МИФЫ РОССИЙСКОГО ОРУЖИЕВЕДЕНИЯ. Тула-чок. Tula Choke.

 

Несколько лет назад на одном популярном оружейном форуме без моего ведома было выложено письмо из переписки со знакомым по поводу «тульского чока». В то время я специально не изучал этот вопрос, поэтому некоторые предположения оказались не вполне точными. Пришло время разобраться в старом вопросе.

«Тула-чоки» на «скитовых» ружьях (сверху вниз): Krieghoff K-80, Rottweil Olympia 72, Perazzi Comp I IntSk .

 

Конструкция дульных окончаний стволов, показанных выше, имеет название «Tula Choke» (тула-чок). В самой России это название практически не употребляется. Стволы с тула-чоком можно иногда встретить на ружьях для скита Krieghoff, Rottweil, Perazzi, Caesar Guerini и газоотводных Smith & Wesson 1000S. История появления «Tula Choke» обросла легендами. Надеюсь, эта статья положит конец мифотворчеству.

Из статьи «Тула чоки» (Tula Chokes, 2008) Брюса Бака (Bruce Buck), известного стрелка и автора популярного блога Shotgun Report: «На международных соревнованиях по стрельбе в начале 50-х годов на круглом стенде доминировали спортсмены из команды ВВС США. В то время они использовали в основном Browning A-5 с компенсаторами Cutts. Это устройство было довольно распространённым в США. История гласит, что после того, как они выиграли крупные соревнования где-то в Скандинавии, российский тренер подошел к одному из участников и попросил продать его А-5. Предлагаемая цена была настолько высока, что американец не смог отказаться. Через час или около того русский вернул ружьё, за исключением 18-дюймовой передней части ствола. Все, чего он хотел, — это Cutts. Вскоре после этого русские выпустили чок «Тула», названный в честь их главного арсенала в Туле. Они использовали его на своих МЦ-6 и MЦ-8, копиях вертикалок Меркель. Юрий Цуранов установил мировой рекорд в 60-х или начале 70-х годов с этим ружьём. Я считаю, что он был первым, кто выбил 200 из 200 на крупных соревнованиях. В оригинальном ружье Perazzi Comp I и ружьях K-80 для скита также использовалась эта форма чока. У злополучных полуавтоматов  Smith & Wesson производства Howa, привезенных в США из Японии в середине и конце 70-х, также был jug choke (чок с преддульным  расширенеим — прим. автора)».

Ю.Ф. Цуранов со своим МЦ8-03-3-Э.

 

Не думаю, что советский тренер в начале 50-х годов имел возможность предлагать «высокую цену», а спортсмен мирового уровня никогда бы не продал своё ружьё. Что касается нашего великого стрелка Юрия Филаретовича Цуранова (1936-2008), то память г-на Бака не подвела. Действительно, 200 из 200-т Цуранов «сделал» в 1971 году на чемпионате мира в Болонье, хотя первым такого результата добился Николай Данилович Дурнев в 1962 году на чемпионате мира в Каире. Оставлю без комментариев слова о «копиях» Меркель. Очевидно, что это не так. Между тем, уникальное ружьё Цуранова МЦ8-03-3-Э (Э — экспериментальное, слесарь-сборщик И.А. Зайцев) №670794 с тремя ствольными блоками имеет прямое отношение к теме моего рассказа. «Боевая пара» 12 кал. длиной 675 мм и весом (с цевьём) 1770 гр. — с обычными раструбами, на которых выполнены так называемые «жабры» — шесть вертикальных пропилов для сброса пороховых газов. Конструкция дульной части каналов другого блока 12 кал. длиной 680 мм и весом 1680 гр состоит из длинного переходного конуса и короткого чока, имеющего вид обратного конуса (раструба) с основанием диаметром 18,8 мм на дульном срезе. Третий блок — тренировочный 28 кал. длиной 675 мм и весом 1750 гр. Колодка с прикладом весит 1,8 кг; при этом баланс ружья с любым блоком — строго по оси шарнира. Интересной особенностью этого дробовика является односпусковой механизм с приваренным вторым (фальшивым) крючком — следствием невозможности, а, может, и нежелания великого спортсмена менять свои рефлексы, отработанные на двух спусках. На ружье установлен затыльник FN от В-25. Как стрелял Юрий Филаретович из своего МЦ можно посмотреть (с 14-й секунды).

Для Брюса Бака тула-чок и jug choke (кувшин-чок) — синонимы. Давайте для начала разберёмся с jug choke. Одним из первых (а, может быть, и первым) это название применил В.В. Гринер (W.W. Greener) в своей книге «Ружьё и его развитие» (THE GUN AND ITS DEVELOPMENT, 1881). Из главы «Description of choke-boring»: «Есть два различных способа чоковой сверловки: первый, который, как мы полагаем, является оригинальным методом, состоит в том, чтобы расточить канал ствола почти на всю длину и сузить его на расстоянии до 3 дюймов от дула. Другой способ состоит в том, чтобы увеличить отверстие непосредственно позади дульного среза и продлить его на 3 или 4 дюйма по направлению к казенной части. Г-н Р.М. Фабурн (Russell M. Faburn — прим. автора) запатентовал в Америке в 1872 году расширяющуюся насадку или режущий инструмент для создания этой формы чока, известной как расширение Фабурна или jug choke». Замечу, что названия jug choke в описании патента нет.

Рисунок из патента США Рассела М. Фабурна (Russel M. Faburn) №128379 от 25 июня 1872 года.

 

Перейдём теперь к компенсатору Cutts. В семье потомственных военных по фамилии Каттс мальчики традиционно носили имя Ричард Малкольм. Исследованиями процессов, происходивших со стволом в момент выстрела, занимались отец Richards M. Cutts (1878-1934), полковник корпуса морской пехоты США, и его сын Richards M. Cutts Jr. (1903-1973), известный стрелок, закончивший службу в чине бригадного генерала. 22 мая 1926 года Каттс-младший подал патентную заявку на дульный компенсатор (патент США №1636357 от 19 июня 1927 года). Насадка, которая накручивалась на дульную часть, имела газоотводные прорези в верхней и боковой части, направленные назад под некоторым углом. Каттс предложил 2 варианта своего компенсатора (рис.4 и 7 внизу). Принято считать, что такое устройство уменьшает отдачу и подброс ствола. Между тем, в описании патента утверждалось, что целью изобретения является компенсация колебаний ствола, возникающих во время выстрела: «Большая точность была показана…из-за демпфирования в значительной степени как частоты, так и амплитуды этих колебаний». Хронометрирование показало увеличение скорости пули на выходе из компенсатора по сравнению со скоростью на дульном срезе.

Рисунок из патента США Ричарда М. Каттса-младшего №1636357 от 19 июня 1927 года.

 

26 апреля 1928 года Каттс-старший подал заявку на компенсатор для дробового ружья, состоявший из накручивающейся на ствол расширительной камеры с прорезями для сброса газов и сменных чоков.

Рисунок из патента США Ричарда М. Каттса (старшего) №1773260 от 19 августа 1930 года.

 

В пространном описании патента содержатся сведения о влиянии различных причин на качество дробовой осыпи. Каттс-старший утверждал, что его компенсатор позволяет минимизировать воздействие на дробовой столб колебаний ствола, остаточного давления, прорыва газов из-за недостаточной обтюрации и, вообще, «дает очень высокую степень контроля кучности».

Рисунок из патента США Ричарда М. Каттса  (младшего) №2098617 от 9 ноября 1937 года.

 

В патенте Каттса-младшего №2098617 от 9 ноября 1937 года появляется новая конструкция чоков (так называемый «spreader») для формирования широкой равномерной осыпи на коротких дистанциях стрельбы (фиг.2). В 1938-39 годах он получил патенты на компенсаторы для артиллерийских систем.

Реклама компенсаторов Каттса компании Lyman Gunsight Co со сменными дульными сужениями (слева направо):  «spreader» , magnum full, super full, full, modified, improved cylinder.

 

Компенсаторы Каттса до и после войны выпускала компания Lyman Gunsight Co. Ричард Каттс в 1955 году подал заявку на регулируемый дульный чок (adjustable muzzle choke), который (с перфорированной предчоковой камерой и без неё) также производила компания Lyman. В 1962 году Каттс-младший заново получил патенты на все семейные изобретения. Е.С. Гуревич упоминал «компенсаторы Кутса» в 1936 году («Чоковые насадки для ижевских одностволок», журнал «Боец-охотник»), а С.А. Бутурлин в письме Гуревичу сообщил, что заказал на ТОЗе для сына одностволку 28 калибра со сменными чоками и одним регулируемым поличоком. Другими словами, и компенсатор Каттса, и поличок до войны уже были известны в СССР.

В 1999 году вышла книга начальника сектора ЦКИБ СОО Симона Матвеевича Шейнина (1924-2005) «Записки оружейника». Вместе с панегириками в стиле культа личности бывшему директору ЦКИБ СОО Ивану Михайловичу Михалёву (вне всякого сомнения, заслуженному и уважаемому человеку) в книге имеется весьма интересная и важная информация непосредственного участника событий, более того, одного из основных действующих лиц, причастных к интересующей нас тематике. «…до И.М. Михалёва вопросы боя оружия являлись уделом операторов-ствольщиков (доводчиков боя — прим. автора), которые через многочисленные и подчас полусознательные доводки каналов стволов пытались достичь требуемые показатели кучности стрельбы с непомерным расходованием боеприпасов…именно они, а не технология, определяли показатели кучности стрельбы как дробью, так и пулей…между каналом и самим сужением всегда образовывался уступ, который изменял характер движения дроби перед выходом её из канала ствола. Попытки же исправить канал свинцовкой с наждаком (технологическая операция полировки свинцовым притиром на «тягле» (ручке) с маслом и абразивом — прим. автора) не всегда оканчивались успешно, приводя к непредсказуемой форме самого сужения…подлинной находкой… является…элемент в виде преддульного расширения, диаметр которого несколько более диаметра канала ствола в его дульной части. Это было действительно нововведение…, позволившее отделить технологически два элемента канала ствола: собственно канал и дульное сужение. Хотя само по себе расширение не представляет новизны и за рубежом как конструктивный элемент улучшения показателей кучности стрельбы известно, тем не менее введение этого элемента в технологию изготовления ствола развязало руки производственникам и позволило обрабатывать канал раздельно от дульного сужения…».

Таким образом, преддульное расширение канала ствола на ружьях ЦКИБ СОО появилось как технологическая полость, позволившая разделить операции обработки канала ствола и дульных сужений, а не как хитроумный способ улучшить качество боя, подсмотренный у американских стрелков, применявших компенсаторы Каттса. Старый ствольщик Василий Константинович Гольтяков, ученик знаменитого Михаила Алексеевича Дьячкова, пришёл в ЦКИБ СОО в 1963 году. По его словам, в то время конструкция стволов с преддульным расширением уже была стандартной, правда, само расширение приходилось выполнять руками с использованием токарного станка. Внедрение преддульного расширения привело к большим проблемам. О них можно прочитать в книге С.М. Шейнина: «…когда начали культивировать новые дульные сужения…у нас повсеместно стали выявляться раздутия в зоне дульной части стволов. Эти раздутия имели место и при уменьшении величины сужения, то есть при любом сужении». Никакие меры не помогали решить эту проблему, пока не состоялся переход от ствольной стали 50А к легированной стали 30ХН2МФА, гораздо более дорогой, трудно обрабатываемой и требовавшей термообработки ствольных заготовок. К слову, преддульное расширение хорошо согласуется с технологическими методами электрохимической обработки (ЭХО) при формировании канала ствола и электрохимического хонингования (ЭХХ) при организации дульных сужений, применяемыми ЦКИБ СОО с 70-х годов прошлого века.

Варианты конструкции дульных сужений 12 кал. с преддульным расширением.

Конструкция «зажатого» раструба с преддульным расширением: 1 — канал, 2 — преддульное расширение (конус 2°), 3 — сужение (цилиндр), 4 — обратный конус (раструб 5°). Фото: guns.ru

 

Конструкция обычных «цкибовских» дульных сужений (рис. 1,2,3) предусматривает сопряжение конуса 2° (преддульное расширение), конуса 5° (переходный конус) и конуса 20′ (чок). Конус 20′ выполняется развёрткой; он препятствует образованию раструба при интенсивной стрельбе. Конус 5° является предельно допустимым с точки зрения прочности ствольного материала.

Газета ЦКИБ СОО «За прогресс», в которой напечатана заметка С.М. Шейнина о тула-чоке.

 

27 августа 1999 года в газете ЦКИБ СОО «За прогресс» была опубликована заметка С.М. Шейнина «История Тульского чока»: «Вскоре после того, как в 1968 году стрельба на круглом стенде была признана олимпийским видом спорта, большинство разработок проводилось в направлении модификации ружья. Иван Михайлович очень обстоятельно занимался стволами и боем оружия. Бой он считал первейшей характеристикой как в гладкоствольном оружии, так и нарезном. Михалев умел в любой ситуации уловить зерно, самую суть и быстро принимал единственно нужное решение. Внимательно изучив образцы отечественных и иностранных двуствольных ружей, выявив определенные закономерности, сделал чертежи. У дульной части канала ствола предусматривалось сужение, которое затем расширялось в направлении выстрела. Это обеспечивало надлежащий эффект рассеивания дроби. Дробовой выстрел очень сложный: 300-400 дробинок распределяются в круге 750 мм и нужно, чтобы распределение дроби было равномерным. Иван Михайлович абсолютно точно выбрал параметры дульного сужения. Разработанное им дульное устройство канала ствола кувшинообразной формы позволяло получать хорошую кучность на определенную дальность. Но Иван Михайлович был своеобразный человек. На первых порах он не все изобретения патентовал. Уже шел серийный выпуск таких ружей, об этом устройстве стало известно в мире, а авторского свидетельства у него все еще не было. Первой обратила внимание на это устройство немецкая фирма Krieghoff, они-то и дали название «Тула чок»… Спустя десятилетия американцы обнаружили, что из ружья с дульным устройством можно выполнять и другие упражнения. Тогда же появилась статья «Тайна Тульского чока». Авторское свидетельство нам все же удалось получить, но уже без Михалева». С.М. Шейнин описал конструкцию, которую можно наблюдать на второй «паре» ружья Ю.Ф. Цуранова (см. начало статьи). Замечу, что такая конструкция не предусматривает утолщения дульной части, как у обычного раструба. На рис. 4 и 5 показаны некоторые варианты типа «зажатого раструба» с преддульным расширением (конус 2° — преддульное расширение, 3° — переходный конус, короткая цилиндрическая часть и раструб 5°), которые появились в конце 50-х — начале 60-х годов. Здесь цилиндрическая часть (сужение) меньше диаметра канала ствола. На реальных ружьях, находящихся в эксплуатации, диаметр сужения больше диаметра канала, но меньше диаметра преддульного расширения, а дульная часть снаружи утолщена и имеет вид стандартного раструба (фото вверху).

Борис Антонов со своим Браунингом (крайний слева) и Олег Лосев с МЦ8-3 (фото справа). Снимки из архива В.Н. Тихонова.

 

Брюс Бак прав, на чемпионате мира 1954 года советские стендовики дебютировали не слишком удачно: Зураб Мачханели занял лишь 7-е место на «траншее», но затем произошёл невероятный скачок. Чемпионом мира в 1958 году на круглом стенде стал Арий Иванович Каплун. (Бывший главный инженер В.И. Волков в книге, посвящённой 50-летию ЦКИБ СОО, написал, что А.И. Каплун стал чемпионом с МЦ11). Николай Дурнев с МЦ8-3 завоевал «серебро». Кроме них в составе советской команды, взявшей золото и в командном зачёте, выступали Юрий Цуранов с МЦ8-3 и Борис Антонов с «Browning Auto 5». Никаких чоков, подсмотренных у американцев, на ружьях наших стрелков не было. Думаю, в основе легенды, озвученной Брюсом Баком, лежит тот факт, что Антонов на своём Браунинге использовал дульную насадку Каттса AMC (adjustable muzzle choke — регулируемый дульный чок или «поличок»).

Олимпийский чемпион 1968 года Е.А. Петров со своим ружьём МЦ8-3.

Николай Данилович Дурнев со своим МЦ8-3.

Запись о ружье Дурнева №7816 в книге номеров ЦКИБ СОО.

