность изготовлять гильзы, способныя выдерживать конкурренцию Элеевскихъ и Бахмановскихъ, въ особенности теперь, когда она выпустила въ продажу гильзы для бездымнаго пороха съ закрытымъ французскнмъ пистономъ, но для этого необходимо, во 1-хъ, обратить самое строгое внимание на калибровку гильзъ и на отделку котелка н, во 2-хъ, делать гильзы не только съ высокимъ внутреннимъ металлическимъ укреплениемъ, какъ теперь, но и съ низенькимъ, что необходимо при употреблении малодымнаго пороха, котораго на зарядъ идетъ мало, а при высокой укрепляющей обложке пыжъ можетъ въ нее упереться и не дойти до пороха. Гильзы Union съ обыкновеннымъ пистономъ имеютъ наковальни съ хвостикомъ, выступающимъ, какъ и въ Бахмановскихъ, изъ котелка внутрь гильзы».

1899  В капитальном справочнике А.С. Суворина «Вся Россия» по адресу: Варшава, Новый Свет 43 числится производство зонтиков, а по адресу: Лешно 68 — толевое производство. Фабрика «Унион» (гильзы) Влад. Годвицкого и Цвирко & Ко по адресу: Промысловая 36 находится в разделе «Медные изделия».

 

Вместо послесловия к части I.

 

Настоящими оружейниками, судя по всему, были Карл Беккер и, возможно, его младший брат Юлиус Эдуард, о судьбе которого ничего неизвестно. В российских музейных и частных коллекциях находится немало оружия с надписями Becker et Rauscher и С.& J. Bekker. Среди него встречаются предметы как высочайшего качества и уровня отделки, так и массовые образцы, не имеющие особой ценности. Всё, что мне довелось увидеть, имело льежские клейма. К 1883 году на закате своей деятельности Карл Беккер перешёл на фабрикацию с использованием труда надомников, что ничего не меняло с точки зрения технологии производства и использования комплектации сторонних производителей. Перипетии патронного производства имели отношение к следующему поколению: Бертольду, Людвигу и Юлиусу-Вильгельму Беккер, но я не стал бы их относить к заметным фигурам польского и прусского оружейного дела XIX века, коими были представители старшего поколения семьи.

 

Оружейники Старой Риги. Gunmakers of the Old Riga.

Рудольф Ширант (Rūdolfs Šīrants, 1910 — 1985).

 

В 2001 году в дополнение к книге «Коллекция оружия музея истории Риги и мореплавания» (1971), составленной ныне покойным Рудольфом Ширантом (Rūdolfs Šīrants), хранителем коллекции, уникальным знатоком истории Риги, вышла небольшая статья Алексиса Антейнса «Встреча с огнестрельным оружием ручной работы рижских мастеров». Автор статьи попытался расширить список оружейников Риги. В его интерпретации он вырос до 11 человек: J. Barthelmes, Th. Braun, K.W. Härtung, K.F. Heyde, I.C. Heinze, Kölbel, G. Morgenroth, J. Nicklas, J.J. Zimmermann, Marcus Rauch и Wenzel Fischer. Уточню, магазин Теодора Брауна (Theodor Braun) в 1873 году находился в Старой Риге на Scharrenstrasse (Skārņu iela) 21, а последние упоминания о Heyde относятся к середине XIX века. Кроме того, в «Описи собрания оружия графа С.Д. Шереметева» Э. Ленца на стр. 175 под номерами с 1124 по 1127 имеется описание двух пар пистолетов J.G. Morgentoth a Riga. В 30-х годах вместе с коллекцией Шереметева из Фонтанного дома они были переданы в Эрмитаж. В книге «Старинное огнестрельное оружие в собрании Эрмитажа» Л.И. Тарасюка под номером 439 имеется описание двустволки с капсюльными замками Моргенрота, но не из Риги, а из Гернроде (Германия). Рижского Моргенрота звали Иоганн Георг (Johann Georg Morgenroth), известен он был с 1750 года, умер в 1780-м. У коллеги Антейнса в статье приведён снимок капсюльного ружья G. Morgenroth в «соавторстве» с K.W. Härtung. В 1811 году кузнец Karl Wilhelm Härtung сочетался браком с Christina Eleonora Riegen. Вполне возможно, что это тот самый K.W. Härtung, который, по предположению г-на Антейнса, изготовил ствол этого ружья. Не думаю, что Аксаков и Патфайндер имели ввиду рижского носителя известной «оружейной» фамилии, когда хвалили ружья Моргенрота. Скорее всего, речь шла об оружии знаменитого семейства оружейников из Гернроде.

Получилось так, что в списке г-на Антейнса оказались оружейники от XVII (Marcus Rauch) до XX ( J. Nicklas) века. Прямо скажем, 11 человек за три столетия — не густо. Добавлю и я несколько фамилий. K.R. Wischmann (Klosterstrasse  — Klostera iela, 95), упоминавшийся в адресном справочнике 1846 года, Friedrich Leopold Nigand, который в 1854 году сочетался законным браком с петербурженкой Еленой Антоновной Романовской, Jakob Knothe, проживавший в Риге на Schlossstrasse (Pils iela) 19 и в 1876 году обвенчавшийся с Ольгой Кнопхен (Olga Barbara Amalija Knopchen) и Johann Werner Weiss, о котором написала Rigaische Stadtblätter в 1883 году. Между тем, для большинства это — «предания старины глубокой». Поэтому кратко расскажу о тех фамилиях, которые упоминались всеми, кто так или иначе касался темы оружейников Лифляндии XIX-XX веков.

Где-то здесь на углу Skārņu и Grēcinieku напротив лютеранской церкви Св. Иоганна находился магазин и мастерская Бартелмеса. Этот квартал Старой Риги хоть и пострадал в годы войны, но полностью разрушен не был.

 

 

Ружья Юлиуса Бартелмеса. Фото: guns.ru

 

Всё, что сегодня известно о Бартелмесе (именно так читается эта немецкая фамилия), может уложиться в несколько предложений. Юлиус Аделберт Бартелмес (Julius Adelbert Barthelmes) родился 27 мая 1838 года в Целла Санкт Блазии (Zella St. Blasii, с 1919 года Zella-Mehlis), Тюрингия в семье потомственных оружейников. Газета Rigaische Stadtblätter сообщила, что 27 апреля 1875 года в честь основания Рижского стрелкового клуба награды получили пять господ, в числе которых был г-н Ю. Бартелмес. В сентябре 1876 Юлиус Бартелмес женился на Александре Марии Буттлер, родившейся 23 октября 1859 года в Санкт-Петербурге. Венчание состоялось в лютеранской церкви Св. Мартина (Martinkirche) в Риге. 1 июня 1895 та же газета сообщила о похоронах оружейника Юлиуса Бартелмеса, умершего в возрасте 56 лет. В справочнике рижских фирм 1883 года магазин Бартелмеса числился по адресу: Scharrenstrasse (Skārņu iela) 21, там же, где в 1873 году находился магазин Теодора Брауна. В течение 9 лет в мастерской при магазине работал Иоганн Георг Фридрих Эппингер (Johann Georg Friedrich Eppinger). После смерти Бартелмеса Эппингер перешёл в магазин В.В. Лежена на Grosse Sandstrasse 20 (сегодня Smilšu 14). Л. П. Сабанеев в «Охотничьем календаре» написал: «В Риге славится ружейный мастер Бартельмейс, считающийся специалистом по работе нарезного оружия. Действительно, по словам охотников, видевших его целевые винтовки, они по работе и точности боя не оставляют желать ничего лучшего, но стоимостью не уступают иностранным». Всё, что я когда-то видел с именем Barthelmes, явно имело немецкие корни, что неудивительно, учитывая происхождение и родственные связи самого Юлиуса Аделберта Бартелмеса.

Стенд И. Никласа на выставке в честь 700-летия основания Риги. 1901 год.

Реклама И. Никласа. Конец XIX века.

 

По данным коллеги из Германии, Иоганн Никлас (Johann Nicklas) родился в 1834 году (эта информация требует проверки и уточнения). В уже упоминавшемся справочнике рижских фирм 1883 года сведений о нём нет. Между тем, в своей рекламе он утверждал, что его фирма существует с 1875 года. Его первый магазин находился на Marstallstrasse (Mārstaļu iela) 18. В 1901 году Никлас принял участие в выставке, посвящённой 700-летию основания Риги. В выставочном каталоге написано: «Охотничьи и элитные ружья и их комплектующие. Для украшения: рог и охотничья гравюра. Торговая часть расположена в Старой Риге. И. Никлас, мастер-оружейник, Рига, Marstallstrasse 18. Основание: 1875. 12 работников. Подданство: Германия».

Магазины Никласа в Риге (слева) и Митаве (Елгаве).

Интерьер магазина Никласа в Риге.

 

Между 1908 и 1910 годами магазин и мастерская переехали на Grosse Sandstrasse (Lielā Smilšu iela, она же Большая Песочная) 9. Кроме этого, был открыт магазин в Митаве (Елгава) по адресу: Колонадная 11. К сожалению, этой улицы, как и Митавской колоннады больше нет. В августе 1944 года город был разрушен. Мало кто знает об этой трагедии и о салюте в Москве в честь взятия Елгавы в тот момент, когда  гитлеровцы наносили контрудар, вернувший город немцам, и о гибели тысяч советских воинов. Послевоенная реконструкция полностью уничтожила уцелевшие остатки исторической части города. Здание в Старой Риге на Песочной улице 9 по соседству с биржей, где находился магазин Никласа, тоже не сохранилось.

Мастерская при магазине Никласа.

Реклама J. Niklas на латышском языке.

 

В своей рекламе Никлас называл себя «Первой в Латвии большой мастерской по изготовлению оружия с использованием мощности электродвигателя». Как было уже сказано, у него работало 12 человек. Возможности подобных мастерских хорошо известны. Это сборка оружия с использованием полностью или частично готовых деталей, осадка, отделка, подгонка под параметры клиента, ремонт, установка оптики, пристрелка и тд. Согласно прейскурантам, ассортимент оружия и охотничьих аксессуаров, которое предлагал Никлас, был весьма широким с  преобладанием бельгийских и немецких образцов, и в этом не уступал любому европейскому оружейному магазину.

Ружьё, собранное в мастерской Никласа.

 

 

Существует множество ружей J.P. Sauer & Sohn с надписью «J. Nicklas Riga» на стволах.  Фото: morphyauctions.com и shotgunworld.com

 

Магазин на Большой Песочной 9 просуществовал до присоединения Латвии в 1940 году. В нескольких сообщениях в Rigaische Stadtblätter  фигурирует оружейник Карл Никлас. 16.09.1901 Büchsenschmied (ружейный мастер) Карл Никлас был вторым на соревнованиях в Рижском стрелковом клубе. Такой же результат он показал 1.10.1906. Карл Никлас назван владельцем магазина на Б. Песчаной 9 в справочнике торговых и промышленных фирм Латвии конца 30-х годов. Возможно, Карл — брат или сын Иоганна Никласа, скончавшегося (по непроверенным данным) в 1909 году в возрасте 75 лет. 4.01.1930 году в газете Rigasche Rundschau было опубликовано объявление, что по адресу: Большая Песочная 9 семья Никлас организует современные танцы для приватного круга лиц. 24.12.1932 года от имени немецкого охотничьего союза в той же газете сообщалось, что Новогодняя ёлка для членов союза и их семей состоится 30 декабря в оружейном магазине Никласов. Поскольку сведений о рождении кого-то из Никласов в Лифляндии (впрочем, как и о захоронении) обнаружить не удалось, осмелюсь предположить, что это были «экспаты», в своё время прибывшие, как и Бартелмес, из Германии.

Рига, Smilšu iela 14 (бывшая Grosse Sandstrasse — Большая Песочная, 20).

Рекламное объявление магазина В.В. Лежена. 1895 год.

 

В Старой Риге находился ещё один оружейный магазин. До наших дней сохранилось здание по адресу: Smilšu iela (Песочная улица), 14. В конце XIX века этот адрес был другим: Grosse Sandstrasse (Большая Песочная), 20. В этом здании располагался магазин и мастерская филиала петербургского торгового дома «В.В. Лежен». Его реклама появилась в рижских изданиях около 1895 года. Торговый дом «В.В. Лежен» прекратил своё существование в 1905 году. Похоже, магазин в Риге закрылся раньше.

Вход в Гагенсбергский парк. Угол нынешних улиц Slokas и Kalnciema. Начало XX века. Фото: forum.myriga.info

 

Помимо Rigaer Schützenverein — Рижского стрелкового клуба, до Первой мировой войны в Риге существовало стрелковое общество «Hagensberger Schützengesellschaft» с тиром в Гагенсбергском парке (отсюда название самого общества). В 1908 году здесь состоялась призовая стрельба чемпионата Риги. В связи с эти событием, упоминались: J. Nicklas (Marstallstraße 18), J. Eppinger & Co (Große Sandstraße 25), A. Leutner & Co (Theater Boulevard 7) и A. Schmidt (Marstallstraße 14). J. Eppinger & Co — компания  Иоганна Эппингера (Johann Georg Friedrich Eppinger) — бывшего работника Бартелмеса и Лежена

Латвийские справочники 20-30-х годов по разделу «Оружие» содержат информацию о фирмах «Afeldts & Zitmans» (Рига, ул.Marijas 15), «Latv. Eksports A/S» (Рига, ул. Kr. Barona  20/22 и Terbatas 7/9) и частниках: С. Антипов (Рига, ул. Kaļķu 36), З. Бригадерс (Z. Brigaders, Рига, бул. Aspazijas 11), К. Никлас (Рига, ул. L.Smilšu 9), В. Лапшинский (Рига, бул. Basteja 8), Р. Пицкен (R. Pitcken, Рига, ул. Brēmešu 5). Всё вышеперечисленное относилось к торговым предприятиям. По большому счёту, в Риге, да и на всей территории бывшей Лифляндии существовали только два крупных производителя, имевшие непосредственное отношение к ручному огнестрельному оружию: Рижский пистонный и патронный завод, а также фабрика Лейтнера.

Реклама «Пистонного и патронного завода бывший Селлие и Белло в Риге». 1895 год.

Экспозиция «Пистонного и патронного завода бывший Селлие и Белло в Риге» на выставке в честь 700-летия основания Риги. 1901 год.

