МИФЫ РОССИЙСКОГО ОРУЖИЕВЕДЕНИЯ. Три кольца Круппа. Three rings of Krupp.

 

В качестве вступления приведу выдержку из своей собственной статьи:«Появление «специальной стали» Круппа («три кольца») сопровождалось публикациями результатов всевозможных испытаний, доказывающих её превосходство над другими ствольными материалами. Несмотря на то, что на некорректность этих испытаний обращали внимание его современники, С.А. Бутурлин, опираясь только на публикации в иностранной печати, начал пропагандировать достоинства крупповской стали. При этом, веря рекламе, он думал, что «специальная сталь» эксклюзивно поставляется на J.P. Sauer & Sohn, а Мацка безуспешно пытался там заказать стволы. В 1898 году Бутурлин получил информацию от представителя Круппа в Англии Августа Рейхвальда, что стволы из стали Круппа (гладкие) можно приобрести по цене 50 шиллингов (24 рубля) за пару и 70 шиллингов (30 рублей) — за спаянный блок (если покупалось менее дюжины, то цена увеличивалась на 10 шиллингов), после чего написал Мацке: «…реклама Зауэра — вздор». Мацка впоследствии по желанию клиентов иногда заказывал  ствольные блоки из «специальной стали» Круппа у Килби». Удивительно, со времён Бутурлина прошло целое столетие, но миф о «трёх кольцах» и крупповской стали всё ещё жив…

Надпись Special Gewehr-Lauf-Stahl Fried.Krupp ESSEN на стволах «парадокса» С.А. Бутурлина, законченного Ф.О. Мацкой в 1900 году.

Надпись Special Gun Barrel Steel (три кольца) Fried. Krupp — ESSEN -на ствольном блоке Килби, изготовленном дополнительно к ружью Ф. Мацки №177 в 1898 году.

 

Из  каталогов  компании J.P. Sauer & Sohn 1907 и 1912 годов: «Специальное примечание в качестве ответа на часто задаваемые вопросы. С тех пор как компания Fried. Krupp в Эссене производит «специальную сталь» для охотничьих стволов, эластичность которой при высоком давлении газов до сих пор превосходила любую другую ружейную сталь, и «по контракту» передала нам единственным право на обработку и утилизацию этой «благородной стали» при производстве охотничьих ружей, на них было название:

Spezial-Stahl или Prima Kruppscher Gewehrlaufstahl

Кроме компании Fried. Krupp-Essen, другие сталелитейные заводы, наверно, также производят сталь для оружейных стволов, к которой они или их клиенты добавляют обозначение «специальная сталь». Поэтому любой охотник, желающий получить ствол своего оружия из «благородной стали» компании Fried. Krupp-Essen, должен позаботиться о том, чтобы на таких стволах обязательно была надпись:

и фабричная марка Круппа (три кольца, см. изображение выше), которая может наноситься на стволы охотничьих ружей только нашей компанией. Другой Prima Kruppschen Gewehrlaufstahl не должно быть, потому что компания Fried. Krupp не поставляет, кроме нас, другим производителям охотничьего оружия лучших марок ружейной стали, чем: Krupp’s Guss-Stahl для пулевых стволов и Krupp’s Fluss-Stahl для дробовых стволов, поэтому название Prima Kruppscher Gewehrlaufstahl не должно применяться другими производителями для маркировки». В каталоге 1912 года последнее предложение «усилено»: применение названия Prima Kruppscher Gewehrlaufstahl другими производителями является «обманом».

Из каталога  1926 года компании J.P. Sauer & Sohn:«МАТЕРИАЛ ДЛЯ СТВОЛОВ. Для стволов наших ружей мы употребляем исключительно крупповскую «тигельную плавленую сталь», или крупповскую «специальную сталь для ружейных стволов», или крупповскую нержавеющую сталь марки «Nirosta». Стволы из тигельной плавленой стали имеют надпись:

FLUß-STAHL KRUPP-ESSEN

Стволы из специальной стали имеют надпись:

Стволы из нержавеющей стали «Nirosta»  имеют надпись:

Тогда как сталь марки «Nirosta» только теперь прокладывает себе путь своими выдающимися особенностями и представляет новейшее достижение, стволы из «тигельной плавленой стали» и «специальной стали для ружейных стволов» отличнейшим образом зарекомендовали себя в течении десятилетий. В связи с этим мы не изготавливаем стволы из какого-либо иного материала. Считаем нужным одновременно заметить, что фабричная марка Круппа, состоящая из трех соединенных колец, по договору с фирмой Круппа может применяться для «специальной стали для ружейных стволов» и для стали марки «Nirosta» исключительно нашей фирмой».

Из каталога 1940 года компании J.P. Sauer & Sohn: «Ствольный материал. Для стволов нашего оружия мы используем исключительно крупповскую тигельную ствольную сталь или крупповскую специальную сталь для ружейных стволов, а также инертную к ржавчине крупповскую сталь Inerso или нержавеющую крупповскую сталь Nirosta. На стволах есть надписи:

В то время как стали Krupp-Nirosta и Krupp-Inerso открывают новые возможности благодаря своим выдающимся свойствам, стальные стволы Krupp-Tiegelflußstahl и Krupp-Special-Gewehr-Laufstahl хорошо зарекомендовали себя на протяжении десятилетий. Поэтому мы не изготавливаем стволы из другого материала. На данный момент мы только хотим отметить, что обработка нержавеющей крупповской стали (Krupp-Inerso-Stahl и Krupp-Nirosta-Stahl) для пулевых и дробовых стволов в соответствии с контрактом с фирмой Krupp может производиться только нашей компанией». 

Завод Martinwerk VII в Бергеборбеке.

 

Итак, перед войной компания J.P. Sauer & Sohn использовала 4 марки крупповской стали: Fluss-Stahl (она же Krupp-Laufstahl), Spez(c)*ial-Gewehrlauf-Stahl, Nirosta и Inerso. Fluss-Stahl (Krupp-Laufstahl) использовалась для производства дробовых стволов. Из Special-Gewehrlauf-Stahl, а также Nirosta и Inerso могли изготавливаться и пулевые, и дробовые стволы. Замечу, что изначально качественная ствольная сталь была тигельной (Tiegelflußstah). Fluss-Stahl (она же Krupp-Laufstahl) таковой и осталась. Special-Gewehr-Laufstahl, вероятно и скорее всего, была мартеновской, и не только потому, что в каталоге она не упоминается, как Tiegelstahl. Есть определённые закономерности развития технологий. В этом смысле Германия не просто не отставала от других стран, напротив — она была впереди. В 1926 году немцы произвели 194600 тонн стали, из них тигельной — менее 1000 тонн (0,56%). Электросталь составила 4,9%,  мартеновская сталь (основной процесс) — 62%, мартеновская (кислый процесс) и конвертерная — 32,6%. Нержавеющая сталь выпускалась заводом Martinwerk VII в Бергеборбеке, входившим в состав металлургического комбината Круппа в Эссене — Gußstahlfabrik, Essen. Martinwerk означает «мартеновский завод». *(Не ясно, в чём смысл замены буквы z на с в словосочетании spezial stahl (специальная сталь). К верному, с точки зрения грамматики, написанию вернулись после Второй мировой войны).

Стволы Круппа на английском ружье.

 

Металлургические компании Cockerill (Бельгия) и Armstrong-Whitworth (Англия) поставляли производителям так называемые «сырые» стволы (трубки) с соответствующей геометрией снаружи и отверстием диаметром, близким будущему калибру. Не думаю, что Крупп в этом смысле был исключением и поставлял поковки, которые где-то ещё обтачивались и сверлились. На фотографии (вверху) показано английское ружьё с крупповскими стволами и надписью GUSSSTAHL KRUPP ESSEN, нанесённой промышленным способом. Если бы стволы были выполнены из какой-нибудь «заготовки», то эта надпись, естественно, не сохранилась. В Зуле перед войной было несколько ствольных «фабрик». Две самые большие порознь принадлежали братьям Келберам (Wilhelm Kelber, клеймо WK  и Louis Kelber, клеймо LK). Слово «фабрика» взято в кавычки, поскольку это были небольшие предприятия, при нацистах встроенные в технологическую цепочку производства короткоствольного оружия. Клейма WK и LK можно увидеть, например, на стволах охотничьих ружей Sauer или Merkel. Могли ли на Зауэре или у Келберов заниматься изготовлением дробовых стволов методом глубокого сверления поковок? Думаю, могли. Занимались ли? Серийно вряд ли, поскольку это было дорого, а ружья Зауэр в массе своей были дешёвыми. Действительно крупное ствольное производство представляла собой фабрика Gustloff-Rennsteigwerk рядом со Шмидефельдом, построенная в 1937-1938 годах. Не думаю, что предприятие, специально созданное для выпуска пулемётных стволов c использованием самых современных технологий, занималось ещё и дробовыми стволами.

«Три кольца» не являлись маркой ружейной (ствольной) стали. Таблички с вагона и тепловоза (справа), выпущенных концерном Круппа.

Надпись Special Gewehr Lauf Stahl Fried. Krupp ESSEN вокруг «трёх колец» на стволах ружья J.P. Sauer & Sohn № 80913.

Надписи GUSS STAHL и  GUSS-ST на одном из стволов (второй — дамасковый)  ружья Зауэр № 19130. Фото:  morphyauctions.com

 

Из прейскуранта магазина А.В. Тарнопольского на 1900 год.

 

9 декабря 1875 года торговая марка в виде трёх пересекающихся колец была зарегистрирована фирмой Fried. Krupp из Эссена для своей стали и железа, а также товаров из этих материалов. «Три кольца» символизировали стальные бандажи железнодорожных колёс. Если верить каталогам, то по соглашению с Круппом марка «три кольца» наносилась на стволы ружей Зауэр, изготовленные из Special-Gewehrlauf-Stahl, а впоследствии — из Nirosta и Inerso. Петер Арфман, директор Waffenmuseum Suhl — оружейного музея Зуля, в своей книге о компании Зауэр утверждает, что соглашение было заключено в 1893 году. Из этого вовсе не следует, что с этого момента компания J.P. Sauer & Sohn использовала только стальные стволы. В 1900 году русские оружейные магазины, наряду со стволами из «специальной стали» Круппа, предлагали двустволки Зауэр с дамасковыми стволами. Что касается «эксклюзивности» поставок на Зауэр стволов из «специальной» стали под маркой «три кольца», то, судя по примеру, приведённому в начале статьи, в соглашении, возможно, были исключения, или же сотрудники Круппа иногда игнорировали договорённости. Думаю, что трубки из «специальной» стали могли поставляться прочим производителям под другим названием. Например, на довоенных экспортных ружьях FR. WILH. HEYM можно увидеть надпись «Grade 4A. Krupp Fluid Steel Barrel».

Надпись на стволах штуцера Зауэр №  13665 “Prima Krupp Stahl”. Фото:morphyauctions.com

Надписи на стволах со словами Prima и Krupp.

Страница из каталога Beretta на 1939 год.

 

Prima в переводе с немецкого — первоклассная. Если верить каталогам Зауэр, с момента начала своего производства специальная сталь (Spezial-Stahl) для оружейных стволов сопровождалась надписями на стволах, включавшими это слово. Кроме стволов ружей Зауэр, существует множество других, на которых соседствуют «Prima» и «Krupp» в разных комбинациях (фото вверху). Не думаю, что все они являются «обманом», как об этом написано в каталоге. В некоторых случаях слово Prima сопровождало марку Fluss Stahl, а кто-то действительно жульничал. Вполне можно допустить, что за названием Prima Gewehr Lauf Stahl могла скрываться «специальная сталь». В пользу этого предположения говорит, например, страница из каталога компании Beretta, где в описании указана Prima…(tipo 3 anelli), что в переводе на русский означает «типа 3 кольца». Между тем, на стволах чётко читается SPECIAL GEWEHRLAUF STAHL (фото вверху).

Фридрих Альфред Крупп (1854-1902), Густав Крупп фон Болен и Гальбах (1870-1950) и Альфрид фон Болен и Гальбах (1907-1967)

 

При всём обилии информации о семействе Крупп, об истории производства ружейных стволов из крупповской стали практически ничего неизвестно. Переписка по этому вопросу с ALFRIED KRUPP VON BOHLEN UND HALBACH-STIFTUNG HISTORISCHES ARCHIV KRUPP (исторический архив Круппа фонда Альфрида Круппа фон Болен и Гальбах) новых фактов или документов не принесла. Тем не менее, картину до 1925 года удалось восстановить.

Панорама Gußstahlfabrik — гигантского комбината Круппа в Эссене.

 

Первое свидетельство интереса Круппа к стволам из стали относится к 1836 году. Примерно в это время Герман Крупп написал из Мюнхена своему брату Альфреду, что его знакомый торговец оружием хотел бы заказать пару стволов из литой стали, изготовленных также, как делают железные стволы, а именно: плоскую кованую пластину свернуть в трубку, чтобы продольные края могли быть сварены вместе. Заказ не был выполнен, поскольку у Альфреда Круппа не оказалось инструмента для расточки стволов. В 1840 году в прусскую армию поступили первые винтовки Дрейзе. Бесшовные стальные трубки казались в связи с этим весьма перспективным товаром. Крупп оказался одним из первых, придумавших технологию, позволявшую получать из литой стали трубки отличного качества. Вот как он сам её описывал: «Вначале сквозь слиток стали пробивалось отверстие, затем слиток растягивали, проковывая его на холодном дорне. В полученное таким образом отверстие заливалась жидкая сталь. Ствол разогревался и вытягивался на наковальне, и пока он был ещё тёплый, сердечник вытаскивали. Наконец ствол заканчивали ковкой на холодном дорне». Весной 1844 года Крупп отправил два своих ствола военному министру Пруссии, сопроводив их письмом, в котором написал: «Мне удалось изготовить отливку из стали, наделенную качеством прочности, чистоты и пластичности в большей степени, чем любой другой металл». Военное министерство отказалось их проверять и отослало обратно, отметив, что они не могут быть использованы, поскольку существующие стволы винтовок отвечают всем требованиям. Тем не менее, в 1847 году Дрейзе заказал у Круппа стальные ствольные заготовки, поскольку в его винтовках дамасковые стволы часто не выдерживали. Стволы Дрейзе изготовил сам методом сверления. С начала 50-х годов все винтовки прусской армии стали оснащаться стальными стволами. Финансовый успех в данном случае обошёл Круппа стороной, так как его технология ковки оказалась сложнее и дороже, чем у конкурентов, изначально делавших ставку на глубокое сверление. Ружейные стволы мало интересовали Круппа. Он рассматривал их как эксперимент в действительно крупном деле, связанном с применением литой стали для изготовления пушечных стволов. (Посмотреть хронику 1908 года).

