«БЕЛЬГИЙЦЫ». БРИТТ, БЮРИ И ДРУГИЕ

i3ndex

Ружьё № 1214 20 калибра с замками Энсон-Дили и дополнительным блоком стволов калибра .35 Rem. На подушках коробки клеймо «JB под короной». Продано в 2010 году на аукционе Bonhams за £2,040. Фото: bonhams.com

 

В двух предыдущих статьях («Бранкар и Дефурни», «Лебо-Куралли: между правдой и вымыслом»), посвящённых бельгийскому охотничьему оружию, была сделана попытка разобраться со старыми, постоянно повторяемыми заблуждениями. Приходится вновь возвращаться к этой теме.

Разделение труда в оружейной промышленности Бельгии позволяло любому коммерсанту стать «фабрикантом» оружия, используя покупную комплектацию и труд надомников. Поэтому имена мастеров: ствольщиков, сборщиков, осадчиков, ложейников и тд. осталось в тени владельцев многочисленных оружейных фирм и фирмочек. В общей массе бельгийского оружия одного разбора невозможно найти ружья, которые выделялись бы каким-то особенным уровнем или качеством сборки; все отличия заключаются, обычно, в каких-то деталях и отделке. Более того, под разными марками попадаются абсолютно одинаковые ружья. С высоким качеством издавна ассоциируется охотничье оружие таких фабрикантов как Куралли, Франкотт, Форжерон, Тоно, Кристоф, Донкье, Дюшато, Маскюлье, Тирифай, Дефурни, Янсен, Бритт, Ронж, Лажо, Корди, Майлон, Бернард, Галан, Бранкар и др. К этой же категории всегда относили Жюля Бюри.

001

Льеж. 1914 год. Надомник и его семья. Изготавливая курки для револьвера и работая по 12 часов, глава семьи зарабатывал 9 франков в день. Семья из 10 человек ютилась в одной комнате, которая являлась мастерской, кухней и спальней одновременно. Фото: Musee de la Vie Wallonne

 

Во франкоговорящей Валлонии, к которой относится Льеж, фамилия Бюри (Bury) — одна из самых распространённых. Расшифровать хитросплетение родственных связей в многодетных валлонских семьях – задача не из лёгких.

1840

Льеж, 1840 год. Список фабрикантов оружия.

 

5 марта 1811 года в Льеже в семье шахтёра Ламберта Бюри родился сын, которого назвали Мишель. Мишель вырос и стал оружейником. Уже в зрелом возрасте он переехал в Маастрихт, где в 1846 году женился на Марии Иоанне ван Хёсбрюк. Мишель Бюри умер 17 января 1887 года, оставив после себя 6 детей. Среди них был Жан Жозеф Бюри, родившийся 16 мая 1853 года. Жан, как и отец, стал оружейником. В августе 1893 года он переехал в Эрсталь (Herstal), небольшой городок рядом с Льежем. Следует, пожалуй, заметить, что от Льежа до Маастрихта всего около 30 км. В 1827 году в Льеже по адресу: rue Pont des Arches, 966 проживал фабрикант оружия J.L. Bury. В 1840 году по этому адресу числился фабрикант оружия Франсуа Бюри. В это же самое время в пригороде Льежа Санкт-Леонард работала оружейная фирма «Сыновья Бюри и Донкье». Ещё один льежский оружейник Жан Бюри родился 18 августа 1840 года. 25 сентября 1861 года он сочетался браком с Марией Екатериной Жилле, которая родила ему дочь, тоже Мари. Глава семейства умер 8 февраля 1890 года. В 1855 году в Льеже по адресу: пригород Санкт-Леонард, 137 проживал оружейник Жан Георг Франсуа Бюри. В Валлонии были хорошо известны гравёры по оружию Бюри. Тюссан Бюри родился в Льеже 15 июля 1849 года. Он был необычайно разносторонним человеком, оставившим значительный след в валлонской культуре. Написав валлонско-французский технологический словарь для гравёров оружия, Тюссан Бюри совместил свою специальность гравёра с увлечением литературой. Его племянник, тоже гравёр, Жан Бюри, родился 13 января 1867 года в Льеже. Спустя некоторое время после смерти дяди в 1918 году, племянник дополнил и переиздал вышеупомянутый словарь под своим именем. Жан Бюри умер в 1940 году.

002

Льеж. 1914 год. Гравёры, как правило, работали дома. Фото: Musee de la Vie Wallonne

 

Как известно, Олимпийские игры 1900 года состоялись в Париже в рамках программы Всемирной выставки. Олимпионик из Льежа Жюль Дезире Бюри, 1862 года рождения, завоевал 2-е место в стрельбе на 200 метров в категории «произвольное оружие» и 3-е место в категории «национальное оружие». Обратимся к регистрационным документам Льежской испытательной станции. Николя Бюри числился там с 1868 по 1890 год, Жан Бюри – с 1890 по 1896 год, Антуан Бюри – с 1920 по 1939 год и Жюль Бюри – с 1896 по 1947. Таким образом, выстраивается следующая возможная линия: Жан Георг Франсуа Бюри (отец, один из «Сыновей Бюри и Донкье») — Жан Бюри (сын) – Жюль Бюри (внук). Интересно, что Жюль Бюри, как, вероятно, и его дед, тоже партнёрствовал с представителем фамилии Донкье. Являлся ли член олимпийской команды Бельгии и фабрикант оружия одним и тем же лицом, скорее всего, мы никогда не узнаем, но некоторые факты говорят, что это вполне вероятно.

bouquette arnold-01

Теофил Бритт. Фото: littlegun.be

 

Отвлечёмся ненадолго от фамилии Бюри. 9 июля 1874 года родился Теофил Бритт. 2 февраля 1896 года он вместе с братом Ламбертом зарегистрировал компанию по изготовлению охотничьего оружия «Братья Бритт», на первых порах представлявшую собой небольшую мастерскую, в которой работало около 10 человек. 17 сентября 1923 года Теофил Бритт, Жюль Бюри и братья Маскюлье зарегистрировали анонимное общество «Etablissements Britte». Новое предприятие производило точные механизмы, наборы калибров и охотничье оружие в «белом» виде (mecanique de precision, outillages calibres, armes des chasse en blanc). Компания сама не выпускала ствольные блоки, она их покупала у известных и проверенных производителей. Ассортимент был представлен сборочными комплектами горизонталок 12, 16 и 20 калибров в «белом» виде с замками H&H и Энсон – Дили, а также оригинальных, открывающихся вбок вертикалок Super Britte, запатентованных компанией Бритт в 1931 году. При желании оружие могло быть доведено до продажных кондиций с использованием надомников и мелких компаний. Вертикалок под маркой самой компании Britte было изготовлено не более 250 экземпляров.

br4

Продукция «Etablissements Britte»: сборочный комплект в «белом» горизонталки с замками H&H. Фото: Steven Dodd Hughes.

ch6

Такое ружьё получилось из этого комплекта. Фото: Steven Dodd Hughes.