 

В 1879 году на тогдашней окраине Риги в имении Крузенгоф купец Иоганн Эдуард Мартынов (Johann Eduard Martinoff) построил «пистонную» фабрику с 25 ручными машинами и 50 работниками. Выпускались капсюли, шпилечные патроны, картонные гильзы для охотничьего оружия и тд. Мартынов решил заняться производством, поскольку имел магазин в Старой Риге на Sünderstrasse (Grēcinieku) 3, торговавший охотничьим оружием и припасами к нему. В 1883 году фабрика перешла в руки акционерного общества, учреждённого в 1873 году в Праге вместо знаменитой фирмы Sellier & Bellot. Рижская фабрика стала называться «Пистонный и патронный завод бывший Селлие и Белло в Риге». Директором был назначен О. Брокмейер. К 1909 году на заводе трудилось около 200 человек, работу оборудования обеспечивали 2 паровых и 3 электрических двигателя. Имелись представители и склады практически во всех крупных городах Империи. Перед первой мировой войной выпускалось около 6 млн. патронов Флобера, а также около 5 млн. револьверных и пистолетных патронов. Завод являлся официальным поставщиком револьверных патронов для Главного артиллерийского управления, Главного управления почт и телеграфов, Департамента полиции, Главного тюремного управления и Лесного департамента Империи. В годы Первой мировой войны оборудование завода было эвакуировано (куда — выяснить пока не удалось). В начале 20-х годов под руководством военного инженера Нелманиса (Nelmanis) производство было восстановлено и оснащёно современным автоматизированным оборудованием. В дополнение к старой номенклатуре выпускались боевые патроны  калибров 7,92х57 и .303. В 1937 году завод выкупило государственное предприятие «Vairogs» (Щит — лат.), созданное на базе практически обанкротившегося вагоностроительного завода. После присоединения Латвии к СССР в 1940 году началось производство патронов для винтовки Мосина. С началом Великой отечественной войны завод был эвакуирован в Свердловск. После освобождения Риги в 1944 году оборудование было возвращено обратно, и производство патронов продолжалось до 1946 года.

Брошенное здание заводоуправления на ул. Kalnciema 96 (справа).

 

Сегодня от «Пистонного и патронного завода бывший Селлие и Белло в Риге» осталось только брошенное административное здание  на нынешней улице Kalnciema 96 по пути в Юрмалу. Уцелел также дом в Старой Риге по адресу Sünderstrasse (сегодня — Grēcinieku) 3, в котором когда-то находился магазин  Иоганна Эдуарда Мартынова.

Реклама велосипедной фабрики Александра Лейтнера в Риге.

 

Считается, что единственным предприятием в Лифляндии, которое выпускало ручное огнестрельное оружие промышленным способом, была фабрика Александра Александровича Лейтнера. Она была открыта в 1886 году в Риге и являлась самым большим производителем велосипедов в Российской Империи. Исключительно удачное в коммерческом плане предприятие планомерно развивалось. В 1906 году, помимо велосипедов со ступицей свободного хода и разнообразных велосипедных деталей, там собирались (частью из европейских комплектующих) мотоциклетки, автомобили, моторные лодки, выпускались детские коляски, металлические трости, велосипедные и охотничьи принадлежности. Реклама предлагала охотничье оружие, револьверы и пистолеты с «гарантированной точностью выстрела», для производства которых был создан специальный «дивизион В». В 1915 году завод был эвакуирован в Харьков. В 1923 году бывшие рижские заводы Лейтнера и Блейхерта были объединены в предприятие, ставшее впоследствии Харьковским велосипедным заводом. Многие помнят «неубиваемый» велосипед «Украина», который практически не отличался от дореволюционного велосипеда Лейтнера под маркой «Россия». Что касается оружия фабрики Лейтнера, то за многие годы целенаправленных поисков не удалось увидеть ни одного экземпляра. Лейтнер долгое время обучался в Европе и знал, что некоторые крупные оружейные компании: Манюфранс, Национальная фабрика оружия, Зимсон — выпускают велосипеды и другие транспортные средства. Велосипеды также выпускала Birmingham Small Arms Company (BSA), в которой Лейтнер некоторое время проработал. Можно выдвигать любые версии, но мне лично кажется, что, возможно, были планы, были какие-то образцы, но серийное производство не началось, а рекламные объявления размещались, чтобы оценить спрос. Большая часть комплекса зданий фабрики Лейтнера в Риге на ул.Brīvības 137 сохранилась до наших дней.

Заканчивая этот краткий и поверхностный обзор, замечу, что не очень понимаю своих латвийских коллег, которые, спустя столько лет после смерти Рудольфа Ширанта, не заинтересовались рижскими оружейниками и не раскрыли тему должным образом. Почти все оружейники бывшей Лифляндии были немцами — «экспатами». Ни в этом ли причина?

 

 

МИФЫ РОССИЙСКОГО ОРУЖИЕВЕДЕНИЯ. Три кольца Круппа. Three rings of Krupp.

 

В качестве вступления приведу выдержку из своей собственной статьи:«Появление «специальной стали» Круппа («три кольца») сопровождалось публикациями результатов всевозможных испытаний, доказывающих её превосходство над другими ствольными материалами. Несмотря на то, что на некорректность этих испытаний обращали внимание его современники, С.А. Бутурлин, опираясь только на публикации в иностранной печати, начал пропагандировать достоинства крупповской стали. При этом, веря рекламе, он думал, что «специальная сталь» эксклюзивно поставляется на J.P. Sauer & Sohn, а Мацка безуспешно пытался там заказать стволы. В 1898 году Бутурлин получил информацию от представителя Круппа в Англии Августа Рейхвальда, что стволы из стали Круппа (гладкие) можно приобрести по цене 50 шиллингов (24 рубля) за пару и 70 шиллингов (30 рублей) — за спаянный блок (если покупалось менее дюжины, то цена увеличивалась на 10 шиллингов), после чего написал Мацке: «…реклама Зауэра — вздор». Мацка впоследствии по желанию клиентов иногда заказывал  ствольные блоки из «специальной стали» Круппа у Килби». Удивительно, со времён Бутурлина прошло целое столетие, но миф о «трёх кольцах» и крупповской стали всё ещё жив…

Надпись Special Gewehr-Lauf-Stahl Fried.Krupp ESSEN на стволах «парадокса» С.А. Бутурлина, законченного Ф.О. Мацкой в 1900 году.

Надпись Special Gun Barrel Steel (три кольца) Fried. Krupp — ESSEN -на ствольном блоке Килби, изготовленном дополнительно к ружью Ф. Мацки №177 в 1898 году.

 

Из  каталогов  компании J.P. Sauer & Sohn 1907 и 1912 годов: «Специальное примечание в качестве ответа на часто задаваемые вопросы. С тех пор как компания Fried. Krupp в Эссене производит «специальную сталь» для охотничьих стволов, эластичность которой при высоком давлении газов до сих пор превосходила любую другую ружейную сталь, и «по контракту» передала нам единственным право на обработку и утилизацию этой «благородной стали» при производстве охотничьих ружей, на них было название:

Spezial-Stahl или Prima Kruppscher Gewehrlaufstahl

Кроме компании Fried. Krupp-Essen, другие сталелитейные заводы, наверно, также производят сталь для оружейных стволов, к которой они или их клиенты добавляют обозначение «специальная сталь». Поэтому любой охотник, желающий получить ствол своего оружия из «благородной стали» компании Fried. Krupp-Essen, должен позаботиться о том, чтобы на таких стволах обязательно была надпись:

и фабричная марка Круппа (три кольца, см. изображение выше), которая может наноситься на стволы охотничьих ружей только нашей компанией. Другой Prima Kruppschen Gewehrlaufstahl не должно быть, потому что компания Fried. Krupp не поставляет, кроме нас, другим производителям охотничьего оружия лучших марок ружейной стали, чем: Krupp’s Guss-Stahl для пулевых стволов и Krupp’s Fluss-Stahl для дробовых стволов, поэтому название Prima Kruppscher Gewehrlaufstahl не должно применяться другими производителями для маркировки». В каталоге 1912 года последнее предложение «усилено»: применение названия Prima Kruppscher Gewehrlaufstahl другими производителями является «обманом».

Из каталога  1926 года компании J.P. Sauer & Sohn:«МАТЕРИАЛ ДЛЯ СТВОЛОВ. Для стволов наших ружей мы употребляем исключительно крупповскую «тигельную плавленую сталь», или крупповскую «специальную сталь для ружейных стволов», или крупповскую нержавеющую сталь марки «Nirosta». Стволы из тигельной плавленой стали имеют надпись:

FLUß-STAHL KRUPP-ESSEN

Стволы из специальной стали имеют надпись:

Стволы из нержавеющей стали «Nirosta»  имеют надпись:

Тогда как сталь марки «Nirosta» только теперь прокладывает себе путь своими выдающимися особенностями и представляет новейшее достижение, стволы из «тигельной плавленой стали» и «специальной стали для ружейных стволов» отличнейшим образом зарекомендовали себя в течении десятилетий. В связи с этим мы не изготавливаем стволы из какого-либо иного материала. Считаем нужным одновременно заметить, что фабричная марка Круппа, состоящая из трех соединенных колец, по договору с фирмой Круппа может применяться для «специальной стали для ружейных стволов» и для стали марки «Nirosta» исключительно нашей фирмой».

Из каталога 1940 года компании J.P. Sauer & Sohn: «Ствольный материал. Для стволов нашего оружия мы используем исключительно крупповскую тигельную ствольную сталь или крупповскую специальную сталь для ружейных стволов, а также инертную к ржавчине крупповскую сталь Inerso или нержавеющую крупповскую сталь Nirosta. На стволах есть надписи:

В то время как стали Krupp-Nirosta и Krupp-Inerso открывают новые возможности благодаря своим выдающимся свойствам, стальные стволы Krupp-Tiegelflußstahl и Krupp-Special-Gewehr-Laufstahl хорошо зарекомендовали себя на протяжении десятилетий. Поэтому мы не изготавливаем стволы из другого материала. На данный момент мы только хотим отметить, что обработка нержавеющей крупповской стали (Krupp-Inerso-Stahl и Krupp-Nirosta-Stahl) для пулевых и дробовых стволов в соответствии с контрактом с фирмой Krupp может производиться только нашей компанией». 

Завод Martinwerk VII в Бергеборбеке.

 

Итак, перед войной компания J.P. Sauer & Sohn использовала 4 марки крупповской стали: Fluss-Stahl (она же Krupp-Laufstahl), Spez(c)*ial-Gewehrlauf-Stahl, Nirosta и Inerso. Fluss-Stahl (Krupp-Laufstahl) использовалась для производства дробовых стволов. Из Special-Gewehrlauf-Stahl, а также Nirosta и Inerso могли изготавливаться и пулевые, и дробовые стволы. Замечу, что изначально качественная ствольная сталь была тигельной (Tiegelflußstah). Fluss-Stahl (она же Krupp-Laufstahl) таковой и осталась. Special-Gewehr-Laufstahl, вероятно и скорее всего, была мартеновской, и не только потому, что в каталоге она не упоминается, как Tiegelstahl. Есть определённые закономерности развития технологий. В этом смысле Германия не просто не отставала от других стран, напротив — она была впереди. В 1926 году немцы произвели 194600 тонн стали, из них тигельной — менее 1000 тонн (0,56%). Электросталь составила 4,9%,  мартеновская сталь (основной процесс) — 62%, мартеновская (кислый процесс) и конвертерная — 32,6%. Нержавеющая сталь выпускалась заводом Martinwerk VII в Бергеборбеке, входившим в состав металлургического комбината Круппа в Эссене — Gußstahlfabrik, Essen. Martinwerk означает «мартеновский завод». *(Не ясно, в чём смысл замены буквы z на с в словосочетании spezial stahl (специальная сталь). К верному, с точки зрения грамматики, написанию вернулись после Второй мировой войны).

Стволы Круппа на английском ружье.

 

Металлургические компании Cockerill (Бельгия) и Armstrong-Whitworth (Англия) поставляли производителям так называемые «сырые» стволы (трубки) с соответствующей геометрией снаружи и отверстием диаметром, близким будущему калибру. Не думаю, что Крупп в этом смысле был исключением и поставлял поковки, которые где-то ещё обтачивались и сверлились. На фотографии (вверху) показано английское ружьё с крупповскими стволами и надписью GUSSSTAHL KRUPP ESSEN, нанесённой промышленным способом. Если бы стволы были выполнены из какой-нибудь «заготовки», то эта надпись, естественно, не сохранилась. В Зуле перед войной было несколько ствольных «фабрик». Две самые большие порознь принадлежали братьям Келберам (Wilhelm Kelber, клеймо WK  и Louis Kelber, клеймо LK). Слово «фабрика» взято в кавычки, поскольку это были небольшие предприятия, при нацистах встроенные в технологическую цепочку производства короткоствольного оружия. Клейма WK и LK можно увидеть, например, на стволах охотничьих ружей Sauer или Merkel. Могли ли на Зауэре или у Келберов заниматься изготовлением дробовых стволов методом глубокого сверления поковок? Думаю, могли. Занимались ли? Серийно вряд ли, поскольку это было дорого, а ружья Зауэр в массе своей были дешёвыми. Действительно крупное ствольное производство представляла собой фабрика Gustloff-Rennsteigwerk рядом со Шмидефельдом, построенная в 1937-1938 годах. Не думаю, что предприятие, специально созданное для выпуска пулемётных стволов c использованием самых современных технологий, занималось ещё и дробовыми стволами.

«Три кольца» не являлись маркой ружейной (ствольной) стали. Таблички с вагона и тепловоза (справа), выпущенных концерном Круппа.

Надпись Special Gewehr Lauf Stahl Fried. Krupp ESSEN вокруг «трёх колец» на стволах ружья J.P. Sauer & Sohn № 80913.

Надписи GUSS STAHL и  GUSS-ST на одном из стволов (второй — дамасковый)  ружья Зауэр № 19130. Фото:  morphyauctions.com

 

Из прейскуранта магазина А.В. Тарнопольского на 1900 год.