Фриц Астхёвер (Fritz Asthöwer) — «отец» крупповской ствольной стали.

 

Тема крупповской ружейной стали тесно связана с именем немецкого металлурга Фрица Астхёвера (Fritz Asthöwer). Он родился 21 декабря 1835 года в Кёльне. Учился в Берлине. Ещё до окончания учёбы был принят на работу в Sayner Hütte — прусский государственный металлургический завод. В 1857 году там же получил должность инженера. В 1859 году Астхёвер перешёл в компанию Falkenroth, Kocher & Co в Хаспе, которая имела доменную печь, а также пудлинговое и прокатное производство. Через год стал директором мастерских железной дороги Кёльн-Минден. В 1862 году вернулся на должность ассистента директора в компанию Falkenroth, Kocher & Co. В 1866 году Фриц Астхёвер переехал в Виттен, чтобы занять должность директора металлургического завода Steinhäuser Hütte, одним из первых в Германии успешно применившим бессемеровский процесс получения стали. В 1868 году началось строительство металлургического завода в Аннене. В 1870 году завод заработал, будучи собственностью компании Stein & Co во главе с Августом Штайном. Партнёрами Штайна были 4 человека, включая Фрица Астхёвера. В 1875 году Астхёвер переехал в Аннен и 5 мая приступил к работе в качестве технического директора. В сентябре 1876 года, после ухода Штайна, Астхёвер занял пост директора завода, который перешёл в собственность его компании Fritz Asthöwer & Co. Выпускался широкий спектр продукции, успех которой на выставке 1880 года в Дюссельдорфе привлёк внимание Альфреда Круппа и его сына Фридриха. Круппы начали переговоры о покупке завода. Сделка состоялась в ноябре 1886 года, а в 1887 году на Пасху Фриц Астхёвер перебрался в Эссен в качестве члена совета директоров компании Круппа. Его деятельность как металлурга и инженера трудно переоценить. Высококачественное стальное литьё, модернизация совместно с Siemens тигельного производства, внедрение мартеновского процесса, ввод в эксплуатацию в 1890 году штамповочного производства, оснащённого самыми мощными в мире прессами, приобретение  Grusonwerk и вся броневая тематика — во всём этом принимал участие Фриц Астхёвер. В ноябре 1896 года он вышел в отставку, но, находясь на пенсии, консультировал и помогал коллегам в деле развития верфей Круппа и доменного завода в Райнхаузене, который впоследствии стал Friedrich-Alfred-Hütte. Фриц Астхёвер оказался добрым ангелом для Эмиля Шкоды, которому оказал техническую помощь при строительстве металлургического завода Pilsener, открывшегося 21 августа 1886 года. Фриц Астхёвер присутствовал на открытии в качестве почётного гостя. Этот, по воспоминаниям современников, весёлый и жизнерадостный человек скончался 16 октября 1913 года.

Реклама завода в Аннене в качестве производителя известных марок крупповской ствольной стали. 1922 год. Внизу приписка: «Мы отмечаем, что штамп на готовых стволах должен иметь именно такую формулировку; любое отклонение выдает подделку».

 

Завод Krupp-Stahlwerk в Аннене.

 

С 1886 года производство крупповских ружейных стволов и стали для них было сосредоточено на заводе в Аннене, и это была сталь Фрица Астхёвера. Когда завод принадлежал ему, в числе прочей продукции он выпускал корабельные якоря. Думаю, поэтому на некоторых стволах надписи типа Prima…..Stahl сопровождает изображение перекрещенных якорей. В 1887 году на заводах Круппа под патронажем Астхёвера началось модернизация тигельного (совместно с Simens) и освоение мартеновского процесса. Эти инновации были также внедрены на заводе в Аннене. Данный факт подтверждает предположение, что «специальная» сталь для оружейных стволов могла стать результатом появления мартеновского процесса у Круппа. Экономические последствия Первой мировой войны и оккупация Францией Рура привели к кризису 1924-25 годов. Одной из мер по спасению бизнеса стало закрытие завода в Аннене в 1925 году и перенос производства в Эссен. На территории  закрытого завода расположилась электротехническая компания Wickmann Werke AG.

Завод Gußstahlfabrik, Essen до и после бомбардировок союзниками.

 

В 1929 году концерн Круппа включал в себя: сталелитейный завод в Эссене (Gußstahlfabrik, Essen), доменный завод в Рейнхаузене (Friedrich-Alfred-Hütte, Rheinhausen), завод Mülhofenerhütte в Энгерсе-на-Рейне (был закрыт в 1930 году), угольные шахты Helene, Amalie, Sälzer-Neuack и Hannover-Hannibul, завод Fried. Krupp Grusonwerk A.-G. в Буккау (Магдебург) и верфи Fried. Krupp Germaniawerft A.-G. в Киле. В Эссене был построен комбинат поистине циклопических размеров (для перемещения сотрудников по нему ходил трамвай), который объединял несколько заводов, имевших в своём составе прокатное, кузнечно-прессовое, металлообрабатывающее производство, а потом и машиностроительное. Выпускалась нержавеющая и обычная сталь, нелегированная и легированная, тигельная, электроплавленная, мартеновская и бессемеровская, во всех известных видах заготовок, для применения во всех отраслях. Выпускались специальные марки стали: конструкционные, буровые, быстрорежущие, инструментальные, магнитные (хромовая, вольфрамовая и кобальтовая), сталь  Izett, обладавшая высокой прочностью, устойчивостью к старению и высокой степенью защиты от выщелачивания (для паровых испарителей, котлов и теплообменников), а также стали для производства ружейных стволов и деталей оружия. В государственном архиве Тюрингии сохранилась переписка 1932-33 годов между компаниями Крупп и Зауэр по поводу поставки Krupp-Spezial-Stahl, Krupp-Spezial-Gewehrlaufstahl и Krupp-Inerso-Laufstahl. Можно предположить, что в 30-е годы Krupp-Spezial-Stahl и Krupp-Spezial-Gewehrlaufstahl были уже разными марками стали. Во время войны авиация союзников совершила 55 рейдов на завод. В результате треть из 1.5 кв. километров строений была полностью уничтожена и треть повреждена. После войны в основном сохранившиеся центральные заводы были демонтированы союзниками в качестве репараций. В результате сократилось больше производственных мощностей, чем было разрушено бомбардировками. К концу 1950 года две трети чугунолитейного завода было демонтировано, 60% разрушенных зданий и ещё 22 здания, использовавшихся в военных целях, были снесены. Был демонтирован и отправлен в СССР завод Martinwerk VII, выпускавший в том числе нержавеющую сталь, а его самый большой в мире на тот момент ковочный пресс достался Югославии. (Посмотреть хронику 1945 года)

Металлургический завод Friedrich-Alfred-Hütte. Фото: akg-images.de

 

До начала Первой мировой войны металлургический завод Friedrich-Alfred-Hütte в Рейнхаузене с 10 доменными печами производительностью 3400 тонн/час был крупнейшим в Европе. Выпускался чугун, сырая сталь, прокат и стальные детали. Friedrich-Alfred-Hütte занимал лидирующие позиции в производстве железнодорожных рельсов и шпунтованного листа. Во время войны бомбардировки повредили завод, но не уничтожили.  26 ноября 1945 года с разрешения английских оккупационных властей была раздута первая домна. В 1947 году завод был выделен из группы Круппа и исключён из списка репараций.

Завод Fried. Krupp Grusonwerk A.-G. в Магдебурге до и после бомбардировок союзниками.

 

Завод Grusonwerk в Магдебурге начинал как чугунолитейное и машиностроительное предприятие, а также как верфь на Эльбе. В 1869-1872 годах был построен новый завод. В 1887 году он начал производить литейную сталь. В 1893 году Крупп купил предприятие и превратил его в центр тяжёлого машиностроения своей группы, выпускавший разнообразные машины и оборудование для различных отраслей промышленности, включая металлургическую, химическую, пищевую и сельскохозяйственную. Производство брони, пушек и турелей к ним было перенесено в Эссен. При нацистах и в годы войны завод производил танки, а также специальные моторные транспортные средства: гусеничные и полугусеничные тягачи, эвакуаторы и грузовики. Перед приходом советских войск 80% предприятия оказалось разрушенным. 1 ноября 1946 года на базе сохранившихся производственных мощностей было организовано советское акционерное общество (SAG) Maschinenfabrik Krupp-Gruson, которое 1 января 1954 года было реорганизовано в народное предприятие VEB Schwermaschinenbau «Ernst Thälmann» (комбинат тяжёлого машиностроения, не путать с одноимённым народным предприятием в Зуле).

К чему эти факты? Приведу выдержку из статьи коллеги:«Осенью 1949 г. Германия распалась на два независимых государства, но, несмотря на это, предприятие VEB FORTUNA в Зуле получало из ФРГ заготовки ореховой древесины и сталь от металлургического концерна Fried. Krupp A.-G. Essen, в том числе Special-Gewehr-Lauf-Stahl, стволы которой на прежних, довоенных, ружьях клеймились легендарной маркой «три кольца». С распадом Германии, созданием военных блоков НАТО и «Варшавского Договора» в отношениях государств из противостоящих систем наметились признаки «холодной войны». После подавления восстания немецких трудящихся в 1953 г. власти ГДР начали «закручивать гайки» во всех отраслях народного хозяйства. Ответ Запада не заставил ждать: поставки сырья из ФРГ прекратились. С 1953 по 1956 год из-за нехватки качественных материалов снизился объём выпускаемой продукции и на заводе VEB FORTUNA, который к тому времени вошёл в объединение предприятий под общей вывеской VEB Ernst Thälmann Werke, Kombinat Suhl. В октябре 1955 г. между ГДР и Советским Союзом были заключены договорные торговые отношения, и уже с января следующего года оружейные заводы Зуля начали получать высококачественный кавказский орех и ижевскую сталь марки 50А. Это именно та сталь, что использовали отечественные оружейники в широко известных моделях двустволок ИЖ-54, ИЖ-57, ИЖ-58, ИЖ-59 Спутник, ИЖ-12 и других. Чтобы отличать ижевский ствольный материал от стали Круппа, предприятие ввело новую маркировку – клеймо «четыре переплетающихся кольца» с надписью SPECIAL-GEWEHR-LAUF-STAHL».

Я не буду анализировать каждое предложение, поскольку 100% верно только одно, в котором говорится о стали 50А, и которую действительно использовали советские производители охотничьего оружия (и не только его). Всё остальное, с точки зрения фактологии, выглядит, мягко говоря, сомнительно. Из письма коллеге и ответ на него. «Скажите, пожалуйста, откуда у Вас информация, что за клеймом «4 кольца» скрывается ижевская сталь, и что Зулю было отказано в поставках из Эссена из-за политики?» Ответ: «Данная информация не подтверждена ни печатными, ни архивными источниками. В свое время (1970-е — 1980 гг.) это мнение было распространено в комиссионных магазинах на Б. Андроньевской ул., позже на ул. Соломенная Сторожка среди специалистов, скупщиков и продавцов, хотя предполагаю, что доля правды в этом есть«. В принципе, дальше можно было бы ничего и не обсуждать, но послевоенная история производства охотничьего оружия в Германии сплошь состоит из «белых пятен», поэтому продолжу…

Как из Эссена что-то могло поставляться в советскую зону оккупации? Разумеется, какое-то количество стволов могло уцелеть на складах после бомбардировок, и какими-то путями они могли оказаться в Зуле, но всерьёз утверждать, что они выпускались после войны в Эссене, да ещё с надписями Fried. Krupp, A.-G., когда сам Алфрид Крупп был осуждён в 1948 году, а его имущество конфисковано, может только тот, кто не знает истории. Приличное количество заготовок и готовых стволов могло сохраниться на самой фабрике Зауэр и у других производителей Зуля, поскольку все они использовали крупповскую сталь. В государственном архиве Тюрингии имеется переписка с заводом Круппа в Эссене по вопросу поставок ствольной стали, которая заканчивается в 1946 году. То, что после 1946 года этот вопрос больше не поднимался, скорее всего, свидетельствует об отсутствии каких-либо поставок.

Надпись на стволах ружья J.P. Sauer & Sohn, Eckernförde 1953 года.

 

Как известно, 25 мая 1951 года в ФРГ стараниями Рольфа Зауэра в лице его сына Рольфа Дитриха Зауэра была зарегистрирована компания J.P. Sauer & Sohn AG. Уже в 1952 году появились первые ружья под маркой новой компании. Почему же она, в порядке возрождения былой славы, не воспользовалась сталью с «тремя кольцами»? Вопрос конечно же риторический, если учесть всё вышесказанное. На стволах первых «западных» Зауэров можно прочитать SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL. В 1953 году появилась ещё одна надпись — Spezial Laufstahl Bochumer Verein  c эмблемой Бохумской ассоциации производителей литой стали. В Бохуме  ещё до нацистов выпускали ствольную сталь. В 1925 году там полностью отказались от тигельного и бессемеровского процессов в пользу мартеновского. Это косвенный аргумент в пользу, вероятно, таких же технологических изменений у Круппа в Эссене. Кстати, на заводе в Бохуме впервые был внедрён метод центробежного литья для производства стволов, которые устанавливались, например, на знаменитые зенитные орудия Flak 18/36/37 калибра 88 мм. В 1947 году оборудование завода было частично демонтировано в счёт репараций. В 1951 году началось возрождение. Символично, что в 1963 году Bochumer Verein был поглощён группой Круппа. (Посмотреть хронику 1945 года)

Надпись на ружье FORTUNA (бывший Зауэр).

Надпись на стволах ружья Simson 1950 года, поставленного в СССР (слева), и 1951 года, экспортированного на Запад (справа).