 

В 1959 году Олег Сергеевич Лосев стал чемпионом мира, Юрий Филаретович Цуранов завоевал «серебро», а Николай Данилович Дурнев — «бронзу». В 1962 году Н.Д. Дурнев стал чемпионами мира. В 1967 году советская сборная завоевала «золото» в командном ските. В 1968 году Евгений Александрович Петров стал олимпийским чемпионом. В 1969 году Ю.Ф. Цуранов стал чемпионом мира в Сан-Себастьяне. Наши стрелки там же взяли «золото» в команде. Вот откуда родился пристальный интерес к советскому оружию, вылившийся в копирование некоторых конструктивных решений западными производителями спортивных ружей. Победы советских стрелков на круглом стенде были одержаны большей частью с ружьём МЦ8-3, которое имело обычные раструбы (или «tromboncino», как их называют итальянцы), впервые появившиеся на ружьях ЦКИБ СОО в 1953 году.

Ружьё МЦ8-03 с двумя блоками стволов. 1979 год.

 

В 2014 году Брюс Бак, автор статьи, с которой я начал свой рассказ, отвечая на вопрос читателя о «тула-чоке», слегка изменил написанное в 2008 году, перенеся всё с начала 50-х на начало 60-х годов. Кроме этого, появились интересные подробности: «После того, как Петров хорошо выступил в Мексике и Мюнхене, я купил один из этих MЦ-8, и он давал обширную осыпь. У моего Perazzi Comp I был вентилируемый чок, похожий на Krieghoff 32. Чок-кувшин на MЦ-8 был чем-то вроде Каттса. Цилиндр переходил в камеру расширения, а потом в сужение. Сужение было больше, чем диаметр канала, но меньше, чем камера расширения. Это было так же, как у Каттс. «Байкал» MЦ-6 и 8, которые я видел, не имели каких-либо вентиляционных отверстий или прорезей, как у Каттса и Перацци. Теоретически тульский чок был спроектирован для отделения волокнистого пыжа от столбика дроби, а также для подталкивания наружных дробин, которые были деформированы стенками канала, обратно в сноп. Он также был предназначен для удлинения снопа, что является преимуществом при стрельбе по тарелочкам с большим количеством дроби №9. Теоретически он не должен был работать должным образом с пластиковыми контейнерами, но я получил результаты из моего Perazzi Comp I с чоком-кувшином при использовании пластиковых контейнеров Federals лучшие, чем при использовании пыжей FibreWad Federals. Я помню, что и мой Байкал, и мой Перацци действительно лучше работали со свинцом и пластиком вне зависимости от того, какие патроны я использовал. Сегодняшние 24-граммовые навески — это совсем другая нагрузка, чем прежние 36-граммовые (новые правила ISSF относительно предельной навески были введены c 1 января 1993 года — прим. автора)«.

В 1957 году фирма Krieghoff представила свою первую спортивную вертикалку К-32. «Скитовый» ствол этого ружья с раструбом, аналогичным советскому, получил название «Tula Choke». В каком году это произошло, выяснить не удалось. Тула-чоки немецкой компании имеют перфорацию в верхней части (ported). Из фирменного каталога следует, что сделано это для «минимизации подброса ствола и сохранения максимального контроля второго выстрела». Впоследствии в Европе и Америке тула-чоком стали называть стволы с раструбами любой конструкции, дающие на коротких дистанциях широкую равномерную осыпь. Другое их название «Russian Choke» (русский чок). В ЦКИБ СОО эти названия не употребляются.

Эпоха доминирования советских стендовиков в ските закончилась в середине 70-х годов прошлого века. Только в 2011 году мужчины ещё раз взяли золото на чемпионате мира в командных соревнованиях (правда, женская сборная это сделала трижды). «Золото» в Мехико (1968) и «серебро» в Мюнхене (1972) Евгения Петрова оказались первой и последней олимпийской наградой мужчин (в 2000 году Светлана Дёмина стала «серебряной» в Сиднее). Уровень российского спорта по сравнению с советским характеризует статистика: советские спортсмены в упражнении «скит» завоевали 60 медалей (27 золотых, 21 серебряную и 12 бронзовых), российские — 18 (4 золотых, 10 серебряных и 4 бронзовых). Не знаю, что тому является причиной, но дело явно не в ружьях или дульных конструкциях. «Тула-чоки» Ивана Михайловича Михалёва тоже не были причиной побед советских спортсменов, хотя для меня, например, это название напрямую связано с памятью о тех великих достижениях…

Первые ударные системы огнестрельного оружия 1807-1825.The first percussion fire arms 1807-1825.

 

В оружейном деле не бывает революций. Появление в самом начале XIX века ударных систем явилось результатом эволюции кремнёвого замка (flint-lock), который после этого не сразу сдал свои позиции. В некоторых странах, например, в России, он просуществовал ещё более столетия. Так прейскурант ижевского фабриканта И.Ф. Петрова до Первой мировой войны предлагал для «промышленников самых дальних окраин Сибири» две модели «шомпольных винтовочных ружей» с кремнёвыми замками кал. 200, 220, 250, 300, 320, 380 и 420. (В прейскуранте указывалось, что «фабрика вырабатывает ещё…винтовки с чековым кремнёвым замком «камура»).

Несколько слов о терминологии. Замечу, что в начале XIX века все без исключения замки ударного действия назывались «percussion lock». C изобретением медных капсюлей появилось название «copper-cap lock». Названия «scent-bottle lock» (флаконный замок — замок первой ударной системы Форсайта), «tube-lock» (трубочный замок или замок Ментона), «pill-lock» (пилюльный замок), «pellet-lock» (замок для гранул затравки), «patch-lock» (пистонный замок) — никогда в описываемый период времени не использовались и появились в публикациях более поздних исследователей, среди которых первыми были составители Британской энциклопедии (Encyclopaedia Britannica).

 

Глава I. Появление ударных составов.

 

Попытки получить состав, воспламеняющийся от удара, относятся к концу XVI — началу XVII века. Гринер (William Wellington Greener. The gun and its development) в этой связи упоминает Пьера Больдюка (Pierre Bolduc) и Николя Лемери (Nikolas Lemery, 1645-1715). Некоторые алхимики XVII века знали, что смешивание этилового спирта с раствором ртути или серебра в азотной кислоте (aqua fortis) может привести к взрыву. Немец Иоганн Кункель (Iogann Kunckel, 1630-1703) написал: «Однажды я растворил серебро и ртуть вместе в aqua fortis, и добавив spiritus vini, отнёс сосуд в конюшню. Когда на следующий день его температура (стихийно) поднялась, раздался такой раскат грома…будто в конюшне появился сам дьявол». Кункель случайно синтезировал фульминат. Тем не менее, считается, что фульминат ртути (гремучую ртуть) открыл фармацевт Пьер Байен (Pierre Bayen, 1725-1798). Опытами с гремучей ртутью занимались Антуан Франсуа де Фуркруа (Antoine François de Fourcroy, 1755-1809) и Луи Николя Воклин (Louis Nicolas Vauquelin, 1763-1829). В 1786 году Клод Луи Бертолле (Claude Louis Berthollet, 1748-1822) синтезировал хлорат калия (бертолетову соль), а в 1788 году — нитрид серебра (гремучее серебро). Замечу, что все вышеперечисленные были французами, поэтому первенство в открытии ударных составов по праву принадлежит Франции. В 1786 году под руководством Бертолле в Эссоне (Essonn, Франция) начался выпуск бертолетовой соли, но сильнейший взрыв, разрушивший производство, и постоянные несчастные случаи  заставили отказаться от этой затеи.

Автором названия «гремучая ртуть» считается Фуркруа, однако вещество, полученное им в 1789 году, было азидом ртути, а не фульминатом. В 1800 году английский химик Эдуард Чарльз Говард (Edward Charles Howard, 1774-1816) сообщил о своем открытии чрезвычайно взрывоопасного вещества путем взаимодействия ртути со спиртом и смесью концентрированной азотной и серной кислот. В своей обширной монографии он описал метод его приготовления и химические свойства. Говард вместо ртути пытался использовать другие металлы, но только серебро дало искомый результат. Безопасный способ производства фульмината серебра был разработан им в сотрудничестве с Уильямом Круикшенком (William Cruickshank) и полковником Томасом Блумефидом (Thomas Blomefied, 1744-1822) из Королевской военной академии в Вулидже.

 

Глава II. Форсайт.

Памятная доска Форсайта в King’s College в Абердине.

 

Александр Джон Форсайт (Alexander John Forsyth, 1769-1843) родился в Абердиншире (Шотландия) в семье  пресвитерианского пастора, закончил королевский колледж (King’s College) в Абердине и в 1791 году заменил отца в качестве духовного руководителя прихода в Белелви (Belhelvie). Помимо хорошего образования, интереса к науке и знания работ Говарда, Форсайт был ещё и охотником, поэтому он взялся за решение проблемы задержки выстрела, имевшей место вследствие медленного горения затравочного пороха на полке кремнёвого замка. Успехи в решении этой проблемы, а также родственные связи с видными деятелями партии вигов братьями Брауэм (Brougham) позволили Форсайту в 1806 году продолжить эксперименты в интересах армии под патронажем генерального мастера боеприпасов (Master-general of Ordnance) в правительстве вигов лорда Роудон-Гастингса, известного как «лорд Мойра» (Moira). Лорд был также констеблем лондонского Тауэра, в оружейных мастерских которого стал работать Форсайт. Через год лорд Роудон-Гастингс оставил свой пост. Его сменил Джон Питт, 2-й граф Чатем. Уверенный в опасности применения запалов ударного действия в существующих образцах оружия, новый генеральный мастер боеприпасов расторг контракт с Форсайтом. Утверждение, что Наполеон, узнав об этом, посулил изобретателю 20 тыс. фунтов, но тот, будучи патриотом, отказался, ничем не подтверждено, и является, по всей видимости, легендой.

Тем не менее, в 1807 году Александр Джон Форсайт получил свой законный патент на «Выгодный метод производства выстрела или сообщения огня заряду для артиллерии и всех других видов огнестрельного оружия, мин, камер, полостей и мест, в которые помещается порох для воспламенения» (патент № 3032 от 11.04.1807 г). Из описания патента: «Вместо того, чтобы оставлять затравочное отверстие или запал артиллерийских орудий, огнестрельного оружия, мин и пр. в сообщении с открытым воздухом, и вместо того, чтобы сообщать огонь заряду при помощи зажжённого фитиля, кремня, огнива или какого-либо вещества в воспламененном состоянии, приводимого в соприкосновение с затравкой, помещенной в открытой полке, я закрываю запал стержнем или крышкой на пазах, для устранения воздуха и для предупреждения чувствительного прорыва огня, или воспламенённого газа или пара наружу от затравки или заряда, и, насколько это возможно, для принуждения затравки действовать в направлении заряда и воспламенять оный, а не тратиться на открытом воздухе…Я употребляю смесь какого-нибудь горючего вещества, например, серы или серы с углём и солёнокислой соли, например, соли, получаемой от взаимодействия хлора (старинное название «дефлогистированная муриева кислота» — прим. автора) и поташа; или гремучей металлической смеси, как гремучая ртуть в смеси с каким-либо из вышеупомянутых веществ, или с простым порохом, или с хлорноватокислой солью, как сказано выше…я не претендую на изобретение какого-либо из указанных соединений или веществ, применяемых для затравки; мое изобретение в связи с этим ограничивается их использованием для артиллерии и ручного огнестрельного оружия, как указано выше…» (цитируется по The Repertory of ArtsManufactures, and Agriculture Consisting of Original Communications, Specifications of Patent Inventions…Printed for J.Wyatt, London, 1807).

Рисунок из патента Форсайта № 3032 от 11.04.1807 года.

 

Форсайт запатентовал идею использования легко воспламеняющихся от удара смесей (порохов) в качестве затравочных и предложил несколько схем её использования в артиллерии и ручном огнестрельном оружии. Между тем, сама эта идея лежала буквально на поверхности. 4 июня 1819 года во время суда, на котором рассматривался иск Форсайта к оружейнику Исааку Ревире (Isaac Reviere) по поводу нарушения патента 1807 года, выяснилось, что многие пытались использовать гремучие смеси для затравки до даты патента Форсайта. Рассматривавший иск судья Эббот (Abbot) принял решение, ставшее одним из краеугольных камней тогдашнего патентного права: «Если несколько лиц одновременно открыли одно и то же, то сторона, первой сообщившая об этом общественности, становится законным изобретателем и получает право на защиту письменным патентом».

До окончания срока патента в 1821 году, помимо Ревире, Форсайт по тому же поводу судился в 1811 году с Викерсом, Беквитом и Мортимером (Vickers, Beckwith, Mortimer). В суде было доказано, что Викерс, ранее работавший на Форсайта, познакомил с его изобретениями двух других ответчиков, после чего под их марками в продаже появились ружья с замками ударного действия. 15 июля 1816 года Форсайт безрезультатно судился с Джозефом Ментоном по поводу нарушения своего патента патентом ответчика на детонирующие трубки.

 

Этикетки компании Forsyth & Co.

 

В 1808 году уже упоминавшийся Джеймс Брауэм (James Brougham) и Александр Форсайт в Лондоне на Пикадилли, 10 открыли оружейную компанию Forsyth & Co. В 1809 году к ним присоединился Чарльз Бэгли Утер (Charles Bagley Uther), ставший потом начальником производства (foreman). В 1816 году компания переехала на  Лестер-стрит (Leicester Street), 8, где просуществовала до закрытия в 1852 году. В 1851 году Forsyth & Co участвовала в лондонской Великой (всемирной) выставке, где, согласно каталогу, экспонировала ружья с «патентованной безопасностью», а именно — «оригинальные ударные ружья, изобретённые Форсайтом, содержащие резервуар с порохом».

Двуствольное ружьё компании Forsyth & Co. Фото: lotsearch.de

 

Через компанию Форсайта прошли многие лондонские оружейники, потом работавшие самостоятельно: уже упоминавшийся Викерс (Vickers), Уильям Линг (William Ling), Уильям Вебстер (William Webster) и др. В 1808 году к Форсайту от Ментона перешёл и проработал около четырёх лет Джеймс Пёрдэ (James Purdey). В одном из писем Форсайта к Джеймсу Брауэму упоминается инженер Генри Модсли (Henry Maudsley) c  Margaret Street, 78. Джозеф Брама (Joseph Bramah), составитель знаменитого «Словаря лондонских оружейников, 1350-1850» (Dictionary of London Gunmakers), написал, что Модсли снабжал Форсайта магазинами для пороха.

Первая модификация ударной системы Форсайта с поворотным магазином-дозатором. Фото: rockislandauction.com

Схема работы первой ударной системы Форсайта: положение магазина при заряжании (вверху слева), положение огня (внизу слева), полость для затравки (С), запал (А).

 

 

Вторая модификация  ударной системы Форсайта со скользящим магазином-дозатором из коллекции Метрополитэн-музея. Фото: metmuseum.org

Третья модификация ударной системы Форсайта с замком pellet-lock. Фото: rockislandauction.com

 

Известны три модификации ударной системы Форсайта (фото вверху). В первом случае воспламенение производилось ударом курка по бойку в специальном поворотном устройстве в форме флакона для духов, которое одновременно являлось магазином-дозатором. Во втором — ударом курка с бойком по затравочной смеси в запальном отверстии, насыпавшейся из скользящего магазина-дозатора, связанного тягой с курком. В третьем — ударом курка с бойком по гранулам затравочной смеси в запале (pellet-lock), куда они попадали из магазина, закреплённого на отдельном рычаге.

В своей книге «Helps and Hints. How to protect life and property», вышедшей в Лондоне в 1835 году, Чарльз Рэндом, барон де Беренжер (Charles Random, Baron de Berenger), известный изобретатель и владелец ружья ударной системы Форсайта написал, что в 1811 или 1812 году после нескольких выстрелов ствол разогрелся, и ему стоило трудов и времени заставить пулю опуститься на место. «Мои пуля и шомпол снова подпрыгнули вверх, мало чем отличаясь от поршня пневматического пистолета…». Такой эффект являлся следствием герметичности системы Форсайта. Владелец обратился к Чарльзу Утеру (см. выше) с просьбой просверлить отверстие, противоположное запальному, в оси магазина. Тот отказался, ссылаясь на спецификацию патента, но барон оказался настойчив…

Капсюльное ружьё компании Forsyth & Co.