 

9 декабря 1875 года торговая марка в виде трёх пересекающихся колец была зарегистрирована фирмой Fried. Krupp из Эссена для своей стали и железа, а также товаров из этих материалов. «Три кольца» символизировали стальные бандажи железнодорожных колёс. Если верить каталогам, то по соглашению с Круппом марка «три кольца» наносилась на стволы ружей Зауэр, изготовленные из Special-Gewehrlauf-Stahl, а впоследствии — из Nirosta и Inerso. Петер Арфман, директор Waffenmuseum Suhl — оружейного музея Зуля, в своей книге о компании Зауэр утверждает, что соглашение было заключено в 1893 году. Из этого вовсе не следует, что с этого момента компания J.P. Sauer & Sohn использовала только стальные стволы. В 1900 году русские оружейные магазины, наряду со стволами из «специальной стали» Круппа, предлагали двустволки Зауэр с дамасковыми стволами. Что касается «эксклюзивности» поставок на Зауэр стволов из «специальной» стали под маркой «три кольца», то, судя по примеру, приведённому в начале статьи, в соглашении, возможно, были исключения, или же сотрудники Круппа иногда игнорировали договорённости. Думаю, что трубки из «специальной» стали могли поставляться прочим производителям под другим названием. Например, на довоенных экспортных ружьях FR. WILH. HEYM можно увидеть надпись «Grade 4A. Krupp Fluid Steel Barrel».

Надпись на стволах штуцера Зауэр №  13665 “Prima Krupp Stahl”. Фото:morphyauctions.com

Надписи на стволах со словами Prima и Krupp.

Страница из каталога Beretta на 1939 год.

 

Prima в переводе с немецкого — первоклассная. Если верить каталогам Зауэр, с момента начала своего производства специальная сталь (Spezial-Stahl) для оружейных стволов сопровождалась надписями на стволах, включавшими это слово. Кроме стволов ружей Зауэр, существует множество других, на которых соседствуют «Prima» и «Krupp» в разных комбинациях (фото вверху). Не думаю, что все они являются «обманом», как об этом написано в каталоге. В некоторых случаях слово Prima сопровождало марку Fluss Stahl, а кто-то действительно жульничал. Вполне можно допустить, что за названием Prima Gewehr Lauf Stahl могла скрываться «специальная сталь». В пользу этого предположения говорит, например, страница из каталога компании Beretta, где в описании указана Prima…(tipo 3 anelli), что в переводе на русский означает «типа 3 кольца». Между тем, на стволах чётко читается SPECIAL GEWEHRLAUF STAHL (фото вверху).

Фридрих Альфред Крупп (1854-1902), Густав Крупп фон Болен и Гальбах (1870-1950) и Альфрид фон Болен и Гальбах (1907-1967)

 

При всём обилии информации о семействе Крупп, об истории производства ружейных стволов из крупповской стали практически ничего неизвестно. Переписка по этому вопросу с ALFRIED KRUPP VON BOHLEN UND HALBACH-STIFTUNG HISTORISCHES ARCHIV KRUPP (исторический архив Круппа фонда Альфрида Круппа фон Болен и Гальбах) новых фактов или документов не принесла. Тем не менее, картину до 1925 года удалось восстановить.

Панорама Gußstahlfabrik — гигантского комбината Круппа в Эссене.

 

Первое свидетельство интереса Круппа к стволам из стали относится к 1836 году. Примерно в это время Герман Крупп написал из Мюнхена своему брату Альфреду, что его знакомый торговец оружием хотел бы заказать пару стволов из литой стали, изготовленных также, как делают железные стволы, а именно: плоскую кованую пластину свернуть в трубку, чтобы продольные края могли быть сварены вместе. Заказ не был выполнен, поскольку у Альфреда Круппа не оказалось инструмента для расточки стволов. В 1840 году в прусскую армию поступили первые винтовки Дрейзе. Бесшовные стальные трубки казались в связи с этим весьма перспективным товаром. Крупп оказался одним из первых, придумавших технологию, позволявшую получать из литой стали трубки отличного качества. Вот как он сам её описывал: «Вначале сквозь слиток стали пробивалось отверстие, затем слиток растягивали, проковывая его на холодном дорне. В полученное таким образом отверстие заливалась жидкая сталь. Ствол разогревался и вытягивался на наковальне, и пока он был ещё тёплый, сердечник вытаскивали. Наконец ствол заканчивали ковкой на холодном дорне». Весной 1844 года Крупп отправил два своих ствола военному министру Пруссии, сопроводив их письмом, в котором написал: «Мне удалось изготовить отливку из стали, наделенную качеством прочности, чистоты и пластичности в большей степени, чем любой другой металл». Военное министерство отказалось их проверять и отослало обратно, отметив, что они не могут быть использованы, поскольку существующие стволы винтовок отвечают всем требованиям. Тем не менее, в 1847 году Дрейзе заказал у Круппа стальные ствольные заготовки, поскольку в его винтовках дамасковые стволы часто не выдерживали. Стволы Дрейзе изготовил сам методом сверления. С начала 50-х годов все винтовки прусской армии стали оснащаться стальными стволами. Финансовый успех в данном случае обошёл Круппа стороной, так как его технология ковки оказалась сложнее и дороже, чем у конкурентов, изначально делавших ставку на глубокое сверление. Ружейные стволы мало интересовали Круппа. Он рассматривал их как эксперимент в действительно крупном деле, связанном с применением литой стали для изготовления пушечных стволов. (Посмотреть хронику 1908 года).

Фриц Астхёвер (Fritz Asthöwer) — «отец» крупповской ствольной стали.

 

Тема крупповской ружейной стали тесно связана с именем немецкого металлурга Фрица Астхёвера (Fritz Asthöwer). Он родился 21 декабря 1835 года в Кёльне. Учился в Берлине. Ещё до окончания учёбы был принят на работу в Sayner Hütte — прусский государственный металлургический завод. В 1857 году там же получил должность инженера. В 1859 году Астхёвер перешёл в компанию Falkenroth, Kocher & Co в Хаспе, которая имела доменную печь, а также пудлинговое и прокатное производство. Через год стал директором мастерских железной дороги Кёльн-Минден. В 1862 году вернулся на должность ассистента директора в компанию Falkenroth, Kocher & Co. В 1866 году Фриц Астхёвер переехал в Виттен, чтобы занять должность директора металлургического завода Steinhäuser Hütte, одним из первых в Германии успешно применившим бессемеровский процесс получения стали. В 1868 году началось строительство металлургического завода в Аннене. В 1870 году завод заработал, будучи собственностью компании Stein & Co во главе с Августом Штайном. Партнёрами Штайна были 4 человека, включая Фрица Астхёвера. В 1875 году Астхёвер переехал в Аннен и 5 мая приступил к работе в качестве технического директора. В сентябре 1876 года, после ухода Штайна, Астхёвер занял пост директора завода, который перешёл в собственность его компании Fritz Asthöwer & Co. Выпускался широкий спектр продукции, успех которой на выставке 1880 года в Дюссельдорфе привлёк внимание Альфреда Круппа и его сына Фридриха. Круппы начали переговоры о покупке завода. Сделка состоялась в ноябре 1886 года, а в 1887 году на Пасху Фриц Астхёвер перебрался в Эссен в качестве члена совета директоров компании Круппа. Его деятельность как металлурга и инженера трудно переоценить. Высококачественное стальное литьё, модернизация совместно с Siemens тигельного производства, внедрение мартеновского процесса, ввод в эксплуатацию в 1890 году штамповочного производства, оснащённого самыми мощными в мире прессами, приобретение  Grusonwerk и вся броневая тематика — во всём этом принимал участие Фриц Астхёвер. В ноябре 1896 года он вышел в отставку, но, находясь на пенсии, консультировал и помогал коллегам в деле развития верфей Круппа и доменного завода в Райнхаузене, который впоследствии стал Friedrich-Alfred-Hütte. Фриц Астхёвер оказался добрым ангелом для Эмиля Шкоды, которому оказал техническую помощь при строительстве металлургического завода Pilsener, открывшегося 21 августа 1886 года. Фриц Астхёвер присутствовал на открытии в качестве почётного гостя. Этот, по воспоминаниям современников, весёлый и жизнерадостный человек скончался 16 октября 1913 года.

Реклама завода в Аннене в качестве производителя известных марок крупповской ствольной стали. 1922 год. Внизу приписка: «Мы отмечаем, что штамп на готовых стволах должен иметь именно такую формулировку; любое отклонение выдает подделку».

 

Завод Krupp-Stahlwerk в Аннене.

 

С 1886 года производство крупповских ружейных стволов и стали для них было сосредоточено на заводе в Аннене, и это была сталь Фрица Астхёвера. Когда завод принадлежал ему, в числе прочей продукции он выпускал корабельные якоря. Думаю, поэтому на некоторых стволах надписи типа Prima…..Stahl сопровождает изображение перекрещенных якорей. В 1887 году на заводах Круппа под патронажем Астхёвера началось модернизация тигельного (совместно с Simens) и освоение мартеновского процесса. Эти инновации были также внедрены на заводе в Аннене. Данный факт подтверждает предположение, что «специальная» сталь для оружейных стволов могла стать результатом появления мартеновского процесса у Круппа. Экономические последствия Первой мировой войны и оккупация Францией Рура привели к кризису 1924-25 годов. Одной из мер по спасению бизнеса стало закрытие завода в Аннене в 1925 году и перенос производства в Эссен. На территории  закрытого завода расположилась электротехническая компания Wickmann Werke AG.

Завод Gußstahlfabrik, Essen до и после бомбардировок союзниками.

 

В 1929 году концерн Круппа включал в себя: сталелитейный завод в Эссене (Gußstahlfabrik, Essen), доменный завод в Рейнхаузене (Friedrich-Alfred-Hütte, Rheinhausen), завод Mülhofenerhütte в Энгерсе-на-Рейне (был закрыт в 1930 году), угольные шахты Helene, Amalie, Sälzer-Neuack и Hannover-Hannibul, завод Fried. Krupp Grusonwerk A.-G. в Буккау (Магдебург) и верфи Fried. Krupp Germaniawerft A.-G. в Киле. В Эссене был построен комбинат поистине циклопических размеров (для перемещения сотрудников по нему ходил трамвай), который объединял несколько заводов, имевших в своём составе прокатное, кузнечно-прессовое, металлообрабатывающее производство, а потом и машиностроительное. Выпускалась нержавеющая и обычная сталь, нелегированная и легированная, тигельная, электроплавленная, мартеновская и бессемеровская, во всех известных видах заготовок, для применения во всех отраслях. Выпускались специальные марки стали: конструкционные, буровые, быстрорежущие, инструментальные, магнитные (хромовая, вольфрамовая и кобальтовая), сталь  Izett, обладавшая высокой прочностью, устойчивостью к старению и высокой степенью защиты от выщелачивания (для паровых испарителей, котлов и теплообменников), а также стали для производства ружейных стволов и деталей оружия. В государственном архиве Тюрингии сохранилась переписка 1932-33 годов между компаниями Крупп и Зауэр по поводу поставки Krupp-Spezial-Stahl, Krupp-Spezial-Gewehrlaufstahl и Krupp-Inerso-Laufstahl. Можно предположить, что в 30-е годы Krupp-Spezial-Stahl и Krupp-Spezial-Gewehrlaufstahl были уже разными марками стали. Во время войны авиация союзников совершила 55 рейдов на завод. В результате треть из 1.5 кв. километров строений была полностью уничтожена и треть повреждена. После войны в основном сохранившиеся центральные заводы были демонтированы союзниками в качестве репараций. В результате сократилось больше производственных мощностей, чем было разрушено бомбардировками. К концу 1950 года две трети чугунолитейного завода было демонтировано, 60% разрушенных зданий и ещё 22 здания, использовавшихся в военных целях, были снесены. Был демонтирован и отправлен в СССР завод Martinwerk VII, выпускавший в том числе нержавеющую сталь, а его самый большой в мире на тот момент ковочный пресс достался Югославии. (Посмотреть хронику 1945 года)

Металлургический завод Friedrich-Alfred-Hütte. Фото: akg-images.de

 

До начала Первой мировой войны металлургический завод Friedrich-Alfred-Hütte в Рейнхаузене с 10 доменными печами производительностью 3400 тонн/час был крупнейшим в Европе. Выпускался чугун, сырая сталь, прокат и стальные детали. Friedrich-Alfred-Hütte занимал лидирующие позиции в производстве железнодорожных рельсов и шпунтованного листа. Во время войны бомбардировки повредили завод, но не уничтожили.  26 ноября 1945 года с разрешения английских оккупационных властей была раздута первая домна. В 1947 году завод был выделен из группы Круппа и исключён из списка репараций.

Завод Fried. Krupp Grusonwerk A.-G. в Магдебурге до и после бомбардировок союзниками.

 

Завод Grusonwerk в Магдебурге начинал как чугунолитейное и машиностроительное предприятие, а также как верфь на Эльбе. В 1869-1872 годах был построен новый завод. В 1887 году он начал производить литейную сталь. В 1893 году Крупп купил предприятие и превратил его в центр тяжёлого машиностроения своей группы, выпускавший разнообразные машины и оборудование для различных отраслей промышленности, включая металлургическую, химическую, пищевую и сельскохозяйственную. Производство брони, пушек и турелей к ним было перенесено в Эссен. При нацистах и в годы войны завод производил танки, а также специальные моторные транспортные средства: гусеничные и полугусеничные тягачи, эвакуаторы и грузовики. Перед приходом советских войск 80% предприятия оказалось разрушенным. 1 ноября 1946 года на базе сохранившихся производственных мощностей было организовано советское акционерное общество (SAG) Maschinenfabrik Krupp-Gruson, которое 1 января 1954 года было реорганизовано в народное предприятие VEB Schwermaschinenbau «Ernst Thälmann» (комбинат тяжёлого машиностроения, не путать с одноимённым народным предприятием в Зуле).