 

Идея производства высококачественной комплектации в «белом» виде оказалась весьма успешной. Для удовлетворения спроса французских потребителей был открыт цех в Сент-Этьене. Сборочные комплекты Бритта покупали даже британцы, столь высоко было их качество. Тем не менее, мировой кризис сделал своё дело, и в 1936 году цех во Франции был закрыт, а потом прекратилось производство оружия и в Льеже. Вместе с Теофилом Бриттом работал его сын Георг (4.10.1900 – 13.09.1949) и зять Луи Дессар (25.06.1898 – 12.04.1932), у которого 19.05.1924 года родился сын Луи. Луи Дессар (младший) пришёл в компанию деда 22.08.1941 года, а 13.09.1949 возглавил её после смерти своего дяди Георга Бритта. Теофил Бритт умер 6.10.1945 в возрасте 71 года. В настоящее время компанию Бритт, которая выполняет заказы для аэрокосмической промышленности и входит в интернациональную группу Mustad, возглавляет зять Луи Дессара (младшего) Винсент Писсар. Перед оккупацией Бельгии немцами в 1940 году, рабочие тщательно упаковали ружья в разной стадии готовности и детали в ящики, которые спрятали в подвале дома семьи Дессар. Там они и лежали до 1999 года, пока о них не узнал Гай Бигнелл (Guy Bignell), владелец и президент оружейной компании Гриффин и Хав (Griffin & How), который купил спрятанное, а, заодно, и марку Жюль Бюри. Гаю Бигнеллу досталось: 17 готовых Super Britte, 16 – в «белом» виде, 17 готовых горизонталок типа H&H, 155 – в «белом» виде и 5 паллет различных деталей. Всё это богатство, вероятно, в интересах маркетинга было названо «коллекцией Жюля Бюри», хотя, понятно, сам Бюри не имел к ней никакого отношения. Ружья из этой «коллекции» продаются за немалые деньги, в том числе те, которые существовали в «белом» виде, и были завершены американскими оружейниками, такими как Steven Dodd Hughes. За новыми ружьями из «коллекции Бюри» начала подтягиваться цена на старые ружья Бюри не только в США, но, как ни странно, в Европе и даже в России. Поэтому точная атрибуция такого оружия стала актуальной задачей.

indgex

Super Britte от компании Auguste Francotte. Такие же ружья от Jules Bury, Lebeau-Courally, Paul Scholberg и др. можно при желании приобрести сегодня.

 

Как известно, Жюль Бюри оставлял на стволах своих ружей два вида надписей: «Jules Bury F-ant A Liege» или «Jules Bury Arq-sier A Liege», что означает: «Жюль Бюри фабрикант Льеж» или «Жюль Бюри оружейник Льеж». При наличии таких надписей, проблем с атрибуцией не возникает. Между тем, попадается клеймо «JB под короной», которое приписывают Жюлю Бюри. Стоит отметить, что не существует оружия, где это клеймо соседствует с вышеупомянутыми надписями. В то же самое время имеется большое количество ружей с клеймом «JB под короной» под маркой, например, Шарля Маскюлье (Charles Masquelier) или Луи Кристофа (Louis Christophe).

11111

 

11711

Ружьё Жюля Бюри с самооткрывающейся системой.

 

Известны ружья системы Бизли-Пёрдэ с клеймом «JB под короной» и в то же время известны ружья с оригинальной бельгийской самооткрывающейся системой (см. «Самооткрывающиеся системы переломок») без этого клейма, но с надписью «Жюль Бюри» или вовсе без всяких надписей и клейм производителя. Скорее всего, Жюль Бюри не является автором показанной выше системы, поскольку за ним не числится ни одного патента, ни в Бельгии, ни где бы то ещё. Что касается самого клейма, то оно существует в нескольких вариантах, в том числе выполненное гравировкой.

baiwir joseph-10

Клеймо«JB под короной» существовало, когда Жюль Бюри ещё не родился.

 

3b1981af

Это клеймо не принадлежало Жюлю Бюри.

 

fn 1900 jb couronne-12

На этом Браунинге клеймо нанесено способом гравировки.

 

christophe louis hall ant-17

Коробки 3-х разных ружей с клеймом «JB под короной»: слева вверху под маркой Louis Christophe, выпущено до 1922 года, слева внизу выпущено в 1925 году, справа выпущено в 1929 году.

IMG_11627

IMG_1628

Ружьё системы Бизли-Пёрдэ под маркой Louis Christophe с клеймом «JB под короной», 1933 год. Гравёр: H. Leukers. Фото: Jan Bliki

 

Ещё одна интересная особенность подмечена ценителями бельгийского оружия. В большинстве ружей с сайдлоками и надписью Jules Bury или клеймом «JB под короной» нижняя часть затворной коробки имеет жёлоб, а пристыкованная к ней часть ложи — валик (хорошо видно на снимках). Однако, такой способ врезки применялся многими производителями, поэтому утверждение, что это характерный признак именно ружей Бюри, я считаю необоснованным.

706-thickbox_default

713-thickbox_default

957-thickbox_default

952-thickbox_default

Два ружья Thirifays 1925 года имеют клеймо «JF под короной» («Janssen Freres») и врезку «с валиком» нижней части затворной коробки. Фото: steniron.com

 

IMG_2071

Ружьё N.Bodson. Врезка «с валиком» нижней части затворной коробки.

 

И, всё же, стоит ли, увидав надпись «Жюль Бюри» или клеймо «JB под короной», терять голову? Думаю, не стоит. И не только потому, что оружие с этой маркой ничем не отличается от другого, изготовленного из сборочного комплекта компании Бритт…

Bury 12

Ружьё 12 калибра № 6593/7199. Имеется клеймо «JB под короной». Продано в 2014 году на аукционе Bonhams за £1,000. Фото: bonhams.com

 