 

Последние годы существования компании Forsyth & Co ознаменовались повсеместным переходом на выпуск оружия с капсюльными замками. Оставаться в стороне от прогресса со своей громоздкой и не слишком надёжной системой вряд ли было возможно. Подтверждением этого являются капсюльные ружья компании Форсайта, дошедшие до наших дней (фото вверху).

 

Глава III. Джозеф Ментон.

Этикетка Джозефа Ментона.

 

В конце XVIII века кремнёвый замок прочно сохранял свои позиции в оружейном деле, более того, его эволюция продолжалась. Значительный вклад в усовершенствование этого механизма и оружия на его основе внесли английские оружейники Ментоны: Джон (John Manton,1752–1834), его младший брат Джозеф (Joseph Manton, 1766-1835), сын Джона, Герг Генри (George Henry Manton, 1789–1854) и сын Джозефа, Джон Августус (John Augustus Manton, 1809–1852). За Джоном числилось 4 патента, за Джозефом — 7, за Георгом Генри — 3 и за Джоном Августусом — 1. Наиболее плодовитым изобретателем был Джозеф Ментон. Полагаю, что оценивать техническое наследие этого оружейника нужно не на основании многочисленных пересказов-панегириков в его честь, а опираясь на патенты, документы и артефакты той эпохи.

Замок Ментона по патенту №2722 от 6.07.1803. Красная стрелка указывает на отверстие для выхода воздуха при набивке. Фото: hallowellco.com

 

Первый патент Джозефа Ментона №1865 от 18.04.1792 года защищал новую конструкцию крышки полки кремнёвого замка и обуженную казённую часть, позволявшую приблизить замок к центру ствола. Следующий патент №1893 от 5.07.1792 касался конструкции спускового крючка с пружиной, которая после нажатия возвращала его в исходное положение, а также набивки с использованием пыжа из дерева или другого подходящего материала, имевшего форму чашки спереди и буртик для заряда сзади. Патент №2722 от 6.07.1803 года был получен на усовершенствованную крышку полки для кремнёвого замка: «Нижняя сторона крышки полки, закрывающая затравочный порох, имеет небольшой выступ, который очень близко примыкает к запальному отверстию, он полый с небольшим сквозным отверстием, чтобы выпустить воздух, но не порох; идея состоит в том, чтобы позволить воздуху выходить из ствола, когда набивка уплотняется».

6 июля 1814 года суд казначейства (или Палаты шахматной доски, как его ещё называли) рассмотрел иск Джозефа Ментона к Уильяму Паркеру (William Parker) по поводу незаконного, по мнению истца, использования ответчиком его изобретения, защищённого патентом 1803 года. После демонстрации суду, что обычный порох, приобретенный в соседнем магазине, прошел через отверстие в крышке, изготовленной Ментоном, председательствующий лорд-шеф барон Томпсон (Thompson) заявил: «Порох проходит через то же отверстие, что и воздух; поэтому мне кажется, что полезность этого изобретения и цель этого патента полностью провальные». В иске Джозефу Ментону было отказано. Мнение лорда не помешало использованию идеи Ментона в ружейных замках, например, Ланкастера (Lancaster) и Мура (Moore).

«Водоотводная» система Ментона и замок с предохранителем по патенту №3558 от 30.04.1812. Фото: drake.net

 

В 1806 году Джозеф Ментон получил патент на приподнятую прицельную планку для ружейного ствола (№2966 от 15.09.1806). По поводу нарушения этого патента и патента 1803 года он судился со своим старшим братом Джоном. Суд состоялся 20 июня 1815 года. На этот раз вердикт был в пользу истца. Следующий патент касался безопасности и «водонепроницаемости» кремнёвого замка (№3558 от 30.04.1812). Ментон изобрёл «гравитационный» предохранитель, располагавшийся на внешней стороне основания замка; при опускании ствола более чем на 20° от вертикали, он автоматически запирал курок. Что касается водонепроницаемости, то была придумана настоящая водоотводная система, собиравшая воду в казённой части и выводящая её в щель у спусковой скобы (фото вверху). В этом же патенте предлагалось к нижней личине прикрепить пластину, которая при ударе об неё штифта на спусковом крючке во время взведения издавала бы «приятный и мелодичный» звук.

Трубочный замок Ментона. Фото: cowanauctions.com

 

Спустя восемь лет после успешных экспериментов Форсайта с быстрогорящими запальными (затравочными) смесями, Джозеф Ментон получил патент №3985 от 29.02.1816 года на детонирующие трубки и…способ крепления подковы на копыте лошади с помощью винтов, напоминающих бур. Реакция Форсайта не заставила себя ждать. 15 июля 1816 года суд казначейства рассмотрел иск Форсайта к Ментону по поводу нарушения патента истца №3032 от 11.04.1807 года. Участник заседания лорд-канцлер Элдон сказал: «Применение этих химических горючих веществ для ударного воспламенения заряда огнестрельного оружия не ново; и я не думаю, что… способ ударного воздействия является предметом для патентования». Иск был отклонён «из-за сомнений в действительности патента».

Двуствольное ружьё Ментона с трубочным замком и стволами Чарльза Ланкастера  из коллекции Метрополитен-музея. Фото: metmuseum.org

 

В 1817 году Ментон получил патент на усовершенствованную полку (чашку) для кремнёвого замка (№4166 от 26.09.1817), стенки которой предлагалось наклонять вовнутрь, что препятствовало бы высыпанию затравочного пороха при манипуляциях с ружьём. Патент на трубку с запальной смесью и устройство её удержания №4285 от 3.08.1818 года закрепил за Ментоном приоритет в изобретении механизма, получившего впоследствии название «tube-lock». Запал представлял собой трубку из тонкого металла или другого подходящего материала, наполненную детонирующей смесью. Трубка помещалась в желобчатый поддон под прямым углом к запальному отверстию на боковой части ствола. Она удерживалась там крышкой с прорезью, в которую при спуске замка попадал прямоугольный боёк курка. Устройство Ментона было небезопасно и для стрелка (поскольку не обеспечивало полную герметичность), и для окружающих (трубку иногда разрывало, и её часть вылетала в сторону).

В 1825 году Ментон получил патент на вращающийся транспортировщик гранул затравочной смеси (revolving pellet carrier), прикреплённый к замку (№5106 от 26.02.1825). Гранулы (pellets) состояли из смеси на основе фульмината ртути с гуммиарабиком и покрывались лаком. Ни одного ружья с таким замком увидеть не удалось. Патент Джозефа Ментона №5135 от 25.03.1825 на дробь с медным покрытием стал последним.

В вышеперечисленных патентах заключается всё известное на сегодняшний день наследие Ментона. Никаких «революционных» идей, в отличие, скажем, от патентов Паули, они не содержат, равно как и указаний на изобретение Ментоном капсюля. Громкие слова и превосходные степени, которые потом повторяли все, первоначально исходили от полковника Питера Хокера (Peter Hawker, 1786-1853), необычайно деятельного человека, охотника и спортсмена. Хокер, несмотря на разницу в возрасте, дружил с Ментоном и заказывал у него оружие. Он регулярно делал записи в дневнике, который потом был издан и стал весьма популярным, как и книга «Наставления молодому спортсмену» (Instructions to young sportsmen). Большинство циркулирующей информации о Ментоне взято из этих изданий. Кем полковник Хокер считал Джозефа Ментона, можно понять, если прочитать надпись, сделанную им на надгробии могилы оружейника: «… вечный памятник этому величайшему Гению был уже водружен в каждом уголке земного шара его известностью величайшего оружейника, которого когда-либо свет дарил миру; основателя и отца современного ружейного производства и выдающегося изобретателя, не только во славу своих друзей и спортивного мира, но и на благо Короля и его Страны» (перевод О.Л. Малова). Заслуги Ментона очевидны, однако слова о «величайшем гении», думаю, всё же — изрядное преувеличение…

 

Глава IV. Английские ударные системы.

 

Ружьё с трубочным замком (tube-lock) Уильяма Мура (William Moore). Фото: icollector.com

 

Согласно Гринеру, между 1807 (т.е. патентом Форсайта) и 1825 годом «…появилось много ружей с автоматической затравкой, очень разнообразных систем; иногда ударный состав помещался в бумажных или металлических оболочках, в других случаях он просто скатывался в шарики». Между тем, помимо изобретений Форсайта, Ментона и Паули, в Англии до 1820 года ничего не патентовалось. Патент №4427 от 15 января 1820 года «Усовершенствованный способ, облегчающий и гарантирующий выстрел из огнестрельного оружия и артиллерии любого вида» был выдан Фрэнсису Фоксу (Francis Fox). Фокс предложил использовать «затравочную трубку» с детонирующим порохом, покрытую «лакированной бумагой или другим подходящим чехлом, который надевается на трубку и сохраняет затравку водонепроницаемой». При ударе курок разрывает бумагу и воспламеняет затравочную смесь.

Ружьё с  усовершенствованным «флаконным» замком компании Webster & Co. Фото: rockislandauction.com

 

Следующий патент № 4590 от 14 сентября 1821 года был выдан Уильяму Вебстеру (William Webster). В нём описаны усовершенствования «флаконного» замка Форсайта, а также магазин на подпружиненном рычаге для загрузки ударной затравки. Последняя идея не отличалась новизной; самозагружающиеся (self-priming) кремнёвые замки применялись с конца XVIII века.

Замок Ричардса из книги Гринера «The Gun and its Development».

 

Рисунок замка из патента Уильма Вестли Ричардса.

 

Гринер упоминает замок Ричардса 1821 года и даже приводит его рисунок. В действительности патент Уильма Вестли Ричардса (William Westley Richards) № 4611 от 10 ноября 1821 года фактически повторяет идею Вебстера c магазином для затравки с той лишь разницей, что у Вебстера магазин взаимодействовал непосредственно с курком в момент спуска, а у Ричардса — посредством промежуточного рычага (рис. вверху).

 

Промежуточный рычаг в замке (pellet-lock) на ружье Чарльза Мура (Charles Moore) является всего лишь крышкой, закрывающей отверстие запала. Фото: shootforum.com

 

На рисунке из книги Гринера промежуточный рычаг открывает крышку полки, защищающую затравку. Как бы там ни было, мне ни разу не удалось увидеть ружья WR с такими замками. Не видел их и исполнительный директор компании Саймон Клод (Simon Dominic Clode, 1956-2016), специально собиравший всё, относящееся к истории WR. Зато известны ружья с такими замками других английских оружейников, например, Чарльза Мура (Charles Moore) из Лондона (фото вверху).

Рисунок из патента Самсона Девиса (Samson Davis) 1822 года.

 

В 1822 году Самсон Девис (Samson Davis) предложил универсальное запальное устройство, пригодное как для воспламенения кремнем, так и с помощью детонирующего капсюля (патент № 4648 от 12 февраля 1822 года). Устройство размещалось на запальной трубке (А) и фиксировалось винтом (С). При необходимости его можно было повернуть, выставив  под удар  либо полку (F) с затравкой, либо ниппель (В) с детонирующим капсюлем. Соответственно, курок имел зажим для кремня и ударную часть (D), накрывающую капсюль.

Ружьё с надписью Joseph Egg Patent из коллекции Метрополитен-музея. Около 1825 года. Фото: metmuseum.org

 

В коллекции Метрополитен-музея хранится великолепное ружьё с высокой планкой, замками pellet-lock и надписью Joseph Egg Patent. Рычаг и наклонная заслонка, которые видны на снимках вверху, являются частью механизма, с помощью которого гранулы запальной смеси из магазина, размещённого в верхней части ствола, захватываются и перемещаются в отверстие запала. Конструкция защищена патентом №4727 от 26.11.1822 года.

Устройство стреляющей трости Дэя: 1 — ниппель, 2 — курок, 3 — спуск.

 

Патент оружейника из Ноттингема Джона Джексона (John Jackson) №4823 от 29 июля 1823 года содержит описание очередной конструкции магазина на подпружиненном рычаге для хранения детонирующей затравки. В патенте Джона Дэя (John Day) №4861 от 13 ноября 1823 года на механизм для стреляющей трости, пожалуй, впервые упоминается «медный ударный колпачок» (copper percussion cap). За Дэем последовал патент Джеймса Кука (James Cook, патент №4960 от 30 мая 1824 года) тоже на механизм стреляющей трости и тоже с «медным ударным колпачком». Патент №4990 от 27 июля 1823 года на «улучшения в ударном замке» принадлежит уже упоминавшемуся выше Чарльзу Рэндому, барону де Беренжеру. Спецификация и чертежи описывают сложный ударный замок, в котором затравка содержится в магазине, а её внесение в запальное отверстие осуществляется пуансоном, соединенным непосредственно с главной пружиной. Из описания патента: «Затравка ударного действия может быть изготовлена в виде гранул, патчей (patches), металлических колпачков или в других формах».

Рисунок из патента Томаса Картмелла (Thomas Cartmell) 1824 года.

 

Среди различных модификаций ударной системы, защищённых патентами, имеется одна весьма сомнительная. Это замок шотландского оружейника Томаса Картмелла (Thomas Cartmell, патент №5033 от 6 ноября 1824 года), предложившего устроить магазин для гранул из ударного состава в верхней части курка. Несложно догадаться, к каким последствиям могла привести возможная детонация всего магазина. Может быть поэтому не встречаются подобные механизмы, выполненные в металле. Последний патент 1824 года принадлежит замочнику Самсону Дэвису (Samson Davis, патент №5055 от 18 декабря 1824 года), предложившему конструкцию капсюльного ружья, у которого ствол и ложа соединены шарниром, позволяющим поднимать казённую часть ствола, а ниппель (брандтрубка) расположен в торце казны. Воспламенение капсюля производится горизонтальным ударником.

 

Глава V. Французские ударные системы.

 

В начале XIX века Англия и Франция находились в состоянии войны. Этим, якобы, воспользовались французские подражатели Форсайта. Авторы статьи во французском оружейном журнале GAZETTE DES ARMES (N°240 janvier 1994) утверждают, что среди них были: Франсуа Прела (François Prélat), оружейник графа Артуа, Жан Лепаж (Jean Lepage), оружейник короля, парижане Дебубер, Госсе, Анри Поте Аине (Deboubert, Gosset, Henri Pottet Aîné), Проспер (Prosper) из Версаля, Брюнель (Brunel) из Леона и даже Николя Ноэль Буте (Nicolas Noël Boutet).

Ударный замок на  карабине Лепажа. Фото: GAZETTE DES ARMES .

Двуствольное ружьё с ударной системой Лепажа.

 

До 1810 года во Франции была проведена большая работа по поиску оптимального состава ударных порохов с хлоратами металлов, включая бертолетову соль. 19 июля 1810 года оружейнику Жану Лепажу (1746-1834) с улицы Ришелье (rue de Richelieu), 13 был предоставлен пятилетний патент на ружейный замок, «…который подходит для ударного воспламенения затравочного пороха с мюриатом оксигеном (калия мюриата оксиген — старое название хлората калия — бертолетовой соли — прим. автора)».

Ударный замок Лепажа.

 

Из бюллетеня Общества поощрения национальной промышленности (BULLETIN DE LA SOCIÉTÉ D’ENCOURAGEMENT POUR L’INDUSTRIE NATIONALE) 1810 года: «Г-н Лепаж, оружейник Его Величества Императора, …представил ружьё и пистолеты, которые снабжены замками, построенными по принципу г-на Prelaz (не имеет отношения к Prelat — прим. автора), и намеревается в качестве затравки использовать порох с бертолетовой солью». Там же: «Г-н Prelaz сделал некоторое время назад новый ружейный замок по модели, привезённой из Англии. В этом замке затравка с порохом, составленным г-ном Бертолле (Berlhollet), где мюриат оксиген заменяет нитрат обычного пороха, воспламеняется ударом поршня, на который падает деталь, выполняющая функцию курка». 29 июля 1810 года состоялись испытания, где были представлены 2 ружья Лепажа с новыми замками (фиг. 1 и 3). Из каждого было сделано 103 выстрела. Стрельба велась непрерывно и прерывалась только тогда, когда рука не могла терпеть температуру разогретого ствола. Осечек не было. Один раз ружья были почищены. Дважды заряженные ружья бросали стволом вниз на твёрдую поверхность без каких-либо последствий. Испытания были признаны успешными, а само событие — заслуживающим публикации в бюллетене. В замке Лепажа малое количество затравочного состава наносилось из специальной ёмкости (фиг. 4 и 5) на полку с наковальней и закрывалось откидной крышкой с подпружиненным ударником (фиг. 2). Система была герметичной.