К чему эти факты? Приведу выдержку из статьи коллеги:«Осенью 1949 г. Германия распалась на два независимых государства, но, несмотря на это, предприятие VEB FORTUNA в Зуле получало из ФРГ заготовки ореховой древесины и сталь от металлургического концерна Fried. Krupp A.-G. Essen, в том числе Special-Gewehr-Lauf-Stahl, стволы которой на прежних, довоенных, ружьях клеймились легендарной маркой «три кольца». С распадом Германии, созданием военных блоков НАТО и «Варшавского Договора» в отношениях государств из противостоящих систем наметились признаки «холодной войны». После подавления восстания немецких трудящихся в 1953 г. власти ГДР начали «закручивать гайки» во всех отраслях народного хозяйства. Ответ Запада не заставил ждать: поставки сырья из ФРГ прекратились. С 1953 по 1956 год из-за нехватки качественных материалов снизился объём выпускаемой продукции и на заводе VEB FORTUNA, который к тому времени вошёл в объединение предприятий под общей вывеской VEB Ernst Thälmann Werke, Kombinat Suhl. В октябре 1955 г. между ГДР и Советским Союзом были заключены договорные торговые отношения, и уже с января следующего года оружейные заводы Зуля начали получать высококачественный кавказский орех и ижевскую сталь марки 50А. Это именно та сталь, что использовали отечественные оружейники в широко известных моделях двустволок ИЖ-54, ИЖ-57, ИЖ-58, ИЖ-59 Спутник, ИЖ-12 и других. Чтобы отличать ижевский ствольный материал от стали Круппа, предприятие ввело новую маркировку – клеймо «четыре переплетающихся кольца» с надписью SPECIAL-GEWEHR-LAUF-STAHL».

Я не буду анализировать каждое предложение, поскольку 100% верно только одно, в котором говорится о стали 50А, и которую действительно использовали советские производители охотничьего оружия (и не только его). Всё остальное, с точки зрения фактологии, выглядит, мягко говоря, сомнительно. Из письма коллеге и ответ на него. «Скажите, пожалуйста, откуда у Вас информация, что за клеймом «4 кольца» скрывается ижевская сталь, и что Зулю было отказано в поставках из Эссена из-за политики?» Ответ: «Данная информация не подтверждена ни печатными, ни архивными источниками. В свое время (1970-е — 1980 гг.) это мнение было распространено в комиссионных магазинах на Б. Андроньевской ул., позже на ул. Соломенная Сторожка среди специалистов, скупщиков и продавцов, хотя предполагаю, что доля правды в этом есть«. В принципе, дальше можно было бы ничего и не обсуждать, но послевоенная история производства охотничьего оружия в Германии сплошь состоит из «белых пятен», поэтому продолжу…

Как из Эссена что-то могло поставляться в советскую зону оккупации? Разумеется, какое-то количество стволов могло уцелеть на складах после бомбардировок, и какими-то путями они могли оказаться в Зуле, но всерьёз утверждать, что они выпускались после войны в Эссене, да ещё с надписями Fried. Krupp, A.-G., когда сам Алфрид Крупп был осуждён в 1948 году, а его имущество конфисковано, может только тот, кто не знает истории. Приличное количество заготовок и готовых стволов могло сохраниться на самой фабрике Зауэр и у других производителей Зуля, поскольку все они использовали крупповскую сталь. В государственном архиве Тюрингии имеется переписка с заводом Круппа в Эссене по вопросу поставок ствольной стали, которая заканчивается в 1946 году. То, что после 1946 года этот вопрос больше не поднимался, скорее всего, свидетельствует об отсутствии каких-либо поставок.

Надпись на стволах ружья J.P. Sauer & Sohn, Eckernförde 1953 года.

 

Как известно, 25 мая 1951 года в ФРГ стараниями Рольфа Зауэра в лице его сына Рольфа Дитриха Зауэра была зарегистрирована компания J.P. Sauer & Sohn AG. Уже в 1952 году появились первые ружья под маркой новой компании. Почему же она, в порядке возрождения былой славы, не воспользовалась сталью с «тремя кольцами»? Вопрос конечно же риторический, если учесть всё вышесказанное. На стволах первых «западных» Зауэров можно прочитать SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL. В 1953 году появилась ещё одна надпись — Spezial Laufstahl Bochumer Verein  c эмблемой Бохумской ассоциации производителей литой стали. В Бохуме  ещё до нацистов выпускали ствольную сталь. В 1925 году там полностью отказались от тигельного и бессемеровского процессов в пользу мартеновского. Это косвенный аргумент в пользу, вероятно, таких же технологических изменений у Круппа в Эссене. Кстати, на заводе в Бохуме впервые был внедрён метод центробежного литья для производства стволов, которые устанавливались, например, на знаменитые зенитные орудия Flak 18/36/37 калибра 88 мм. В 1947 году оборудование завода было частично демонтировано в счёт репараций. В 1951 году началось возрождение. Символично, что в 1963 году Bochumer Verein был поглощён группой Круппа. (Посмотреть хронику 1945 года)

Надпись на ружье FORTUNA (бывший Зауэр).

Надпись на стволах ружья Simson 1950 года, поставленного в СССР (слева), и 1951 года, экспортированного на Запад (справа).

 

Рассмотрим надписи на стволах послевоенных ружей. Ружья Haenel, Nothnagel, Otto Reif, Strempel, Sauer, Simson (1945-49): Special-Gewehr-Lauf-Stahl (три кольца) Fried.Krupp A.G. Essen. На нижней части каждого ствола Haenel имеется ещё одно клеймо «три кольца». Merkel (1949): KRUPP stahl. MERKEL (1957): SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL. Simson (1949-1957): SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL. У Simson «три кольца» попадаются на ружьях вплоть до 1951 года, у Strempel «три кольца» можно увидеть на ружье, отстрелянном в 1952 году. BUHAG (1957-1963): SPEZIAL-GEWEHR-LAUF STAHL S.G.1. Sauer (1953-59): SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL. Sauer (1958-65): SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1. На экспортных (для западного рынка) Simson и Sauer: SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1., на экспортном ружье конца 70-х: MOD 125 SUHL SPECIAL GEWEHR LAUF — STAHL S.G.1. ERNST — THALMANN — WERK SUHL. Экспортная FORTUNA (1958): SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1.

Паспорта ружей Simson с 1950 по 1958 год.

Паспорта ружей (слева направо): MEVA Ernst-Thalmann-Werke (бывший Haenel) 1947, VEB FORTUNA-WERK 1949, VEB MEVA FORTUNA-WERK 1950, VEB MEVA FORTUNA-WERK 1952, VEB Ernst-Thalmann-Werke WerkII: Fortuna 1953, VEB Ernst-Thalmann-Werk (vorm J.P. Sauer & Sohn) 1956

 

Даже поверхностный обзор позволяет сделать некоторые обобщения. В 1950 году на ружьях Simson исчезает всякое упоминание о стали Круппа и появляется название SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL. То же самое происходит в 1953 году с ружьями бывшей компании Sauer, когда появляется название SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL, а потом SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1. В паспортах таких ружей написано Spezial-Stahl. C учётом ранее изложенных в статье фактов можно определённо заявить, что никаких поставок из Эссена не было и быть не могло. Производители, скорее всего, использовали старые запасы.

Надпись SPECIAL-GEWEHRLAUFSTAHL и «четыре кольца» на стволах ружья Simson 1984 года.

 

Что за «специальная» сталь скрывалась под маркой SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1 и была ли это та же сталь, что и SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL — вопросы, ответы на которые пока не найдены. Что касается поставок из СССР. Они могли быть, но в Ижевске, где выпускалась наша ствольная сталь 50А, об этом никто не знает. Никаких данных не найдено ни в музее Ижстали, ни в Центральном государственном архиве Удмуртской Республики. Ничего про это не знает бывший заместитель министра профильного министерства ГДР. Если производилась аналогичная сталь в ГДР, то где? В советской зоне оккупации оказались металлургические предприятия группы Флика — третьего по величине производителя стали в нацистской Германии. Это заводы в Бранденбурге, Ризе, Лауххаммере, Хеннигсдорфе, Фрайтале и Унтервелленборне. Большинство было демонтировано в счёт репараций. Домна завода Maxhütte в Унтервелленборне оказалась единственной в советской оккупационной зоне. С 1947 года началось восстановление металлургических предприятий. Остро не хватало передельного чугуна. 19 сентября 1951 года заработала первая домна будущего комбината  Eisenhüttenkombinat Ost (EKO) в Айзенхюттенштадте. Такой же комбинат был построен в Кальбе. Восстановлены и реконструированы сталеплавильные и прокатные заводы в Бранденбурге, Хеннигсдорфе, Ризе, Грёдице, завод легированных сталей в Фрайтале. Надпись SPECIAL — GEWEHRLAUF — STAHL S.G.1 можно увидеть на ГДРовских ружьях конца 60-х годов, а надпись SPECIAL-GEWEHRLAUFSTAHL со всё теми же четырьмя кольцами нанесена, например, на стволы ружья Simson 1984 года (фото вверху). Если верить автору приведённой выше цитаты, то получается, что СССР более 30 лет поставлял ствольную сталь в ГДР, и никто про это не знал? Совершенно невероятное предположение…

Вернёмся, однако, к крупповской стали. C конца ХIХ века при изготовлении ружейных стволов сварочная сталь понемногу уступала место литой, вначале тигельной, а потом мартеновской. Вторая половина XX века ознаменовалась повсеместным переходом на легированные стали. Эти изменения отчасти можно отследить по торговым маркам ствольного материала, которые поставлял концерн Friedrich Krupp своим контрагентам в Германии, Европе и Америке, хотя точного (заводского) названия довоенных марок крупповской стали не знает никто. То же самое можно сказать о деталях технологии их производства и точном химическом составе, кто бы и что по этому поводу не писал. Всё, что на сегодняшний момент известно о свойствах крупповской стали — содержится в книгах С.А. Бутурлина, который, в свою очередь, брал эти данные из периодических изданий своего времени. «Стрельба пулей» 1912 год: Специальная Круппа — предел упругости 72,5 кг/кв.мм, статический предел прочности 88,56 кг/кв.мм, динамический (безвременный — С.А. Бутурлин) предел прочности 44,28 кг/кв.мм; Круппа Gussstahl взята от ствола — предел упругости 56,9 кг/кв.мм, предел прочности 97,3 кг/кв.мм, относительное удлинение 10,7%, отожжённая — предел упругости 46,9 кг/кв.мм, предел прочности 86,8 кг/кв.мм, относительное удлинение — 14,3%.  «Дробовое ружьё» 1937 год (данные соответствуют испытаниям, проведённым на ТОЗе): Круппа лучшая ствольная прямо от ствола — предел упругости 56,9 кг/кв.мм, предел прочности 97,3 кг/кв.мм, относительное удлинение 10,7%; Круппа лучшая ствольная отожжённая — предел упругости 46,9 кг/кв.мм, предел прочности 86,3 кг/кв.мм, относительное удлинение 14,3%. Там же состав: углерод — 0,61%, марганец — 0,65%, кремний — 0,434%. Для сравнения — лучшая российская дореволюционная сталь, применявшаяся для изготовления стволов охотничьих ружей, по данным ТОЗа (Маркевич), имела следующие характеристики: неотожжённая — предел упругости 56 кг/кв.мм, временное сопротивление на разрыв 79,2 кг/кв.мм, удлинение после разрыва 17,2%; отожжённая — предел упругости 40 кг/кв.мм, временное сопротивление на разрыв 62 кг/кв.мм, удлинение после разрыва 24,5%. Другими словами, при сопоставимых показателях упругости — главной характеристики ствольного материала, русская сталь была гораздо более вязкой. Несколько слов о советской ствольной стали 50А. Её характеристики: после отжига и нормализации — предел текучести 34 кг/кв.мм, временное сопротивление на разрыв 63-80 кг/кв.мм, относительное удлинение 13%; после закалки и отпуска — предел текучести 55 кг/кв.мм, временное сопротивление на разрыв 80-100 кг/кв.мм, относительное удлинение 8%. Состав: углерод 0,46-0,53%, марганец 0,5-0,8%, кремний  0,17-0,37 и по 0,3% хрома и никеля. Эти данные относятся к 1945 году (М. Г. Арефьев, Л. И. Карпов «Производство стволов стрелкового оружия»). Сталь 50А во время войны была стратегическим продуктом; сводка об объёме её производства ежедневно ложилась на стол Верховного Главнокомандующего. Поэтому, думаю, данными из книги 1945 года следует оперировать с осторожностью, делая поправку на специфику военного времени.

Характеристики крупповской стали были весьма высокими, но были ли они выдающимися? В книге В.Е. Маркевича («Охотничье и спортивное стрелковое оружие». Полигон. 1996 г.) имеются интересные данные о публичных испытаниях, проведённых в Германии в 1904 году. Испытывались стволы 16 калибра из дамаска Бернарда, а также из стали компаний Gebrüder  Böhler & Co , Fried. Krupp A.G. и Gußstahlwerk Witten AG. Сталь продемонстрировала неоспоримое преимущество перед дамаском. Лучший результат показал ствол из стали завода в Виттене. Его разорвало при 4-х круглых пулях в стволе и заряде дымного пороха в 25  грамм.  Заряд 20 гр. ствол выдержал без изменений геометрии. Ствол из стали Круппа при этих значениях сильно деформировался, но не разорвался. На испытаниях дробью ствол из виттеновской стали выдержал 90 гр. снаряда при тех же 25 гр. пороха, «крупповский» же ствол разорвало «на мелкие куски». Замечу, что сталь из Виттена была тигельной, поскольку мартеновский процесс был внедрён там лишь в 1908 году. Подобные единичные испытания в отсутствие данных, например, об одинаковой геометрии стволов, не позволяют делать однозначные выводы, но то, что сталь из Виттена была дороже, чем из Эссена — известный факт. 

Из каталога Льежской мануфактуры.

Из прейскуранта оружейного магазина А.В. Тарнопольского.

 

Подобные испытания проводились и раньше. На снимках (вверху) — копии протоколов испытаний стволов из стали Acier Universel Cockerill (Универсальная сталь Коккериля) 1895 года и стали Compound Cap 1898 года, подписанные исполнительным директором Льежской испытательной станции Жюлем Полэном. Из первого следует, что ствол из универсальной стали Коккериля сильно раздуло при 25 гр. дымного пороха и 150 гр. дроби, а разорвало при, соответственно, 30 и 180 (!!) граммах. Второй протокол говорит, что ствол из стали Жозефа Кяпа разорвало при 45 гр. пороха и 150 гр. дроби, при том, что ствол из стали Круппа разорвало при, соответственно, 38 и 130 граммах. Данные эти по большому счёту ни о чём не говорят, однако реклама, как известно, двигатель торговли. Забавно, но известный ствольщик Джозеф Кяп не выпускал сталь, поскольку не располагал такими возможностями. Что касается патента, то запатентован был…товарный знак. Вся ствольная сталь шла с завода Коккериля.  

Демонстрационный зал Krupp Nirosta в Дюссельдорфе. 1928 год.