 

Рассмотрим надписи на стволах послевоенных ружей. Ружья Haenel, Nothnagel, Otto Reif, Strempel, Sauer, Simson (1945-49): Special-Gewehr-Lauf-Stahl (три кольца) Fried.Krupp A.G. Essen. На нижней части каждого ствола Haenel имеется ещё одно клеймо «три кольца». Merkel (1949): KRUPP stahl. MERKEL (1957): SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL. Simson (1949-1957): SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL. У Simson «три кольца» попадаются на ружьях вплоть до 1951 года, у Strempel «три кольца» можно увидеть на ружье, отстрелянном в 1952 году. BUHAG (1957-1963): SPEZIAL-GEWEHR-LAUF STAHL S.G.1. Sauer (1953-59): SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL. Sauer (1958-65): SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1. На экспортных (для западного рынка) Simson и Sauer: SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1., на экспортном ружье конца 70-х: MOD 125 SUHL SPECIAL GEWEHR LAUF — STAHL S.G.1. ERNST — THALMANN — WERK SUHL. Экспортная FORTUNA (1958): SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1.

Паспорта ружей Simson с 1950 по 1958 год.

Паспорта ружей (слева направо): MEVA Ernst-Thalmann-Werke (бывший Haenel) 1947, VEB FORTUNA-WERK 1949, VEB MEVA FORTUNA-WERK 1950, VEB MEVA FORTUNA-WERK 1952, VEB Ernst-Thalmann-Werke WerkII: Fortuna 1953, VEB Ernst-Thalmann-Werk (vorm J.P. Sauer & Sohn) 1956

 

Даже поверхностный обзор позволяет сделать некоторые обобщения. В 1950 году на ружьях Simson исчезает всякое упоминание о стали Круппа и появляется название SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL. То же самое происходит в 1953 году с ружьями бывшей компании Sauer, когда появляется название SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL, а потом SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1. В паспортах таких ружей написано Spezial-Stahl. C учётом ранее изложенных в статье фактов можно определённо заявить, что никаких поставок из Эссена не было и быть не могло. Производители, скорее всего, использовали старые запасы.

Надпись SPECIAL-GEWEHRLAUFSTAHL и «четыре кольца» на стволах ружья Simson 1984 года.

 

Что за «специальная» сталь скрывалась под маркой SPECIAL-GEWEHR (четыре кольца) LAUF-STAHL S.G.1 и была ли это та же сталь, что и SPEZIAL-GEWEHRLAUFSTAHL — вопросы, ответы на которые пока не найдены. Что касается поставок из СССР. Они могли быть, но в Ижевске, где выпускалась наша ствольная сталь 50А, об этом никто не знает. Никаких данных не найдено ни в музее Ижстали, ни в Центральном государственном архиве Удмуртской Республики. Ничего про это не знает бывший заместитель министра профильного министерства ГДР. Если производилась аналогичная сталь в ГДР, то где? В советской зоне оккупации оказались металлургические предприятия группы Флика — третьего по величине производителя стали в нацистской Германии. Это заводы в Бранденбурге, Ризе, Лауххаммере, Хеннигсдорфе, Фрайтале и Унтервелленборне. Большинство было демонтировано в счёт репараций. Домна завода Maxhütte в Унтервелленборне оказалась единственной в советской оккупационной зоне. С 1947 года началось восстановление металлургических предприятий. Остро не хватало передельного чугуна. 19 сентября 1951 года заработала первая домна будущего комбината  Eisenhüttenkombinat Ost (EKO) в Айзенхюттенштадте. Такой же комбинат был построен в Кальбе. Восстановлены и реконструированы сталеплавильные и прокатные заводы в Бранденбурге, Хеннигсдорфе, Ризе, Грёдице, завод легированных сталей в Фрайтале. Надпись SPECIAL — GEWEHRLAUF — STAHL S.G.1 можно увидеть на ГДРовских ружьях конца 60-х годов, а надпись SPECIAL-GEWEHRLAUFSTAHL со всё теми же четырьмя кольцами нанесена, например, на стволы ружья Simson 1984 года (фото вверху). Если верить автору приведённой выше цитаты, то получается, что СССР более 30 лет поставлял ствольную сталь в ГДР, и никто про это не знал? Совершенно невероятное предположение…

Вернёмся, однако, к крупповской стали. C конца ХIХ века при изготовлении ружейных стволов сварочная сталь понемногу уступала место литой, вначале тигельной, а потом мартеновской. Вторая половина XX века ознаменовалась повсеместным переходом на легированные стали. Эти изменения отчасти можно отследить по торговым маркам ствольного материала, которые поставлял концерн Friedrich Krupp своим контрагентам в Германии, Европе и Америке, хотя точного (заводского) названия довоенных марок крупповской стали не знает никто. То же самое можно сказать о деталях технологии их производства и точном химическом составе, кто бы и что по этому поводу не писал. Всё, что на сегодняшний момент известно о свойствах крупповской стали — содержится в книгах С.А. Бутурлина, который, в свою очередь, брал эти данные из периодических изданий своего времени. «Стрельба пулей» 1912 год: Специальная Круппа — предел упругости 72,5 кг/кв.мм, статический предел прочности 88,56 кг/кв.мм, динамический (безвременный — С.А. Бутурлин) предел прочности 44,28 кг/кв.мм; Круппа Gussstahl взята от ствола — предел упругости 56,9 кг/кв.мм, предел прочности 97,3 кг/кв.мм, относительное удлинение 10,7%, отожжённая — предел упругости 46,9 кг/кв.мм, предел прочности 86,8 кг/кв.мм, относительное удлинение — 14,3%.  «Дробовое ружьё» 1937 год (данные соответствуют испытаниям, проведённым на ТОЗе): Круппа лучшая ствольная прямо от ствола — предел упругости 56,9 кг/кв.мм, предел прочности 97,3 кг/кв.мм, относительное удлинение 10,7%; Круппа лучшая ствольная отожжённая — предел упругости 46,9 кг/кв.мм, предел прочности 86,3 кг/кв.мм, относительное удлинение 14,3%. Там же состав: углерод — 0,61%, марганец — 0,65%, кремний — 0,434%. Для сравнения — лучшая российская дореволюционная сталь, применявшаяся для изготовления стволов охотничьих ружей, по данным ТОЗа (Маркевич), имела следующие характеристики: неотожжённая — предел упругости 56 кг/кв.мм, временное сопротивление на разрыв 79,2 кг/кв.мм, удлинение после разрыва 17,2%; отожжённая — предел упругости 40 кг/кв.мм, временное сопротивление на разрыв 62 кг/кв.мм, удлинение после разрыва 24,5%. Другими словами, при сопоставимых показателях упругости — главной характеристики ствольного материала, русская сталь была гораздо более вязкой. Несколько слов о советской ствольной стали 50А. Её характеристики: после отжига и нормализации — предел текучести 34 кг/кв.мм, временное сопротивление на разрыв 63-80 кг/кв.мм, относительное удлинение 13%; после закалки и отпуска — предел текучести 55 кг/кв.мм, временное сопротивление на разрыв 80-100 кг/кв.мм, относительное удлинение 8%. Состав: углерод 0,46-0,53%, марганец 0,5-0,8%, кремний  0,17-0,37 и по 0,3% хрома и никеля. Эти данные относятся к 1945 году (М. Г. Арефьев, Л. И. Карпов «Производство стволов стрелкового оружия»). Сталь 50А во время войны была стратегическим продуктом; сводка об объёме её производства ежедневно ложилась на стол Верховного Главнокомандующего. Поэтому, думаю, данными из книги 1945 года следует оперировать с осторожностью, делая поправку на специфику военного времени.

Характеристики крупповской стали были весьма высокими, но были ли они выдающимися? В книге В.Е. Маркевича («Охотничье и спортивное стрелковое оружие». Полигон. 1996 г.) имеются интересные данные о публичных испытаниях, проведённых в Германии в 1904 году. Испытывались стволы 16 калибра из дамаска Бернарда, а также из стали компаний Gebrüder  Böhler & Co , Fried. Krupp A.G. и Gußstahlwerk Witten AG. Сталь продемонстрировала неоспоримое преимущество перед дамаском. Лучший результат показал ствол из стали завода в Виттене. Его разорвало при 4-х круглых пулях в стволе и заряде дымного пороха в 25  грамм.  Заряд 20 гр. ствол выдержал без изменений геометрии. Ствол из стали Круппа при этих значениях сильно деформировался, но не разорвался. На испытаниях дробью ствол из виттеновской стали выдержал 90 гр. снаряда при тех же 25 гр. пороха, «крупповский» же ствол разорвало «на мелкие куски». Замечу, что сталь из Виттена была тигельной, поскольку мартеновский процесс был внедрён там лишь в 1908 году. Подобные единичные испытания в отсутствие данных, например, об одинаковой геометрии стволов, не позволяют делать однозначные выводы, но то, что сталь из Виттена была дороже, чем из Эссена — известный факт. 

Из каталога Льежской мануфактуры.

Из прейскуранта оружейного магазина А.В. Тарнопольского.

 

Подобные испытания проводились и раньше. На снимках (вверху) — копии протоколов испытаний стволов из стали Acier Universel Cockerill (Универсальная сталь Коккериля) 1895 года и стали Compound Cap 1898 года, подписанные исполнительным директором Льежской испытательной станции Жюлем Полэном. Из первого следует, что ствол из универсальной стали Коккериля сильно раздуло при 25 гр. дымного пороха и 150 гр. дроби, а разорвало при, соответственно, 30 и 180 (!!) граммах. Второй протокол говорит, что ствол из стали Жозефа Кяпа разорвало при 45 гр. пороха и 150 гр. дроби, при том, что ствол из стали Круппа разорвало при, соответственно, 38 и 130 граммах. Данные эти по большому счёту ни о чём не говорят, однако реклама, как известно, двигатель торговли. Забавно, но известный ствольщик Джозеф Кяп не выпускал сталь, поскольку не располагал такими возможностями. Что касается патента, то запатентован был…товарный знак. Вся ствольная сталь шла с завода Коккериля.  

Демонстрационный зал Krupp Nirosta в Дюссельдорфе. 1928 год.

 

И последнее. Что такое «инертная к ржавчине» сталь Inerso, информации не сохранилось. Подержать в руках ружьё со стволами из этой стали мне не довелось. Нержавеющая сталь Nirosta появилась не как какой-то специальный материал для стволов, а как сталь для химической и пищевой промышленности. В Дюссельдорфе в 1928 году был открыт демонстрационный зал «Krupp Nirosta», где все детали интерьера были выполнены из «нержавейки» марки V2A.

Штуцер Зауэр со ствольным блоком из стали Nirosta, изготовленным ствольной фабрикой Wilhelm Kelber, Suhl. 1926 год. Фото: doublegunshop.com

Тройник Зауэр со ствольным блоком из стали Nirosta. 1930 год. Фото: morphyauctions.com

 

Крупп не был «пионером» нержавеющей стали, но ему удалось выпускать её по приемлемой цене. Эксперименты, которые начались в 1909 году, увенчались успехом в 1912 году. Все марки нержавеющей стали Круппа были объединены в 2 группы с разными свойствами и областями применения: VM – конструкционные со свойствами обычных хромникелевых сталей и VA – c высокой устойчивостью к коррозии всех видов и высокой износостойкостью. Стали группы VA имели среднее содержание никеля, высокое содержание хрома и являлись немагнитными. Из них марка стали V2A считалась абсолютно устойчивой к ржавчине даже во влажном воздухе. Она рекомендовалась для деталей машин, аппаратов и оборудования, которые подвергаются воздействию химических веществ, например, в химической промышленности, где требуется высокая стойкость к воздействию азотной кислоты, аммиака или перекиси водорода при одновременном присутствии водяного пара. Марка V4A использовалась, в частности, в тех случаях, когда требовалась устойчивость к горячей серной кислоте, например, на целлюлозных заводах. Марка V6A была особенно устойчива к горячей щелочи, а также к растворам соляной кислоты. Стали группы VM имели среднее содержание хрома, низкое содержание никеля и являлись намагничиваемыми. Закаленные стали этой группы могли обрабатываться так же, как и обычные стали одинаковой прочности. Для нагруженных изделий применялись марки V1M и V5M, а для случаев, требующих закалки, рекомендовалась марка V3M. Ружейные стволы изготавливались из нержавеющей стали V5M, подвергавшейся специальной термообработке, которая придавала ей прекрасную структуру и хорошие прочностные свойства с высокой ударной вязкостью.  Её характеристики (по данным производителя ): предел упругости 50 кг/кв.мм, предел прочности 70 кг/кв.мм, относительное удлинение 18 %. Первые примеры использования Nirosta  компанией J.P. Sauer & Sohn относятся к началу 20-х годов, но только в конце 1926 года она провела полноценные испытания гладких стволов 12 и 16 калибров, изготовленных из «нержавейки». Методика испытания заключалась в постепенном увеличении заряда бездымного пороха и дроби в соотношении 1 гр. пороха на 17,5 гр. дроби с замерами максимального давления в стволе. Были достигнуты значения для 12 калибра — 4 гр. пороха и 70 гр. дроби,  для 16 калибра — 3,4 гр. пороха и 60 гр. дроби. При этом максимальное давление составило 3120 атм и 2950 атм соответственно. Поддутия начались при давлении 2300-2400 атм. При максимальном давлении поддутия составили до 2.2 мм по диаметру на расстоянии 60-70 мм от казны, но стволы остались целы. Была проведена проверка на выносливость. После 30 выстрелов с зарядом 2.2 гр. пороха и 38,5 гр. дроби при максимальном давлении 1100 атм. деформации каналов не наблюдалась. Основной проблемой оставалось покрытие стволов, поскольку на нержавеющей стали традиционные методы оксидирования были неприменимы. Проблема была решена компанией Зауэр, запатентовавшей способ покрытия в 1926 году. Испытания покрытия проводились со стволом 16 калибра, из которого были произведены 10 выстрелов патронами без пороха, но с капсюлем, дающим сильный нагар. После этого ствол оставался на открытом воздухе на протяжении 3-х дней, в течение которых прошли сильные дожди. Затем он был перенесён в тёплое помещение на 12 часов. В результате на покрытии не появилось никаких следов ржавчины. После чистки канал вернулся в первозданное состояние без какого-либо помутнения. В конце испытаний ствол обработали 10% смесью серной и азотной кислоты. После выдержки на открытом воздухе ржавчина не появилась. Добавлю, что стволы из «нержавейки» имеют клеймо NR. Nirosta встречается редко, особенно на послевоенных немецких ружьях, видимо, «старые запасы» оказались невелики. В 1927 году ствольную нержавеющую сталь выпустил Златоустовский завод. По данным В.Е. Маркевича её характеристики: предел упругости — 60 кг/кв.мм, временное сопротивление разрыву — 75 кг/кв.мм, удлинение после разрыва — 16%.