С конца XIX века в Бельгии регулярно издавался сборник «Pandectes périodiques: recueil de jurisprudence, de législation et de doctrine», который содержал юридические материалы, в том числе примеры судебных решений по конкретным делам. В одном из таких сборников 1910 года, найденном мной в библиотеке Конгресса США, имеется любопытная информация, проливающая свет на то, как работали бельгийские «фабриканты» оружия. 27 января 1910 года в Льеже мировым судьёй было рассмотрено дело, истцом в котором выступал «работник оружейника» Жозеф Бюри (Joseph Bury), а ответчиком – страховая компания «Цюрих» («La Zurich»). Из материалов дела следует, что Жозеф Бюри получил ранение в магазине своего брата Жюля Бюри (Jules Bury), разряжая пистолет Браунинг во время показа его покупателю. Истец потребовал от страховой компании выплаты страховки, трактуя несчастный случай как производственную травму и ссылаясь на закон Бельгии от 24 декабря 1903 года, согласно которому пострадавшему на производстве, получающему меньше 2400 франков в год, положена компенсация. Страховая компания утверждала, что данный случай не попадает под действие вышеупомянутого закона. Вот её аргументация. Да, несчастный случай произошёл, когда Жозеф Бюри находился на работе, но его работодатель Жюль Бюри не имеет оружейного производства, он торгует оружием, патронами и амуницией, а также контролирует работу мастеров-надомников. Кроме того, Жюль Бюри занимается перепродажей ружей и пистолетов других производителей. При магазине есть мастерская по ремонту охотничьего оружия и снаряжения. Весь персонал компании – оба брата Бюри и ученик. Несчастный случай произошёл не в мастерской, а в магазине.

cgglipcclip

1canvas

Оружие с надписью Jules Bury на стволах (без клейма «JB под короной», сверху вниз) : штуцер № 8225 калибра 8 x 60 R, штуцер № 8044 калибра 9.3 x 74R, ружьё 8 калибра № 78

 

9387799_2

Тройник № 7721 калибра 2х28+.35 с надписью Jules Bury и «WAFFEN-FRANKONIA-WUR/BURG»

 

Геринг

Этот штуцер Бюри № 6640 калибра .405 Win, принадлежавший «жирной свинье» Герингу, был продан за $9,000

 

Судья, тем не менее, принял решение в пользу Бюри, руководствуясь следующим. Согласно перечню отраслей и профессий, опубликованному министерством труда в 1902 году, оружейником считается не только производитель оружия или его частей, но и тот, кто получает прибыль, покупая и продавая оружие. Согласно пункту 2 вышеупомянутого закона о компенсации, профессия оружейника попадает под его действие. Кроме того, Жюль Бюри принимает заказы на изготовление охотничьих ружей под своей маркой. Он лицензирован как производитель оружия, покупает материалы и комплектующие, размещает заказы, лично занимается пристрелкой изготовленного оружия, которое проверяется и клеймится на Льежской испытательной станции в установленном порядке. Формулировка судебного прецедента следующая: «Коммерсант, осуществляющий продажи оружия и охотничьего снаряжения, а также частично изготавливающий у себя оружие, которое он продает, действительно осуществляет профессию оружейника и тем самым подпадает под действие закона о возмещении вреда от несчастного случая на производстве. Этот закон применим к работнику, нанимаемому на поденную оплату, работающему под руководством своего нанимателя и участвующему, прямо или косвенно, в физическом труде, а, следовательно, подвергающемуся тем же рискам, что и рабочие». Вот, собственно, и ответ на основной вопрос: был ли Жюль Бюри оружейником. С точки зрения бельгийского законодательства – был, но при этом в мастерской не сидел, напильник, коптилку или штихель в руках не держал. Во всяком случае, в 1910 году. Вероятно, не потому, что не хотел или не умел, а потому что в этом не было необходимости. Мог ли кризис заставить Жюля Бюри работать руками? Мог. Могло ли его предприятию принадлежать клеймо «JB под короной»? Могло. Не стоит забывать про Жозефа Бюри, который командовал в мастерской, и попытка которого заменить брата при продаже пистолета чуть не закончилась трагически. Жюль Бюри торговал и принимал заказы в магазине, который располагался в пассаже Лемонье – самом крупном и престижном универмаге Льежа, напоминавшем нынешний московский ГУМ.

liege_passage-lemonnier_2

Вход в пассаж Лемонье. Льеж. 1902 год.

 

Магазин Бюри имел номер 11. Рядом с ним располагался магазин № 13 Марселя Донкье. В 1938 году Бюри и Донкье объединились под маркой Бюри. В 1947 году было учреждена новая компания Bury-Donckier, просуществовавшая до 1964 года, когда она перешла в собственность Шарля Маскюлье (Charles Masquelier).

MAHILLON LEUKERS-ENGRAVED

H. Leukers Jean Duchateau

Гравировку на ружьях Майлона (H.Mahillon, вверху) и Дюшато (Jean Duchateau) выполнил Анри Люкер (H. Leukers)

 

ch1

«Типичный Бюри», а, точнее, Кристоф (Christoph). Клеймо «JB под короной» имеется. Гравёр: Schoffeniels. Если верить littlegun.be (фото), это 1955 год. Возможно, ружьё где-то «завалялось».


8360665

Ещё один «типичный Бюри» 1925 года. Клеймо «JB под короной» имеется. Фото: А. Базылев

 

cli3p

Жюль Бюри…без всяких сомнений

 

B-D 20clip

Ружьё 20 калибра Бюри-Донкье. Клеймо B-D имеется.

 

Какие же выводы можно и нужно сделать, помимо расхожего «не сотвори себе кумира»? Во-первых, Жюль Бюри НИЧЕМ не отличался от других таких же оружейных коммерсантов-«фабрикантов», каких были десятки в Бельгии. Во-вторых, качественную комплектацию компании Бритт было сложно испортить, поэтому что Бюри, что Кристоф, что Маскюлье, что Донкье, что Майлон или Дюшато  (во всяком случае, после 1923 года) – это одни и те же ружья, а ведь кроме Бритта, в Льеже были и другие производители оружия в «белом» виде. Именно поэтому для аукционистов существуют Франкотт и Лебо, а потом уже все остальные «бельгийцы», и то, думаю, в большей степени по инерции из-за консерватизма и нежелания видеть очевидное, а, может быть, просто воздавая должное основателям этих фирм и их заслугам в далёком прошлом. Совет напоследок: не стоит гоняться за громкими именами, если вы покупаете старое бельгийское ружьё. Главными критериями должно быть состояние, удобство и качество дробовой осыпи, а не надпись или клеймо.