 

И последнее. Что такое «инертная к ржавчине» сталь Inerso, информации не сохранилось. Подержать в руках ружьё со стволами из этой стали мне не довелось. Нержавеющая сталь Nirosta появилась не как какой-то специальный материал для стволов, а как сталь для химической и пищевой промышленности. В Дюссельдорфе в 1928 году был открыт демонстрационный зал «Krupp Nirosta», где все детали интерьера были выполнены из «нержавейки» марки V2A.

Штуцер Зауэр со ствольным блоком из стали Nirosta, изготовленным ствольной фабрикой Wilhelm Kelber, Suhl. 1926 год. Фото: doublegunshop.com

Тройник Зауэр со ствольным блоком из стали Nirosta. 1930 год. Фото: morphyauctions.com

 

Крупп не был «пионером» нержавеющей стали, но ему удалось выпускать её по приемлемой цене. Эксперименты, которые начались в 1909 году, увенчались успехом в 1912 году. Все марки нержавеющей стали Круппа были объединены в 2 группы с разными свойствами и областями применения: VM – конструкционные со свойствами обычных хромникелевых сталей и VA – c высокой устойчивостью к коррозии всех видов и высокой износостойкостью. Стали группы VA имели среднее содержание никеля, высокое содержание хрома и являлись немагнитными. Из них марка стали V2A считалась абсолютно устойчивой к ржавчине даже во влажном воздухе. Она рекомендовалась для деталей машин, аппаратов и оборудования, которые подвергаются воздействию химических веществ, например, в химической промышленности, где требуется высокая стойкость к воздействию азотной кислоты, аммиака или перекиси водорода при одновременном присутствии водяного пара. Марка V4A использовалась, в частности, в тех случаях, когда требовалась устойчивость к горячей серной кислоте, например, на целлюлозных заводах. Марка V6A была особенно устойчива к горячей щелочи, а также к растворам соляной кислоты. Стали группы VM имели среднее содержание хрома, низкое содержание никеля и являлись намагничиваемыми. Закаленные стали этой группы могли обрабатываться так же, как и обычные стали одинаковой прочности. Для нагруженных изделий применялись марки V1M и V5M, а для случаев, требующих закалки, рекомендовалась марка V3M. Ружейные стволы изготавливались из нержавеющей стали V5M, подвергавшейся специальной термообработке, которая придавала ей прекрасную структуру и хорошие прочностные свойства с высокой ударной вязкостью.  Её характеристики (по данным производителя ): предел упругости 50 кг/кв.мм, предел прочности 70 кг/кв.мм, относительное удлинение 18 %. Первые примеры использования Nirosta  компанией J.P. Sauer & Sohn относятся к началу 20-х годов, но только в конце 1926 года она провела полноценные испытания гладких стволов 12 и 16 калибров, изготовленных из «нержавейки». Методика испытания заключалась в постепенном увеличении заряда бездымного пороха и дроби в соотношении 1 гр. пороха на 17,5 гр. дроби с замерами максимального давления в стволе. Были достигнуты значения для 12 калибра — 4 гр. пороха и 70 гр. дроби,  для 16 калибра — 3,4 гр. пороха и 60 гр. дроби. При этом максимальное давление составило 3120 атм и 2950 атм соответственно. Поддутия начались при давлении 2300-2400 атм. При максимальном давлении поддутия составили до 2.2 мм по диаметру на расстоянии 60-70 мм от казны, но стволы остались целы. Была проведена проверка на выносливость. После 30 выстрелов с зарядом 2.2 гр. пороха и 38,5 гр. дроби при максимальном давлении 1100 атм. деформации каналов не наблюдалась. Основной проблемой оставалось покрытие стволов, поскольку на нержавеющей стали традиционные методы оксидирования были неприменимы. Проблема была решена компанией Зауэр, запатентовавшей способ покрытия в 1926 году. Испытания покрытия проводились со стволом 16 калибра, из которого были произведены 10 выстрелов патронами без пороха, но с капсюлем, дающим сильный нагар. После этого ствол оставался на открытом воздухе на протяжении 3-х дней, в течение которых прошли сильные дожди. Затем он был перенесён в тёплое помещение на 12 часов. В результате на покрытии не появилось никаких следов ржавчины. После чистки канал вернулся в первозданное состояние без какого-либо помутнения. В конце испытаний ствол обработали 10% смесью серной и азотной кислоты. После выдержки на открытом воздухе ржавчина не появилась. Добавлю, что стволы из «нержавейки» имеют клеймо NR. Nirosta встречается редко, особенно на послевоенных немецких ружьях, видимо, «старые запасы» оказались невелики. В 1927 году ствольную нержавеющую сталь выпустил Златоустовский завод. По данным В.Е. Маркевича её характеристики: предел упругости — 60 кг/кв.мм, временное сопротивление разрыву — 75 кг/кв.мм, удлинение после разрыва — 16%.

Закончу свой рассказ тем, с чего его начал. В своё время С.А. Бутурлин быстро понял, что не стоит верить рекламе. От себя добавлю: не стоит верить также всему, что написано. Не было никаких секретов у крупповской «специальной» стали для производства оружейных стволов, равно как и выдающихся свойств. Сталь как сталь. Что касается стали из ГДР, то об этом, надеюсь, будет ещё время поговорить.

 

 

 

 

  

 

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть IX. Новое время .

 

(Часть I.) (Часть II.) (Часть III.) (Часть IV.)  (Часть V.) (Часть VI.)

(Часть VII.) (Часть VIII.)

 

Здание оружейного производства Лебо-Куралли по адресу: rue St. Gilles, 386 и таблички на его дверях. Фото: littlegun.be и Google

 

Многочисленные публикации в Рунете, в которых упоминается бывший бухгалтер Верре, ставший оружейником, есть не что иное, как повторение статьи из одного российского оружейного журнала, опубликованной в 2007 году. Коллега, написавший эту статью, воспользовался интервью с Анн-Мари Мёрман из книги Марко Нобили, слегка его «приукрасив». Обратимся к первоисточнику:«Жозеф Верре начинал в качестве бухгалтера в ARMAF, льежском оружейном заводе, затем перешел в банковский сектор после завершения специального бухгалтерского и финансового обучения. Позже, в 1945 году, он решил открыть собственный бизнес по производству оружия под названием «Verrees» и через некоторое время создал компанию с Николасом Остом под названием «Verrees & Oste». Это партнерство закончилось в 1952 году. В 1956 году он решил выкупить марку, капитал и клиентуру Lebeau-Courally, связавшись с некоторыми из оставшихся рабочих, включая старшего мастера Жиля Мора. Благодаря своему ноу-хау, умению и упорству, Жозефу Верре, как руководителю компании Lebeau-Courally, удалось привлечь клиентов, хотя он не был членом семьи Лебо. При содействии Жиля Мора он начал переделывать ружья Lebeau-Courally, в частности, дробовик-вертикалку, а также знаменитый «Special Tir aux Pigeons» и удостоенный наград «Boss». Это было очень благоприятное историческое время: было много ручного труда, охота была довольно хорошей, законы и законодательство о ружьях были иными и более либеральными, занятие стрелковым спортом было более популярным, и было довольно много клиентов».

 

 

Из каталога компании Verres et Oste S.A. Изображения с сайта littlegun.be и из книги Марко Нобили.

Комбинированное ружьё 30-06/20 кал. на базе Browning B 25 под маркой “VERREES & CO”. Гравёр: Janssen. Фото: morphyauctions.com

 

Между тем, по данным Льежской испытательной станции, компания Verres et Oste S.A. начала производство оружия в 1942 году. В каталоге компании указан адрес: rue St. Gilles, 99. В справке, полученной  26 февраля 1945 года в административном отделе полиции, Жозеф Исидор Верре (Joseph Isidore Verrees) был назван производителем оружия. 19 июля 1949 в коммерческий трибунал Льежа поступило заявление Жозефа Верре о цессии (переуступке прав) в пользу компании Manufacture d`Armes Fines Verrees et Cie S.A., располагавшейся по адресу: rue St. Gilles, 99. С 1952 года эта компания была зарегистрирована на Льежской испытательной станции (до этого там фигурировала Verres & Oste S.A.) с адресом: rue St. Gilles, 386. Собственником Aug. Lebeau-Courally Continental Fire Arme Co Ltd Верре стал после смерти Филиппа Рива в 1956 году.

Ружьё Boss-Verrees №45468. Гравёр: Алэн Ловенберг. Фото: morphyauctions.com

 

Ружьё с вертикально спаренными стволами «Босс-Верре» (Boss-Verrees) -«визитная карточка» компании. Из интервью с г-жой Мёрман: «Boss-Verrees представляет собой вершину нашего производства и, на мой взгляд, это самое красивое ружьё в мире, продаваемое сегодня». Вертикалка Верре похожа на довоенную модель 112, но есть и существенные различия. Ещё дальше она ушла от ружья Boss.

Замки ружья Boss-Verrees. Фото: bliki.net

Запирание Boss (слева), Boss-Woodward (в центре) и Boss-Woodward-Holland (справа). Фото: drake.net

Односпусковой механизм ружья Boss-Verrees. Фото из книги Марко Нобили.

 

Слова г-жи Мёрман автор вышеупомянутой статьи «усилил», назвав ружьё Босс-Верре «вершиной инженерной мысли Лебо-Куралли». Посмотрим на эту «вершину» поближе. Замки «льежского» типа с задним расположением боевой пружины (back action side lock) и нижним перехватывающим шепталом — интерцептором (intercepting sear) — такие же, как на модели 112. Они могли быть быстросъёмными по типу H&H. Интересная особенность замка — полки интерцептора и шептала расположены друг над другом, и при нажатии на спусковой крючок его давление передаётся на шептало через интерцептор. Если быть точным, авторство соединения ствольного блока с колодкой посредством двух крюков, опирающихся на съёмные оси, консольно закреплённые на щеках колодки, принадлежит Хиллу, Вудварду и Эвершеду (патент № 4986 от 1913 года). Все они были сотрудниками компании James Woodward & Sons, внедрившей это изобретение, поэтому общепринятое название запирания, в котором цапфы Робертсона заменены на неподвижные оси — система Босс-Вудвард. На ружье Boss с вертикально спаренными стволами механизм запирания состоит из одной рамки, заходящей в пазы торца казённой части ствольного блока. Концы рамки выступают за габариты щитка колодки, поэтому при сборке ружья требуется поворот ключа запирания, после чего рамка утапливается в колодку. Другое решение — запирание с помощью 2-х выступов в торце ствольного блока, которые заходят в пазы на щитке и удерживаются рамкой, не выходящей за его габариты. При закрывании ружья торцы выступов, выполненные по радиусу, могут взаимодействовать с рамкой запирания, отжимая её без поворота ключа. Эта конструкция, которую используют многие современные производители, применена на ружье Босс-Верре. Жозеф Верре или его сотрудники не были её авторами. Из патента компании Holland & Holland № 672199 от 1950 года следует, что изобретателем являлся начальник производства H&H Вальтер Джеймс Джакобс, сменивший на этом посту Ульяма Менсфилда, умершего в 1943 году, а само изобретение относится к 1949 году. В патенте H&H, в отличие от Boss-Verrees, рамка находится под небольшим углом к оси ружья. Как тут не вспомнить аналогичное «изобретение», сделанное сотрудниками тульского ЦКИБ СОО в 60-х годах и применённое в моделях МЦ7 и МЦ109. Эжекторы со спиральными пружинами напоминают механизмы, изобретённые англичанами до Первой мировой войны, например, эжектор Бизли (патент № 22513 от 1913 года). Цевьё, состоящее из 2-х неподвижно закреплённых и одной съёмной части с защёлкой, «перекочевало» с довоенных моделей Рива. Ружьё Boss-Verrees может комплектоваться спусковым механизмом с двумя или одним крючком. Второй вариант не имеет ничего общего с трёхнажимным механизмом Робертсона. Снимок, размещённый в книге М. Нобили, говорит о том, что инерционный механизм, построенный по такой схеме, не может быть селективным. Между тем, модель 112С Филиппа Рива имела селектор, поэтому, скорее всего, односпусковой механизм, применяемый на ружье Boss-Verrees, появился при Жозефе Верре. Нобили утверждает, что это — собственная разработка компании Верре. Всё может быть, но мало кто знает, что в середине 70-х годов в компании Пёрдэ решили найти альтернативу усложнённому односпусковому механизму Кларка, применявшемуся с 1911 года. В результате появился механизм, по принципу действия фактически идентичный конструкции Верре. Свою книгу Нобили опубликовал в 1997 году, и все снимки для неё были сделаны непосредственно в компании Лебо-Куралли. Так что вопрос приоритета остаётся открытым. Никто не спорит: Босс-Верре — отличное ружьё, на момент своего появления вобравшее в себя, возможно, лучшие технические решения, но называть его «вершиной инженерной мысли» вслед за восторженным автором вышеупомянутой статьи я бы не стал.

Пара ружей Aug. Lebeau-Courally № 44197  и № 44198 12 кал. с легкосъёмными замками в исполнении «round body». Гравёр: R. Smeets. Фото: Gunroom.us

 

Под маркой Verres et Oste выпускались ружья с округлыми колодками, так называемыми «round body», поэтому неудивительно, что ружья с такими же колодками стали выходить под маркой Aug. Lebeau-Courally (фото вверху). Позднее в производственной программе появились вертикалки с «round body».

Ружьё 12 кал., модель B.S.L., на стволах надпись «Browning Assembled by Lebeau – Courally». Фото: morphyauctions.com

 

Переезд компании Manufacture d`Armes Fines Verrees et Cie с rue St. Gilles, 99 на rue St. Gilles, 386 сопровождался значительным расширением производственных площадей и увеличением персонала, а также знаменовал собой возвращение к мануфактурному производству полного цикла. Вызвано это было, скорее всего, тем, что после войны резко сократилось количество поставщиков качественной комплектации. С 1956 года на входной двери здания на rue St. Gilles, 386 красовались 2 таблички: Aug. Lebeau-Courally Continental Fire Arms Co и Fabrique d`Armes Verrees et Cie. В компании Верре размещали заказы на штучное оружие такие известные производители и ретейлеры, как, например, фирма Браунинг из Эрсталя или Луи Кристоф (Louis Christophe) из Брюсселя. Этим же, скорее всего, объясняются номера на некоторых ружьях, не соответствующие общей нумерации компании Лебо-Куралли. Объём производства при Верре: с 1959 по 1963 — 288 единиц или около 60 в год, с 1964 по 1966 — 289 единиц или около 95 в год, с 1967 по 1970 — 293 или около 73 в год, с 1971 по 1974 — 217 единиц или около 54 в год, с 1975 по 1981 — 298 единиц или около 42 в год, с 1982 по 1987 — 296 единиц или около 50 в год. Другими словами, несмотря на увеличение выпуска в середине 60-х годов, с начала 70-х его объём соответствовал худшим показателям довоенного производства, но при этом — с гораздо большими издержками, что не могло не отразиться на стоимости производимого оружия. Поэтому фокус на производство под запросы богатых и знатных заказчиков оставался неизменным, а статус «бельгийского Пёрдэ» поддерживался всеми возможными способами.