Закончу свой рассказ тем, с чего его начал. В своё время С.А. Бутурлин быстро понял, что не стоит верить рекламе. От себя добавлю: не стоит верить также всему, что написано. Не было никаких секретов у крупповской «специальной» стали для производства оружейных стволов, равно как и выдающихся свойств. Сталь как сталь. Что касается стали из ГДР, то об этом, надеюсь, будет ещё время поговорить.

 

 

 

 

  

 

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть IX. Новое время .

 

(Часть I.) (Часть II.) (Часть III.) (Часть IV.)  (Часть V.) (Часть VI.)

(Часть VII.) (Часть VIII.)

 

Здание оружейного производства Лебо-Куралли по адресу: rue St. Gilles, 386 и таблички на его дверях. Фото: littlegun.be и Google

 

Многочисленные публикации в Рунете, в которых упоминается бывший бухгалтер Верре, ставший оружейником, есть не что иное, как повторение статьи из одного российского оружейного журнала, опубликованной в 2007 году. Коллега, написавший эту статью, воспользовался интервью с Анн-Мари Мёрман из книги Марко Нобили, слегка его «приукрасив». Обратимся к первоисточнику:«Жозеф Верре начинал в качестве бухгалтера в ARMAF, льежском оружейном заводе, затем перешел в банковский сектор после завершения специального бухгалтерского и финансового обучения. Позже, в 1945 году, он решил открыть собственный бизнес по производству оружия под названием «Verrees» и через некоторое время создал компанию с Николасом Остом под названием «Verrees & Oste». Это партнерство закончилось в 1952 году. В 1956 году он решил выкупить марку, капитал и клиентуру Lebeau-Courally, связавшись с некоторыми из оставшихся рабочих, включая старшего мастера Жиля Мора. Благодаря своему ноу-хау, умению и упорству, Жозефу Верре, как руководителю компании Lebeau-Courally, удалось привлечь клиентов, хотя он не был членом семьи Лебо. При содействии Жиля Мора он начал переделывать ружья Lebeau-Courally, в частности, дробовик-вертикалку, а также знаменитый «Special Tir aux Pigeons» и удостоенный наград «Boss». Это было очень благоприятное историческое время: было много ручного труда, охота была довольно хорошей, законы и законодательство о ружьях были иными и более либеральными, занятие стрелковым спортом было более популярным, и было довольно много клиентов».

 

 

Из каталога компании Verres et Oste S.A. Изображения с сайта littlegun.be и из книги Марко Нобили.

Комбинированное ружьё 30-06/20 кал. на базе Browning B 25 под маркой “VERREES & CO”. Гравёр: Janssen. Фото: morphyauctions.com

 

Между тем, по данным Льежской испытательной станции, компания Verres et Oste S.A. начала производство оружия в 1942 году. В каталоге компании указан адрес: rue St. Gilles, 99. В справке, полученной  26 февраля 1945 года в административном отделе полиции, Жозеф Исидор Верре (Joseph Isidore Verrees) был назван производителем оружия. 19 июля 1949 в коммерческий трибунал Льежа поступило заявление Жозефа Верре о цессии (переуступке прав) в пользу компании Manufacture d`Armes Fines Verrees et Cie S.A., располагавшейся по адресу: rue St. Gilles, 99. С 1952 года эта компания была зарегистрирована на Льежской испытательной станции (до этого там фигурировала Verres & Oste S.A.) с адресом: rue St. Gilles, 386. Собственником Aug. Lebeau-Courally Continental Fire Arme Co Ltd Верре стал после смерти Филиппа Рива в 1956 году.

Ружьё Boss-Verrees №45468. Гравёр: Алэн Ловенберг. Фото: morphyauctions.com

 

Ружьё с вертикально спаренными стволами «Босс-Верре» (Boss-Verrees) -«визитная карточка» компании. Из интервью с г-жой Мёрман: «Boss-Verrees представляет собой вершину нашего производства и, на мой взгляд, это самое красивое ружьё в мире, продаваемое сегодня». Вертикалка Верре похожа на довоенную модель 112, но есть и существенные различия. Ещё дальше она ушла от ружья Boss.

Замки ружья Boss-Verrees. Фото: bliki.net

Запирание Boss (слева), Boss-Woodward (в центре) и Boss-Woodward-Holland (справа). Фото: drake.net

Односпусковой механизм ружья Boss-Verrees. Фото из книги Марко Нобили.

 

Слова г-жи Мёрман автор вышеупомянутой статьи «усилил», назвав ружьё Босс-Верре «вершиной инженерной мысли Лебо-Куралли». Посмотрим на эту «вершину» поближе. Замки «льежского» типа с задним расположением боевой пружины (back action side lock) и нижним перехватывающим шепталом — интерцептором (intercepting sear) — такие же, как на модели 112. Они могли быть быстросъёмными по типу H&H. Интересная особенность замка — полки интерцептора и шептала расположены друг над другом, и при нажатии на спусковой крючок его давление передаётся на шептало через интерцептор. Если быть точным, авторство соединения ствольного блока с колодкой посредством двух крюков, опирающихся на съёмные оси, консольно закреплённые на щеках колодки, принадлежит Хиллу, Вудварду и Эвершеду (патент № 4986 от 1913 года). Все они были сотрудниками компании James Woodward & Sons, внедрившей это изобретение, поэтому общепринятое название запирания, в котором цапфы Робертсона заменены на неподвижные оси — система Босс-Вудвард. На ружье Boss с вертикально спаренными стволами механизм запирания состоит из одной рамки, заходящей в пазы торца казённой части ствольного блока. Концы рамки выступают за габариты щитка колодки, поэтому при сборке ружья требуется поворот ключа запирания, после чего рамка утапливается в колодку. Другое решение — запирание с помощью 2-х выступов в торце ствольного блока, которые заходят в пазы на щитке и удерживаются рамкой, не выходящей за его габариты. При закрывании ружья торцы выступов, выполненные по радиусу, могут взаимодействовать с рамкой запирания, отжимая её без поворота ключа. Эта конструкция, которую используют многие современные производители, применена на ружье Босс-Верре. Жозеф Верре или его сотрудники не были её авторами. Из патента компании Holland & Holland № 672199 от 1950 года следует, что изобретателем являлся начальник производства H&H Вальтер Джеймс Джакобс, сменивший на этом посту Ульяма Менсфилда, умершего в 1943 году, а само изобретение относится к 1949 году. В патенте H&H, в отличие от Boss-Verrees, рамка находится под небольшим углом к оси ружья. Как тут не вспомнить аналогичное «изобретение», сделанное сотрудниками тульского ЦКИБ СОО в 60-х годах и применённое в моделях МЦ7 и МЦ109. Эжекторы со спиральными пружинами напоминают механизмы, изобретённые англичанами до Первой мировой войны, например, эжектор Бизли (патент № 22513 от 1913 года). Цевьё, состоящее из 2-х неподвижно закреплённых и одной съёмной части с защёлкой, «перекочевало» с довоенных моделей Рива. Ружьё Boss-Verrees может комплектоваться спусковым механизмом с двумя или одним крючком. Второй вариант не имеет ничего общего с трёхнажимным механизмом Робертсона. Снимок, размещённый в книге М. Нобили, говорит о том, что инерционный механизм, построенный по такой схеме, не может быть селективным. Между тем, модель 112С Филиппа Рива имела селектор, поэтому, скорее всего, односпусковой механизм, применяемый на ружье Boss-Verrees, появился при Жозефе Верре. Нобили утверждает, что это — собственная разработка компании Верре. Всё может быть, но мало кто знает, что в середине 70-х годов в компании Пёрдэ решили найти альтернативу усложнённому односпусковому механизму Кларка, применявшемуся с 1911 года. В результате появился механизм, по принципу действия фактически идентичный конструкции Верре. Свою книгу Нобили опубликовал в 1997 году, и все снимки для неё были сделаны непосредственно в компании Лебо-Куралли. Так что вопрос приоритета остаётся открытым. Никто не спорит: Босс-Верре — отличное ружьё, на момент своего появления вобравшее в себя, возможно, лучшие технические решения, но называть его «вершиной инженерной мысли» вслед за восторженным автором вышеупомянутой статьи я бы не стал.

Пара ружей Aug. Lebeau-Courally № 44197  и № 44198 12 кал. с легкосъёмными замками в исполнении «round body». Гравёр: R. Smeets. Фото: Gunroom.us

 

Под маркой Verres et Oste выпускались ружья с округлыми колодками, так называемыми «round body», поэтому неудивительно, что ружья с такими же колодками стали выходить под маркой Aug. Lebeau-Courally (фото вверху). Позднее в производственной программе появились вертикалки с «round body».

Ружьё 12 кал., модель B.S.L., на стволах надпись «Browning Assembled by Lebeau – Courally». Фото: morphyauctions.com

 

Переезд компании Manufacture d`Armes Fines Verrees et Cie с rue St. Gilles, 99 на rue St. Gilles, 386 сопровождался значительным расширением производственных площадей и увеличением персонала, а также знаменовал собой возвращение к мануфактурному производству полного цикла. Вызвано это было, скорее всего, тем, что после войны резко сократилось количество поставщиков качественной комплектации. С 1956 года на входной двери здания на rue St. Gilles, 386 красовались 2 таблички: Aug. Lebeau-Courally Continental Fire Arms Co и Fabrique d`Armes Verrees et Cie. В компании Верре размещали заказы на штучное оружие такие известные производители и ретейлеры, как, например, фирма Браунинг из Эрсталя или Луи Кристоф (Louis Christophe) из Брюсселя. Этим же, скорее всего, объясняются номера на некоторых ружьях, не соответствующие общей нумерации компании Лебо-Куралли. Объём производства при Верре: с 1959 по 1963 — 288 единиц или около 60 в год, с 1964 по 1966 — 289 единиц или около 95 в год, с 1967 по 1970 — 293 или около 73 в год, с 1971 по 1974 — 217 единиц или около 54 в год, с 1975 по 1981 — 298 единиц или около 42 в год, с 1982 по 1987 — 296 единиц или около 50 в год. Другими словами, несмотря на увеличение выпуска в середине 60-х годов, с начала 70-х его объём соответствовал худшим показателям довоенного производства, но при этом — с гораздо большими издержками, что не могло не отразиться на стоимости производимого оружия. Поэтому фокус на производство под запросы богатых и знатных заказчиков оставался неизменным, а статус «бельгийского Пёрдэ» поддерживался всеми возможными способами.

Жозеф Верре (слева в центре) и Анн-Мари Мёрман (справа). Фото из книги М. Нобили и youtube.com

 

Жозеф Верре скончался 1 июня 1982 года. После его смерти у руля компании стала Анн-Мари Мёрман, урождённая Рамакер (Аnne-Marie Moermans-Ramakers — фр). Из интервью г-жи Мёрман (размещено в книге Марко Нобили): «Факт существования женщины в этой среде является чем-то действительно необычным, но я всегда была знакома с этим делом и была счастлива быть частью этого производства, которое действительно предназначено в основном для мужчин. Будучи ребенком, я могла оставаться рядом с моим дядей и моей крестной матерью в офисе и мастерских, следить за клиентами Лебо, посещать шоу, клиентов и специализированные выставки, а также управлять различными этапами администрирования, что способствовало появлению у меня страсти к этому делу. Сегодня я являюсь неотъемлемой частью компании, и наша клиентура совсем не удивилась, увидев, что я управляю Lebeau-Courally, поскольку они знают меня много лет». Анн-Мари Рамакер, племянница Жозефа Верре, которую воспитывали он и его жена, выросла в среде, где оружие и охота были неотъемлемой частью жизни. Работать в компании дяди начала 1 августа 1967 года в возрасте 15 лет после окончания школы. Затем в течение шести лет Анн-Мари посещала вечерние курсы иностранных языков, бухгалтерского учёта, управления и была секретарем Жозефа Верре вплоть до его кончины.

Ружьё 12 кал. № 45235 выпущено в 1991 году. Гравёр: Фил Грифни. Фото из  книги М. Нобили «Fine European Gunmakers».

Ружьё № 45120 с двумя блоками стволов 9.3х74 и 20 кал. изготовлено в 1991 году. Гравёр: Алэн Ловенберг. Фото из  книги М. Нобили «Fine European Gunmakers».

Ружьё  12 кал. № 45347 изготовлено в 1994 году. Гравёр: Алэн Ловенберг.

 

Считаю большой заслугой г-жи Мёрман то, что она сохранила в компании традиции кропотливого высококвалифицированного ручного труда. Её сотрудничество с гениальными гравёрами Филом Грифни (Philippe Grifnee) и Алэном Ловенбергом (Alain Lovenberg) принесло великолепные результаты в виде лучших, без сомнения, образцов оружейного и гравёрного мастерства за всё время существования марки Aug. Lebeau-Courally. Среди них — ружьё, изготовленное для одного состоятельного коллекционера оружия наполеоновской эпохи, познакомившего г-на Ловенберга с работами, выполненными под руководством Николя Ноэля Буте. Вероятно, вдохновлённый увиденным, он и создал свой шедевр, посвящённый Наполеону I Бонапарту.

Это ружьё эксплуатировалось, но такое же качество осадки мне пришлось наблюдать на абсолютно новом ружье.

 

При всей своей занятости, г-жа Мёрман всегда находила время отвечать на письма любителей оружия, в том числе из России. Но время неумолимо, и мир меняется, к сожалению, не в лучшую сторону. В начале 2000-х годов, зайдя как-то в один из оружейных салонов и взяв в руки новое ружьё под маркой Авг. Лебо-Куралли, я был неприятно удивлён качеством исполнения, совершенно неадекватным запрашиваемой цене.

Новый владелец Aug. Lebeau-Courally г-н Жори Иде (Joris Ide). Фото: Ondernemingen Weekend

Анн-Мари Мёрман на фоне готового оружия и портрета Жозефа Верре.