БРАНКАР и ДЕФУРНИ

 

88clip

Бранкар. Модель № 8

 

В отличие от других стран, в России существует своеобразный рейтинг бельгийских производителей охотничьего оружия, в числе прочих факторов, таких как сохранность, определяющий его стоимость  на вторичном рынке. Правда, никто не знает, кто, когда и по каким критериям составил этот рейтинг…

Для ружей, выпущенных на рубеже веков, когда происходило становление основных бельгийских оружейных «брэндов», ещё можно выстраивать какие-то рейтинги, но для ружей, изготовленных между мировыми войнами, делать это совершенно бессмысленно, поскольку качество у всех основных производителей было приблизительно одним и тем же. Мировой кризис заставил забыть о гордости и прошлых заслугах. Главное было продать, не важно, под своей или чужой маркой, комплектно или частями…  Это вовсе не означает, что в то время не было больших мастеров своего дела. Они были, но их имена остались скрытыми за названиями компаний и именами владельцев. Среди мелких производителей и ремесленников, работавших на оружейные фирмы, были свои «звёзды», например, великолепный гравёр Ипполит Коромбель (Hyppolite Corombelle), впоследствии переехавший жить в Италию и основавший гравёрную школу в Болонье. Прайс-лист крупнейшего дистрибьютора бельгийского оружия в США, компании H.&D.Folsom Arms из Нью- Йорка, содержал до Великого кризиса названия 200 различных производителей из Льежа и окрестностей. Единственный из опубликованных списков лучших оружейных фирм Бельгии принадлежит Марко Нобили и содержится в его книге о Лебо – Куралли. Вот кого он поставил на один уровень с этой компанией: E. Bernard, C. Braekers, L. Brancquaert, Britte, J. Bury, A. Cordy, J. Defourny, Dumoulin, A. Forgeron, A. Francotte, Browning, Galand, N. Lajot, Mahillon, ML, E. Masquelier, Pirotte, F. Thirifays, F. Thonon, J. Thonon. Интересный список. Из него следует, что Бранкар и Дефурни – производители одного уровня. Что же, давайте разберёмся…

6395

Барон Рауль де Вриер, один из лучших садочных стрелков конца XIX века.

 

Первое упоминание о Бранкаре относится к 1897 году, когда барон Рауль де Вриер, бывший секретарь бельгийского посольства в Вашингтоне, завоевал Гран При на садках в Париже. Стрелял он из ружья марки «Бранкар». Луи Бранкар (Louis Brancquaert) был известен в Брюсселе как владелец оружейного магазина, находившегося по пути на ипподром Буафор (Boitsfort) недалеко от стрелкового клуба «Tir du bois de la Cambre», располагавшегося в заповеднике Камбр (Bois de la Cambre). Место расположения заведения Бранкара по адресу: Авеню де Ипподром (Avenue de l’Hippodrome), 202, на пересечении с бульваром Генерала Жака следует признать исключительно удачным. На ипподроме любили тратить свои быстро заработанные деньги богатые колонисты из африканских колоний. Они составляли часть постоянной клиентуры Бранкара. В магазине продавались садочные и охотничьи ружья, всевозможные аксессуары, а также патроны «Мюллерит» компании «Мюллер и Ко» из Льежа, которые рекламировались как одни из лучших для спортивной стрельбы.

111clip

Бывший магазин Луи Бранкара на Авеню де Ипподром, 202.

 

К 1905 году с ружьми Бранкара было завоёвано 30317 франков призовых, 3 золотых медали и серебряный кубок. Торговый дом Бранкара располагал приличной сетью представителей; в одной только Италии их было девять. Покупателям предлагалось несколько моделей отлично выделанных ружей с возможностью дополнительно заказать на спусковую скобу монограмму, корону или герб. Модель №1 была точной копией ружья Пёрдэ с самооткрывающимися замками. Модель № 2 была копией ружья Голланд – Голланд с замками на боковых основаниях. Модель № 3 с замками Энсон-Дили и фальшдосками имела эжекторы и односпусковой механизм; она позиционировалась как фирменная модель «Бранкар», ни в чём не уступавшая английским ружьям того же типа. Модель № 4 повторяла модель № 3, но имела 2 спусковых крючка.

45313823

Модель 4 «Бранкар»

 

Модель № 5 – «курковка» с передним расположением боевой пружины. Модель № 6 повторяла модель № 4, но без фальшдосок. Модель № 7 имела патентованную систему взведения и 3 ствола: 2 «гладких» 12 или 16 калибра сверху и «экспресс» 450 –го калибра снизу, а также целик в 11 сантиметрах от казённого среза, поднимавшийся при переключении на нижний ствол. При переламывании ружья целик опускался автоматически. Бранкар запатентовал клетку (садок) с приспособлением для выпуска голубей во время садочной стрельбы под названием «Brancquaert`s pigeon – trap». Этот патент был «brevete S.G.D.G.», что означало «без государственных гарантий».

002

Первая страница каталога Бранкара. В центре — фотография стрелкового стенда «Веллингтон» в Остенде.

 

889_001

Садочная стрельба в Брюсселе. Начало XX века.

 

Свои садки торговый дом Бранкара продавал по всей Европе. Всё говорит о том, что наш герой был связан с садочной стрельбой, и, действительно, Луи Бранкар был стрелком, а также являлся секретарём как минимум 3-х клубов любителей пострелять по голубям: в Брюсселе («Tir du bois de la Cambre»), а также в курортных Спа и Остенде. Клубы эти были дорогим удовольствием и объединяли, прежде всего, представителей высших слоёв общества. Но был ли Бранкар производителем оружия? Нет и никогда. Так чьи же ружья, что так ценятся в основном российскими знатоками, носят надписи и клейма Бранкара? Ответ на этот вопрос давно найден: все эти ружья изготовлены в мастерских  Антуана Жозефа Дефурни.

Генеалогия семьи Дефурни

Генеалогия оружейников Дефурни.

 

Все льежские Дефурни являются потомками оружейника Антуана Жозефа Дефурни (Antoine Joseph Defourny, 1805 – 1873), имевшего 10 детей. Старшие сыновья: Ноэль Жозеф (Noël Joseph, 1834 – 1918) и Жиль Жозеф (Gilles Joseph, 1831 -1915) стали оружейниками, а сын Жан (Jean, 1850 -1914) – торговцем оружием. Семья Ноэля Жозефа была столь же многочисленной – 10 (!) детей. Две дочери, обе Маргариты, и сын Альберт умерли в детстве. Два сына: Антуан Жозеф (Antoine Joseph Defourny, 9.04.1862 – 19.08. 1943) и Альфонс (Alphonse Defourny, 1870 – 1948) стали потомственными оружейниками, а сын Ноэль Виктор Жан – государственным контролёром оружия. Семья Жиля Жозефа была не столь многочисленной – 5 детей. Двое его сыновей: Гийом (Guillaume, 1865 – 1916) и Жюль (Jules, 1871-1958) тоже стали оружейниками. Гийом Дефурни работал у Огюста Лебо, а в 1896 году открыл фирму Г. Дефурни – Севрин (G. Defourny – Sevrin). В 1908 году совладельцем фирмы стал его родной брат Жюль. Предприятие работало и после смерти Гийома Дефурни вплоть до 1955 года. Сын Гийома, Георг (Georget, 1900 — 1973) торговал оружием.