Жозеф Верре (слева в центре) и Анн-Мари Мёрман (справа). Фото из книги М. Нобили и youtube.com

 

Жозеф Верре скончался 1 июня 1982 года. После его смерти у руля компании стала Анн-Мари Мёрман, урождённая Рамакер (Аnne-Marie Moermans-Ramakers — фр). Из интервью г-жи Мёрман (размещено в книге Марко Нобили): «Факт существования женщины в этой среде является чем-то действительно необычным, но я всегда была знакома с этим делом и была счастлива быть частью этого производства, которое действительно предназначено в основном для мужчин. Будучи ребенком, я могла оставаться рядом с моим дядей и моей крестной матерью в офисе и мастерских, следить за клиентами Лебо, посещать шоу, клиентов и специализированные выставки, а также управлять различными этапами администрирования, что способствовало появлению у меня страсти к этому делу. Сегодня я являюсь неотъемлемой частью компании, и наша клиентура совсем не удивилась, увидев, что я управляю Lebeau-Courally, поскольку они знают меня много лет». Анн-Мари Рамакер, племянница Жозефа Верре, которую воспитывали он и его жена, выросла в среде, где оружие и охота были неотъемлемой частью жизни. Работать в компании дяди начала 1 августа 1967 года в возрасте 15 лет после окончания школы. Затем в течение шести лет Анн-Мари посещала вечерние курсы иностранных языков, бухгалтерского учёта, управления и была секретарем Жозефа Верре вплоть до его кончины.

Ружьё 12 кал. № 45235 выпущено в 1991 году. Гравёр: Фил Грифни. Фото из  книги М. Нобили «Fine European Gunmakers».

Ружьё № 45120 с двумя блоками стволов 9.3х74 и 20 кал. изготовлено в 1991 году. Гравёр: Алэн Ловенберг. Фото из  книги М. Нобили «Fine European Gunmakers».

Ружьё  12 кал. № 45347 изготовлено в 1994 году. Гравёр: Алэн Ловенберг.

 

Считаю большой заслугой г-жи Мёрман то, что она сохранила в компании традиции кропотливого высококвалифицированного ручного труда. Её сотрудничество с гениальными гравёрами Филом Грифни (Philippe Grifnee) и Алэном Ловенбергом (Alain Lovenberg) принесло великолепные результаты в виде лучших, без сомнения, образцов оружейного и гравёрного мастерства за всё время существования марки Aug. Lebeau-Courally. Среди них — ружьё, изготовленное для одного состоятельного коллекционера оружия наполеоновской эпохи, познакомившего г-на Ловенберга с работами, выполненными под руководством Николя Ноэля Буте. Вероятно, вдохновлённый увиденным, он и создал свой шедевр, посвящённый Наполеону I Бонапарту.

Это ружьё эксплуатировалось, но такое же качество осадки мне пришлось наблюдать на абсолютно новом ружье.

 

При всей своей занятости, г-жа Мёрман всегда находила время отвечать на письма любителей оружия, в том числе из России. Но время неумолимо, и мир меняется, к сожалению, не в лучшую сторону. В начале 2000-х годов, зайдя как-то в один из оружейных салонов и взяв в руки новое ружьё под маркой Авг. Лебо-Куралли, я был неприятно удивлён качеством исполнения, совершенно неадекватным запрашиваемой цене.

Новый владелец Aug. Lebeau-Courally г-н Жори Иде (Joris Ide). Фото: Ondernemingen Weekend

Анн-Мари Мёрман на фоне готового оружия и портрета Жозефа Верре.

 

В сентябре 2010 года накапливавшиеся годами проблемы, связанные с высокой себестоимостью и низким спросом, разрешились уже традиционным для компании способом — путём продажи стороннему инвестору. Таковым стала холдинговая компания Bremhove семьи  Жори Иде (Joris Ide) — владельца Joris Ide NV — бельгийского производителя профлиста и сэндвич-панелей для кровли и облицовки зданий. По сути, этот бизнесмен западно-фламандского происхождения спас компанию г-жи Мёрман от разорения, вернее, спасло то, что г-н Иде — охотник, для которого название Lebeau-Courally — нечто большее, чем просто марка оружия. Как он сам говорит, он не раздумывал, когда получил предложение купить 70% акций компании, но выдвинул встречное условие: торговая марка должна полностью принадлежать ему. Помимо оружия, под брендом Лебо-Куралли планировалось продавать другие предметы роскоши: от часов до сигар. И то, и другое уже выведено на рынок, впрочем, пока без особого успеха. Несколько лет тому назад в качестве управляющего отметился г-н Cornelis`t Manetje. Он также был представителем аукциона Ника Хольта во Франции и Бельгии. На оружейном направлении трудилось 7 мастеров, которые изготавливали от 20 до 25 ружей в год. Компании пришлось заняться производством ножей и ремонтом оружия. Говорят, что сейчас к руководству опять вернулась Анн-Мари Мёрман. Наняты новые работники. Времена, между тем, непростые. Рынок дорогого оружия схлопнулся до минимального размера. Рассказы о прошлых и нынешних владельцах, типа Стивена Спилберга, в условиях кризиса, к сожалению, новых заказчиков не добавляют.

Так теперь пытаются продавать оружие Лебо-Куралли: в комплекте с ножом и…часами

Реклама часов Лебо-Куралли.

 

Чтобы почитатели оружия Лебо-Куралли не теряли оптимизма, приведу сообщение 2015 года с сайта компании: «Отпраздновав свое 150-летие, компания Lebeau-Courally начала год с большого взрыва. Приобретая IMH, одно из редких 100% интегрированных швейцарских производителей, дом поднял свою часовую деятельность на новый уровень. Опыт IMH и команда из 40 лучших часовых мастеров мира позволяют Lebeau-Courally полностью изготавливать свои часы самостоятельно, от первоначального проекта до окончательной сборки. Практически все компоненты часов выпускаются на собственном производстве. Кроме того, высококачественная отделка и изысканные украшения, выполненные мастерами мануфактуры в Ле Локле, гарантируют, что владельцы часов Lebeau-Courally познают то же превосходное качество ручной работы, с каким их уникальное охотничье оружие известно уже более 150 лет. Со своим ателье в Льеже для производства заказного охотничьего оружия и недавно приобретенной мануфактурой в Ле Локле Lebeau-Courally продолжает свою миссию по созданию неподвластных времени изделий ручной работы». В XVIII веке в Льеже работали 900 часовщиков, в том числе некий Юбер Сарто (Hubert Sarton), которого считают изобретателем автоматических часов. Не думаю, что кроме этого есть ещё какая-то связь между часовым и оружейным делом. Кроме часов под маркой Lebeau-Courally сегодня выпускается множество других товаров: сумки, перчатки, ремни, сёдла, сувениры, оружейные кейсы, охотничьи аксессуары и тд. Открыты специализированные магазины в Бельгии, Франции и Нидерландах. В этом смысле Лебо-Куралли ничем не отличается от английских оружейных брендов, таких как, например, Пёрдэ или Голланд-Голланд. Тяжёлая ситуация на рынке охотничьего оружия вынуждает производителей искать альтернативные возможности для заработка.

Вместо заключения.

Два года назад блогер и фотограф Вольфганг фон Браухич, посетил столицу Валлонии, после чего опубликовал репортаж «Лебо-Куралли — последние в Льеже». Название вполне соответствует действительности, даже если учесть, что в Льеже и окрестностях работает более 20-ти различных «armurerie», включая FN и Browning в Эрстале. Лебо-Куралли — последняя действующая оружейная мануфактура из нескольких десятков больших и маленьких, существовавших в Льеже до войны и выпускавших охотничье оружие класса «люкс», эдакий осколок великой эпохи ручного труда, затерявшийся в безбрежном океане современного машинного производства. В чём секрет или причина столь долгого существования имени Лебо в оружейном мире? Если отбросить всё наносное, все эти легенды и мифы, культивируемые более столетия, то ответ будет очевиден: бренд Aug. Lebeau/Aug. Lebeau-Сourally оказался притягательным для инвесторов. Вначале это была  The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd., затем Филипп Рив, Жозеф Верре и, наконец, Жори Иде. С чего всё началось? Имя Лебо, оставшееся «бесхозным» после смерти хозяина, «подобрал» талантливый коммерсант Фердинанд Куралли и в рекордно короткие сроки превратил его в «бельгийское Пёрдэ». Каждый последующий инвестор интересовался только брендом, а не реальным состоянием компании или её техническими достижениями, ведь известно, что состоятельный покупатель любого предмета роскоши в первую очередь ориентируется на бренд. Естественно, громкое имя должно подкрепляться соответствующим качеством. Удивительное дело, но в случае с Лебо-Куралли бренд затмевал всё. Нет, качество было отменным, но оно не было лучше, чем у других льежских «фабрикантов», выпускавших оружие категории «де люкс». Причину следует искать в истории марки, а точнее, в самой первой поставке русскому Двору, которая была сделана компанией братьев Лебо по заказу Лардере для Великого князя Михаила Александровича Романова. Именно Лардере, размещавшие заказы Двора вначале у братьев Лебо, потом у Августа Лебо, затем в компании, которой управлял Куралли, являются настоящими крёстными отцами марки (не забываем про заявление Жана (Ивана Ивановича) Лардере, сделанное в 1897 году, о том, что он продолжил дело Августа Лебо). Статусные заказчики: кайзер Германии, короли Испании и Италии, а также другая европейская знать — появились, когда на некоторых стволах Лебо уже стояла надпись «J. Larderet arq-e de S.M. l`Empereur». Именно это привлекло Куралли, сделавшего ставку на самых богатых и знатных. Если уж императорский Дом России знает марку Aug. Lebeau, то что тут говорить про остальных…И невдомёк этим остальным, что русскому императору было абсолютно безразлично: «Лебо» у него или какая-то другая марка, а что окажется в руках у члена императорской фамилии — решали Лардере и конкретный чиновник министерства Двора, возможно и скорее всего — традиционным для России способом…Как бы там ни было, именно поставки в адрес императорских и королевских Домов Европы навсегда подняли марку Лебо-Куралли на ступеньку выше других производителей. И ещё. За спиной «фабрикантов»: Лебо, Куралли, Рива, Верре — стояли настоящие мастера-оружейники и гравёры. Имена и фамилии некоторых сохранились, например, Гийома Дефурни (Guillaume Defourny) или Жиля Мора (Gilles Maure) — последнего работника Филиппа Рива, остававшегося с ним до самого конца, или Жиля Барона (Gilles Baron), который являлся действительным автором ружья Босс-Верре, и в честь которого названа современная модель вертикалки. На оружии Лебо-Куралли «отметились» выдающиеся гравёры: Люкер (H. Leukers), Смит (R. Smeets), Лизон Коромбель (Lyson Corombelle), Грифни (Philippe Grifnee), Ловенберг (Alain Lovenberg). Но все они — капля в море мастеров-оружейников, которые остались неизвестными, но благодаря которым существовал и, надеюсь, будет существовать дальше бренд Aug. Lebeau-Courally.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть VIII. От войны до войны.

(Часть I.)   (Часть II.)   (Часть III.)   (Часть IV.)    (Часть V.)    (Часть VI.)    (Часть VII.)

 

Нет никакой информации о том, что происходило с компанией Webley-Lebeau-Courally во время оккупации немцами Бельгии (1914 — 1918). Известно только, что Куралли всю войну находился во Франции. Далее произошли события, суть которых непонятна, поэтому можно лишь констатировать факты: во-первых, в 1919 году Фердинанд Куралли покинул компанию, во-вторых, в 1920 году в документах испытательной станции появилось новое название  Societe continentale pour la fabrication des armes a feu Aug. Lebeau-Courally S.A. (The Aug. Lebeau-Courally Continental Fire Arme Co Ltd -англ.) с адресом: rue Fond des Tawes, 17-21, в-третьих, к руководству компанией пришёл англичанин Филипп Рив (Philippe Reeve) и, в-четвёртых, из документов и рекламы исчез адрес: rue Mosselman 51-53. Кто был собственником нового анонимного общества (S.A. — Société Anonyme)? Филипп Рив, о котором практически ничего неизвестно, или были и другие? Ответа на этот вопрос пока нет. Ясно одно — для компании «The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd.» совместный проект с Куралли, судя по всему, оказался малодоходным, если не убыточным. Был ли в этом виноват Куралли, получил ли он сам то, на что рассчитывал, — вряд ли это мы когда-нибудь узнаем.

Улица Фон де Таве 17-21 (слева). Надпись USINE CANONS на доме № 17 (справа).

 

Нумерация на улице Фон де Таве не менялась с XIX века. Дом №17 была первым адресом Куралли, появившимся в документах 1896 года. Судя по сохранившейся надписи на фасаде, когда-то это был ствольный цех (usine canons). Адрес: Фон Де Таве, 17-21 принадлежал  компании   «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd». Можно предположить, что расширение производственной площадки за счёт нового строительства или приобретения ещё 2-х зданий произошло после 1902 года. За линией домов находятся мастерские площадью около 500 кв. метров (фото вверху). Кто и когда их построил — пока неизвестно. Возможно, это как-то связано с адресом: Фон де Таве, 19-23, который появился после 1927 года. Замечу, что по соседству находилась (и находится до сих пор) Льежская испытательная станция.