Автор статьи в Википедии утверждает, что Джошуа Шоу (Joshua Shaw), американец английского происхождения, не был изобретателем капсюля, так как француз Жан Франсуа Прела (Jean François Prélat)* получил соответствующий патент на два года раньше его, но поскольку Прела «имел привычку копировать английские патенты и изобретения, а описанный им способ функционирования капсюля ошибочен», он тоже не мог быть автором. Таким образом, капсюль изобрёл кто-то другой. Характеристику Прела автор статьи взял из книги «Early Percussion Firearms» известного послевоенного коллекционера и оружейного дилера Льюиса Винанта (Lewis Winant), изданную в 1959 году.

*Фамилия Прела (Prelat) ещё не успела прижиться в российском оружейном лексиконе, поэтому предлагаю на русском её писать так, как она звучит по-французски, чтобы не путать со словом прелат (от лат. praelatus, титул в Римско-католической церкви).

Рисунок из патента Прела от 29 июля 1818 года с дополнением к нему от  27 июня 1820 года.

 

Патент Прела, парижского оружейника с rue Pagevin, 7, выданный ему в 1809 году  сроком на пять лет, содержит описание оружейного замка, «…который может быть адаптирован к любому виду огнестрельного оружия». Из доклада барона Делессера (Delessert) о ружье Паули на заседании Общества поощрения национальной промышленности в 1812 году следует, что в его создании принимал участие Прела. 29 июля 1818 года Прела был предоставлен патент, защищавший конструкцию ружья с замком, в запале которого использовались детонирующие гранулы (pellet-lock). 27 июня 1820 года Прела получил сертификат на дополнение к патенту, описывавшее капсюльный замок. В 1822 году Прела безрезультатно пытался опротестовать решение министра внутренних дел, отказавшего ему в продлении патента до 29 июля 1833 года в части дополнений 1820 года. Защитный срок патента исчислялся с момента выдачи, вне зависимости от того, когда были сделаны дополнения. То есть, срок патента 1818 года заканчивался в 1823 году. В 1825 году вышел сборник описаний машин и процессов из патентов, срок которых истёк. В нём можно увидеть рисунок из патента Прела от 29 июля 1818 года с дополнением к нему от  27 июня 1820 года. Из описания следует, что затравочные гранулы предполагалось помещать в запал двумя способами: «…во-первых, вкладывая пальцами гранулы порошка ртути, приготовленного для этих целей, а во-вторых, специальной кормушкой (amorçoir), шейка которой вставляется в отверстие запала..» При необходимости, выкрутив винт на его боковой части, в запал можно было вставить ниппель. 

Ружьё Прела с надписью «Prelat arquebusier de Monsieur à Paris». Фото: lefranc.auction.fr

Ружьё Прела из музея искусства и промышленности в Сент-Этьене. Фото: collections.musee-art-industrie.saint-etienne.fr

Капсюльное ружьё Прела. Фото: beaussant-lefevre.com

Ружьё с надписью «PAR BREVET DINV on PRELAT ARQer DE S.A.R MONSIEUR A PARIS» на прицельной планке. Фото:aiolfi.com

 

Три ружья с ударной системой Прела и одно капсюльное представлены выше. Нижнее имеет надпись PAR BREVET DINV on PRELAT ARQer DE S.A.R MONSIEUR A PARIS на прицельной планке, William SMITH LISLE Street. London — на боковых основаниях замков, PATENT 461 — на правом основании, PATENT 462 — на левом, Givors и A Troyes  — на курках. Ксавье Айолфи, владелец аукциона AIOLFI, предположил, что Уильям Смит из Лондона изготовил ружьё по патенту Прела для Живо из Труа. Это ошибочное предположение. Скорее всего, оружейник Живо из Труа сделал «сборную солянку» из ружья с ударной системой Прела и замков известного лондонского замочника Уильяма Смита с курками собственного изготовления.

Из «Генерального справочника торговли и промышленности» (Annuaire général du commerce et de l’industrie) 1847 года: «Прела, оружейник, поставщик нескольких иностранных дворов; в 1809 году запатентовал (без гарантии правительства) первое огнестрельное оружие ударного действия, которое стало третьей революцией в оружейном деле; в 1819 году адаптировал его для казёнников с капсюльным запалом; в 1839 году — для новой системы оружия с несколькими вращающимися стволами….порох, свинец, аксессуары, охота…Похвальный отзыв — 1819, бронзовая медаль — 1823, 27, 34 и 44 (имеются ввиду промышленные выставки 1819, 1823, 1827, 1834 и 1844 года — прим. автора); Nve-des-Petits Champs, 103 и place Vendôme, 24».

 

Глава VI. Капсюль.

Виды детонаторов (по Гринеру).

 

В своей книге Гринер упоминает 5 видов детонаторов: 1 — бумажный ударный колпачок, в котором ударная смесь находится между двумя кусочками бумаги, 2 — трубка Ментона, 3 — мушкетный капсюль, 4 — детонирующая трубка Westley-Richards, которая вставлялась в отверстие запальной трубки, а крылышки препятствовали проваливанию в запал при ударе курка, 5 — артиллерийский фрикционный детонатор с кольцом для шнура, за который нужно было дёргать; деформация трубки вызывала детонацию. Что касается состава детонирующей смеси, то Гринер в 3-м издании своей книги (1885) написал следующее: «Правительственные капсюли для шомпольных ружей снаряжались смесью из 6 частей бертолетовой соли, 4 частей гремучей ртути и 2 частей толчёного стекла… Для охотничьих капсюлей  иногда употребляются смеси из серы и бертолетовой соли без гремучей ртути или серебра…которые, однако, при этом способе приготовления не всегда хорошо воспламеняются и легко окисляются. Для обыкновенных капсюлей чаще всего употребляется смесь серы с селитрой и бертолетовой солью или гремучей ртутью; тщательно смешанный порошок этот впрессовывается в колпачок и удерживается в нём металлическим кружком и каплей лака».

Споры по поводу автора капсюля не утихают до сих пор. В этом деле давно пора поставить точку, тем более, что вся необходимая для этого информация ныне доступна. Строго говоря, ответ на вопрос о законном изобретателе даёт патент Жана Франсуа Прела от от 29 июля 1818 года с дополнением к нему от  27 июня 1820 года. «Признанный автор» Джозеф (Джошуа) Шоу получил исключительное право на капсюль 19 июня 1822 года. Его внук и биограф Джон Дикинсон (John Dickinson) утверждал, что Шоу изобрёл медный ударный колпачок (copper percussion cap) в 1814 году, но держал изобретение в тайне до переезда в Америку, а потом, как иностранец, не проживший в стране два года, не мог претендовать на получение патента.

Интересную информацию даёт анализ материалов судебного процесса Джозефа Шоу против Джозефа Купера (Joseph Cooper), состоявшегося в январе 1833 года в Окружном суде южного округа Нью-Йорка по поводу нарушения патента истца от 19 июня 1822 года (James B. Robb, A collection of patent cases decided  in the supreme and circuit courts of the US from there organisation to the year 1850). Со слов истца, его изобретение относится к 1813 или 1814 году. В 1817 году истец перебрался в США, где вскоре после этого ознакомил со своим изобретением оружейника из Филадельфии. Будучи в Англии, истец посвятил в суть изобретения своего брата. В 1817 или 1818 году брат истца продал изобретение лондонскому оружейнику. В 1819 году изобретение продавалось и использовалось в Англии. Ответчик видел капсюльное ружьё в арсенале герцога Йоркского в 1819 году. В 1820 и 1821 годах оно было известно всем, что подтверждалось показаниями пяти оружейников, работавших в Англии. В 1821 году капсюль стал использоваться во Франции. 19 июня 1822 года истец получил получил патент США, а 7 мая 1829 года им был получен новый патент с исправленной относительно старого спецификацией. Адвокат истца утверждал, что патент Форсайта 1807 года, действовавший до апреля 1831 года, был составлен таким образом, что связывал руки его подопечному в Англии. Суд задал резонный вопрос: почему в соответствии с законом по истечении двух лет после прибытия в США, ответчик не запатентовал своё изобретение? Доводы адвоката, что всё это время изобретатель пытался улучшить изобретение, суд не убедили. В иске Джозефу Шоу было отказано.

Капсюльный замок на модернизированном  кремнёвом ружье Ментона. Весьма вероятно, что это ружьё полковника Хокера или выполнено по его проекту. Фото: drake.net

Внутреннее устройство замков Ментона обоих типов было одинаковым. Фото: drake.net

 

Из книги полковника Хокера «Наставления молодому спортсмену» (1830): «Медный колпачок в настоящее время широко используется для детонаторов, и мне доставляет удовольствие видеть это; потому что, во-первых, я всегда утверждал это как лучший способ затравки, даже в оппозиции к самому Джо Ментону. Я не хочу сказать, что я был изобретателем — очень вероятно, что нет, но я прошу разрешения заявить: когда Джо впервые выпустил свои детонаторы на Дэвис-стрит (те, от которых было столько неприятностей) (речь идёт о трубочных детонаторах Ментона — прим. автора), он сделал для меня самое совершенное ружьё, что я когда-либо видел; и, сомневаясь, можно ли что-либо получить в результате, я настроился упростить изобретение. Наконец план перфорированного ниппеля (запальная трубка или брандтрубка — прим. автора) и детонирующий порошок в верхней части маленького колпачка пришли мне в голову. Я сделал рисунок, который отдал Джо. После пояснений он сказал, что покажет мне что-нибудь через несколько недель; тогда вот и увидим! Это было сыроватое ружьё, изготовленное точно по моему собственному плану! Доверенное лицо Ментона, бедный старый Аселл, заверил меня, что вся работа была сделана по моему рисунку. Именно таким образом Джо, который был законодателем моды для всего мира, выпустил несколько ружей с медными колпачками, и я знаю, с некоторой степенью нежелания». Вверху размещены снимки редчайшего ружья Ментона с двумя парами взаимозаменяемых замков. На одной паре замена курков и крышек полок превратила кремнёвые замки в капсюльные. Весьма вероятно, что это ружьё полковника Хокера или выполнено по его проекту. На свои детонирующие трубки Ментон получил патент в 1817 году. Страстный стрелок и охотник полковник Хокер был в курсе всех новинок. Если не подвергать сомнению его слова, то в течение какого-то срока после 1817 года, достаточного, чтобы оценить неприятности от применения детонирующих трубок Ментона, появился медный колпачок — капсюль, надевавшийся на запальную трубку, причём Ментон был не самым большим сторонником этого изобретения.

Как пишет Хокер далее, производители, увидев, что Ментон отклонился от своего собственного патента, тем не менее, приняли эти изменения, о чём говорит тираж капсюльных ружей. «Но если мистер тот и мистер этот хотят претендовать на изобретение, то они могут безопасно палить своими снарядами во все периодические издания, которые им нравятся, так как я не буду баловать их какой-либо бумажной войной по этому вопросу». Другими словами, если кто-то захочет назвать себя изобретателем, то он, Хокер, воевать по этому поводу не намерен.

Если опираться на объективную информацию, то наравне с Джошуа Шоу на лавры изобретателя могли бы претендовать, например,  химик из Сохо по фамилии Джойс (Joyce), оружейник Дурс Эгг (Durs Egg) или Гуд Райт из Херефорда (Goode Wright of Hereford). В действительности патент Форсайта 1807 года сделал невозможным патентование ударного колпачка в Англии. Шоу запатентовал его в США в 1822 году, но первым это сделал во Франции Жан Франсуа Прела в 1820 году. Очевидно, что полагаться можно только на патенты, а не на письма, дневники или публикации. Поэтому настоящий изобретатель медного колпачка с детонирующей смесью не будет установлен НИКОГДА, хотя вполне вероятно, что это был кто-то из вышеперечисленных.

Первые детонаторы подобного типа вызвали «неисчислимые несчастные случаи». По мнению Хокера, тому было несколько причин: плохое качество изготовления, отсутствие защиты глаз и «нехватка достаточной прочности при первом подъёме боевой пружины» (вероятно, речь идёт о предварительном взводе — прим. автора). «Например, французские колпачки, будучи сейчас около двух франков за тысячу, часто импортируются в Англию и продаются с огромной прибылью; и, хотя они, может быть, очень хорошо работают со слабым французским порохом, но они непригодны для нашего пороха настолько, что следствием является потеря глаз многими спортсменами».

 

Глава VII. Паули.

 

Паули (Жан Самюэль, Jean Samuel Pauly) — не совсем правильная, но вполне устоявшаяся русская транскрипция фамилии талантливого швейцарского изобретателя. В 1802 году он перебрался во Францию, а в 1812 году получил свой первый и, пожалуй, самый известный патент.

В описании патентов, срок действия которых прошёл, опубликованном в 1825 году отдельным изданием, имеется патент Паули с дополнениями и усовершенствованиями.  Фиг. с 1-й по 7-ю относятся к патенту от 29 сентября 1812 года, фиг. 8 — к сертификату об улучшении патента от 16 мая 1816 года, фиг. с 9-й по 12-ю — ко второму сертификату на дополнение патента.

Патроны под круглую пулю к казнозарядной системе Паули. Фото: freemycollection.com

 

Система Паули в соответствии с улучшением патента от 16 мая 1816 года.

 

Паули изобрёл казнозарядную систему и патрон к ней. Когда поворотный затвор опущен, ладыга куркового замка может взаимодействовать с горизонтально перемещающимся бойком. Поскольку затвор двигается по окружности, торец казённой части и, соответственно, донце патрона имеют форму дуги. Ударный состав наносился в углубление на донце и закреплялся воском или заклеивался бумагой. Изменения от 16 мая 1816 года касались ограничителя бойка, который к тому же обеспечивал относительную герметичность системы в момент выстрела. Вторая система под тот же патрон имела поворотный ствол. В 1814 году Паули перебрался в Англию, чтобы заниматься мечтой жизни — аппаратами для воздухоплавания. Своё предприятие и патенты он продал Анри Ру (Henri Roux), который, вероятно, и вносил улучшения в патент Паули. По всей видимости, всё это время Ру безуспешно пытался заинтересовать армию, которая в 1812 отвергла конструкцию, значительно опередившую своё время. Для этого был сделан шаг назад — на казнозарядный карабин был установлен кремнёвый замок.

Карабин второй системы Паули с клеймом Жана Ле Клерка ( Jean Le Clerc at Manufacture Versailles). Фото: bolk-antiques.nl

Рисунки из английского патента Паули № 3833 от 4 августа 1814 года. Фото: freemycollection.com

 

Обе свои системы Паули запатентовал ещё и в Англии (патент № 3833 от 4 августа 1814 года), внеся некоторые изменения в первоначальную конструкцию. Кроме того, в английском патенте содержалось описание пушки, заряжавшейся с казны.

Итак, в 1812 году появилась первая казнозарядная система Паули под его же патрон, воспламенявшийся ударной смесью, по составу напоминавшей обычный чёрный порох, в котором калийная селитра (нитрат калия) была заменена бертолетовой солью (хлоратом калия). Патрон Паули вполне справедливо можно назвать первым патроном центрального боя. В своём британском патенте «Приспособление для разрядки огнестрельного оружия посредством сжатого воздуха; также применяемые там патроны» (APPARATUS AND ARRANGEMENTS FOR DISCHARGING FIRE-ARMS BY MEANS OF CONDENSED AIR: ALSO CARTRIDGES APPLICABLE THERETO. № 4026 от 14 марта 1816 года) Паули описал пулевой и дробовой патрон нового типа.

Чертёж из британского патента Паули от 14 марта 1816 года. Фото: freemycollection.com

Пулевой (слева) и дробовой патроны Паули.

 

Патрон имел поддон, который, как считал Паули, мог быть изготовлен из твёрдой древесины, папье-маше, свинца или любого пластичного металла, поддающегося литью или штамповке. К поддону привязывался или приклеивался бумажный футляр с зарядом пороха и пулей (или дробью). На донце наносился воспламеняющий состав, который заклеивался тонкой бумажной шайбой.