001

Антуан Жозеф Дефурни (младший)

 

Наш рассказ об Антуане Жозефе Дефурни (младшем). 28 апреля 1891 года он женился на Маргарите Марии Кастадо. В семье родились 7 детей. Из них двое (сыновья Жозеф (1892 -1976) и Ноэль (1897 – 1977)) стали оружейниками. В 1895 году Дефурни открыл свою первую мастерскую оружия «де люкс». Располагалась она в Эрстале на улице Rue Petite Voie. В 1900 году Дефурни переехал за железную дорогу на улицу Николя Дефрешё. После этого местонахождение мастерской менялось ещё 5 раз. Последний адрес, по которому была зарегистрирована фирма Defourny A . J armurerie S .А., находился всё на той же улице Дефрешё, 25-27. Если у Дефурни была собственная мануфактура, даже такая небольшая, как на рисунке в его каталоге, могла ли она перемещаться по этим адресам, и какой в этом был смысл? Если на Николя Дефрешё менялась нумерация (что можно допустить, поскольку все адреса Дефурни на этой улице находились на нечётной стороне), то как можно объяснить переезд на Rue Champs de Foxhalle и Rue de Jupille? Если есть производство, мануфактура, а не маленькая мастерская, то какой смысл размещать в каталоге вместе с фотографиями плохонький рисунок предприятия, на котором даже курятник можно разглядеть?

000clip

Эрсталь, ул. Николя Дефрешё 25-27. Последний адрес фирмы Defourny A . J . armurerie S .А

 

003

Так должна была выглядеть мануфактура Дефурни на улице Николя Дефрешё, 25-27 в 1905 году. Рисунок из каталога 1938 года. Умиляет курятник в центре.

 

Все эти вопросы — не праздные; ответы на них позволили бы оценить производственные возможности фирмы и роль самого Дефурни. Такой заказчик как Бранкар, обслуживающий богатых садочных стрелков, был, по всей видимости, настоящей находкой для оружейного мастера, решившего в 33 года открыть собственное дело и выпускавшего поначалу не более 15 ружей в год. Детали сотрудничества Дефурни и Бранкара неизвестны, но очевидно, что оно было взаимовыгодным. Сегодня можно только предполагать, как помогали и помогали ли вообще связи Бранкара самому Дефурни. В 1928 году правительство назначило его представителем оружейной промышленности Бельгии на международной выставке в Милане. Дефурни имел государственные награды: в 1913 году он стал Кавалером, а в 1928 году Офицером Ордена Короны. Орден имеет 10 степеней. Кавалер и Офицер – пятая и четвёртая степени по значимости. Выглядит это достаточно необычно, поскольку Антуан Жозеф Дефурни не занимался боевым оружием, не укреплял обороноспособность и, вообще, не работал на государство. За Дефурни числится 15 бельгийских патентов на изобретения. Регистрировать их за океаном, вероятно, он не считал нужным. В отличие от отца, Ноэль Дефурни запатентовал свой односпусковой механизм с селектором вначале в Бельгии (1949 г.), а затем в США (№ 2.639.972 от 31.03.1953).

002

Модель № 7 Бранкара, она же модель 1 Дефурни.

 

99clip

Одна из первых моделей вертикалки Дефурни, она же модель № 51 Дефурни – Севрин, она же вертикалка компании А. Франкотт

 

43clip

Вертикалка Дефурни со съёмными замками типа Голланд — Голланд

 

5365903

Эжектор вертикалки Дефурни. Несложно догадаться, какая толщина у сопрягаемой части затворной коробки (фото ниже).

 

 

004

Страница из каталога Дефурни 1938 года.

 

02_5986

Вертикалка Дефурни 20 кал. Фото: pugsguns.com

 

Не все изобретения Антуана Жозефа Дефурни следует признать удачными. Это касается, например, ружья с вертикально спаренными стволами. Первая вертикалка Дефурни появилась в 1905 году, на 4 года раньше знаменитых ружей Робертсона и Вудварда. Идея использовать замки Энсон – Дили была вполне оправдана, но не стоит забывать, что в начале прошлого века ружьё с вертикально спаренными стволами являлось для оружейников своеобразной terra incognita. В вертикалке Дефурни маленький размер курка нижнего ствола и его короткий, ограниченный габаритами коробки ход, требовали мощной пружины, вызывавшей быстрый износ деталей механизма. В последующие годы Дефурни улучшал своё детище: была облегчена затворная коробка, появились замки на боковых основаниях типа Голланд-Голланд с передней пружиной и эжекторы, «голландовские» замки стали съёмными, была уменьшена ширина затворной коробки, и она приобрела характерный, легко узнаваемый вид. И всё же, 25 лет модернизаций так и не привели к появлению выдающегося ружья. Думаю, главная причина заключалась в том, что Дефурни старался приспособить для вертикалки схемотехнику горизонталки, включая расположение шарнира, эжекторов и систему взведения. Его борьба с весом была вполне успешной: ружьё 12 калибра весит 3.1 кг при массе стволов 1.45 кг (имеют длину 71 см и внутренний диаметр 18.2 мм, что относительно стандартных 18.5 мм даёт экономию в 150 гр). Механика этого ружья обеспечивала первоначальный эффект самооткрывания столь значительный, что эксперты оружейного аукциона Ника Хольта отнесли её к категории assisted-opening, т.е. способствующей открыванию. Ноэль Дефурни в 50-х годах устанавливал свой односпусковой механизм с селектором на вертикалки отца. Среди них попадаются самые первые, с замками Энсон-Дили. Ружья Дефурни с вертикально спаренными стволами во всём многообразии их модификаций выпускала компания Дефурни –Севрин и компания A. Франкотт, с которой у Дефурни был совместный патент на систему взведения эжектора, «применимую для любого оружия с качающимися стволами».

DSC_0073

??

Ружьё Дефурни с патентованной системой самооткрывания

 

A_Joseph_Defourny-244

Ружьё Дефурни 1956 года с односпусковым механизмом Ноэля Дефурни.

 

Есть тонкости в понятиях «brevete» и «patente». Первое означает «запатентованный», второе – оплаченное разрешение на определённую деятельность. Клеймо «A.J.D. patent», принадлежавшее Дефурни, являлось его торговой маркой и не свидетельствовало о каком-либо изобретении. Теперь, если внимательно рассмотреть описание ружей из каталога компании 1938 года, можно понять, что в действительности в это время изготавливалось самостоятельно. Модель 1 — вся механика, изобретённая самим Дефурни, целик и боковой предохранитель, модель 2 – замки на боковых основаниях и эжектор, модель 8 – механика и эжектор, модель 19 – только эжектор и так далее. Скорее всего, Дефурни, как и множество других мелких производителей, никогда не делал коробки и ствольные блоки, а покупал их у других производителей, таких как Национальная фабрика оружия (FN). С появлением в её производственной программе ружья с замками на боковых основаниях и оригинальной системой взведения, которую авторы юбилейного издания книги об FN  назвали «система Ансон 1928 года», Дефурни стал собирать аналогичное ружьё под своей маркой. По вертикалке, скорее всего, была организована кооперация с компанией А. Франкотт, которая была небольшой, но настоящей мануфактурой, и могла всё делать самостоятельно.