Медальон с надписью «The standard pigeon gun. Trade mark»

 

В 1919 и 1920 годах под маркой Aug. Lebeau-Courally было выпущено 592 единицы оружия, с 1921 по 1924 — 1173 единицы или около 300 в год. Ружья компании экспонировались на очередной Всемирной выставке, проходившей с сентября 1922 года по июль 1923 года в Рио-де-Жанейро, где получили Гран-при. С 1925 по 1928 было выпущено 588 единиц оружия или 147 в год, с 1929 по 1932 год выпуск составил 710 единиц или около 177 в год, с 1933 по 1936 — 194 единицы или менее 50 в год, с 1937 по 1940 — 160 или 40 в год. Цифры отражают влияние экономического кризиса 1929-1933 годов и падение спроса на оружие «de grand lux». По данным сайта mallorquina.pagesperso-orange.fr, 25 марта 1925 года компания  Societe continentale pour la fabrication des armes a feu Aug. Lebeau-Courally S.A. зарегистрировала торговую марку «The standard pigeon gun», которая с 10 марта 1905 года якобы принадлежала Куралли (по данным справочника «Le qui est qui de l`armurerie liegeoise» какая-то торговая марка компании прошла регистрацию 21 марта 1925 года). Документальный источник этой информации неизвестен. Тем не менее, на цевье некоторых садочных ружей, выпущенных в 20-30-х годах, можно увидеть медальон с надписью «The standard pigeon gun» (фото вверху).

Ружьё Aug. Lebeau-Courally с легкосъёмными замками типа H&H.

 

Поговорим об оружии, выпускавшимся при Филиппе Риве. В 1908 году у компании Holland-Holland появились ружья с легкосъёмными замками на боковых основаниях (патент Голланда-Вудварда №11319 от 25.05.1908). Их успех на рынке был очевиден. В начале 20-х годов ружья с аналогичными замками стали выходить под маркой Aug. Lebeau-Courally. Вся разница заключалась лишь в форме головки воротка, стягивающего боковые основания. По сути, это было первое дополнение  довоенного ассортимента.

Садочное ружьё типа Tryon, модель № 106.

Ружьё № 40770, модель № 106. 1923 год. Фото: hallowellco.com

Ружьё № 42150 выпущено в 1929 году. Фото: polunek.pl

Ружьё № 42703 выпущено в 1932 году. Фото: gunsinternational.com

 

Форма колодки могла быть самой разной. Выше для сравнения приведены изображения модели №106. Одно из них — из каталога 1910 года. К другому прилагается письмо производителя, из которого следует, что это та же модель 1923 года выпуска. Третье ружьё выпущено в 1929 году, нижнее — в 1932 году. Подобные вариации в это же время наблюдаются и у других льежских производителей.

Садочное курковое ружьё  Aug. Lebeau-Courally № 41072. Изготовлено в 1924 году.

 

В начале 20-х годов компания Aug. Lebeau-Courally по заказу изготавливала садочные курковые ружья, весьма качественные и прочные. На представленном выше ружье стоит обратить внимание на оформление ключа запирания и сравнить его стилистику с таким же ключом на дробовике №30882, выпущенном чуть менее, чем за 30 лет до этого ружья.

Дриллинг Лебо-Куралли типа «Schlumberger», модель № 94.

Ружьё  №41908 (1929 год) укомплектовано 3 блоками стволов: 10.75x52R, 8×57 JRS и 20 кал. Из них только 10.75x52R является оригинальным, остальные были изготовлены в 1980-х годах. Фото: sportsmanslegacy.com

Ружьё модели № 109. Фото: doublegunshop.com

 

Помимо ружей «типа Holland» для охоты и садочной стрельбы, рекламные объявления компании в конце 20-х годов предлагали тройники, «парадоксы», нитро-экспрессы и револьверы. Приблизительно к этому же времени относится первое упоминание о модели №109, которая напоминала модель №106 довоенного исполнения и была гравирована охотничьими сюжетами в технике, похожей на булино. Судя по копиям из книги заказов, ружья этой модели лишь отделывались мастерами компании  Aug. Lebeau-Courally Continental Fire Arme Co.

Ружьё  под маркой Aug. Lebeau-Courally  20 кал. № 42216 с бельгийским  аналогом системы Бизли-Пёрдэ. Отстреляно в 1930 году.

Ружьё  под маркой Aug. Lebeau-Courally  № 44291 системы  Дефурни. Изготовлено в 1969 году.

Устройство бельгийского «самооткрывающегося» механизма (слева) и системы Дефурни (справа).

 

Несколько слов о нестандартных конструкциях под маркой Aug. Lebeau-Courally. Принципы, заложенные в «самооткрывающейся» системе Бизли-Пёрдэ, удалось повторить бельгийским оружейникам в двух оригинальных механизмах. Патент на один из них принадлежит Антуану Жозефу Дефурни. Как и в системе Бизли-Пёрдэ, в системе Дефурни напряжение боевой пружины происходит при закрывании ружья, а её расслабление — при открывании. Различия же заключаются в способе напряжения и в том, что взведение у Дефурни производится не самой пружиной, а длинным рычагом-качалкой. Вторая система, в отличие от английской, состоит из качающихся рычагов. Автор этой системы пока не установлен, но известны клеймо и нумерациякоторыми сопровождался каждый механизм, вышедший из его мастерской. Выше представлены ружья Aug. Lebeau-Courally  с этими двумя «самооткрывающимися» системами. Дробовик с системой Дефурни изготовлен в 1969 году. Весьма вероятно, что аналогичные ружья могли выходить под маркой Лебо и до Второй мировой войны, поскольку свой патент Дефурни получил в 1907 году.

Копия ружья Boss под маркой Лебо-Куралли.

 

Кардинальное пополнение модельного ряда произошло в конце 20-х годов прошлого века после приобретения у компании Boss & Co лицензии на производство её «вертикалки». История производства ружей Лебо-Куралли с вертикально спаренными стволами ещё не написана. Первую и пока единственную попытку сделать это предпринял в своей книге уже упоминавшийся Марко Нобили, но у него не получилось ответить на вопрос относительно изменений в классическом «боссовском» механизме и нумерации моделей в соответствии с этими изменениями. К слову, найти точную копию ружья Boss под маркой Лебо-Куралли пока не удалось. Есть только рисунок, на котором мы видим великолепно отделанную вертикалку с двумя спусками. Визуально она полностью повторяет английский прототип в соответствии с патентом Робертсона № 3307 от 10.02.1909 года. Односпусковой трёхнажимный механизм не входил в состав этого патента, и лицензия на его производство, скорее всего, не приобреталась.

Лицензионный Boss с легкосъёмными замками. Фото из книги Марко Нобили.

Ружьё № 43244. Модель 112С. Фото: holtsauctioneers.com

 

Первым изменением относительно прототипа стало использование в начале 30-х годов быстросъёмных замков со стяжным воротком по типу H&H. Следующие изменения коснулись шарнира и цевья. Цапфы были заменены на неподвижные консольно закреплённые оси (по типу Вудварда), на которые опирались крюки по бокам ствольного блока, а цевьё стало составным (по типу Меркель). Рамка запирания была заменена поперечным ригелем, заходящим на два выступа в верхней части казённого среза ствольного блока. Эжекторы со спиральными пружинами размещались в специальных накладках по бокам ствольного блока в районе казны и являлись модификацией эжекторов Бизли (патент №22513 от 1913 года). Эти изменения соответствовали номеру модели 112. Нобили предположил, что лицензионная модель «Босса» носила номер 111. Доказательств этому не найдено.

Ружьё Super Lebeau модель 322. 1932 год. Фото: armerialugli.it

 

Во второй половине 30-х годов в каталоге появились две новые серии «вертикалок» с номерами, начинавшимися с цифр 200 и 300. «Двухсотая» серия включала модели с бокслоками Энсон-Дили (тип А.С. 2) или сайдлоками с задним расположением пружины (тип Р.С. 2). Бросается в глаза сходство ружей этой серии с «вертикалками» Франкотт, что может означать либо кооперацию двух производителей, либо покупку ружей в «белом» виде у компании Auguste Francotte et Cie. «Трёхсотая» серия выпускалась под торговой маркой «Super Lebeau» и была защищена патентом. Запирание такое же, как у ружей 200-й серии, составное цевьё закрывает только нижний ствол, замки Энсон-Дили с фальшдосками (модели 301 и 302) или без них (модель 300), оригинальные эжекторы. Ружья 300-й серии с замками на боковых основаниях (модели 320, 321, 322) отличались лишь уровнем отделки. Одной из их интересных и редко встречающихся особенностей были шипы (неподвижные цапфы) на ствольном блоке.

Ружьё Super Britte от Лебо-Куралли. Фото: gunsamerica.com

 

Разнообразные трансформации ружья Boss & Co при Филиппе Риве закончились тем, что от прототипа остались два выступа по бокам ствольного блока, заходящие за выступы на внутренней поверхности щёк колодки и взведение общим ползуном в нижней части ствольной коробки. Многие льежские «фабриканты», включая Рива, покупали в «белом» виде вертикалку Super Britte компании  Etablissements Britte S.A. Во время второй оккупации Бельгии (1940 — 1944) производство охотничьего оружия в Льеже продолжалось, правда, в гораздо меньших объёмах, чем до войны. О деятельности Филиппа Рива в эти годы ничего неизвестно. За 6 лет после окончания Второй мировой войны он выпустил 72 единицы оружия, в 1951-52 годах — 37. Филипп Рив скончался в 1956 году, а компания «The Auguste Lebeau-Courally Continental Fire Arme Co Ltd» перешла в собственность Жозефа Исидора Верре (Joseph Isidore Verrees).

 

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть VII. Русский след.

 

(Часть I.)        (Часть II.)        (Часть III.)       (Часть IV.)        (Часть V.)          (Часть VI.)

 

В каталоге компании «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd», помимо модели 95 типа «Князь Горчаков» и модели 78 типа «Князь Куракин», ещё несколько типов ружей имеют русские названия: «Князь Голицын», «Граф Шереметьев», «Князь Кудашев». Тип моделей «Великий русский» и «Великий князь» названы в честь Николая II и внуков Николая I — Алексея и Николая Романовых. Заслуга в этом принадлежит отцу и сыну Лардере, поставщикам императорского Двора и по совместительству — агентам компании  Webley – Lebeau – Courally. Ниже представлены описания «русских» моделей из каталога Webley-Lebeau-Courally 1910 года.

Модель № 98.

 

Император Николай II и Императрица Александра Фёдоровна  на охоте. Имение Спала. 1899 год.

 

Ружьё эжекторное для загона, тип «Великий Русский», модель № 98. Тип, созданный для Его Величества Николая II, Императора всех русских, по заказу г-на Лардере, оружейника Его Величества Императора России. Бескурковое эжекторное ружьё Лебо-Куралли, комплектуется стволами из компримированной стали сэра Джозефа Витворта, чоки в обоих стволах, бой доведён до совершенства, тройное запирание «Screw-Grip» или Пёрдэ, двойные шептала для безопасности, патентованный эжектор Куралли, правый спусковой крючок складывается. Ружьё прекрасно гравировано, непревзойдённые материалы, отделка и мастерство исполнения, за пару 192 фунта стерлингов. Вес в 20 калибре от 6 и 1/4 фунта. За многие годы целенаправленных поисков, к сожалению, мне так и не удалось найти ружьё, соответствующее этому описанию. Ни один из дробовиков, представленных в Интернете или где бы то ещё как Grand Russe, в действительности этой моделью не является.

Модель № 91.

 

Ружьё эжекторное для загона, тип «Великий Князь», модель № 91. Тип, созданный для Их Императорских Высочеств Великого князя Николая и Великого князя Алексея, по заказу г-на Лардере, оружейника Его Величества Императора России. Бескурковое эжекторное ружьё Лебо-Куралли, комплектуется стволами из компримированной стали сэра Джозефа Витворта, чоки в обоих стволах, бой доведён до совершенства, тройное запирание «Screw-Grip» или Пёрдэ, двойные шептала для безопасности, патентованный эжектор Куралли, правый спусковой крючок складывается. Ружьё очень высокого качества, художественная отделка, используются самые лучшие материалы, за пару 172 фунта стерлингов. Ружьё 12 калибра, укомплектованное стволами 30 дюймов, весит около 7 фунтов. Добавлю, что хотя в описании указаны «Screw-Grip» или Пёрдэ, на рисунке чётко просматривается болт Гринера.

Великий князь Алексей Александрович (слева) и Великий князь Николай Михайлович (справа).

Великий князь Алексей Александрович (в центре) с генералом Кастером. Буффало Билл (справа).

Обложка книги Великого князя Николая Михайловича и фотография из неё с самим князем после охоты на гусей.

Великий князь Николай Николаевич (слева). Он же на охоте в Першино (крайний справа).

 

Несколько слов о Великих князьях, в честь которых назван этот тип ружей. Князь Алексис (Duc Alexis), как называли его иностранцы, без сомнений — Алексей Александрович Романов (1850-1908), четвёртый сын Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны. О его охотничьих подвигах известно не много. Самый примечательный эпизод — это охота на бизонов в американских прериях в январе 1872 года с генералом Джорджем Кастером, знаменитым охотником Уильямом Коди (Буффало Билл) и индейцами. Что касается «Великого князя Николая» (Duc Nicolas), то, в принципе, заказчиков Лардере могло быть трое: Николай Константинович (1850-1918), Николай Николаевич (1856-1929) и Николай Михайлович (1859-1919). Все — страстные охотники: Николай Михайлович, написавший замечательную книгу «Наблюдения по охоте на диких гусей», Николай Николаевич (младший), основатель знаменитой Першинской охоты, или Николай Константинович, охотившийся в Туркестане на тигров, а свой дом в Ташкенте украсивший статуями охотничьих собак. Всё же, если немножко знать историю и суть скандала в семье Императора, после которого Николай Константинович превратился в изгнанника, жившего под чужим именем, то очевидно, что его нужно исключить из этого списка «претендентов», а вопрос: кто из двух оставшихся Великих князей был заказчиком Лардере — оставить будущим исследователям.

Модель № 86

 

Ружьё эжекторное открывающееся, тип «Князь Голицын», модель № 86. Тип, созданный для Его Высочества князя Голицына, губернатора Кавказа, по заказу г-на Лардере, оружейника в Санкт-Петербурге. Эжекторное бескурковое ружьё Лебо-Куралли, стволы из компримированной стали Wahlreyne, первоклассный бой, прямоугольная колодка, тройное запирание Пёрдэ, врезка с тремя фестонами, механизм позолочен, три прекрасные cюжетные гравюры, английская поверхностная закалка, ружьё крайне прочное, лёгкое, материалы и мастерство высшего класса, ружьё с патентованным эжектором Куралли стоит 48 фунтов стерлингов. Такое же без эжектора — 40 фунтов стерлингов. Вес ружья 12 калибра со стволами 27 и 1/2 дюйма — около 6 и 1/2 фунтов.