 

В сентябре 2010 года накапливавшиеся годами проблемы, связанные с высокой себестоимостью и низким спросом, разрешились уже традиционным для компании способом — путём продажи стороннему инвестору. Таковым стала холдинговая компания Bremhove семьи  Жори Иде (Joris Ide) — владельца Joris Ide NV — бельгийского производителя профлиста и сэндвич-панелей для кровли и облицовки зданий. По сути, этот бизнесмен западно-фламандского происхождения спас компанию г-жи Мёрман от разорения, вернее, спасло то, что г-н Иде — охотник, для которого название Lebeau-Courally — нечто большее, чем просто марка оружия. Как он сам говорит, он не раздумывал, когда получил предложение купить 70% акций компании, но выдвинул встречное условие: торговая марка должна полностью принадлежать ему. Помимо оружия, под брендом Лебо-Куралли планировалось продавать другие предметы роскоши: от часов до сигар. И то, и другое уже выведено на рынок, впрочем, пока без особого успеха. Несколько лет тому назад в качестве управляющего отметился г-н Cornelis`t Manetje. Он также был представителем аукциона Ника Хольта во Франции и Бельгии. На оружейном направлении трудилось 7 мастеров, которые изготавливали от 20 до 25 ружей в год. Компании пришлось заняться производством ножей и ремонтом оружия. Говорят, что сейчас к руководству опять вернулась Анн-Мари Мёрман. Наняты новые работники. Времена, между тем, непростые. Рынок дорогого оружия схлопнулся до минимального размера. Рассказы о прошлых и нынешних владельцах, типа Стивена Спилберга, в условиях кризиса, к сожалению, новых заказчиков не добавляют.

Так теперь пытаются продавать оружие Лебо-Куралли: в комплекте с ножом и…часами

Реклама часов Лебо-Куралли.

 

Чтобы почитатели оружия Лебо-Куралли не теряли оптимизма, приведу сообщение 2015 года с сайта компании: «Отпраздновав свое 150-летие, компания Lebeau-Courally начала год с большого взрыва. Приобретая IMH, одно из редких 100% интегрированных швейцарских производителей, дом поднял свою часовую деятельность на новый уровень. Опыт IMH и команда из 40 лучших часовых мастеров мира позволяют Lebeau-Courally полностью изготавливать свои часы самостоятельно, от первоначального проекта до окончательной сборки. Практически все компоненты часов выпускаются на собственном производстве. Кроме того, высококачественная отделка и изысканные украшения, выполненные мастерами мануфактуры в Ле Локле, гарантируют, что владельцы часов Lebeau-Courally познают то же превосходное качество ручной работы, с каким их уникальное охотничье оружие известно уже более 150 лет. Со своим ателье в Льеже для производства заказного охотничьего оружия и недавно приобретенной мануфактурой в Ле Локле Lebeau-Courally продолжает свою миссию по созданию неподвластных времени изделий ручной работы». В XVIII веке в Льеже работали 900 часовщиков, в том числе некий Юбер Сарто (Hubert Sarton), которого считают изобретателем автоматических часов. Не думаю, что кроме этого есть ещё какая-то связь между часовым и оружейным делом. Кроме часов под маркой Lebeau-Courally сегодня выпускается множество других товаров: сумки, перчатки, ремни, сёдла, сувениры, оружейные кейсы, охотничьи аксессуары и тд. Открыты специализированные магазины в Бельгии, Франции и Нидерландах. В этом смысле Лебо-Куралли ничем не отличается от английских оружейных брендов, таких как, например, Пёрдэ или Голланд-Голланд. Тяжёлая ситуация на рынке охотничьего оружия вынуждает производителей искать альтернативные возможности для заработка.

Вместо заключения.

Два года назад блогер и фотограф Вольфганг фон Браухич, посетил столицу Валлонии, после чего опубликовал репортаж «Лебо-Куралли — последние в Льеже». Название вполне соответствует действительности, даже если учесть, что в Льеже и окрестностях работает более 20-ти различных «armurerie», включая FN и Browning в Эрстале. Лебо-Куралли — последняя действующая оружейная мануфактура из нескольких десятков больших и маленьких, существовавших в Льеже до войны и выпускавших охотничье оружие класса «люкс», эдакий осколок великой эпохи ручного труда, затерявшийся в безбрежном океане современного машинного производства. В чём секрет или причина столь долгого существования имени Лебо в оружейном мире? Если отбросить всё наносное, все эти легенды и мифы, культивируемые более столетия, то ответ будет очевиден: бренд Aug. Lebeau/Aug. Lebeau-Сourally оказался притягательным для инвесторов. Вначале это была  The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd., затем Филипп Рив, Жозеф Верре и, наконец, Жори Иде. С чего всё началось? Имя Лебо, оставшееся «бесхозным» после смерти хозяина, «подобрал» талантливый коммерсант Фердинанд Куралли и в рекордно короткие сроки превратил его в «бельгийское Пёрдэ». Каждый последующий инвестор интересовался только брендом, а не реальным состоянием компании или её техническими достижениями, ведь известно, что состоятельный покупатель любого предмета роскоши в первую очередь ориентируется на бренд. Естественно, громкое имя должно подкрепляться соответствующим качеством. Удивительное дело, но в случае с Лебо-Куралли бренд затмевал всё. Нет, качество было отменным, но оно не было лучше, чем у других льежских «фабрикантов», выпускавших оружие категории «де люкс». Причину следует искать в истории марки, а точнее, в самой первой поставке русскому Двору, которая была сделана компанией братьев Лебо по заказу Лардере для Великого князя Михаила Александровича Романова. Именно Лардере, размещавшие заказы Двора вначале у братьев Лебо, потом у Августа Лебо, затем в компании, которой управлял Куралли, являются настоящими крёстными отцами марки (не забываем про заявление Жана (Ивана Ивановича) Лардере, сделанное в 1897 году, о том, что он продолжил дело Августа Лебо). Статусные заказчики: кайзер Германии, короли Испании и Италии, а также другая европейская знать — появились, когда на некоторых стволах Лебо уже стояла надпись «J. Larderet arq-e de S.M. l`Empereur». Именно это привлекло Куралли, сделавшего ставку на самых богатых и знатных. Если уж императорский Дом России знает марку Aug. Lebeau, то что тут говорить про остальных…И невдомёк этим остальным, что русскому императору было абсолютно безразлично: «Лебо» у него или какая-то другая марка, а что окажется в руках у члена императорской фамилии — решали Лардере и конкретный чиновник министерства Двора, возможно и скорее всего — традиционным для России способом…Как бы там ни было, именно поставки в адрес императорских и королевских Домов Европы навсегда подняли марку Лебо-Куралли на ступеньку выше других производителей. И ещё. За спиной «фабрикантов»: Лебо, Куралли, Рива, Верре — стояли настоящие мастера-оружейники и гравёры. Имена и фамилии некоторых сохранились, например, Гийома Дефурни (Guillaume Defourny) или Жиля Мора (Gilles Maure) — последнего работника Филиппа Рива, остававшегося с ним до самого конца, или Жиля Барона (Gilles Baron), который являлся действительным автором ружья Босс-Верре, и в честь которого названа современная модель вертикалки. На оружии Лебо-Куралли «отметились» выдающиеся гравёры: Люкер (H. Leukers), Смит (R. Smeets), Лизон Коромбель (Lyson Corombelle), Грифни (Philippe Grifnee), Ловенберг (Alain Lovenberg). Но все они — капля в море мастеров-оружейников, которые остались неизвестными, но благодаря которым существовал и, надеюсь, будет существовать дальше бренд Aug. Lebeau-Courally.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть VIII. От войны до войны.

(Часть I.)   (Часть II.)   (Часть III.)   (Часть IV.)    (Часть V.)    (Часть VI.)    (Часть VII.)

 

Нет никакой информации о том, что происходило с компанией Webley-Lebeau-Courally во время оккупации немцами Бельгии (1914 — 1918). Известно только, что Куралли всю войну находился во Франции. Далее произошли события, суть которых непонятна, поэтому можно лишь констатировать факты: во-первых, в 1919 году Фердинанд Куралли покинул компанию, во-вторых, в 1920 году в документах испытательной станции появилось новое название  Societe continentale pour la fabrication des armes a feu Aug. Lebeau-Courally S.A. (The Aug. Lebeau-Courally Continental Fire Arme Co Ltd -англ.) с адресом: rue Fond des Tawes, 17-21, в-третьих, к руководству компанией пришёл англичанин Филипп Рив (Philippe Reeve) и, в-четвёртых, из документов и рекламы исчез адрес: rue Mosselman 51-53. Кто был собственником нового анонимного общества (S.A. — Société Anonyme)? Филипп Рив, о котором практически ничего неизвестно, или были и другие? Ответа на этот вопрос пока нет. Ясно одно — для компании «The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd.» совместный проект с Куралли, судя по всему, оказался малодоходным, если не убыточным. Был ли в этом виноват Куралли, получил ли он сам то, на что рассчитывал, — вряд ли это мы когда-нибудь узнаем.

Улица Фон де Таве 17-21 (слева). Надпись USINE CANONS на доме № 17 (справа).

 

Нумерация на улице Фон де Таве не менялась с XIX века. Дом №17 была первым адресом Куралли, появившимся в документах 1896 года. Судя по сохранившейся надписи на фасаде, когда-то это был ствольный цех (usine canons). Адрес: Фон Де Таве, 17-21 принадлежал  компании   «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd». Можно предположить, что расширение производственной площадки за счёт нового строительства или приобретения ещё 2-х зданий произошло после 1902 года. За линией домов находятся мастерские площадью около 500 кв. метров (фото вверху). Кто и когда их построил — пока неизвестно. Возможно, это как-то связано с адресом: Фон де Таве, 19-23, который появился после 1927 года. Замечу, что по соседству находилась (и находится до сих пор) Льежская испытательная станция.

Медальон с надписью «The standard pigeon gun. Trade mark»

 

В 1919 и 1920 годах под маркой Aug. Lebeau-Courally было выпущено 592 единицы оружия, с 1921 по 1924 — 1173 единицы или около 300 в год. Ружья компании экспонировались на очередной Всемирной выставке, проходившей с сентября 1922 года по июль 1923 года в Рио-де-Жанейро, где получили Гран-при. С 1925 по 1928 было выпущено 588 единиц оружия или 147 в год, с 1929 по 1932 год выпуск составил 710 единиц или около 177 в год, с 1933 по 1936 — 194 единицы или менее 50 в год, с 1937 по 1940 — 160 или 40 в год. Цифры отражают влияние экономического кризиса 1929-1933 годов и падение спроса на оружие «de grand lux». По данным сайта mallorquina.pagesperso-orange.fr, 25 марта 1925 года компания  Societe continentale pour la fabrication des armes a feu Aug. Lebeau-Courally S.A. зарегистрировала торговую марку «The standard pigeon gun», которая с 10 марта 1905 года якобы принадлежала Куралли (по данным справочника «Le qui est qui de l`armurerie liegeoise» какая-то торговая марка компании прошла регистрацию 21 марта 1925 года). Документальный источник этой информации неизвестен. Тем не менее, на цевье некоторых садочных ружей, выпущенных в 20-30-х годах, можно увидеть медальон с надписью «The standard pigeon gun» (фото вверху).

Ружьё Aug. Lebeau-Courally с легкосъёмными замками типа H&H.

 

Поговорим об оружии, выпускавшимся при Филиппе Риве. В 1908 году у компании Holland-Holland появились ружья с легкосъёмными замками на боковых основаниях (патент Голланда-Вудварда №11319 от 25.05.1908). Их успех на рынке был очевиден. В начале 20-х годов ружья с аналогичными замками стали выходить под маркой Aug. Lebeau-Courally. Вся разница заключалась лишь в форме головки воротка, стягивающего боковые основания. По сути, это было первое дополнение  довоенного ассортимента.

Садочное ружьё типа Tryon, модель № 106.

Ружьё № 40770, модель № 106. 1923 год. Фото: hallowellco.com

Ружьё № 42150 выпущено в 1929 году. Фото: polunek.pl

Ружьё № 42703 выпущено в 1932 году. Фото: gunsinternational.com

 

Форма колодки могла быть самой разной. Выше для сравнения приведены изображения модели №106. Одно из них — из каталога 1910 года. К другому прилагается письмо производителя, из которого следует, что это та же модель 1923 года выпуска. Третье ружьё выпущено в 1929 году, нижнее — в 1932 году. Подобные вариации в это же время наблюдаются и у других льежских производителей.

Садочное курковое ружьё  Aug. Lebeau-Courally № 41072. Изготовлено в 1924 году.

 

В начале 20-х годов компания Aug. Lebeau-Courally по заказу изготавливала садочные курковые ружья, весьма качественные и прочные. На представленном выше ружье стоит обратить внимание на оформление ключа запирания и сравнить его стилистику с таким же ключом на дробовике №30882, выпущенном чуть менее, чем за 30 лет до этого ружья.

Дриллинг Лебо-Куралли типа «Schlumberger», модель № 94.

Ружьё  №41908 (1929 год) укомплектовано 3 блоками стволов: 10.75x52R, 8×57 JRS и 20 кал. Из них только 10.75x52R является оригинальным, остальные были изготовлены в 1980-х годах. Фото: sportsmanslegacy.com

Ружьё модели № 109. Фото: doublegunshop.com

 

Помимо ружей «типа Holland» для охоты и садочной стрельбы, рекламные объявления компании в конце 20-х годов предлагали тройники, «парадоксы», нитро-экспрессы и револьверы. Приблизительно к этому же времени относится первое упоминание о модели №109, которая напоминала модель №106 довоенного исполнения и была гравирована охотничьими сюжетами в технике, похожей на булино. Судя по копиям из книги заказов, ружья этой модели лишь отделывались мастерами компании  Aug. Lebeau-Courally Continental Fire Arme Co.

Ружьё  под маркой Aug. Lebeau-Courally  20 кал. № 42216 с бельгийским  аналогом системы Бизли-Пёрдэ. Отстреляно в 1930 году.

Ружьё  под маркой Aug. Lebeau-Courally  № 44291 системы  Дефурни. Изготовлено в 1969 году.

Устройство бельгийского «самооткрывающегося» механизма (слева) и системы Дефурни (справа).