864199

При желании на любом ружье Бранкара можно найти следы Дефурни. В данном случае — надпись «A.J. Defourny» на внутренней части затворной коробки.

 

378-thickbox_default

1078-thickbox_default

228-thickbox_default

Такая же надпись на коробке ружья, собранном для Бранкара Жозефом Дефурни (сыном Антуана Жозефа Дефурни) в 1927 году. Модель 1 по каталогу Бранкара. Самооткрывающаяся система Бизли-Пёрдэ. Фото: http://www.steniron.com

 

Странно, но никто и никогда не пытался ответить на вопрос, почему оружие, представленное в каталогах Бранкара полностью (даже рисунки одни и те же) совпадает с оружием из каталогов Дефурни. Лично для меня всё стало окончательно ясно, когда удалось увидеть вертикалку Бранкара, фигурирующую в каталоге как модель №8, которая в действительности была… уже знакомой вертикалкой Дефурни. Похоже, эту модель Бранкару удалось пристроить при дворе испанского короля, после чего в каталоге появилась соответствующая надпись вместе с гербом королевства. В мае 2008 года на аукционе Кристис выставлялось ружьё Бранкара, которое, судя по описанию, являлось ружьём с патентованной системой самооткрывания Дефурни, названной экспертами аукциона «assisted opening», хотя на деле она является полноценной self opening системой. В конце 2008 года это же ружьё оказалось на аукционе у Ника Хольта. На этот раз его специалисты не ошиблись, правильно атрибутировав систему как «самооткрывающуюся».

001 (2)

3clip

Ружьё Национальной фабрики (FN) и его замок. Такие ружья встречаются под маркой Дефурни.

 

Точку в этой истории про «великих оружейников» ставить рано, тем более, что один из них оказался вовсе и не оружейником.  Представляю смятение в головах некоторых любителей оружия… Кому верить в таком случае? Мой совет: не верьте никому… кроме  достоверных клейм и документов.

Лебо-Куралли: между правдой и вымыслом. Часть I. Братья Лебо.

 

DSCF4778

Нигде в мире нет такого интереса к оружию под маркой «Лебо», как в России. Если не принимать во внимание всё то, что о нём написано в отечественной литературе и периодике, то объяснить этот постоянный интерес невозможно…

Во втором 1892 года издании «Охотничьего календаря» Л.П. Сабанеева нет ни слова о Лебо, зато написано: «В Бельгии лучшим оружейником считается, однако, не Франкотт, как полагают у нас, а Бодсон, ружья которого имеются у очень многих садочных стрелков-бельгийцев». Но уже в прейскуранте оружейного магазина А. Биткова на 1905 год читаем: «Оружейник Август Лебо – это новейшая звезда на горизонте оружейного искусства, и среди таких величин, как Пёрдэ, Галан а Галан (вероятно, Голланд-Голланд — прим. автора), он занял равное им место; его гениальность оценили по достоинству Императоры России, Германии, Испании, а также другие особы императорских и королевских фамилий охотятся с ружьями, изготовленными мастерской Лебо. Более лучшей славы едва ли когда-нибудь достигал какой бы то ни было художник-оружейник. Август Лебо состоит поставщиком вышеупомянутых Высочайших особ, и это – его лучшая рекомендация». Сильно сказано, но вот незадача: «новейшая звезда» скончалась в 1896 году. В 1910 году прейскуранты многих российских магазинов, торговавших оружием «Август Лебо», содержали панегирики по поводу «бельгийского Пёрдэ» и «знаменитого мастера». В книге «Современное дробовое охотничье оружие», изданной редакцией журнала «Охотничий вестник» в 1913 году, написано: «Лебо, по справедливости, должен считаться первым мастером Льежа». К тому времени «первого мастера» 17 лет (!) как не было в живых. С.А.Бутурлин в 1927 году заметил: «Дорогое бельгийское оружие, излюбленное у нас, — ружья (главным образом садочные) Дефурни, Бодсона и Лебо». Начиная с 1985 года, когда вышла статья В. М. Шостаковского (Знаменитые ружья. Лебо. Охота и охотничье хозяйство, №3), все, кто писал о Лебо-Куралли, так или иначе пересказывали содержание этой публикации, дополняя её собственными фантазиями. Думаю, настало время приоткрыть завесу над настоящей историей марки «Лебо»…

9

Август Лебо

 

Август (Огюст) Лебо «по праву пользовался уважением среди оружейников Льежа». Эту фразу привёл в своей книге «Les Armes de Chasse et Leur Tir» (1931 г.) Ф. Куралли, сославшись на умершего к тому времени Жюля Гриволя (Jules Grivolat, фабрикант оружия, секретарь городской палаты Союза производителей оружия и директор оружейного музея в Сент-Этьене), который в 1905 году был докладчиком жюри на Всемирной выставке в Льеже. Отметим этот факт, поскольку в Сент-Этьене при Гриволя начинал карьеру оружейного «фабриканта» сам Куралли. Марко Нобили (Marco E. Nobili), автор единственной книги о «Лебо-Куралли», написал, что авторитет Августа Лебо был таким же высоким как у Жюля Полэна (Jules Polain), директора Льежской испытательной станции, или Шарля Франкотта (Charles Francotte), президента Союза оружейников Льежа. Согласно этому же автору, Лебо избирался вице-президентом административной комиссии Льежской испытательной станции (президентом по должности являлся мэр Льежа) и состоял при министерстве труда. Документальных подтверждений этому найти не удалось. В Валлонии известен не Август, а Джозеф Лебо (Joseph Lebeau), общественный и политический деятель, участник бельгийской революции 1830 года. В его честь в Льеже названа улица.

Rue Darchis 34

Льеж, rue d`Archis, 34

 

Надписи на каталогах со времён Куралли говорят о том, что компания Лебо существовала с 1865 года. Между тем, по данным Льежской испытательной станции с 1861 по 1875 там числилась компания «Jules Lebeau & Freres» («Жюль Лебо и братья»), задепонировавшая в 1863 и 1866 годах два патента на улучшения в конструкции револьвера и боевого карабина. Первые свидетельства о братьях Лебо, которые удалось найти, относятся к 1871 году. 1 марта трибунал (суд) по гражданским делам рассмотрел иск товарищества братьев Лебо к компании «Cahen-Lyon et Cie» (Каше-Лион и Ко). Братья утверждали, что ответчик изготавливал и продавал в Бельгии контрафактные винтовки Шасспо. Суд Лебо проиграли. Интересные сведения содержатся в протоколе заседания комитета по рынкам Национального собрания Франции от 28 февраля 1873 года. Опрашивались лица, причастные к контрактам, заключённым от имени комитета обороны Жиронды и муниципалитета Бордо во время франко-прусской войны 1870-1871 годов. Об этой истории не было известно, поэтому остановлюсь на ней подробнее.