Идеи Паули значительно опередили своё время. Может быть, поэтому, в отличие от своих бывших работников Лефоше и Дрейзе, он так и не стал богатым человеком.

 

Вместо послесловия.

 

В 1825 году в журнале «Mechanics Magazine» (№76 от 5 февраля 1825 года) было опубликовано письмо читателя с благожелательным отзывом о ружье Генри Беквита (Henry Beckwith) из Лондона. Больше всего владельца, как спортсмена, устраивало то, что ружьё позволяло использовать два способа воспламенения заряда: «Если спортсмен склонен использовать медный капсюль с порошком ударного действия, то в отверстие вставляется ниппель, а в ударную часть курка вкручивается короткий винт. Если почему-то капсюли недоступны, но спортсмен имеет порох ударного действия…, то ниппель вытаскивается, чашка прикручивается к казне на своё место, а в ударную часть курка вкручивается длинный винт, чтобы он доставал до гранул в чашке…» К 1825 году ударные замки применялись наряду с кремнёвыми повсеместно, но лучшие времена для капсюльных ружей ещё не наступили. Парадокс заключается в том, что вместе с плавной эволюцией в сторону ударных систем в начале XIX были сделаны поистине революционные изобретения, по сравнению с которыми даже более поздние системы Лефоше и Дрейзе были шагом назад. Я имею ввиду Паули, его ружья и его патроны. Увлечение гениального оружейника Жана Самюэля Паули аэронавтикой сыграло злую шутку с оружейным делом, которое он оставил. Уверен, не случись этого, прогресс в области огнестрельного оружия ускорился бы, как минимум, на полвека. Императору Наполеону в связи с Паули приписывают следующие слова: «Изобретения, предшествующие их времени, остаются неиспользованными, пока общее знание не достигнет того же уровня».

Первые ударные системы огнестрельного оружия. Перэн-Лепаж. The first percussion fire arms. Perin-Lepage.

 

Промышленные выставки во Франции проводились с 1798 года. Всего их было девять: в 1798, 1801, 1802, 1806, 1819, 1823, 1827, 1834 и 1844 годах. В 1819 году впервые в них принял участие оружейник Жан Лепаж с улицы Ришелье (rue de Richelieu), 13. В выставке 1823 года участвовали «Lepage pere et fils (Лепаж отец и сын), a Paris, rue de Richelieu, no. 13», получившие серебряную медаль. «Отец и сын» — это Жан (Jean LePage, 1746-1834)  и Анри Лепаж (Jean André Prosper Henri LePage, 1792-1854). В каталоге можно найти фамилию и Перрэн-Лепаж (Perrin-Lepage) по адресу: boulevard des Capucines, 15, и Перэн-Лепаж — с тем же адресом. Так Перрэн или Перэн? В медицинской книге о мочекаменной болезни («DE LA LITHOTRITLE»), выпущенной в 1825 году, упоминается страдавший от неё оружейник г-н Перэн Лепаж, 45 лет, который проживал на бульваре Капуцинок (boulevard des Capucines).

Двуствольное капсюльное ружьё PERIN-LEPAGE A PARIS.

Надпись F.P. Perin Lepage на капсюльном пистолете. Фото: rockislandauction.com

 

Из доклада о семье Ле Паж на 97-м Национальном конгрессе научных обществ (Нант, 1972 год, секция современной и новейшей истории) следует, что Мария-Жюстина (Marie-Justine), старшая дочь Жана Ле Пажа, вышла замуж за Жана-Луи Перрэна (Jean-Louis Perrin). Судя по медицинскому трактату (см. выше), вероятная дата рождения Перэна-Лепажа — 1780 год, и он вполне мог быть мужем дочери Жана Ле Пажа. Считается, что после женитьбы на Марии-Жюстине, Жан-Луи Перрэн стал Перрэном-Лепажем, хотя ни одного подтверждающего документа не представлено. Информация из доклада не стыкуются с фактом наличия пистолета с надписью F.P. Perin Lepage (фото вверху), а не J.L. Perin Lepage, например.

Вопросы вызывает патент от 13 июля 1832 года и дополнение к нему от 31 августа 1832 года, полученные оружейниками из Парижа Анри Ле Пажем (Henri LePage) и Перэном Ле Пажем (Perin LePage) с улицы de Richelieu, 13. На рисунке к патенту (см. внизу) читается «Lepage freres»(братья Лепаж). Если поискать надписи на оружии, то мы не найдём Perrin Lepage, а, вот, Perin Lepage — сколько угодно.

Вернёмся к французским промышленным выставкам. О Лепаже в отчёте выставки 1827 года написано: «Экспонировалось большое количество прекрасного огнестрельного оружия, среди которого выделялось ружьё c четырьмя вращающимися стволами, двуствольное ружьё с боковыми основаниями, защищенными от огня, воды и т. д. Все это оружие сделано с редким совершенством. Было представлено одно кремнёвое ружьё, его исполнение не оставляет желать лучшего. Ружьё принадлежит королю. Жюри наградило г-на Лепажа серебряной медалью». Следующая выставка состоялась в 1834 году. По её итогам Лепаж получил серебряную медаль, а Перэн-Лепаж (Perin-Lepage) — бронзовую. В каталоге выставки 1839 года числился Перэн (Perin) c rue de la Chaussee-d`Antin, 24. Упоминается также его бронзовая медаль на выставке 1834 года. Выставка 1844 года: «Мсье Лепаж выставил двуствольное ружьё на 4 заряда…Мсье Лепаж-Мутье попытался вернуться к старым моделям и показал ружьё, форма которого скопирована с оружия времён Франциска I…Жаль, что мсье Перэн-Лепаж не успел закончить тяжёлое трёхствольное ружьё, которую показал в белом…» В 1839 и 1844 годах Перэн-Лепаж отмечен бронзовами медалями.

Вышеперечисленные факты позволяют предположить, что Perrin-Lepage и Perin-Lepage, скорее всего, одно и то же лицо, имевшее какие-то родственные связи с фамилией Лепаж. Звали его Jean-Louis или его инициалы были F.P., был ли он мужем дочери Жана Лепажа или обстоятельства появления сдвоенной фамилии иные — всё это ещё предстоит выяснить.

Надпись Lepage freres (братья Лепаж) на рисунке из сборника французских патентов 1832 года.

Заявка на патент датирована 28 января 1832 года.

Описание патента Lepage (Henri et Perrin) от 13 июля 1832 года.

 

Гораздо более важным представляется патент от 13 июля 1832 года, поскольку он защищает первую казнозарядную систему оружия с поворотом ствола в горизонтальной плоскости. Из описания патента следует, что оружие заряжается с казённой части и запирается промежуточным шарнирно закреплённым затвором, который сам закрывается, когда стволы возвращаются на место (фиг.1). Бумажный патрон несёт заряд и снаряд; к его донцу приклеена тонкая картонная шайба (C), которая заходит в паз (D) и, подпираемая промежуточным затвором, препятствует прорыву газов. Донце патрона имеет деревянный штырь, он входит в отверстие промежуточного затвора и служит для извлечения патрона (фиг.7). В патенте упоминается двуствольное ружьё с поворотными стволами (фиг.3), очень простой замок с одной пружиной (фиг.4) и магазин в прикладе, в котором для хранения капсюлей используются маленькие стаканчики, нанизанные на тонкую медную проволоку (фиг.5). К сожалению, мне пока не встретился пистолет или карабин, сделанный в точном соответствии с патентом от 13 июля 1832 года. В коллекциях широко представлен другой вариант (фото внизу).

Капсюльный пистолет PERIN LEPAGE. Фото: auctions.holtsauctioneers.com

Пара пистолетов Perin Lepage с поворотным стволом. Фото: hermann-historica-archiv.de

Пистолет с поворотным стволом и надписью PERIN LEPAGE INVON BREVETE A PARI . Фото: hermann-historica-archiv.de

 

Пара пистолетов с поворотным стволом и надписью INVON LE PAGE ARQER DU ROI.

Пара пистолетов Perin Lepage c поворотным стволом. Фото: hermann-historica-archiv.de

Карабин LE PAGE A PARIS с поворотным стволом. Около 1840 г. Фото: beaussant-lefevre.com

 

Перэн и Лепаж трижды дополняли свой патент различными усовершенствованиями: 30 августа, 22 ноября и 30 января 1832 года. Думаю, конструкция под простейший бумажный патрон, которую можно наблюдать на представленных выше снимках, есть результат этих усовершенствований. На оружии в этом варианте исполнения можно увидеть следующие надписи: PERIN LEPAGE, INVON (от invention — изобретение. фр.) BREVETE A PARI или INVON LE PAGE ARQER DU ROI.

Капсюльное ружьё с четырёхствольным поворотным блоком и двумя замками.

 

В 1835 году в рекламных объявлениях оружейника Перрэна-Лепажа, размещённых в парижских газетах, указывалось 2 адреса: rue de de Richelieu, 13 и rue de la Chaussee-d`Antin, 24. Из «Генерального справочника торговли и промышленности» (Annuaire général du commerce et de l’industrie) 1847 года: «Перэн-Лепаж, изготавливает ружья и пистолеты с тремя стволами, дальность действия которых намного превосходит одноствольное оружие любого калибра; бронзовая медаль (промышленных выставок — прим. автора) — 1834 и 1844; Notre-Dame-de-Lorette, 15, прежде rue de la Chaussée-d’Antin, 24». В рекламном объявлении 1852 года Перрэн на улице Лаффитт (rue Laffitte), 51 назван преемником (successeur) Перрэна-Лепажа.

Счёт компании L.Perrin & Cie от 7 апреля 1870 года.

 

На счёте компании L.Perrin & Cie от 7 апреля 1870 года (вверху) читаем: «rue Laffitte, 51, все виды огнестрельного оружия, Л. Перрэн и Ко, патентованный мастер-оружейник, ружья, карабины, пистолеты, заряжаемые с помощью затвора (патент на изобретение); ружья на четыре выстрела, два из которых производятся сразу (ружьё с двумя замками и поворотным блоком из 4-х стволов — прим. автора); ружья на три выстрела, которые производятся одновременно (ружьё с одним замком и тремя неподвижными стволами — прим. автора), дальность действия которых больше, чем у любого ствола с одним выстрелом любого калибра; шомпольные ружья; пистолеты, кавалерийские и карманные; револьверы на шесть выстрелов; патентованные салонные карабины и пистолеты».

Пистолет с надписью PERIN LE PAGE R.NOTRE DAME DE LORETTE. Фото: littlegun.info

 

В левом углу бланка расположено изображение медали 1-го класса Всемирной выставки 1855 года в Париже. Из отчёта жюри: «Мсье Перрэн демонстрировал ружьё в белом, замки на боковых основаниях которого сделаны им самим, что позволяет оценить все его навыки. Осадка дерева и соединение различных частей не оставляют желать лучшего. Этот участник является изобретателем казнозарядной системы, которая кажется такой же простой, как и гениальной, применимой ко всем видам оружия с патронами. Нажатием на рычаг, расположенный перед спусковой скобой, ствол наклоняется и представляет возможность для заряжания; мы можем вернуть ствол на место простым нажатием руки. Карабин этой модели изготовлен для герцога Брансуика» (фото пистолета такой же системы на фото вверху). Под изображением медали написано: «Изобретатель системы безопасности с внешними замками».

Двуствольное дульнозарядное капсюльное ружьё, которое Л. Перрэн демонстрировал на Всемирных выставках 1855 и 1862 годов. Фото: metmuseum.org

 

Л. Перрэн участвовал во Всемирной выставке 1862 года в Лондоне, где получил медаль 1-го класса «За простоту принципа и хорошую конструкцию своего револьвера, а также за общее хорошее качество изготовления в сочетании с умеренностью в цене». Под изображением медали на бланке надпись: «Изобретатель патронов с разделителем». Что это такое, можно найти, если прочитать описание патента Перрэна № 17741 от  29 декабря 1859 года (к сожалению, рисунка, несмотря на имеющуюся ссылку, нет), выданного ему на 15 лет: «Изобретение состоит в разделении дроби по вертикали с помощью разделителя дроби (sépare-plomb)…Разделитель делит дробь на четыре отсека; он может быть на восемь отсеков и разной формы…Когда порох помещён в гильзу, закройте его пыжом, а сверху поместите разделитель…затем насыпьте дробь…Завершаем заряжание очень тонким пыжом по диаметру патрона…Разделитель дроби является регулятором дальности (в смысле кучности — прим. автора)…Он может быть из тонкого картона, цинка, меди и тд». Другими словами, Перрэ изобрёл то, что сегодня называется дисперсантом или рассеивателем дроби, предназначенным для создания широкой дробовой осыпи на коротких дистанциях.

В 50-60-х годах XIX века в судебных инстанциях Парижа шла тяжба между оружейниками Перрэном (Perrin) и Эженом Лефоше (Lefaucheux) по поводу  патента последнего № 019380 от 15.04.1854 и дополнений к нему от 9.11.1854 и 12.05.1855 на конструкцию, известную как револьвер Лефоше образца 1854 года. По иску Перрэна суд первой инстанции на основании анализа элементов конструкции на предмет их новизны принял решение об аннулировании патента Лефоше. 28 января 1864 года была рассмотрена апелляция Лефоше, и принято решение в его пользу. 17 июня 1864 года в криминальной палате имперского суда Парижа была рассмотрена и отклонена кассационная жалоба Перрэна. Решение было поистине «соломоновым»: револьвер Лефоше патентоспособен, а револьвер Перрэна не нарушает патент Лефоше и не является контрафактным. Вопрос о ничтожности патента Лефоше может решаться в суде по гражданским делам (Bulletin des arrets de la Cour de cassation, matiere criminelle, № 6, 1864).

Револьвер Лефоше образца 1854 года.

Рисунок из патента Лефоше от  15.04.1854.

Дополнение от 9.11.1854 к патенту Лефоше.

Дополнение от 12.05.1855 к патенту Лефоше.

 

8 августа 1865 года в суде по гражданским делам Сены (парижский суд первой инстанции по закону от 18.02.1800 г.) состоялись слушания по иску оружейников Мутье-Лепажа, Перрэна, Легреза, Кордье и Готье-младшего (Moutier-Lepage, Perrin, Legrèze, Cordier et Gauthier jeune) к Эжену Лефоше. Предмет иска был всё тот же. В числе прочего истцы утверждали, что ответчик использовал элемент конструкции пистолета г-на Перрэна-Лепажа (Perrin-Lepage) 1839 года. Судья отмёл этот аргумент, поскольку оружие, на которое ссылались истцы, было изготовлено на заказ, оно не продавалось публично, не было «доведено до сведения общественности» и не выставлялось, например, на промышленной выставке 1839 года (Le Technologiste, tome XXVII, Paris, 1866. BNF).

Судебная тяжба продолжалась до 1869 года, когда было подписано мировое соглашение: «Мы, нижеподписавшиеся, договорились, что: 1. Г-н Перрэн обязуется прекратить гражданское разбирательство, возбужденное совместно с несколькими оружейными мастерами в отношении заявки на ограничение патента, поданной г-ном Лефоше на револьверы его изобретения. 2. Г-н Перрэн также отзывает требования о возмещении убытков, заявленных в этом деле. 3. Г-н Лефоше заявляет об отказе от любого судебного преследования во Франции или за границей за револьверы изобретения г-на Перрэна, которые он производит. 4. Договорились, что каждая сторона оплатит свои сборы. Париж 27 января 1869 года. Подписи: Лефоше Перрэн» (перевод автора по копии соглашения c сайта lefaucheux.net). Тем не менее, 9 августа 1869 года состоялось судебное решение, вероятно, в пользу истцов, поскольку 23 ноября 1869 года Перрэн написал письмо Лефоше следующего содержания: «Париж 23 ноября. Господину Э. Лефоше в Париже. Считаю, что решение, вынесенное 9 августа 1869 г. Палатой, для меня не имеет юридической силы. Я отказываюсь получать какую-либо выгоду от этого, моё имя фигурирует в этом решении в результате прекращения производства, и не одобрено моим адвокатом. С искренним уважением Перрэн» (перевод автора по копии текста письма c сайта lefaucheux.net).

Револьвер Перрэна образца 1859 года «первого типа».

Патроны Перрэна (патент № 30314 от 29.12.1856 сроком на 15 лет).