 

Несколько слов о нестандартных конструкциях под маркой Aug. Lebeau-Courally. Принципы, заложенные в «самооткрывающейся» системе Бизли-Пёрдэ, удалось повторить бельгийским оружейникам в двух оригинальных механизмах. Патент на один из них принадлежит Антуану Жозефу Дефурни. Как и в системе Бизли-Пёрдэ, в системе Дефурни напряжение боевой пружины происходит при закрывании ружья, а её расслабление — при открывании. Различия же заключаются в способе напряжения и в том, что взведение у Дефурни производится не самой пружиной, а длинным рычагом-качалкой. Вторая система, в отличие от английской, состоит из качающихся рычагов. Автор этой системы пока не установлен, но известны клеймо и нумерациякоторыми сопровождался каждый механизм, вышедший из его мастерской. Выше представлены ружья Aug. Lebeau-Courally  с этими двумя «самооткрывающимися» системами. Дробовик с системой Дефурни изготовлен в 1969 году. Весьма вероятно, что аналогичные ружья могли выходить под маркой Лебо и до Второй мировой войны, поскольку свой патент Дефурни получил в 1907 году.

Копия ружья Boss под маркой Лебо-Куралли.

 

Кардинальное пополнение модельного ряда произошло в конце 20-х годов прошлого века после приобретения у компании Boss & Co лицензии на производство её «вертикалки». История производства ружей Лебо-Куралли с вертикально спаренными стволами ещё не написана. Первую и пока единственную попытку сделать это предпринял в своей книге уже упоминавшийся Марко Нобили, но у него не получилось ответить на вопрос относительно изменений в классическом «боссовском» механизме и нумерации моделей в соответствии с этими изменениями. К слову, найти точную копию ружья Boss под маркой Лебо-Куралли пока не удалось. Есть только рисунок, на котором мы видим великолепно отделанную вертикалку с двумя спусками. Визуально она полностью повторяет английский прототип в соответствии с патентом Робертсона № 3307 от 10.02.1909 года. Односпусковой трёхнажимный механизм не входил в состав этого патента, и лицензия на его производство, скорее всего, не приобреталась.

Лицензионный Boss с легкосъёмными замками. Фото из книги Марко Нобили.

Ружьё № 43244. Модель 112С. Фото: holtsauctioneers.com

 

Первым изменением относительно прототипа стало использование в начале 30-х годов быстросъёмных замков со стяжным воротком по типу H&H. Следующие изменения коснулись шарнира и цевья. Цапфы были заменены на неподвижные консольно закреплённые оси (по типу Вудварда), на которые опирались крюки по бокам ствольного блока, а цевьё стало составным (по типу Меркель). Рамка запирания была заменена поперечным ригелем, заходящим на два выступа в верхней части казённого среза ствольного блока. Эжекторы со спиральными пружинами размещались в специальных накладках по бокам ствольного блока в районе казны и являлись модификацией эжекторов Бизли (патент №22513 от 1913 года). Эти изменения соответствовали номеру модели 112. Нобили предположил, что лицензионная модель «Босса» носила номер 111. Доказательств этому не найдено.

Ружьё Super Lebeau модель 322. 1932 год. Фото: armerialugli.it

 

Во второй половине 30-х годов в каталоге появились две новые серии «вертикалок» с номерами, начинавшимися с цифр 200 и 300. «Двухсотая» серия включала модели с бокслоками Энсон-Дили (тип А.С. 2) или сайдлоками с задним расположением пружины (тип Р.С. 2). Бросается в глаза сходство ружей этой серии с «вертикалками» Франкотт, что может означать либо кооперацию двух производителей, либо покупку ружей в «белом» виде у компании Auguste Francotte et Cie. «Трёхсотая» серия выпускалась под торговой маркой «Super Lebeau» и была защищена патентом. Запирание такое же, как у ружей 200-й серии, составное цевьё закрывает только нижний ствол, замки Энсон-Дили с фальшдосками (модели 301 и 302) или без них (модель 300), оригинальные эжекторы. Ружья 300-й серии с замками на боковых основаниях (модели 320, 321, 322) отличались лишь уровнем отделки. Одной из их интересных и редко встречающихся особенностей были шипы (неподвижные цапфы) на ствольном блоке.

Ружьё Super Britte от Лебо-Куралли. Фото: gunsamerica.com

 

Разнообразные трансформации ружья Boss & Co при Филиппе Риве закончились тем, что от прототипа остались два выступа по бокам ствольного блока, заходящие за выступы на внутренней поверхности щёк колодки и взведение общим ползуном в нижней части ствольной коробки. Многие льежские «фабриканты», включая Рива, покупали в «белом» виде вертикалку Super Britte компании  Etablissements Britte S.A. Во время второй оккупации Бельгии (1940 — 1944) производство охотничьего оружия в Льеже продолжалось, правда, в гораздо меньших объёмах, чем до войны. О деятельности Филиппа Рива в эти годы ничего неизвестно. За 6 лет после окончания Второй мировой войны он выпустил 72 единицы оружия, в 1951-52 годах — 37. Филипп Рив скончался в 1956 году, а компания «The Auguste Lebeau-Courally Continental Fire Arme Co Ltd» перешла в собственность Жозефа Исидора Верре (Joseph Isidore Verrees).

 

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть VII. Русский след.

 

(Часть I.)        (Часть II.)        (Часть III.)       (Часть IV.)        (Часть V.)          (Часть VI.)

 

В каталоге компании «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd», помимо модели 95 типа «Князь Горчаков» и модели 78 типа «Князь Куракин», ещё несколько типов ружей имеют русские названия: «Князь Голицын», «Граф Шереметьев», «Князь Кудашев». Тип моделей «Великий русский» и «Великий князь» названы в честь Николая II и внуков Николая I — Алексея и Николая Романовых. Заслуга в этом принадлежит отцу и сыну Лардере, поставщикам императорского Двора и по совместительству — агентам компании  Webley – Lebeau – Courally. Ниже представлены описания «русских» моделей из каталога Webley-Lebeau-Courally 1910 года.

Модель № 98.

 

Император Николай II и Императрица Александра Фёдоровна  на охоте. Имение Спала. 1899 год.

 

Ружьё эжекторное для загона, тип «Великий Русский», модель № 98. Тип, созданный для Его Величества Николая II, Императора всех русских, по заказу г-на Лардере, оружейника Его Величества Императора России. Бескурковое эжекторное ружьё Лебо-Куралли, комплектуется стволами из компримированной стали сэра Джозефа Витворта, чоки в обоих стволах, бой доведён до совершенства, тройное запирание «Screw-Grip» или Пёрдэ, двойные шептала для безопасности, патентованный эжектор Куралли, правый спусковой крючок складывается. Ружьё прекрасно гравировано, непревзойдённые материалы, отделка и мастерство исполнения, за пару 192 фунта стерлингов. Вес в 20 калибре от 6 и 1/4 фунта. За многие годы целенаправленных поисков, к сожалению, мне так и не удалось найти ружьё, соответствующее этому описанию. Ни один из дробовиков, представленных в Интернете или где бы то ещё как Grand Russe, в действительности этой моделью не является.

Модель № 91.

 

Ружьё эжекторное для загона, тип «Великий Князь», модель № 91. Тип, созданный для Их Императорских Высочеств Великого князя Николая и Великого князя Алексея, по заказу г-на Лардере, оружейника Его Величества Императора России. Бескурковое эжекторное ружьё Лебо-Куралли, комплектуется стволами из компримированной стали сэра Джозефа Витворта, чоки в обоих стволах, бой доведён до совершенства, тройное запирание «Screw-Grip» или Пёрдэ, двойные шептала для безопасности, патентованный эжектор Куралли, правый спусковой крючок складывается. Ружьё очень высокого качества, художественная отделка, используются самые лучшие материалы, за пару 172 фунта стерлингов. Ружьё 12 калибра, укомплектованное стволами 30 дюймов, весит около 7 фунтов. Добавлю, что хотя в описании указаны «Screw-Grip» или Пёрдэ, на рисунке чётко просматривается болт Гринера.

Великий князь Алексей Александрович (слева) и Великий князь Николай Михайлович (справа).

Великий князь Алексей Александрович (в центре) с генералом Кастером. Буффало Билл (справа).

Обложка книги Великого князя Николая Михайловича и фотография из неё с самим князем после охоты на гусей.

Великий князь Николай Николаевич (слева). Он же на охоте в Першино (крайний справа).

 

Несколько слов о Великих князьях, в честь которых назван этот тип ружей. Князь Алексис (Duc Alexis), как называли его иностранцы, без сомнений — Алексей Александрович Романов (1850-1908), четвёртый сын Императора Александра II и Императрицы Марии Александровны. О его охотничьих подвигах известно не много. Самый примечательный эпизод — это охота на бизонов в американских прериях в январе 1872 года с генералом Джорджем Кастером, знаменитым охотником Уильямом Коди (Буффало Билл) и индейцами. Что касается «Великого князя Николая» (Duc Nicolas), то, в принципе, заказчиков Лардере могло быть трое: Николай Константинович (1850-1918), Николай Николаевич (1856-1929) и Николай Михайлович (1859-1919). Все — страстные охотники: Николай Михайлович, написавший замечательную книгу «Наблюдения по охоте на диких гусей», Николай Николаевич (младший), основатель знаменитой Першинской охоты, или Николай Константинович, охотившийся в Туркестане на тигров, а свой дом в Ташкенте украсивший статуями охотничьих собак. Всё же, если немножко знать историю и суть скандала в семье Императора, после которого Николай Константинович превратился в изгнанника, жившего под чужим именем, то очевидно, что его нужно исключить из этого списка «претендентов», а вопрос: кто из двух оставшихся Великих князей был заказчиком Лардере — оставить будущим исследователям.

Модель № 86

 

Ружьё эжекторное открывающееся, тип «Князь Голицын», модель № 86. Тип, созданный для Его Высочества князя Голицына, губернатора Кавказа, по заказу г-на Лардере, оружейника в Санкт-Петербурге. Эжекторное бескурковое ружьё Лебо-Куралли, стволы из компримированной стали Wahlreyne, первоклассный бой, прямоугольная колодка, тройное запирание Пёрдэ, врезка с тремя фестонами, механизм позолочен, три прекрасные cюжетные гравюры, английская поверхностная закалка, ружьё крайне прочное, лёгкое, материалы и мастерство высшего класса, ружьё с патентованным эжектором Куралли стоит 48 фунтов стерлингов. Такое же без эжектора — 40 фунтов стерлингов. Вес ружья 12 калибра со стволами 27 и 1/2 дюйма — около 6 и 1/2 фунтов.

Князь Г.С. Голицын

Ружьё Лебо-Куралли № 37024. Фото: guns.ru

 

На фото вверху, конечно, не «Князь Голицын», но прямоугольная колодка с тремя фестонами, запирание Пёрдэ и эжекторы Куралли присутствуют. Нетипичная для Льежа форма колодки и «английская закалка» наталкивают на вопрос: знаем ли мы о том, как было организовано техническое взаимодействие между «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» и материнской компанией? Замечу, что князь Григорий Сергеевич Голицын не был «губернатором». С 1896 по 1904 год он в звании генерала от инфантерии служил главноначальствующим гражданской частью на Кавказе, командующим войсками Кавказского военного округа и атаманом Кавказских казачьих войск.

Модель № 96.

 

Ружьё Лебо-Куралли, напоминающее  тип «Шереметев» (кроме верхнего узла запирания).

 

Ружьё эжекторное для загона, тип «Шереметев», модель № 96. Тип, созданный для Его Сиятельства графа Шереметева, адьютанта Его Величества Императора России по заказу г-на Лардере. Бескурковое эжекторное ружьё Лебо-Куралли, стволы «demi-block» из компримированной стали Wahlreyne, сверловка — чоки, бой точно отрегулирован, тройное запирание «Screw-Grip» или Пёрдэ, колодка с крыльями, круглая в передней части, боковой предохранитель, правый спусковой крючок складывается. Ружьё, укомплектованное патентованным эжектором Куралли, гравированное, отделка и мастерство исполнения очень высокого качества, стоит 60 фунтов и 16 шиллингов. Такое же без эжектора стоит 53 футна 12 шиллингов. 12 калибр со стволами 30 дюймов весит около 6 и 3/4 фунтов.

Граф Дмитрий Сергеевич Шереметев.

 

Граф Дмитрий Сергеевич Шереметев (1869-1943), в детстве и юности дружил с будущим царём Николаем II. Выходец из очень богатой и родовитой семьи, граф был увлечённым охотником. Компанию в этом деле ему, как правило, составляла жена Ирина Илларионовна Воронцова-Дашкова. В  27 лет полковник Шереметев был назначен флигель-адъютантом царя и переведён из Кавалергардского полка в Свиту Его Императорского Величества.

Модель № 101.

Ружьё, идентичное «Князю Кудашеву». Существенные признаки: эжектор Куралли (спиральные пружины сняты) и форма головки колодки.

 

Ружьё эжекторное для садочной стрельбы, тип «Князь Кудашев», модель № 101. Тип, созданный для Его Высочества князя Кудашева по заказу г-на Лардере, оружейника Его Величества Императора России. Бескурковое ружьё Лебо-Куралли, комплектуется стволами с целиковыми крюками из компримированной стали Wahlreyne, передняя часть колодки круглая, тройное запирание «Screw-Grip» или Пёрдэ, съёмные боковые основания, двойные шептала для безопасности, пружины впереди, бой отрегулирован для максимальной кучности и резкости, патентованный эжектор Куралли, английская поверхностная закалка. Прекрасно гравированное и отделанное ружьё в лучшем стиле Лебо для садочной стрельбы стоит 80 фунтов стерлингов. Такое же для охоты стоит 68 фунтов стерлингов.

Кто из князей Кудашевых был заказчиком Лардере, выяснить пока не удалось. «Претендентов» четверо: дипломаты братья Иван Александрович и Николай Александрович, профессор Киевского политехнического института Александр Сергеевич  и камергер Двора, статский советник Сергей Владимирович. Князь Александр Сергеевич Кудашев — пионер воздухоплавания и авиационный конструктор. Не имея родового поместья и постоянного дохода, он был стеснён в средствах, а садочная стрельба в то время была спортом богатых. Что касается остальных князей Кудашевых, то любой из них мог быть садочным стрелком и охотником. Возможно, стоит принять во внимание то, что князь Иван Александрович Кудашев в качестве посланника с 1910 по 1913 год находился в Бельгии.

Результаты охот в Беловежской пуще .