Для обороны Бордо в ходе катастрофической для Франции франко-прусской войны срочно требовалось стрелковое оружие и патроны. Этим вопросом занимался заместитель мэра Жильбер (Gilbert) вместе с инженером военно-морского флота Лемуаном (Lemoyne) и предпринимателем Лароком (Laroque). Ларок торговал в Сенегале и знал оружейных коммерсантов братьев Лебо из Льежа, поставлявших ему кремнёвые ружья. В сентябре 1870 года произошла встреча, на которой братья Лебо заверили Ларока, что смогут найти оружие в нужном количестве и решат вопрос с его доставкой. И то, и другое сделать было весьма непросто, поскольку Бельгия формально соблюдала нейтралитет. Ларок сообщил Жильберу, что Лебо поставят 10000 винтовок Шасспо по 118 франков. За каждый ствол Ларок планировал получить комиссионное вознаграждение от Лебо и возмещение расходов от Жильбера. Он отправился в Льеж, куда должен был прибыть с деньгами Лемуан. Лемуан являлся доверенным лицом, наделённым неограниченными полномочиями потратить 1.5 млн. франков, которые он перевозил в виде наличных банкнот, но при этом был дилетантом в оружейном бизнесе. Он знал какое-то важное лицо в Голландии, фамилия которого умышленно не названа в протоколе. Этот человек был представлен Жильберу и пообещал «сделать всё, что можно сделать». Вместо Льежа Лемуан отправился в Брюссель, где с подачи своего голландского знакомого заключил договор с Эдуардом де Бомоном (Edouard de Beaumont, оружейный фабрикант, создатель винтовки, находившейся на вооружении голландской армии). Лемуан полагал, что покупает винтовки Бомона. Однако единственное место в Европе, где готовое оружие приемлемого качества можно было найти в нужном количестве, оказалась оружейной компанией Малерб (Malherbe), находившейся в процессе ликвидации. Об этом знали де Бомон и братья Лебо, но об этом не знал Лемуан. Он не знал также, что де Бомон приобрёл 2800 винтовок Шасспо по 94 франка за штуку у посредника, который купил их у компании Малерб по 78 франков. Самому Лемуану каждая винтовка обошлись в 128 франков (108 — де Бомону плюс 20 — доставка). Были ещё потери в 3% на обмене французских банкнот. Когда о сделке узнали братья Лебо, то «они были в ярости», потому что «целое состояние выдернули из их рук». Лебо пообещали «помешать этому оружию покинуть территорию Бельгии». Неизвестно, выполнили ли они своё обещание, но правительство Бельгии арестовало винтовки, проданные Бомоном. 6 октября 1870 года между Лемуаном и братьями Лебо, утверждавшими, что они — агенты компании Пибоди, был подписан договор на поставку из США винтовок Пибоди на сумму 540 тыс. франков и 1 млн. патронов к ним, а также 4 тыс. винтовок Шасспо из Европы. 18 октября Ларок организовал встречу Жильбера с одним из Лебо. Была достигнута договорённость, по которой братья Лебо брали обязательство скупить до 5 ноября всё, что можно было достать в Льеже на тот момент. Для финансирования сделки Жильбер передал Лароку 200 тыс. франков. Вместо того, чтобы, согласно инструкции Жильбера, задепонировать эти средства и расчитываться с Лебо по мере исполнения контракта, Ларок передал все деньги братьям Лебо, объяснив это тем, что знал Лебо (Августа?) как честного человека, который всегда выполнял свои обязательства, а инструкций он, Ларок, никаких не получал (хотя ему было предъявлено соответствующее письмо Жильбера). На вопрос: почему тогда Лебо поставили только 684 винтовки вместо 4000, Ларок ответил, что качественного оружия больше не было, а металлолом братья Лебо поставлять не хотели. На заседание комитета Ларок привёл кого-то из братьев Лебо. Тот рассказал, что договариваясь с Лароком и комитетом обороны Бордо, они рассчитывали на винтовки компании Малерб, ликвидатор которой готов был продать их по 80 франков. Малерб хотел задаток в 25 тыс. франков, на что Лебо ответили, что «перевозчик денег может умереть по дороге», имея ввиду Лемуана. По словам Лебо, винтовок у них не оказалось потому, что Лемуан провёл десять дней в Брюсселе, а потом якобы не мог найти их в Льеже. За это время оружие ушло к посреднику. На вопрос: почему при такой потенциальной прибыли Лебо не захотели рисковать собственными 25 тыс. франков, ответ был неубедительным. По контракту с Лемуаном, в присутствии Ларока было задепонировано 515 тыс. франков для оплаты 2.5 тыс. винтовок Пибоди и патронов. Первый пароход, фрахтом которого занимался Ларок, прибыл в Бордо. Однако за второй пароход консул Франции в Нью-Йорке, занимавшийся экпедицией грузов, потребовал комиссионные, оплачивать которые Лебо отказались, хотя согласно договора несли полную ответственность за доставку. Лебо привёл разные аргументы, которые оправдывали неисполнение договорных обязательств, в том числе такой: «Если бы мы были нечестными людьми, мы взяли бы деньги и переехали в Италию». Судя по всему, у братьев Лебо были возможности скупить и поставить французам некачественные винтовки, металлолом, по выражению Ларока, но они не пошли по этому пути. Чем закончилась история с поставкой оружия в Бордо, и были ли выполнены контрактные обязательства — неизвестно. Ларок получил от братьев Лебо 2 тыс. франков комиссионных, хотя расчитывал на 50 сантимов с каждой винтовки. Жильбер отказался оплачивать его услуги. Перипетии финансовых отношений Лебо и Ларока позднее привели к банкротству «Lebeau Freres et Cie».

В протоколе заседания комитета по рынкам Национального собрания Франции содержится ещё несколько интересных фактов. Во-первых, в делах братьев Лебо принимал участие их отец. Во-вторых, как минимум, до 1870 года семья Лебо проживала в Серене, пригороде Льежа, в доме на rue de la Barrière, 80. Лемуан, разыскивая братьев Лебо по этому адресу, встретил соседа, который сообщил, что семья переехала. Однако на заседании комитета Лебо утверждал, что это их адрес. В-третьих, в своих показаниях Ларок упоминает Августа Лебо, который, судя по всему, и договаривался с заместителем мэра Бордо Жильбером 18 октября 1870 года. Жильбер дал Лебо рекомендательное письмо к Жюлю Ле Чесне (Jules Le Cesne) — председателю комиссии по оружию при министре внутренних дел Франции Леоне Гамбетте (Léon Michel Gambetta). С письмом отправился отец братьев Лебо. Договор на поставку винтовок Пибоди не состоялся, поскольку Чесне заявил Лебо, что не нуждается в его услугах.