 

Несколько слов о револьвере Перрэна. Этот шестизарядный револьвер под патрон конструкции самого Перрэна известен в нескольких модификациях, в соответствии с которыми коллекционеры выделяют три типа конструкции. Их описание или сравнение не входит в задачу настоящей статьи. Скажу только, что «первый тип» не был «двойного действия»; взвести револьвер рукой было невозможно. Короткое нажатие на спусковой крючок отводило курок на предохранительный взвод, и тогда можно было вращать барабан для освобождения его от стрелянных гильз и заряжания. Соавтором Перрэна числился некто Делма (Delmas). Действовавший от их имени патентный агент Ньютон (Newton) получил британский патент № 2263 от 5 октября 1859 года. Гражданская война в США поглощала массу оружия из Европы. В 1862 году оружейный торговец Алексис Годиллот (Alexis Godillot) продал 550 револьверов Перрэна-Делма правительству США. Многие исследователи считают конструкцию Перрэна-Делма первым в мире успешным револьвером центрального боя.

Револьверный карабин Перрэна под его патрон 11 мм. 1865 год. Фото: pinterest.com

 

Всемирная выставка 1867 года состоялась в Париже. Г-н Перрэн с улицы Лафитт, 51 экспонировал охотничьи ружья de lux, а также боевые карабины и револьверы. Это последняя выставка, в которой принимал участие Перрэн. Из книги Жюля Жани (Jules Janin) «Старый охотник Дейе» (Le Vieux Chasseur Deyeux), изданной в Париже в 1868 году: «Когда эта книга была составлена, мой отец был назначен арбитром по делу Лефоше против Берингера; он думал, и я все еще думаю в 1868 году, что, если оружие, заряжаемое с казны, имеет большие преимущества, у него также есть большие недостатки; они (казнозарядные ружья — прим. автора) не заставят нас отказаться от наших ружей Périn Lepage, Devismes, Flobert, Gastinne Renette, Baillot (&) Héberard, des deux frères Bernard, Ghaudun, Delebourse, Glaudin, Lefaure, Pottet, André, Perrin (Перэн Лепажа, Девима, Флобера, Гастин Ренетта, Байо и Эрара, двух братьев Бернар, Гаудуна, Делебура, Глаудена, Лефора, Потте, Андре, Перрэн) и других».

В 1871 году Перрэн получил патент № 91708 от 22 апреля 1871 года, модифицировав винтовку Шасспо под свой патрон центрального боя с металлическим капсюлем, но военные предпочли систему Снайдер-Шнейдер (Snider-Schneider). Из «Военного обозрения» (Le Spectateur militaire) 1878 года: «Раньше некоторые талантливые оружейники…: Perrin, Perrin-Lepage, Lelion, Schneider, Loron (Перрэн, Перрэн-Лепаж, Лели, Шнайдер, Лоро), штурмовали центральный бой, удаляя курки и применяя горизонтальный цилиндрический ударник, но ни один из них не смог родить нормальную и целостную систему…»

Ружьё с надписью «Perin Le Page à Poitiers» на спусковой скобе. Фото: drouotstatic.zonesecure.org

 

История фамилии Perrin или Perin сплошь состоит из белых пятен. Что означает надпись «Perin Le Page à Poitiers» (Перэн Ле Паж в Пуатье) на некоторых ружьях (от Парижа до Пуатье 340 км)? Как появилась сдвоенная фамилия Perin Lepage, и действительно ли это были родственные связи? Почему прекратилось сотрудничество с Анри Лепажем? Как были связаны Perin Lepage и «продолжатель дела» L. Perrin? Имели ли отношение оружейники братья Перрэн (Perrin freres) из Сент-Этьена к однофамильцу из Парижа? Думаю, со временем ответы на эти вопросы будут найдены…

 

Цветная калка. Часть III.

(Часть I      Часть II)

 

ЦВЕТНАЯ КАЛКА

Из книги «An English Gun-Making Heritage» Тони Тридвелла (Tony Treadwell)

Перевод: shotguncollector (При использовании ссылка на http://www.shotguncollector.com обязательна!)

 

Справедливо сказать, что закаливание деталей оружия и, в частности, цветная калка — субъективная тема. Многие, так называемые пуристы, презирают эти процессы, но, на мой взгляд, смысл восстановления старинных ружей заключается в том, чтобы делать это правильно, включая процесс цветной калки. Тем не менее, я чувствую, что немного лицемерю, потому что не стал её делать на нескольких ружьях из моей коллекции. Моим оправданием был страх деформирования или даже разрушения ружья, не подлежащие ремонту, и, хотя это все еще вызывает беспокойство, я оттачивал процесс, и мое мастерство улучшилось. Нельзя сказать, что на протяжении всего процесса калки и, в частности, непосредственно перед самим закаливанием, мой страх неудачи или катастрофы не усиливается.

Тем не менее, для меня цветная калка является частью процесса восстановления оружия, и хотя многие и не пытаются её делать из-за страха перед деформацией и другими серьезными побочными эффектами, это все еще захватывающая и весьма необходимая процедура для тех, кто хочет восстановить ружье как можно ближе к его первоначальному состоянию. Очевидно, что не все ружья подвергались процессу калки, но в XIX и XX веках — абсолютное большинство. Это искусство, которое использовалось многими оружейниками и другими металлистами на протяжении веков: в то время как цвета привлекают, закалка является важной частью процесса. Она обеспечивает дополнительную прочность деталям оружия, находящимся под постоянным напряжением, из которых колодка и механизм — два наиболее важных.

Для проведения этой работы требуются значительные предварительные исследования. Интернет изобилует советами и профессиональными мнениями по этому вопросу: некоторые вводят в заблуждение, другие чертовски опасны. Металлургия и связанная с ней наука — это то, в чем я не являюсь экспертом, но я, конечно, должен был понять критическое влияние температуры на сталь и её характеристики. Это, без сомнения, предмет, который требует значительных испытаний, прежде чем помещать исправную рабочую колодку в тигель. Неудача из-за невежества для меня неприемлема, поэтому я посвятил недели исследованиям и испытаниям, прежде чем сделать цветную калку на своём первом настоящем дробовике.

Какие инструменты и оборудование необходимы для цветной калки? Для начала вам понадобится печь, которая способна контролируемым образом нагреваться до 820 градусов Цельсия. Вам нужно будет изготовить тигель, который помещается внутри печи с воздушным зазором не менее сантиметра вокруг, когда он размещен в печи. Вам также понадобится самодельный инструмент для подъема раскаленного тигля, резервуар для воды, снабженный системой аэрации (подробнее об этом позже), небольшой компрессор и карбюризатор, который смешивается по индивидуальному заказу из костного и древесного угля. Это довольно сложная установка, и она будет стоить около 1200 фунтов стерлингов (в ценах 2010 года).

После того, как вы организуете эту небольшую мастерскую, мы можем начать обсуждать сам процесс. Само собой разумеется, что оборудование должно быть установлено где-то снаружи, а не в доме! Процесс закалки потенциально взрывоопасен и не должен проводиться в ограниченном пространстве.

Я советую читателю как можно глубже изучить процесс калки. Есть несколько хороших источников и статья Оскара Гадди, опубликованная в «The Double Gun Journal». Краткое описание процесса выглядит следующим образом. До того, как металлические детали будут нагреты и опущены в холодную, газированную воду, их сначала необходимо отжечь. Отжиг металла — это процесс, при котором металлические части упаковываются в тигель, окруженный костным/древесным углём. Тигель (крышка установлена ​​и плотно закрыта) помещается в печь для отжига. Чтобы отжечь металл, я установил печь, которая позволяет нагревать его до температуры 820 градусов Цельсия. Нагревание до этой температуры занимает у моей печи не менее 2 часов. Как только печь достигает желаемой температуры, она должна выдерживаться в течение 1 часа. Этот конкретный шаг имеет решающее значение и является причиной того, что я рекомендую печь с цифровым управлением. Она способна удерживать температуру без колебаний более чем на 1 градус вверх или вниз. После выдержки с тиглем в течение 1 часа печь нужно отключить. Тигель следует оставить в печи на 18-24 часа, чтобы он полностью остыл. Я не открываю печь чтобы ускорить процесс охлаждения. Весь смысл этого шага состоит в том, чтобы позволить металлу естественным образом охлаждаться без помощи человека.

Когда тигель охлажден до нормальной температуры воздуха, его содержимое можно извлечь и проверить на наличие проблем. У меня однажды появилась волосяная трещина в ребре спусковой скобы. Она была очень маленькой и не структурной, тем не менее, это показывает, что может случиться при нагреве старой стали до критических температур. Если все прошло по плану, то детали можно очистить для подготовки к повторной упаковке в тигель для закалки. Есть несколько способов сделать это: с помощью мягкого проволочного диска на «Дремеле» (я иногда так делаю); пескоструйной обработкой (я тоже делал это в прошлом); использованием различных сортов проволочной ваты, хотя зачастую она не обеспечивает достаточно хорошего качества очистки. Я рекомендую попробовать проволочную щетку из высокоуглеродистой стали, которая обеспечивает медленную, но очень тонкую очистку металлических деталей. Иногда я также использую полировочный состав (продающийся в магазинах) для полировки металла до зеркального блеска. «Что такое зеркальный блеск?» — спросите вы. Это когда вы сможете увидеть свое отражение на боковом основании замка, если попробуете отполировать его до конца. Чем лучше полировка, тем лучше цвета. Не торопитесь: очень важно отполировать все, что вы собираетесь закалить. Как только вы довольны полировкой, переходите к следующему шагу — очистке всех деталей ацетоном.

Цветная калка — это один из тех процессов, который требует абсолютно чистых деталей: без грязи и, что немаловажно, без отпечатков пальцев. Пальцы оставляют жир, а жир плохо действует на образование цветов.

С этого момента следует использовать латексные перчатки, не такие, которые покрыты порошковой краской на внешней стороне, а сухие, часто используемые в торговле пищевыми продуктами. Очистите все детали кухонной салфеткой и ацетоном. Будьте осторожны и убедитесь, что вы удалили всю оставшуюся смазку и грязь. После этого шага мы снова возвращаемся к щетке из углеродистой стали, снова просматриваем все металлические детали и наслаждаемся их великолепным зеркальным покрытием!

Подготовка завершена. Момент, которого вы ждали (или наоборот боитесь), настал, и пришло время упаковать тигель еще раз. Прежде чем приступить к этому шагу, давайте рассмотрим, что на самом деле происходит в тигле. Причина, по которой костный и древесный уголь имеют важное значение, заключается в том, что они взаимодействуют с металлом, науглероживая его поверхность. Древесный уголь помогает процессу, одновременно удаляя любой воздух (т.е. кислород) из тигля в течение всего цикла нагрева. Пока части, упакованные в древесный уголь, нагреваются, они остаются в том, что, по сути, представляет собой неочищенный кислородный вакуум. Поэтому очень важно обеспечить, чтобы воздух (то есть кислород) не попадал ни в какие части — вплоть до этапа закалки и включая его. Когда детали, древесный уголь и все остальное сбрасывается в закалочный резервуар, костный уголь и его контакт со сталью заставляют стальные части охлаждаться с различной скоростью. Это процесс, который вызывает появление цветов на металле.

Это то, что мы ищем, когда делаем цветную калку. Прежде чем мы перейдем к объяснению самого процесса закалки, важно еще раз подчеркнуть, что появление воздуха (кислорода) на любом этапе нагрева и после нагрева тигля разрушит потенциал для хороших цветов. На воздухе цвета тускнеют, и может даже образоваться углеродная корка на деталях, прежде чем они попадут в воду с очень неутешительными результатами. Наконец, перед помещением деталей в тигель необходимо обсудить тему блокирования и упаковки.

Блокирование деталей перед цветной калкой.

 

Блокирование (собирание в блок — прим. переводчика) — это соединение пластин из мягкой стали с деталями оружия. Прикрепляя закаливаемые детали к стальным пластинам толщиной 4-5 мм, вы делаете две вещи: (1) дольше сохраняете тепло при закалке; это улучшает цвета по всей поверхности; и (2) это помогает предотвратить коробление более тонких частей, более уязвимых к критическому изменению температуры, вызванному процессом закалки. Я использую 4 мм сталь и просверливаю отверстия в каждой пластине. Я часто делаю пластины под определенную деталь или повторно использую старые. Я всегда блокирую боковые основания замков, основание цевья и, когда возможно, нижнюю личину. После завершения блокирования и упаковки деталей мы можем перейти к следующему шагу.

Упаковка деталей в тигле.

 

Пришло время вернуть детали в тигель. Не забывайте надевать новый комплект перчаток на этом этапе. Первое, что нам нужно сделать, это смешать древесный уголь. Я недавно использовал смеси древесного угля от Brownells, США. Они отправляют в Европу, но доставка может стоить столько же, сколько и сам уголь. Для нас, европейцев, это, увы, жизнь. В противном случае вы можете купить предварительно смешанный древесный уголь у Питера Дайсона в Соединенном Королевстве — смесь, которую я использовал с хорошим эффектом. В последнее время я рискнул увеличить процентное содержание разных типов древесного угля, чтобы увидеть, как это может повлиять на цвета. Если вы используете два отдельных угля, я предлагаю соотношение 70/30 в пользу костного угля, смешанного вручную с использованием чистого пластикового ведра. Носите маску: пыль определенно не будет полезна для легких. Убедитесь, что костный и древесный уголь тщательно перемешаны. Когда вы довольны смесью, используйте старую кружку для переноса из смесительного ведра в тигель. Я обычно кладу 2-3 кружки, прежде чем помещать какие-либо детали в тигель. Важно, чтобы ни один из стальных компонентов не касался внешней стороны тигля, потому что тепло может передаваться от любого предмета.

Когда в тигле будет готова подстилка из древесного угля, сначала поместите колодку так, чтобы передний её конец был обращен к верхней части тигля (чтобы он сначала попал в воду). Осторожно добавьте больше древесного угля и других частей (как показано на рисунке). Убедитесь, что никакие детали не касаются друг друга или стенок тигля. Упакуйте тигель до самого верха, чтобы под крышкой не было воздушного зазора. У меня на тигле скользящая крышка. Это позволяет перевернуть тигель вверх ногами до того, как он станет горячим, если это необходимо. Во время упаковки угля вместе с деталями постучите по внешней стороне тигля небольшим молотком, чтобы утрамбовать содержимое и уменьшить до минимума любое пространство.

После завершения упаковки тигля его можно поместить в печь для калки. Печь должна быть запрограммирована для подъема и удержания температуры. Если она поддерживает программу, которая используется в гончарном деле, вам необходимо убедиться, что эта функция отключена. Подъём и удержание — это настройка, которая вам нужна. Установите температуру печи на 723 градуса C. Как только будет достигнута желаемая температура, она должна удерживаться в течение 1 часа 45 минут или 2 часов. Установив настройки и поместив тигель в печь, вы можете начать цикл калки. Большинству печей потребуется час или два, чтобы достичь желаемой температуры. После этого отсчитываются ваши два часа времени ожидания.

Осталось два часа, и пришло время настроить закалочный бак. В резервуаре необходим постоянный воздушный поток, чтобы в воде было как можно больше воздуха. Воздух помогает с цветами и является важным шагом в процессе. Подсоедините компрессор к шлангу в баке и запустите его. Оставьте его включенным на два часа и перед тем, как выключить, перекройте воздух.

Когда осталось всего 30 минут работы печи, добавьте воды столько, сколько сможете. С таймером в нуле пришло время выполнить последний и самый важный шаг. В моём случае нужны два человека: первый вынимает тигель из печи и осторожно подходит к закалочному резервуару, помещая тигель на стальную площадку ёмкости. Как только это происходит, второй оператор открывает на тигле крышку, и все содержимое падает в холодную воду — со взрывным результатом! В качестве последнего напоминания: важно, чтобы между крышкой и водой в резервуаре не было воздушного зазора или был, но не более чем дюймовый. Любой воздух, попадающий на детали до того, как они попадут в воду, будет сильно влиять на цвета.