 

Связаны ли заказчики Лардере чем-нибудь ещё, кроме принадлежности к древним родам и близости ко Двору? Великий князь Николай Михайлович и граф Дмитрий Сергеевич Шереметев любили охотиться в Звадах, что на озере Ильмень. В кавказских охотах Великого князя принимал участие князь Голицын, а потом сменивший его в качестве наместника на Кавказе граф  Илларион Иванович Воронцов-Дашков, тесть графа Шереметева. Великие князья и граф Шереметев участвовали в охотах в Беловежской пуще и Спале (фото вверху). Другими словами, это был узкий круг высокопоставленных любителей охоты, в котором информация об оружии и его производителе могла циркулировать и обсуждаться, как  это обычно происходит в любом коллективе охотников.  

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть VI. «Князь Куракин».

(Часть I.)            (Часть II.)            (Часть III.)              (Часть IV.)                 (Часть V.)

DSC_0225

Модель №78

 

Автор единственной книги о Лебо-Куралли, Марко Нобили (Marco E. Nobili. «Lebeau-Courally. Guns & Rifles maker since 1865»), написал о «Князе Куракине»: «Встречается редко, представляет коллекционный интерес». Нобили никогда не держал в руках это ружьё, впрочем, как и большинство его коллег. Оно никогда не продавалось на оружейных аукционах, о нём слышали многие интересующиеся охотничьим оружием, но видели его единицы, потому что оно действительно редкое, похоже, самое редкое из ружей Лебо-Куралли. Интрига вокруг этого ружья связана с ещё одной фразой Нобили: «Возможно, вся серия поставлена напрямую английской фирмой». Сомнения, посеянные Нобили, подпитывались тем фактом, что Куралли в своей книге воспроизвёл изображение ружья и замка компании Westley-Richards, а не модели Webley-Lebeau-Courally №78. Однако познакомившись с «Куракиным» поближе, могу с полной уверенностью утверждать, что этот дробовик изготовлен в Льеже. Геометрические параметры колодки и элементы конструкции повторяют архетип, традиционный для льежского оружейного дела.

DSC_0285

Эти два ружья собраны одним и тем же производителем – компанией Webley-Lebeau-Courally («Князь Куракин» слева).

 

В книге Куралли можно прочитать, что компания Вестли – Ричардс продавала лицензии на производство системы со съёмными замками. Труд бельгийского рабочего в довоенной Европе стоил меньше труда британского. Между тем, цена модели № 78 Лебо-Куралли (192 фунта за пару) приблизительно соответствовала цене модели аналогичного исполнения у Вестли — Ричардс (от 170 до 230 фунтов за пару). Если ещё учесть, что цена Вестли – Ричардс – это нетто-цена, то есть цена, условно, «с завода», а цена Лебо-Куралли – каталожная, включающая комиссию дилера (агента), то становится понятно, что «Князь Куракин» не мог изготавливаться в Бирмингеме и по экономическим соображениям.

DSC_0052

Устройство ружья «Князь Куракин».

DSC_0260

DSC_0271

DSC_0273

Гравировка  впечатляет.

 

Представленный образец модели № 78 типа «Князь Куракин» — первый номер из пары, изготовленной  по заказу из России. Ружьё со стволами из стали Витворта длиной 76 см весит 3.16 кг. Вес стволов 1445 гр. в точности соответствует клейму. Дульные сужения – 0,2 мм в обоих стволах. Затвор, работающий от верхнего рычага, состоит из рамки, заходящей на два подствольных крюка, и задвижки Пёрдэ. Ружьё имеет  эжекторы Дили и предохранитель, запирающий спусковые крючки. Тонкая гравировка покрывает всю колодку, основание спускового механизма, спусковую скобу, рычаг затвора и кнопку предохранителя.

P1010291

Запись в книге заказов о ружье № 34464.

 

Из книги заказов (фото вверху) следует, что, во-первых,  ружьё №34464 составило пару с ружьём №38108, которое было выпущено в 1912 году. Во-вторых, заказчиком выступило Гвардейское экономическое общество, как известно, открывшее в 1909 году самый большой универсальный магазин в Санкт-Петербурге. В новом универмаге имелся оружейный отдел. Монограмма на ружье, а также сопоставление исторических фактов позволяют предположить, что эта пара была заказана для члена правления Гвардейского экономического общества Николая Михайловича Потапова (1871 — 1946), которому в 1912 году было присвоено звание генерал-майора. Человек невероятной судьбы, один из немногих старых военных специалистов, уцелевших  в годы сталинских репрессий, Н.М. Потапов похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Могила_генерал-лейтенанта_Николая_Потапова

Могила Н.М. Потапова на Новодевичьем кладбище.

 

P1010498

Запись в книге заказов о парах ружей №№ 33704/33705 и 33706/33707

 

Выше показан снимок страниц из книги заказов с записями, относящимися к ружьям с номерами 33704/33705 и 33706/33707. Обе пары были заказаны Лардере в 1903-1904 годах. В отличие от 1912 года, в описании нет названия «Князь Куракин», а есть «Westley demontables» (съёмные замки типа Westley). Ещё одна подробность: комиссия Лардере составила 97 франков 14 сантимов за пару ружей или 15% от их стоимости. Ружьё № 33706 12 калибра с патронником 65 мм, с эжекторами и болтом Гринера в качестве верхнего узла запирания до сих пор живо и находится в РФ. Все известные на сегодняшний день дробовики Лебо-Куралли с замками типа «Westley demontables» были изготовлены для российских заказчиков. Поэтому неудивительно, что информация о них иногда приходит из бывших советских республик, например, из Узбекистана, где находится ружьё 20 калибра № 34947. Второе из пары, выпущено приблизительно в 1905 году, имеет эжекторы и болт Гринера. На замках  выбито клеймо с номером бельгийского патента Дили и Тейлора (патент № 133714 от 2.11.1898). Похожее ружьё №34854 находится в России. У него стволы 12-го калибра длиной 720 мм, оба — с полными чоками, вес ружья 3.2 кг, имеются эжекторы, автоматический предохранитель и затвор с болтом Гринера. Замечу, что форма колодки ружей №34854 и №34947 вполне «английская», и не соответствует типу, традиционному для Льежа.

???????????????????????????????

???????????????????????????????

Ружьё Лебо — Куралли № 34947 20-го калибра с замками Дили — Тейлора.

DSCF4168

Ружьё № 34854 12-го калибра.

DSCF5073

Ружьё 12 калибра № 35076 с дроплоками и Webley Screw Grip в качестве верхнего узла запирания.

 

Очень редким является сочетание замков Дили-Тейлора с запиранием Webley Screw Grip, появившимся в производственной программе Лебо-Куралли в результате альянса с «The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd.» в 1902 году. Известно одно такое садочное ружьё, изготовленное в 1905 году по заказу Лардере (фото вверху). Название «Prince Kourakine» появилось в каталоге 1910 года. Описание модели №78 этого типа включало: замки, которые можно было вытащить руками без применения инструмента, стволы 12 калибра длиной 30 дюймов из стали Витворта, тройное запирание «Screw Grip» или «Purdey», эжекторы Дили, прекрасную гравировку и финишную отделку, «высочайшее мастерство и качество материалов». С таким набором свойств было изготовлено не более 10 пар ружей (данные производителя).

002

Модель №78 типа «Князь Куракин» в каталоге Webley-Lebeau-Courally 1910 года.

 

foto70

1914 год. Раут по случаю золотой свадьбы княгини Е.М. Волконской и князя А.А. Куракина (1). На фотографии: князь М.А. Куракин (2), князь А.Б. Куракин (3), князь И.А. Куракин (4).

 

В честь кого из знаменитого рода Куракиных названа модель? Пятиствольная митральеза «Князь Горчаков» имеет двух «претендентов», у ружья «Князь Куракин» их значительно больше. В 1914 году на рауте, посвящённом золотой свадьбе князя Анатолия Александровича Куракина и княгини Елизаветы Михайловны Волконской, присутствовали четыре князя Куракина: сам Анатолий Александрович, Михаил Анатольевич, Александр Борисович и Иван Анатольевич. Отпрыски старинного и знатного рода, они не состояли в прямом родстве. Анатолий Александрович Куракин (1845 – 1936), действительный статский советник, шталмейстер Двора, почетный опекун, член правовой группы Государственного совета, член Совета Русского Собрания. Михаил Анатольевич Куракин (1872 – 1932), церемониймейстер Двора, в прошлом – кавалерийский офицер, предводитель дворянства Киевской губернии. Александр Борисович Куракин (1875 – 1941), поручик запаса Лейб-гвардии Преображенского полка, камер-юнкер (1904), церемониймейстер Двора (1911), октябрист, депутат 2-й Государственной Думы от Орловской губернии, с декабря 1913 — предводитель дворянства Орловской губернии, действительный статский советник (1916). Иван Анатольевич Куракин (1874 – 1950), шталмейстер, избирался мологским уездным (1902) и ярославским губернским (1906) предводителем дворянства, в 1907-1912 депутат 3-й Государственной Думы. На рауте не присутствовали другие князья Куракины: Борис Александрович (1840 – 1922), Иван Алексеевич (1846 – 1911) и Фёдор Алексеевич (1842 – 1914). И всё же…

Kurakin_Anatoliy_Alexandrovich

Князь Анатолий Александрович Куракин (1845 – 1936)

 

Один только князь Анатолий Куракин по-настоящему блистал на небосклоне столицы. Крупный землевладелец и один из богатейших людей Российской Империи, он был кавалером многих российских и иностранных орденов. По случаю 50-летия государственной службы 26 февраля 1915 года князь получил Высочайший рескрипт с выражением благодарности за труды на благо Отечества. В 1918 он был вынужден стремительно покинуть свою усадьбу, оставив в тайнике имения, позже обнаруженного большевиками, золото, драгоценности, подарки российских императоров и художественные ценности. Жил в Париже, скончался в возрасте 92 лет, похоронен на кладбище в Сен-Женевьев-де-Буа. Перфекционист, любитель всего самого дорогого и лучшего, князь Анатолий Александрович Куракин как нельзя лучше подходит на роль привилегированного заказчика Лардере, впрочем,… это же можно сказать о любом другом представителе древнего княжеского рода.

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть V. «Князь Горчаков».

 

(Часть I.)            (Часть II.)            (Часть III.)              (Часть IV.)

 

В 1923 году отпрыск старинного дворянского рода Иван Романович Брянцев, незадолго до этого окончивший Киевский политехнический институт, работал главным инженером на строительстве сахарного завода в селе Шрамковка Пирятинского уезда Полтавской губернии (ныне Драбовский район Черкасской области Украины). Охота была одним из немногих доступных способов занять себя в свободное от работы время. Страстный охотник и собачник с детства, чей дед содержал до революции в имении под Киевом псарню на 300 хвостов, Брянцев мечтал о хорошем ружье, подружейной собаке и лошади. В Шрамковке этот «набор» купить было невозможно ни за какие деньги. Добрые люди подсказали, что в 20 вёрстах от села есть старинное имение Ташань, работники которого не все разбежались, и, скорее всего, у них можно что-то приобрести из имущества хозяев, вынужденных оставить имение и уехать за границу. Собственно, так всё и случилось: из Ташани молодой охотник уехал на лошади с ружьём «Август Лебо» и щенком ирландского сеттера за пазухой. Щенок получил кличку Стоп и прожил в семье Брянцевых 14 лет. Эту историю рассказала внучка Ивана Романовича.

Карта окрестностей имения «Ташань»

 

Удивительно интересные факты открылись, когда я начал интересоваться историей Ташани, пытаясь найти сведения о первых владельцах ружья Брянцева. Село Ташань упоминается в Ипатьевской летописи в контексте событий, относящихся к 1149 году. Позднее — казачье войсковое, оно в 1770 году было даровано Екатериной II фельдмаршалу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому. По приказу императрицы им был построен замок и заложен парк.

3

Охотничий домик Горчаковых в урочище «Белое озеро» (см. карту)

 

pkh2007_14

pkh2007_15

Трофеи Горчаковых.

 

В этом имении граф Румянцев-Задунайский проживал все годы управления Малороссией. Здесь же он и умер в 1796 году. Сын графа, Сергей Петрович Румянцев, то ли продал, то ли проиграл имение в карты князю Николаю Павловичу Голицину. В 1903 году, взамен проданного им в 1900 году знаменитого имения Браилов, Ташань купил Светлейший князь Константин Александрович Горчаков, младший сын Александра Михайловича Горчакова, канцлера Российской империи, лицейского товарища А.С. Пушкина.

4

Князь К.А. Горчаков (17.02.1841 – 20.04.1926) в костюме боярина на последнем костюмированном балу Российской империи в 1903 году.

 

Князь Константин вложил в имение душу и немалые средства. Бывало, что на всё лето семейство Горчаковых выезжало из Петербурга в Ташань. Сын князя, Александр Константинович, после окончания Харьковского университета остался в Украине, вёл жизнь помещика, неоднократно избирался предводителем дворянства. В 1905 году в его семье родился сын Михаил. В марте 1916 года ротмистр А.К. Горчаков был тяжело ранен на фронте и в возрасте сорока лет скончался в госпитале в Петрограде.

А.К. Горчаков 1904 год

Портрет князя Александра Константиновича Горчакова (17.09.1875 — 18.03.1916). Художник Н.П. Богданов-Бельский. 1904 год.

 

Революционная смута заставила Горчаковых перебраться из Петрограда в Киев. В конце 1918 года они переехали в Одессу, а потом в Константинополь, повторив скорбный путь исхода из родной страны сотен тысяч её лучших представителей. Мне удалось найти в Аргентине Сергея Михайловича Горчакова, внука Александра Константиновича. Сергей Михайлович прекрасно владеет русским языком. Оказывается, его дед и прадед были страстными охотниками и рыбаками. Александр Константинович, хотя и был близорук, охотился везде, где только можно, и был одним из русских охотников, побывавших в Африке. «Это у нас в крови», — написал мне Сергей Михайлович. Константин Александрович Горчаков, прадед Сергея Михайловича, был весьма богатым человеком, предпринимателем и коммерсантом. «Канцлер оставил мне три миллиона, а я превратил их в семьдесят пять”, — любил говаривать он. Широкая натура, жизнерадостный весельчак, Константин Александрович легко зарабатывал деньги и также легко их тратил на свои многочисленные увлечения, среди которых не последнее место занимала ружейная охота.

5

6

8

Пятиствольная митральеза компании «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» «Князь Горчаков», мод.№ 95.