Имеются нотариальные записи, из которых следует, что 1 февраля 1876 года нотариус зарегистрировал договор коммандитного товарищества «Братья Лебо и Ко» («Lebeau freres et Cie.»), заключённый 23 ноября 1875 года между братьями Лебо и инвестором, которого звали Шарль Минет (Charles Minette). Юридическое лицо было учреждено по адресу: rue d`Archis, 34 вместо зарегистрированного по тому же адресу товарищества братьев Жюля и Огюста (Августа) Лебо. Новая компания создавалось на 15 лет до 23 ноября 1890 года с целью производства и торговли огнестрельным оружием (высокого разбора и боевым), а также всем, «что к нему прилагается». Инвестор вносил 100 тыс. франков. Братья могли распоряжаться средствами в пределах 10 тыс. франков. В договоре были прописаны условия, при которых инвестор мог распустить товарищество, например, в случае регулярных убытков.

Револьвер с надписью на стволе «Lebeau Freres Brevetes». Фото: rockislandauction.com

Из прейскуранта 1910 года. Револьвер «работы Августа Лебо», хотя сам Август Лебо скончался в 1896 году.

 

Остаётся открытим вопрос: имела ли компания братьев Лебо собственное производство, а если имела, то где, или она работала как большинство льежских «фабрикантов», используя возможности сторонних производителей? За Лебо числилось множество патентов. Первые относятся к 1871 и 1872 годам и связаны с применением металлической гильзы в винтовке Шасспо. В 1873 году был запатентован усовершенствованный механизм боевого револьвера (бельгийский патент №43144 от 23.08.1873 и французский патент № 101082 от 8.11.1873 года). В 1881 году был получен патент на карманный револьвер со складным спусковым крючком, а в 1882 году — патент на револьвер с экстрактором. Эти два патента использовались для производства карманного «велодога», который Куралли потом продавал под маркой «The Puppy».

Одноствольное ружьё со съёмным стволом («canon mobile») компании «Lebeau freres et Cie».

 

Существует пара предметов, про которые можно уверенно сказать, что они выпущены компанией «Lebeau freres et Cie». Лебо владели патентом на однозарядное охотничье ружьё с подвижным (съёмным) стволом (fusil de chasse a un coup a canon mobile). Одно из таких ружей сохранилось (фото вверху). Кроме стандартного набора клейм дробовик имеет ещё одно оригинальное клеймо (фото внизу).

 

Точно такое же клеймо можно увидеть на одноствольном киплауфе № 3482 Великого князя Михаила Александровича Романова из коллекции Гатчинского арсенала. На стволе ружья имеется надпись «J. Larderet arq-e de S.M. l`Empereur a St Peterbourg Fait par Auguste Lebeau a Liege» (Ж. Лардере оружейник Его Величества Императора в Санкт-Петербурге Изготовлено Августом Лебо в Льеже) (фото внизу). Весьма вероятно, что клеймо «L&C» принадлежало компании «Lebeau freres et Cie», а номер 3482 соответствовал её нумерации.

Киплауф № 3482 Великого князя Михаила Александровича Романова из коллекции Гатчинского арсенала. Фото: Е.А. Родионов

 

Был ли бизнес братьев Лебо успешным? Документы* говорят об обратном (*Pasicrisie belge: recueil général de la jurisprudence des cours de Belgique en matière civile, commerciale, criminelle, de droit public et administratif,p.II, 1881, стр.66). 12 июня 1879 года по иску старого партнёра Ларока начался процесс банкротства «Lebeau Freres et Cie». Выяснились интересные подробности. Лароку были должны лично братья Лебо. Первый суд ошибочно решил, что братья не могут быть признаны банкротами без банкротства их компании. Коллизия заключалась в том, что старое товарищество «Jules Lebeau & freres» прекратило свою деятельность, не пройдя процедуру ликвидации. Были и другие кредиторы, расчёты с которыми после начала процесса банкротства были остановлены. Точное решение суда неизвестно. Судя по всему, братья всё же были признаны банкротами, а «Lebeau Freres et Cie» ликвидировано, поскольку с 1881 по 1887 год на Льежской испытательной станции числился только Жюль Лебо. В 1887 году Августом Лебо всё по тому же адресу на rue d`Archis, 34 была учреждена новая компания «Armes Fines. Auguste Lebeau» («Изящное оружие. Август Лебо»). Что произошло с Жюлем Лебо, выяснить пока не удалось. В рекомендательном письме, написанном Августом Лебо в 1894 году (см.ниже), указан адрес: rue Vertbois, 52. Замечу, что в 1890 году на rue Vertbois 52-54 был построен комплекс производственных зданий Льежской мануфактуры (ML). В 1894 году с Лебо расстался Гийом Дефурни, основавший через 2 года компанию «G. Defourny — Sevrin».

23

Рекомендательное письмо с личной подписью Августа Лебо, выданное Гийому Дефурни при увольнении.

 

За Августом Лебо числились два бельгийских патента: на механизм бескуркового ружья и эжектор. По словам Куралли, Лебо разработал «собственный метод фабрикации ружей, который имел последователей и изучался в оружейной школе». По сведениям мадам Мёрман (Anne-Marie Moermans-Ramakers), компания не имела станочного парка, и в ней работало не более 15 человек.

Оружие с маркой Лебо регулярно получало высокую оценку на международных выставках. В отчёте Всемирной выставки 1876 года, проходившей в Филадельфии, сказано, что компания «Lebeau & Co» из Льежа экспонировала казнозарядные охотничьи ружья и была отмечена «за отличные материалы и качество изготовления по очень низкой цене». В 1878 году на Всемирной выставке в Париже компания «Lebeau Freres et Cie» получила золотую медаль. В 1894 году на Всемирной выставке в Антверпене «производитель охотничьих ружей и револьверов» Август Лебо завоевал Гран-при, после чего королевским указом был награждён крестом кавалера ордена Леопольда.

Август Лебо скончался 23 июля 1896 года, считается, что бездетным холостяком. 2 января 1897 года кооперативное общество «Кредитный союз» подало иск к наследникам о взыскании задолженности компании «Lebeau Freres et Cie» в размере 14766 франков и 22 сантима. Среди наследников числилась Мари Лебо, возможно, жена или дочь Жюля Лебо, если только Август Лебо действительно был холостяком…