Последний шаг — проверка закаленных деталей с помощью простого теста. Это важно. Когда деталь слишком хрупкая, вероятность ее растрескивания или разрушения вполне реальна. Возьмите надфиль и с силой проведите его кромкой по всей длине обратной стороны задней части колодки. Он просто отскакивает от металла? Оставляет ромбовидный след? Если это первое, то вам нужно отпустить колодку и другие части, которые вы закалили. Поместите детали в использованный уголь (не нужно тратить новый уголь) и нагрейте печь до 470-530 градусов по Фаренгейту и поддерживайте температуру в течение 1 часа. Дайте деталям остыть в закрытой печи в течение ночи.

После извлечения деталей из контейнера снова проведите испытание и убедитесь, что металл позволяет врезать в него небольшую канавку. Если это так, то вы можете двигаться дальше.

Исследование цветной калки было единственным большим исследованием, которое мне пришлось предпринять. Это заняло месяц и время на создание «лабораторной» среды для оборудования с наибольшими затратами на печь с цифровым управлением. Важно, чтобы вы использовали цифровую печь, чтобы любое отклонение составляло около 1 ° C и не более.

Использование экранов при цветной калке.

 

Я протестировал несколько способов и добился хороших результатов. Затем я исследовал использование экранов, чтобы уголь оставался как можно дольше на закаливаемых деталях. Суть состоит в том, чтобы уголь не вымывался, когда вы опускаете содержимое тигля в воду. Отверстия по всей боковой поверхности позволяют воде заливать деталь, при этом упакованный угольный слой прижимается к ней. Экраны аккуратно прикреплены болтами к промежуточной конструкции, которая крепится к внутренней части бокового основания. Я попытался сделать её универсальной. Иногда бывает нужно добавить новое отверстие, так как не все колодки одинаковые. Таким образом, экран удерживает уголь близко к детали, которая, в свою очередь, при падении в резервуар с холодной водой высвобождает углерод настолько медленно, насколько это возможно; теория состоит в том, чтобы уголь как можно дольше соприкасался с металлом, пока он находится под водой.

Выводы удивительны. Разница между калкой с использованием экрана и без не была значительной, но, возможно, получались более стабильные результаты в течение определенного времени. Было тяжело собрать приспособление, но, тем не менее, это стоящее упражнение. В заключение скажу, что оно было интересным, но заставило меня задуматься, стоит ли продолжать, учитывая тот факт, что я могу достичь тех же результатов без экранирования. Зачем вводить сложность в систему, которая работает. Я получил удовольствие от решения инженерных задач, а также заработал определённый опыт и навыки.

 

Цветная калка. Часть II.

(Продолжение. Начало здесь)

Ружьё 20 кал. A.A. Brown & Sons. 2002 г.

 

БРИТАНСКАЯ ЦВЕТНАЯ КАЛКА.

Из книги «Gun Craft» Вика Вентерса (Vic Venters). Перевёл shotguncollector (с).

При использовании ссылка на http://www.shotguncollector.com обязательна

 

Поверхностную закалку иногда называют «черным искусством». Это не так.

Поверхностная закалка — это научный, если не высокотехнологичный процесс, который практикуется на протяжении многих веков. Это метод придания низкоуглеродистой стали твердой стеклянной поверхности для предотвращения износа и коррозии, а также сохранения пластичной сердцевины металла, которая обеспечивает прочность и способность поглощать удары и напряжения.

Исторически это было достигнуто путем обкладки стали карбюризатором — костной мукой животного происхождения, древесным углём, кожей, рогом или другим высокоуглеродистым материалом, а затем нагреванием до необходимой температуры, чтобы углерод перешел в металл, и при охлаждении в жидкости, обычно в воде или масле, произошла закалка поверхностного слоя. Хотя существует множество формул карбюризатора и термической обработки (в зависимости от применения закаливаемого объекта), все они следуют проверенным металлургическим принципам.

Где черное искусство и алхимия действительно проникают в науку о металлургии, так это в ремесле цветной калки оружия. Естественно, есть сходство между упрочнением корпуса для промышленного применения и для огнестрельного оружия — процессы должны всегда гарантировать, что конечные продукты долговечны и износостойки, но есть и критические различия. Деформация металла, вызванная высокой температурой, которая могла бы быть приемлемой в некоторых более крупных промышленных изделиях, была бы более нежелательной в механизме высококлассного ружья, чем в швейцарских часах. А термин «цветная калка» подчеркивает существенное отличие процесса от промышленного поверхностного упрочнения: в первом случае получение драгоценных цветов, радующих глаз, является единственной целью при надлежащем упрочнении.

Набор навыков, необходимых для упрочнения деталей оружия при одновременной демонстрации привлекательных цветов с минимальной деформацией металла, был достаточно сложным, чтобы сделать большинство мастеров, умеющих калить, очень скрытными в своих методах — настолько скрытными, что они предпочитают сохранять атмосферу тайны, даже магии, особенно в Британии. Автор Рич Грозик в своей книге «Game Gun» пишет: «… по сей день английская калка вызывает образы оккультных ритуалов, булькающих котлов и загадочных формул, применяемых к оружейной стали за закрытыми дверями». Грозик повторяет слухи о том, что старые практики использовали человеческие кости и мочу, чтобы добиться необычайно ярких красок.

В плане этой секретности мало что можно сказать о колдовстве или о чём-то похуже на британской оружейной фабрике А.А. Brown & Sons, где я поcетил владельца Робина Брауна в ноябре 2008 года, чтобы обсудить технологию цветной калки.

Робин, которому сейчас 63 года, из четвёртого поколения Браунов, выпускавших оружие в окрестностях Бирмингема, практикует цветную калку в течение полувека. Браун — один из немногих английских оружейников, которые не только производят свои собственные ружья, но и закаливают их своими силами. (Большинство британских оружейников сегодня пользуются коммерческими услугами специалиста по цветной калке Ричарда Сент-Леджера на Прайс-стрит в остатках старого оружейного квартала Бирмингема)

Робин — старый друг, и за почти 20 лет, которые я знал его, он неизменно щедро делился своими знаниями как один из лучших оружейных мастеров Англии, в том числе раскрывал свои традиционные методы цветной калки. «Я начинал в эпоху, когда вы приходили в мастерскую мастера, а он бросал ткань на тиски, чтобы вы не могли видеть, над чем он работал», — вспоминал Робин, когда мы сидели на маленькой фабрике Брауна в Альвечерче на юге от Бирмингема. «Мне никогда не нравилась такая секретность. Я думаю, что грустно видеть, как теряются навыки, выработанные в течение нескольких поколений».

В эпоху после Второй мировой войны в бирмингемском оружейном деле было два основных производителя цветной калки: Билли Вудвард и Century Polishing & Hardening Co. Оба занимались полировкой и закалкой, полировка деталей была последним шагом перед гравировкой оружия до закалки. Вудвард выучил известного Рэя Сент-Леджера, отца вышеупомянутого Ричарда. Робин Браун, с другой стороны, обучался у Теда Стокса, пожилого мастера, который большую часть своей карьеры провёл в Century Polishing. «Теду, вероятно, было за шестьдесят, когда закончилось столетие, а бирмингемское оружейное дело пришло в упадок», — вспоминает Браун. «Мы наняли его для полировки и калки деталей для нас на два дня в неделю».

В отличие от большей части британских оружейников, А.А. Brown & Sons расширялись, когда Робин присоединился к фирме в 1961 году в качестве 15-летнего ученика. Под руководством дяди Робина, Альберта, и отца, Сидни, благодаря воле и мастерству, Брауны придерживались стратегии роста, заключающейся в том, чтобы как можно больше процессов при изготовлении оружия свести под одну крышу, яркими примерами этого является изготовление замков и калка. К началу 60-х годов Браун стал одним из самых значительных оружейников Бирмингема в послевоенные годы, он нанял девять мастеров, занятых полный рабочий день, производя от 200 до 250 ружей в год, причем многие из них для таких компаний, как Holland & Holland, Churchill`s и Westley Richards. Несмотря на то, что Робин обучался на ложейника, Стокс взял его под свое крыло. К концу 60-х Робин работал только с калкой Стокса.

Традиционная цветная калка состоит из четырех основных этапов: подготовка костной муки, размещение закаливаемых деталей в ёмкости для карбюризации, тепловой цикл и закалка. «Сначала Тед научил меня готовить костную муку», — объяснил Робин. «Она не была готова к использованию, когда вы её купили; сначала нужно было её подготовить». Выдержка означала нагревание в печи до температуры около 500°C для сжигания избыточного жира и других загрязняющих веществ, которые присутствуют обязательно. Во время разогрева Робина учили непрерывно разгребать муку, следя за тем, чтобы жир сжигался, а также не было горения, что могло бы привести к обесцвечиванию материала. Он помнит запах — «запах скотобойни», но подчеркивает важность процесса. Если во время остывания в муке остался жир или что-то ещё, то это вызовет уродливое отслаивание на поверхности.

«Всякий раз, когда мы получали свежую порцию муки, мы сначала экспериментировали с появлением цвета на образцах металла, чтобы получить те результаты, которые мы хотим. Мы не знали, откуда мука, и какие примеси в ней можно найти».

«Уровень отслаивания, который мы увидели в этих экспериментах, говорил нам, сколько муки нужно приготовить перед тем, как калить детали оружия. Качество муки тогда было непредсказуемым и было самой серой областью всего процесса».

Всё изменилось в лучшую сторону, так как в наши дни Робин может получать тот же самый костный уголь, который используют шотландские винокурни для фильтрации виски. «В нем гораздо меньше жира», — говорит Робин. «Следовательно, подготовка теперь стала проще и быстрее».

В отличие от некоторых американских рецептов цветной калки, которые требуют дополнительных науглероживающих компонентов, таких как древесный и кожаный уголь, в рецептуре Стокса использовался только костный уголь. «Чистая костная мука, просто кость животного», — сказал Браун. «Боюсь, ничего экзотического не было добавлено — ни волшебного порошка, ни старых туфель, ни человеческих костей». А моча? «Конечно, нет. У нас всегда были хорошие результаты только с костью животного».

Цветная калка является одним из последних этапов изготовления оружия — на данный момент механика ружья работоспособна, а само оно отгравировано. Компоненты, традиционно закаливаемые, — это колодка (или рама), различные штифты (винты), спусковая скоба, спусковые крючки, основание цевья и декоративная фурнитура, а в случае сайдлоков — боковые основания и детали замка. Некоторые английские производители оружия использовали более высокоуглеродистую сталь для основания цевья, что устраняет необходимость в упрочнении, но Браун обычно использовал ту же самую мягкую (или низкоуглеродистую) сталь для своих цевий, что и для своих колодок, и, следовательно, они также упрочнялись.

После того, как ружьё разобрано, детали должны быть полностью обезжирены. «Чистота — это ВСЁ для цветной калки», — говорит Робин. «Даже масло на кончиках ваших пальцев, оставленное на металле, может вызвать отслаивание, если его не удалить перед закалкой».

«В те дни мы с Тедом варили детали в газированной воде, чтобы удалить следы жира, а затем снова промывали их чистой кипящей водой, чтобы избавиться от следов соды».

Затем следовал процесс «упаковки горшков» — осторожного размещения деталей в слоях готовой костной муки в «горшках», которые в то время представляли собой прямоугольные чугунные коробки со свободно прилегающими крышками. Было два размера: для одного ружья или пары.

Стокс учил Робина не только тому, как правильное расположение деталей влияет на правильное поглощение углерода и последующую закалку, но также и тому, как конкретные меры могут минимизировать деформации и влиять на окраску. «Вы не просто перемешиваете детали», — говорит Робин.

Например, механизм всегда помещался в центр, окруженный максимальным количеством карбюризатора, но для стимулирования дополнительного науглероживания его также помещали и в верхнюю часть коробки. «Верхняя часть «кастрюли» всегда горячее, чем нижняя, поэтому нужно укладывать детали таким образом, чтобы каждая получала правильную температуру». Никаким основным деталям не позволяли соприкасаться друг с другом, хотя Стокс иногда привязывал стальные блоки специальной формы к задней части боковых и триггерных оснований для усиления цвета, особенно синего. «Чем медленнее деталь охлаждается, тем больше она будет синего цвета, — говорит Робин, — так что подкладка блоков к деталям дала им большую толщину, что помогло сохранить тепло».

Температура и время нагревания, а также природа науглероживающего материала определяют глубину проникновения углерода в мягкую сталь и, следовательно, твердость поверхности после закалки. Более высокие температуры и более длительное время нагрева делают металл прочнее, но также увеличивают риск деформации детали и превращения её в слишком хрупкую. Традиционная цветная калка всегда была балансом между эстетикой и достижением правильной твердости.

Нагретый металл светится разными цветами в зависимости от его температуры; Стокс научился этому в первые десятилетия 20-го века, когда многие практики оружейного дела были все еще больше похожи на средневековое кузнечное ремесло, чем на научные процессы зрелой индустриальной эпохи. Поэтому поиск баланса был более сложным.

«Тед научился калке до того, как стали использоваться газовые печи, и до того, как появились какие-либо средства для точного измерения температуры», — сказал Робин. «Он калит, положив горшок в огонь. Контроль температуры осуществлялся исключительно на глаз, по цвету горшка. Он должен двигать горшок вокруг огня, чтобы поддерживать его оптимальную температуру. Дневной свет будет иметь значение для того, как горшок будет выглядеть, как он светится. В пасмурный день ему придется приспосабливаться к тому, как он должен выглядеть в яркий день».

Тогда навыки этих людей были беспрецендентными. Большинство ружей, которые они подвергли цветной калке, получилось идеально, но я помню истории с случайными ошибками. Во время, когда Стокс учил Робина в 60-х годах, Браун находился в заводском комплексе Вестли Ричардс в Борнбруке и имел доступ к газовым печам, оборудованным пирометром Уэстли, что делало контроль температуры более простым и точным, чем наблюдение за открытым огнем. Хотя газовые печи в Вестли Ричардс в те дни имели автоматические настройки температуры, им не хватало реальной точности. «Мы установили их на желаемую температуру, — сказал Робин, — но на самом деле диапазон смещался вверх и вниз в обе стороны от наших настроек. Я обнаружил, что высокие пики вызывают больше деформаций».

Тщательная упаковка деталей, как отмечалось ранее, помогла минимизировать эти опасности, но с тех пор опыт научил Робина, что точный контроль температуры одинаково важен для качественных результатов.

Робин проводил меня до машинного зала, где находится печь Брауна — муфельная печь, работающая на природном газе, изготовленная по заказу в 1974 году. Сегодня Робин отказывается от автоуправления; вместо этого он вручную устанавливает определенную температуру — от 750 ° C до 775 ° C, в зависимости от характеристик костного угля в руках — и тщательно следит за пирометром, чтобы обеспечить «абсолютно стабильные» температуры. «Вы не можете уйти, заварить чайник и забыть об этом», — говорит он.

Цикл нагрева длится около трех часов с момента, когда Робин помещает горшок в предварительно нагретую печь до времени, когда он удаляет его. В течение последних 20 минут Робин понижает температуру на 10 ° C. «Я обнаружил, что это уменьшает деформации», сказал он. Перед тем как опрокинуть содержимое в закалку, Робин оставляет горшок за пределами печи еще на две минуты. «Стабильность температуры костной муки, кажется, «связывает» вместе закаливаемые части и костную муку во время падения из горшка в воду», — пояснил Робин. «Таким образом, результат кажется менее взрывным и более предсказуемым».

Если твердость частей оружия и их долговечность — есть производная от температуры, то цветная калка помогает красоте оружия. Цвета колодки, состоящие в основном из оксида железа, образуются как химическая реакция при быстром охлаждении, когда раскаленный металл и окружающая костная мука взаимодействуют в воде. Предотвращение «вспыхивания» деталей, то есть контакта с открытым воздухом во время их падения из емкости в жидкость, было (и остается) критическим. «Вспыхнувшая» деталь будет твердой, но также серой и лишенной из-за окисления желаемых цветов .

Хороший «опыт» был ключом к предотвращению этого. «Техника опрокидывания была частично черным искусством», — сказал Робин. «Вы должны были опрокинуть таким образом, чтобы все осталось в конверте из костяного угля, когда он попадал в воду».

Робин продемонстрировал это практически: используя длинные щипцы, чтобы поднять горшок из фабричной печи, он пошёл туда, где стояла бы ванна с водой, если бы это была настоящая операция. Своей железной рукой он ухватился за нижнюю сторону щипцов, а вторая рука прижалась сверху, он быстрым ловким движением перевернул горшок вверх дном, а затем быстро отбросил назад, как ошпаренный краб. «Это будет мини-взрыв горячей костной муки с искрами, летящими вокруг, и оглушительный свист пара со сгоревшей костной мукой», — сказал Робин. «В соответствии с современными правилами безопасности, если бы вы подвергли работника этому процессу сегодня, вы должны были бы одеть его так, как если бы он входил в вулкан».