7

Результат 2-х выстрелов из митральезы «Князь Горчаков». Расстояние до мишени — 100 метров.

 

В каталоге компании «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» тип модели № 95 носит название «Князь Горчаков» (Prince Gortchakoff). Это пятиствольное ружьё – «переломка» или митральеза, как ещё называют подобные многоствольные конструкции, разработано для одной цели – стрельбе по уткам и гусям на предельных дистанциях. Ствольный блок объединяет пять нарезных стволов под патроны .22 Extra Long кольцевого воспламенения. Ружьё имеет центральный замок с одним мощным курком. Курок обеспечивает накол пятью бойками пяти патронов одновременно. Внешняя часть курка, с помощью которой взводится замок, выступает из колодки и смещена вправо, чтобы не мешать прицеливанию. Ружьё имеет затвор системы Генри Джонса (в английском варианте каталога обозначенный как T. grip-action). Для отпирания требуется повернуть рычаг затвора, при этом поворачиваются винтообразные выступы на втулке рычага, выходя из зацепления с пазами двух подствольных крюков. Колодка имеет сквозной пропил под передний крюк. Для размещения спиц экстрактора в «подушках» колодки сделан продольный паз. Длина стволов, изготовленных из стали Wahlreyne, составляет 56 см. Цевьё с запиранием Энсон и ложа английского типа выполнены из качественного ореха. Вес ружья не превышает 2,9 кг. Эта экзотическая конструкция заказывалась крайне редко, и после Первой мировой войны не выпускалась.

10

1

13

Ружьё И.Р. Брянцева.

 

 

Ружьё, доставшееся Ивану Романовичу Брянцеву, было изготовлено в 1902 году по заказу Жана Адольфа Лардере. Дробовик садочного типа, высокого качества исполнения, имеет замки Энсон – Дили самой дорогой модификации – с интерцепторами, тройное запирание — на два подствольных крюка и болт Гринера, а также автоматический предохранитель, запирающий спусковые крючки. В колодке с боковыми «крыльями», отделанной в английском стиле «scroll & roses», имеется пропил под передний крюк. Ствольный блок 12 калибра длиной 76 см спаян из трубок Витворта по технологии «демиблок». Ружьё имеет эжекторы Дили, цевьё Энсон и подпружиненную спицу переднего спускового крючка. Вес – 3.3 кг, баланс – 5 мм перед осью шарнира.

Реклама оружейного магазина Б.И. Виннера. 1902 год.

 

В 1908 году ружьё было переосажено в мастерской «Американского оружейного магазина» Б.И. Виннера (Киев, Крещатик 41), о чём была сделана надпись под спусковой скобой. Новая ложа «английского» типа выполнена из высококачественного ореха и имеет сильный погиб. Ружьё полностью работоспособно; несмотря на возраст, не наблюдается сколь-нибудь существенного износа носков шептал. Нет сомнений, что переосадка была сделана для  Александра Константиновича Горчакова. Он был высоким и худым, а сильная близорукость, очевидно, вынуждала его тянуться к прицельной планке, отсюда —  такой сильный погиб ложи. Мне не удалось найти сведений о том, что кто-то из Горчаковых увлекался садочной стрельбой. По всей видимости, они просто любили охотиться на перелётах. Об этом же говорит факт заказа у Лардере такой экзотической конструкции, как пятиствольная модель №95. Не столь и важно, кто из Горчаковых был заказчиком: Константин Александрович или Александр Константинович. Думаю, важнее то, что открываются новые страницы истории страны, может быть, не столь значительные на фоне «великих потрясений», но всё же значимые, поскольку позволяют дополнить картину прошлой жизни живописными штрихами и оттенками.

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть IV. Механика.

(Часть I.)                                           (Часть II.)                                             (Часть III.)

 

Из книги Куралли следует, что Август Лебо разработал «собственный метод фабрикации ружей, который имел последователей и изучался в оружейной школе». Сложно сказать, что имелось ввиду: использование преимуществ традиционного для льежского оружейного дела разделения труда или что-то иное. По данным справочного издания «Le qui est qoi de l` Armurerie Liegeoise» за Лебо числились два бельгийских патента: на механизм бескуркового ружья и эжектор. Суть этих патентов неизвестна.

Колодки ружья со съёмным стволом «Lebeau freres et Cie.» и митральезы «Князь Горчаков» (справа).

 

Нельзя не отметить сходство колодок ружья со съёмным стволом компании братьев Лебо «Lebeau freres et Cie.» (бельгийский патент № 38934 от 23.02.1876) и пятиствольной митральезы «Князь Горчаков», выпущенной компанией «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» через 15 лет после смерти Августа Лебо. Видна определённая преемственность конструктивных решений, если только они сразу не принадлежали одному лицу. К сожалению, это — пока всё, что можно сказать о Жюле и Августе Лебо в рамках темы ружейной механики.

Реклама Ferdinand Courally & Lassaigne. 1890 год.

 

О Фердинанде Куралли известно гораздо больше. В 1890 году в Сент-Этьене появилась реклама Ferdinand Courally & Lassaigne c адресом: Отель де Виль, 8 (вверху). Рекламировалось ружьё «L`Aigle» (орёл — фр.), а также патроны, заряжаемые механическим способом, с гильзами Бахмана, бездымным или чёрным порохом, точным количеством дроби и толстыми пыжами  компании «Братья Элей». Из каталога промышленной выставки 1891 года в Сент-Этьене: «Господа Куралли и Лассан в 1888 и 1890 годах запатентовали две системы усиления эжекции патронов в бескурковых ружьях типа Энсон — Дили, а также ружьё «Орёл» без курков с замками на боковых основаниях, взводящихся стволами». По итогам выставки Куралли и Лассан были награждены золотой медалью. 

Рисунки из патентов Куралли (слева) и Хилла (справа).

 

Заявка на первый патент № 193174 от 21.09.1888 была подана патентным агентом Делормом (Delorme, rue Gambetta, 14). Следующий патент № 193174 от 21.09.1889 назывался «Улучшения в бескурковом ружье». Ещё один № 204896 от 3.04.1890 носил название «Новая система бескуркового ружья». Куралли упоминает его в своей книге «Les Armes de Chasse et Leur Tir» (Охотничье оружие и стрельба из него): «Я точно не знаю, кого следует считать отцом нынешней системы бескуркового ружья с замками на боковых основаниях…В 1890 году я взял патент на такое ружьё, но идея ещё не созрела, и мою систему затмили ружья Энсон-Дили. Я бы, конечно, никогда не говорил об этом снова, если бы не было успеха голландовского ружья, с которым мой бывший «Орел» имеет родовое сходство…» Куралли намекал на своё авторство целого класса ружей. В действительности «Новая система бескуркового ружья» имела мало общего с «голландовским ружьём» и в основном повторяла патент № 1728 от 1879 года англичанина Хилла (R. Hill, рис. вверху). В 1890 году Куралли был получен ещё один французский патент (№ 208864 от 15.10.1890) «Sisteme d`ejectour de cartouches» (Система эжектора патронов). Единственный патент Куралли, который можно найти в архивах, был выдан во Франции в 1922 году. Его название: «Бескурковое ружьё с эжекторами и тройным запиранием».

 

Рисунки из патента Куралли № 552946 от 15 июня 1922 года.

  

Публикация фантазий некоторых коллег относительно эжектора «системы Куралли», который, якобы, «применяли многие оружейники Льежа», вынуждает подробнее остановиться на этом вопросе. Рассмотрим работу эжектора из патента № 552946. Во взведённом состоянии (Fig.1) носок рычага-взводителя (1) не взаимодействует с кулачком (N) эжектора. После спуска замка (Fig.2), курок (2) под действием боевой пружины (4) поворачивает рычаг-взводитель (1). При переламывании ружья, носок рычага-взводителя взаимодействует с поверхностью (18) кулачка (N) эжектора. Кулачок начинает поворачиваться вокруг своей оси (13). В момент прохождения точки, когда ось спицы (10) пересекает ось кулачка (13), под действием спиральной пружины (9) происходит срыв кулачка (Fig.3) — эжектор сработает. Взведение эжектора происходит с помощью спицы (тс) экстрактора при закрывании ружья. Куралли использовал принцип Сазгейта для механизма и патент Голланда-Вудварда — для спуска. Изящная идея, но отсутствие системы разгрузки (как, например в эжекторе «зульского типа»), при которой взведение кулачка и нагнетание пружины разделены, приведёт к быстрому износу взаимодействующих поверхностей механизма, что можно наблюдать на другом эжекторе с надписью «eject. Courally brevete» (см. внизу).

Эжектор Куралли

 

На основании (1) с помощью оси (3) установлены кулачки (2) эжекторов. Они взаимодействуют со спицами (6) спиральных пружин (5) и заперты шепталами (4) под действием пружин (7). С шепталами взаимодействуют слайдеры (8), с которыми после срабатывания замков при переламывании ружья контактируют триггеры (9). Взведение кулачков эжекторов производится спицами экстракторов при закрывании ружья. Из каталога компании  «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» следует, что эжекторы Куралли входили в комплектацию моделей с бокслоками №№ 40, 80, 84, 85, 86, 87, 91, 96, 98, 100 и  с сайдлоками №№ 101, 103, 104, 106, но не применялись, например, на самых дорогих моделях № 107 «The Royal Pigeon Gun» и № 108 «The Imperial Pigeon Gun».

Модификации «эжектора Куралли».

 

Известны ещё, как минимум, две модификации эжекторов Куралли (фото вверху). В одной для выдвижения экстракторов используется кулачок на основании цевья, в другой взведение эжекторов происходит слайдером, взаимодействующим с пазами в передней части колодки. Замечу, что номер внутри надписи «eject. сourally brevete» не относится к патентам, а является номером основания цевья со смонтированными на нём эжекторами. Компания «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» использовала также механизмы других производителей (фото внизу).

Эжекторы сторонних производителей на ружьях Лебо-Куралли. Эжекторы Дили (слева). Призводитель — Жан Дюшато. Льежский вариант эжектора Голланда-Вудварда (справа). Производитель неизвестен.

«Льежская» модификация эжектора Голланда-Вудварда (пружины сняты). Фото: doublegunshop.com

 

Часто «эжектором Куралли» ошибочно называют модификацию механизма Голланда-Вудварда (патент № 6222 от 14.03.1907), широко применявшуюся в Льеже. Взведение эжекторов происходит при закрывании ружья. В этот момент слайдер, взаимодействуя с пазами колодки, поворачивает кулачки, а рычаги, закреплённые на оси, нагнетают пружины (фото вверху). Похожий механизм применяли оружейники Зуля. Перечислю изобретения, о которых Куралли упоминает в своей книге «Les Armes de Chasse et Leur Tir»: принцип действия машины для полировки канала ствола (по этому принципу были построены станки, установленные в мастерской братьев Клер, изобретателей самозарядного ружья, и в ствольном цехе компании «Август Франкотт»), устройство для сушки чёрного пороха, устройство для подсчёта дроби, испытательное ружьё со сменными бойками, позволяющее экспериментировать с силой удара, длиной и формой бойка, «перкудинаграф» — прибор для измерения силы удара курка, бескурковое ружьё (патент № 204896), и ничего — об «эжекторе Куралли». Почему же патенты Куралли, касающиеся этого механизма, не упоминаются в его книге? Возможно, ответ на этот вопрос надо искать в истории защиты промышленных и интеллектуальных прав. Как известно, начало было положено Парижской конвенцией об охране промышленной собственности в 1883 году. До Первой мировой войны в неё вносились изменения в 1900 и в 1911 годах. В Бельгии и Франции были распространены так называемые «патенты S.G.D.G.», что означало «без государственных гарантий» (текст соответствующего закона принадлежал Наполеону; он гласил: «без отбора, с риском для заявителей, и никаких гарантий относительно существования, новизны изобретения, или верности, или точности описания»). Они позволяли заявительным порядком регистрировать «изобретения», не обращая внимания на аналогичные патенты, скажем, в Великобритании. Может быть сотрудничая с «The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd.», Куралли стал осторожнее относиться к своим патентам?

Механизм ружья Лебо-Куралли с бокслоками.

Механизм ружья Лебо-Куралли с сайдлоками типа H&H. Фото: steniron.com

Ружьё Лебо-Куралли с замками Back Action Side Lock (заднее расположение боевой пружины).

Ружьё Лебо-Куралли № 36944 с задним расположением боевых пружин. Фото: griffinhowe.com

 

 

Механизмы ружей Лебо-Куралли имеют традиционную конструкцию: бокслоки Энсон-Дили, сайдлоки типа Голланд-Голланд или два типа сайдлоков с задним расположением боевой пружины. Последние в каталоге названы Lebeau Safety Block Bar Locks, хотя в действительности они не Bar, а Back Action. Это вполне можно списать на ошибки перевода, поскольку текст на французском точен: вынимаемые замки Лебо с двойными шепталами для безопасности и пружиной сзади. Система запирания приводится верхним ключом и, как правило, состоит из нижней рамки, заходящей на два подствольных крюка, и верхнего узла в виде болта Гринера или задвижки Пёрдэ.

Ружьё Лебо-Куралли с дроплоками и верхним запиранием Webley Patent Top Screw Grip.

Ружьё № 38953. Верхний узел запирания с кросс-болтом квадратного сечения.

 

После прихода англичан у Куралли появилось несколько технических новшеств: затвор c Webley Patent Top Screw Grip (патентованный верхний резьбовый рычаг Уэбли), система Вестли-Ричардс с вынимаемыми замками (дроплоками), а также верхний узел запирания с кросс-болтом квадратного сечения. Последний, впрочем, не рекламировался, а ружья с ним известны в единичных экземплярах. Замена болта Гринера на резьбовый рычаг Уэбли добавляла к стоимости заказа 2 фунта. Кроме этого можно было заказать: стволы из трубок Витворта или из любой стали 3-х торговых марок, принадлежавших Куралли, «крылья» на колодке, односпусковой механизм, интерцептор для ружья с бокслоками, регулируемые чоки, боковой предохранитель Гринера и подпружиненную спицу спускового крючка. Кроме односпускового механизма и регулируемых чоков, все вышеперечисленные опции входили в спецификацию тех или иных базовых моделей. В результате могла получиться «комбинация», далёкая от описания и картинки из каталога. Этот факт постоянно вводит в заблуждение владельцев ружей Лебо-Куралли.