Князь Г.С. Голицын

Ружьё Лебо-Куралли № 37024. Фото: guns.ru

 

На фото вверху, конечно, не «Князь Голицын», но прямоугольная колодка с тремя фестонами, запирание Пёрдэ и эжекторы Куралли присутствуют. Нетипичная для Льежа форма колодки и «английская закалка» наталкивают на вопрос: знаем ли мы о том, как было организовано техническое взаимодействие между «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» и материнской компанией? Замечу, что князь Григорий Сергеевич Голицын не был «губернатором». С 1896 по 1904 год он в звании генерала от инфантерии служил главноначальствующим гражданской частью на Кавказе, командующим войсками Кавказского военного округа и атаманом Кавказских казачьих войск.

Модель № 96.

 

Ружьё Лебо-Куралли, напоминающее  тип «Шереметев» (кроме верхнего узла запирания).

 

Ружьё эжекторное для загона, тип «Шереметев», модель № 96. Тип, созданный для Его Сиятельства графа Шереметева, адьютанта Его Величества Императора России по заказу г-на Лардере. Бескурковое эжекторное ружьё Лебо-Куралли, стволы «demi-block» из компримированной стали Wahlreyne, сверловка — чоки, бой точно отрегулирован, тройное запирание «Screw-Grip» или Пёрдэ, колодка с крыльями, круглая в передней части, боковой предохранитель, правый спусковой крючок складывается. Ружьё, укомплектованное патентованным эжектором Куралли, гравированное, отделка и мастерство исполнения очень высокого качества, стоит 60 фунтов и 16 шиллингов. Такое же без эжектора стоит 53 футна 12 шиллингов. 12 калибр со стволами 30 дюймов весит около 6 и 3/4 фунтов.

Граф Дмитрий Сергеевич Шереметев.

 

Граф Дмитрий Сергеевич Шереметев (1869-1943), в детстве и юности дружил с будущим царём Николаем II. Выходец из очень богатой и родовитой семьи, граф был увлечённым охотником. Компанию в этом деле ему, как правило, составляла жена Ирина Илларионовна Воронцова-Дашкова. В  27 лет полковник Шереметев был назначен флигель-адъютантом царя и переведён из Кавалергардского полка в Свиту Его Императорского Величества.

Модель № 101.

Ружьё, идентичное «Князю Кудашеву». Существенные признаки: эжектор Куралли (спиральные пружины сняты) и форма головки колодки.

 

Ружьё эжекторное для садочной стрельбы, тип «Князь Кудашев», модель № 101. Тип, созданный для Его Высочества князя Кудашева по заказу г-на Лардере, оружейника Его Величества Императора России. Бескурковое ружьё Лебо-Куралли, комплектуется стволами с целиковыми крюками из компримированной стали Wahlreyne, передняя часть колодки круглая, тройное запирание «Screw-Grip» или Пёрдэ, съёмные боковые основания, двойные шептала для безопасности, пружины впереди, бой отрегулирован для максимальной кучности и резкости, патентованный эжектор Куралли, английская поверхностная закалка. Прекрасно гравированное и отделанное ружьё в лучшем стиле Лебо для садочной стрельбы стоит 80 фунтов стерлингов. Такое же для охоты стоит 68 фунтов стерлингов.

Кто из князей Кудашевых был заказчиком Лардере, выяснить пока не удалось. «Претендентов» четверо: дипломаты братья Иван Александрович и Николай Александрович, профессор Киевского политехнического института Александр Сергеевич  и камергер Двора, статский советник Сергей Владимирович. Князь Александр Сергеевич Кудашев — пионер воздухоплавания и авиационный конструктор. Не имея родового поместья и постоянного дохода, он был стеснён в средствах, а садочная стрельба в то время была спортом богатых. Что касается остальных князей Кудашевых, то любой из них мог быть садочным стрелком и охотником. Возможно, стоит принять во внимание то, что князь Иван Александрович Кудашев в качестве посланника с 1910 по 1913 год находился в Бельгии.

Результаты охот в Беловежской пуще .

 

Связаны ли заказчики Лардере чем-нибудь ещё, кроме принадлежности к древним родам и близости ко Двору? Великий князь Николай Михайлович и граф Дмитрий Сергеевич Шереметев любили охотиться в Звадах, что на озере Ильмень. В кавказских охотах Великого князя принимал участие князь Голицын, а потом сменивший его в качестве наместника на Кавказе граф  Илларион Иванович Воронцов-Дашков, тесть графа Шереметева. Великие князья и граф Шереметев участвовали в охотах в Беловежской пуще и Спале (фото вверху). Другими словами, это был узкий круг высокопоставленных любителей охоты, в котором информация об оружии и его производителе могла циркулировать и обсуждаться, как  это обычно происходит в любом коллективе охотников.  

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть VI. «Князь Куракин».

(Часть I.)            (Часть II.)            (Часть III.)              (Часть IV.)                 (Часть V.)

DSC_0225

Модель №78

 

Автор единственной книги о Лебо-Куралли, Марко Нобили (Marco E. Nobili. «Lebeau-Courally. Guns & Rifles maker since 1865»), написал о «Князе Куракине»: «Встречается редко, представляет коллекционный интерес». Нобили никогда не держал в руках это ружьё, впрочем, как и большинство его коллег. Оно никогда не продавалось на оружейных аукционах, о нём слышали многие интересующиеся охотничьим оружием, но видели его единицы, потому что оно действительно редкое, похоже, самое редкое из ружей Лебо-Куралли. Интрига вокруг этого ружья связана с ещё одной фразой Нобили: «Возможно, вся серия поставлена напрямую английской фирмой». Сомнения, посеянные Нобили, подпитывались тем фактом, что Куралли в своей книге воспроизвёл изображение ружья и замка компании Westley-Richards, а не модели Webley-Lebeau-Courally №78. Однако познакомившись с «Куракиным» поближе, могу с полной уверенностью утверждать, что этот дробовик изготовлен в Льеже. Геометрические параметры колодки и элементы конструкции повторяют архетип, традиционный для льежского оружейного дела.

DSC_0285

Эти два ружья собраны одним и тем же производителем – компанией Webley-Lebeau-Courally («Князь Куракин» слева).

 

В книге Куралли можно прочитать, что компания Вестли – Ричардс продавала лицензии на производство системы со съёмными замками. Труд бельгийского рабочего в довоенной Европе стоил меньше труда британского. Между тем, цена модели № 78 Лебо-Куралли (192 фунта за пару) приблизительно соответствовала цене модели аналогичного исполнения у Вестли — Ричардс (от 170 до 230 фунтов за пару). Если ещё учесть, что цена Вестли – Ричардс – это нетто-цена, то есть цена, условно, «с завода», а цена Лебо-Куралли – каталожная, включающая комиссию дилера (агента), то становится понятно, что «Князь Куракин» не мог изготавливаться в Бирмингеме и по экономическим соображениям.

DSC_0052

Устройство ружья «Князь Куракин».

DSC_0260

DSC_0271

DSC_0273

Гравировка  впечатляет.

 

Представленный образец модели № 78 типа «Князь Куракин» — первый номер из пары, изготовленной  по заказу из России. Ружьё со стволами из стали Витворта длиной 76 см весит 3.16 кг. Вес стволов 1445 гр. в точности соответствует клейму. Дульные сужения – 0,2 мм в обоих стволах. Затвор, работающий от верхнего рычага, состоит из рамки, заходящей на два подствольных крюка, и задвижки Пёрдэ. Ружьё имеет  эжекторы Дили и предохранитель, запирающий спусковые крючки. Тонкая гравировка покрывает всю колодку, основание спускового механизма, спусковую скобу, рычаг затвора и кнопку предохранителя.

P1010291

Запись в книге заказов о ружье № 34464.

 

Из книги заказов (фото вверху) следует, что, во-первых,  ружьё №34464 составило пару с ружьём №38108, которое было выпущено в 1912 году. Во-вторых, заказчиком выступило Гвардейское экономическое общество, как известно, открывшее в 1909 году самый большой универсальный магазин в Санкт-Петербурге. В новом универмаге имелся оружейный отдел. Монограмма на ружье, а также сопоставление исторических фактов позволяют предположить, что эта пара была заказана для члена правления Гвардейского экономического общества Николая Михайловича Потапова (1871 — 1946), которому в 1912 году было присвоено звание генерал-майора. Человек невероятной судьбы, один из немногих старых военных специалистов, уцелевших  в годы сталинских репрессий, Н.М. Потапов похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Могила_генерал-лейтенанта_Николая_Потапова

Могила Н.М. Потапова на Новодевичьем кладбище.

 

P1010498

Запись в книге заказов о парах ружей №№ 33704/33705 и 33706/33707

 

Выше показан снимок страниц из книги заказов с записями, относящимися к ружьям с номерами 33704/33705 и 33706/33707. Обе пары были заказаны Лардере в 1903-1904 годах. В отличие от 1912 года, в описании нет названия «Князь Куракин», а есть «Westley demontables» (съёмные замки типа Westley). Ещё одна подробность: комиссия Лардере составила 97 франков 14 сантимов за пару ружей или 15% от их стоимости. Ружьё № 33706 12 калибра с патронником 65 мм, с эжекторами и болтом Гринера в качестве верхнего узла запирания до сих пор живо и находится в РФ. Все известные на сегодняшний день дробовики Лебо-Куралли с замками типа «Westley demontables» были изготовлены для российских заказчиков. Поэтому неудивительно, что информация о них иногда приходит из бывших советских республик, например, из Узбекистана, где находится ружьё 20 калибра № 34947. Второе из пары, выпущено приблизительно в 1905 году, имеет эжекторы и болт Гринера. На замках  выбито клеймо с номером бельгийского патента Дили и Тейлора (патент № 133714 от 2.11.1898). Похожее ружьё №34854 находится в России. У него стволы 12-го калибра длиной 720 мм, оба — с полными чоками, вес ружья 3.2 кг, имеются эжекторы, автоматический предохранитель и затвор с болтом Гринера. Замечу, что форма колодки ружей №34854 и №34947 вполне «английская», и не соответствует типу, традиционному для Льежа.

???????????????????????????????

???????????????????????????????

Ружьё Лебо — Куралли № 34947 20-го калибра с замками Дили — Тейлора.

DSCF4168

Ружьё № 34854 12-го калибра.

DSCF5073

Ружьё 12 калибра № 35076 с дроплоками и Webley Screw Grip в качестве верхнего узла запирания.

 

Очень редким является сочетание замков Дили-Тейлора с запиранием Webley Screw Grip, появившимся в производственной программе Лебо-Куралли в результате альянса с «The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd.» в 1902 году. Известно одно такое садочное ружьё, изготовленное в 1905 году по заказу Лардере (фото вверху). Название «Prince Kourakine» появилось в каталоге 1910 года. Описание модели №78 этого типа включало: замки, которые можно было вытащить руками без применения инструмента, стволы 12 калибра длиной 30 дюймов из стали Витворта, тройное запирание «Screw Grip» или «Purdey», эжекторы Дили, прекрасную гравировку и финишную отделку, «высочайшее мастерство и качество материалов». С таким набором свойств было изготовлено не более 10 пар ружей (данные производителя).

002

Модель №78 типа «Князь Куракин» в каталоге Webley-Lebeau-Courally 1910 года.

 

foto70

1914 год. Раут по случаю золотой свадьбы княгини Е.М. Волконской и князя А.А. Куракина (1). На фотографии: князь М.А. Куракин (2), князь А.Б. Куракин (3), князь И.А. Куракин (4).

 

В честь кого из знаменитого рода Куракиных названа модель? Пятиствольная митральеза «Князь Горчаков» имеет двух «претендентов», у ружья «Князь Куракин» их значительно больше. В 1914 году на рауте, посвящённом золотой свадьбе князя Анатолия Александровича Куракина и княгини Елизаветы Михайловны Волконской, присутствовали четыре князя Куракина: сам Анатолий Александрович, Михаил Анатольевич, Александр Борисович и Иван Анатольевич. Отпрыски старинного и знатного рода, они не состояли в прямом родстве. Анатолий Александрович Куракин (1845 – 1936), действительный статский советник, шталмейстер Двора, почетный опекун, член правовой группы Государственного совета, член Совета Русского Собрания. Михаил Анатольевич Куракин (1872 – 1932), церемониймейстер Двора, в прошлом – кавалерийский офицер, предводитель дворянства Киевской губернии. Александр Борисович Куракин (1875 – 1941), поручик запаса Лейб-гвардии Преображенского полка, камер-юнкер (1904), церемониймейстер Двора (1911), октябрист, депутат 2-й Государственной Думы от Орловской губернии, с декабря 1913 — предводитель дворянства Орловской губернии, действительный статский советник (1916). Иван Анатольевич Куракин (1874 – 1950), шталмейстер, избирался мологским уездным (1902) и ярославским губернским (1906) предводителем дворянства, в 1907-1912 депутат 3-й Государственной Думы. На рауте не присутствовали другие князья Куракины: Борис Александрович (1840 – 1922), Иван Алексеевич (1846 – 1911) и Фёдор Алексеевич (1842 – 1914). И всё же…

Kurakin_Anatoliy_Alexandrovich

Князь Анатолий Александрович Куракин (1845 – 1936)

 

Один только князь Анатолий Куракин по-настоящему блистал на небосклоне столицы. Крупный землевладелец и один из богатейших людей Российской Империи, он был кавалером многих российских и иностранных орденов. По случаю 50-летия государственной службы 26 февраля 1915 года князь получил Высочайший рескрипт с выражением благодарности за труды на благо Отечества. В 1918 он был вынужден стремительно покинуть свою усадьбу, оставив в тайнике имения, позже обнаруженного большевиками, золото, драгоценности, подарки российских императоров и художественные ценности. Жил в Париже, скончался в возрасте 92 лет, похоронен на кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа. Перфекционист, любитель всего самого дорогого и лучшего, князь Анатолий Александрович Куракин как нельзя лучше подходит на роль привилегированного заказчика Лардере, впрочем,… это же можно сказать о любом другом представителе древнего княжеского рода.