«Мы никогда этого не делали, — добавил Робин, — и у меня все еще есть один или два шрама, чтобы доказать это».

Время от времени вы будете видеть дискуссии о том, как некоторые практики добавляют ингредиенты — секретные или иные — к охлаждающей воде чтобы оживить цвета, или рекомендации по удержанию воды при определенной оптимальной температуре. Подход Робина решительно элементарен: «Мы просто используем прохладную воду, свежую из крана».

Стандартная процедура рекомендует насыщать водой кислородом для улучшения цвета, процедура же Робина следующая. «Мы используем шланг для создания турбулентности, которая увеличивает содержание кислорода», — сказал он. «Но я лично не думаю, что у вас должны быть пузырьки воздуха, плавающие в воде во время закалки. Я думаю, что существует повышенный риск того, что вы получите цвета, которые просто не выглядят «правильно» на традиционный английском оружии — слишком много ярких гвоздик и апельсинов».

В трех четвертях от края ванны сито улавливает детали, когда они утонули в воде и охладились, а оставшийся уголь осел на дно.

«Затем мы вытаскиваем детали и с интересом осмотрим на них, — говорит Робин, — задыхаясь, если цвета получились особенно хорошими, и ругаясь, если нет…»

Затем детали помещают обратно в горячий горшок чтобы высушить, и после этого их быстро лакируют и смазавыют, чтобы противостоять коррозии. Затем они поступают к финишеру для правки в случае деформации, повторной сборки и окончательной регулировки.

Хотя Робин изменил, даже модернизировал, многие из методов, которые он изучил у Стокса, он вспоминает своего наставника с большой любовью. «Тед был очень добрым человеком», — говорит Робин. «Его цветная калка была искусством и настоящим ремеслом, и он передал все это мне в то время, когда многие люди в нашем деле ценились за свои знания, но не хотели делиться своими навыками».

«Как и большинство из них, Тед не заработал много денег. Всё, что он заработал, он выпил. Похоже, это была его жизнь в последние годы: его жена умерла, но у него все еще была собака, которую он любил. Он не стремился ни к чему, кроме чтобы прийти на нашу фабрику и пообщаться с мастерами, сделать свою работу, а затем пойти выпить пару кружек с друзьями после работы. Однажды он шел по ступенькам местного паба и просто упал замертво, а его маленькая собачка была рядом с ним».

«И это, — сказал Браун, умолкая, — был конец Теда Стокса…» Жизнь — мимолетная вещь, и кто-то живёт, как Тед Стокс, кажется, мрачно, какие-то наносекунды по сравнению с бесконечностью времени. Тем не менее, великое оружейное мастерство вечно. В тысячах ружей, которые он закалил, и в методах, которые он передал, наследие Теда Стокса будет жить дальше.

Цветная калка. Часть I.

 

Процесс поверхностного упрочнения изделий из железа путём насыщения поверхностного слоя углеродом описан преподобным Теофилом в трактате XII века. Если выполнять эту процедуру, соблюдая определённые правила, то на поверхности закаливаемой детали появляется плёнка с интересной цветовой палитрой, которая ценится производителями оружия. Эта плёнка весьма неустойчива к механическому воздействию; её сложно сохранить. Вопрос восстановления цветной калки на старых ружьях давно волнует оружейников, но очень редко у кого получается сделать это с хорошим результатом, а тех, у кого эти результаты стабильны, вообще можно пересчитать на пальцах одной руки. В нашей стране секреты и нюансы технологии цветной калки полностью утрачены, их реставрация является уделом нескольких энтузиастов. Для них, а также для коллекционеров и интересующихся любителей охотничьего оружия я выкладываю все материалы, имеющиеся у меня на этот счёт.

Цветная калка на огнестрельном оружии.

«THE DOUBLE GUN JOURNAL» (1996, issue 4)

Oscar L. Gaddy. (Перевёл Ярослав Иванов)

Часть I

Коллекционеров и экспертов по оценке художественного оружия, в особенности двуствольных ружей и штуцеров, при осмотре ружей высокого качества в оригинальном или близком к оригинальному состоянии, всегда интересует, сколько сохранилось цветной калки. Несомненно, процент оставшейся цветной калки является главным критерием определения уровня оригинального состояния оружия. Я, конечно, имею в виду цветную калку, полученную исключительно в среде древесного угля и кости, использовавшуюся мастерами 19-го — начала 20-го веков и небольшим количеством приверженцев пуризма сегодня, а не современный процесс цианирования, который стали применять в нашем столетии.

К сожалению, было издано очень мало практических материалов о цветной калке с использованием древесного угля и кости, так как большинство мастеров, владеющих этим искусством, бдительно охраняют свои коммерческие тайны.

Таким образом, цветная калка окружена множеством тайн, мифов, легенд и, в некоторых случаях, дезинформацией. Большая часть того, что было представлено на широкое обозрение, содержит как раз те мифы, которые раздувались десятилетиями. Эти материалы содержат сказки об использовании профессионалами цветной калки специальных ингредиентов, таких, как обугленная кожа, рог и другие органические материалы, или человеческих костей для получения особенных оттенков. Также говорится о том, что используются определенные добавки в охлаждающую жидкость для усиления цвета. Вопрос о практическом использовании этой информации остается открытым.

Факт, что при использовании костного и древесного угля, а также угля из твердых пород дерева в качестве карбюризатора и обыкновенной водопроводной воды в качестве охладителя, все оттенки палитры оригинальной цветной калки 19-го — начала 20-го веков могут быть повторены. Искусство цветной калки живо и используется сегодня некоторыми мастерами в Европе, по-прежнему использующими карбюризацию в костном угле для окончательной отделки некоторых ружей и револьверов. Можно добавить, что небольшое количество мастеров, которые занимаются реставрационными работами, используют этот процесс для воспрозведения прежней цветной калки.

 

Назначение этой статьи — попытаться развеять некоторые мифы о цветной калке путем отчета об экспериментах автора, учившегося этому несколько лет методом проб и ошибок. Во главу этого исследования было поставлено изучение научных принципов, лежащих в основе возникновения цветной калки, и создания методики восстановления цветной калки высококачественных двустволок и другого оружия. При использовании этих методов могут быть получены цветовые оттенки, текстура и палитры цветов, очень близкие к оригиналу. Описание экспериментов автора, возможно, поможет другим избежать его ошибок при выполнении цветной калки.

Процесс поверхностного отверждения стали (цементация), сам по себе, известен около тысячи лет. Предположительно, он возник в Китае в восьмом веке нашей эры. Описание процесса цементации, сохранившееся в бенедиктинском монастыре, относится ко второй части девятого века. Следовательно, цементация использовалась при изготовлении оружия и доспехов в раннем средневековье. С индустриальной революцией цементация стала очень важна при производстве инструмента и оборудования. В начале нашего века цементация стальных частей стала широко распространенным процессом, используемым в промышленности. Сейчас, при наличии современных легированных сталей, цементация стала не столь важна.

Цементация включает в себя процесс, называемый карбюризацией, при котором возникает тонкий слой высокоуглеродистой стали на поверхности изделия из мягкой стали. Если карбюризованное изделие нагреть до высокой температуры (около 720 градусов Цельсия) и быстро охладить, погрузив в холодную воду, то наружный слой высокоуглеродистой стали становится очень твердым, с высокой коррозионной устойчивостью.

Карбюризация может проводиться множеством способов. Один способ, наиболее старый, заключается в помещении предмета из мягкой низкоуглеродистой стали в закрытый, без доступа воздуха, контейнер с карбюризатором, состоящим из смеси костного и древесного угля. При повышенной температуре карбюризатор выделяет, в основном, угарный газ и небольшое количество углекислого газа. При высоких температурах угарный газ вступает в химическую реакцию с железом поверхности с получением карбида железа, который проникает на небольшую глубину в изделие. Чистый углерод и древесный уголь не эффективны в качестве карбюризатора, так как выделяют очень небольшое количество угарного газа при повышении температуры в закрытом контейнере. Другие вещества, обычно называемые катализаторами, добавляются в древесный уголь для облегчения образования угарного газа. Это является основной функцией костного угля в карбюризующей смеси.

Повышение температуры и увеличение времени карбюризации при повышенной температуре увеличивает толщину науглероженного слоя. Как это ни странно, при более низкой температуре, получается более насыщенный углеродом поверхностный слой, хотя, соответственно, более тонкий. Этот феномен имеет большое значение при выполнении цветной калки, так как в большинстве случаев требуется очень тонкий карбюризованный слой, особенно если для изготовления деталей используется качественная низкоуглеродистая кованая сталь. Другие органические материалы также могут быть использованы для карбюризации, как и смеси органических веществ и солей металлов в качестве катализатора, что и используется в готовых карбюризаторах сейчас. В большинстве операций коммерческой цементации карбюризация и закалка являются отдельными операциями для сохранения карбюризатора. Карбюризация и закалка одновременно могут происходить только при выгрузке в закалочную ванну изделия и карбюризатора. Это обычная процедура для мелких деталей и, вероятно, так и была открыта цветная калка. Когда небольшие детали подвергались карбюризации с костным и древесным углем и закаливались в воде этим способом, они часто, но не всегда, имели интересные цвета и цветовые палитры. Эти цветные области от соломенного до коричневого, темно и светло-синего, белого и оттенков красного отличались от цветов побежалости, которые возникают на полированной и нагретой от 400 до 600 градусов Фаренгейта стали.

Прежде оружейники, несомненно, знали и использовали цементацию при производстве оружия. Действительно, искрообразование и надежность, в целом, в кремневом замке зависят от того, насколько твердо закалена поверхность огнива и другие детали. Углеродистая сталь имелась только в небольшом количестве и шла на изготовление пружин и небольших ответственных деталей. Высокая цена этого материала препятствовала использованию его для изготовления крупных деталей. Твердые и устойчивые стальные сплавы, которые используются сейчас, не были доступны до 20-х годов этого столетия. Умеренная цена мягкой стали, твердость, наряду с хорошей коррозионной устойчивостью, обеспечивала цементированная сталь, как наиболее практичная для использования в большинстве деталей старого оружия, за исключением стволов.

Неизвестно точно, когда цветная калка была открыта и когда впервые была применена в изготовлении огнестрельного оружия. Предполагается, что цветная калка не была популярна до начала 19-го века.

Если деталь из полированной стали нагревать в закрытом контейнере в смеси из древесного и костного угля и потом вывалить содержимое в закалочную ванну, то возникновение или отсутствие цветов зависит от нескольких факторов. Если воздух входит в контакт с горячей сталью до погружения в воду, получится уродливая чешуя окалины на поверхности. Это происходит, если содержимое контейнера высыпается со слишком большой высоты от поверхности воды и защитная оболочка угарного газа и других газов улетучивается и, таким образом, происходит быстрое неконтролируемое окисление. Если содержимое высыпается вплотную к поверхности воды, окраска стали происходит случайно и неравномерно. После нескольких опытов было установлено, что неравномерная окраска происходит от того, что карбюризационная смесь не сразу смывалась водой в закалочной ванне. Эти опыты показывают, что цвета возникают в процессе закалки и только на тех участках стали, где остатки карбюризатора находятся в сравнительно близком контакте с поверхностью стали. В течение закалки вода в закалочной ванне, контактируя с горячей сталью, нагревается, испаряется и взаимодействует с фосфатом кальция, который является основным компонентом костного угля. Фосфат кальция вступает в химическую реакцию с растворенным в воде кислородом, образуя окрашенный слой на стали.

 

Для исследования окрашенных слоев, которые возникают при этом процессе, несколько небольших образцов мягкой холоднокатанной стали были подвергнутые первичному отжигу и полировке и затем цветной калке при различных условиях. Эти образцы были подвергнуты спектроскопическому исследованию для выявления атомов элементов, присутствующих в цветных слоях. Топография и морфология слоев была исследована только при помощи электронного микроскопа. Эти образцы были подвергнуты цветной калке с различными смесями: от 100% костного угля до 10% костного угля + 90% древесного. Для сопоставления были подготовлены образцы с цветами побежалости при помощи кислородной горелки. Результаты исследования образцов показали, что высокий процент атомов элементов тонкой пленки, которую составляет цветная калка, это железо и кислород, показывающие, что эти слои состоят в основном из окиси железа. Кальций и фосфор составляют не более 1%. Это не было большой неожиданностью, так как костный уголь содержит около 80% фосфата кальция, который легко растворяется в горячей воде, нагревающейся около закаливаемой детали. Оксид железа, конечно, то же самое вещество, что присутствует и в цветах побежалости.

 

Самым неожиданным и интересным оказалось исследование образцов под микроскопом при увеличении от 3000 до 5000 крат. Образец с цветами побежалости (фотография слева) был покрыт относительно однородным тонким слоем оксида, который повторял микроскопические контуры стальной поверхности, получившиеся при пролировке с время от времени возникающими открытыми участками, на которых слой оксида отслоился. Образцы с цветной калкой (фотография справа) имели поверхностные слои с ярко выраженными особенностями структуры. Эти образцы показывали довольно толстые слои, состоящие из множества гранул различной формы. Эти гранулы состояли, преимущественно, из оксида железа и размер частиц составлял от 0,5 до 20 мкм. Более высокая концентрация костного угля в составе карбюризатора приводила к увеличению размеров гранул.

Эти исследования дали какой-то ключ к раскрытию характера образования цветной калки. Цвета побежалости возникают как оптический эффект, связанный с отражением и интерференцией на тонкой оксидной пленке, как спектральные тона, сходные с оттенками разводов нефти на поверхности воды. Тонкая пленка, в этом случае, является сплошным, тонким слоем оксида железа на поверхности полированной стали. Оттенки изменяются при изменении угла зрения относительно поверхности.

При цветной калке оттенки не изменяются при изменении угла зрения, за исключением тех случаев, когда цветная калка произведена при малом проценте костного угля в карбюризаторе. Эти цвета так же возникают, преимущественно, как результат отражения и интерференции на тонкой пленке оксида железа, непосредственно покрывающего стальную поверхность. Слои состоящие из гранул оксида железа влияют на свойства наблюдаемых цветов. Отражения света от внутренних и внешних граней этих гранул и от поверхности стали создавают интерференцию и изменяет цвет отраженного света. Крупинки, вероятно, действуют как линзы и призмы, которые разлагают отраженный свет на составляющие вне зависимости от угла зрения. Возможно, что малые количества кальция и фосфора, входящие в состав гранул, могли также окрашивать их. Большие частицы, которые возникают при высоком проценте костного угля в смеси, объясняют также матовую поверхность после цветной калки.

В результате химических реакций, которые происходят на поверхности стали во время закалки, возникают гранулы оксида железа неправильной формы, что есть основная причина появления различных оттенков цветной калки. В этих реакциях участвует фосфат кальция как основной компонент костного угля. Это, конечно, причина того, что настоящие оттенки цветной калки возникают только тогда, когда костный уголь остается в сравнительно близком контакте со стальной поверхностью в процессе закалки. Опыты, в которых пытались получить цветную калку при использовании только древесного угля, закончились неудачей. Очень слабые и невыразительные цвета при этом способе, вероятно, возникают при окислении стальной поверхности кислородом, растворенным в закалочной воде.

Прибавление небольшого количества костного угля к древесному создает условия для возникновения цветной калки. Это также важный признак того, что использование только древесного угля как карбюризатора и использованной до того при закалке с костным углем воды, в которой растворен фосфат кальция, приводит к получению правильной цветной калки, хотя не очень красивой. Цвета, возникающие при небольшом проценте костного угля, очень слабые, не матовые, и зависят от угла зрения. Этот результат почти одинаков с цветами побежалости.

Химический процесс, в результате которого возникает цветная калка, точно неизвестен. Верно то, что горячая вода и пар, возникающие при контакте с поверхностью нагретой стали, могут взаимодействовать и растворять фосфат кальция из костного угля, который остается в относительной близости к поверхности стали. Кислород, растворенный в воде, может также играть свою роль в этой реакции. Один очень вероятный ход реакции — это образование фосфида железа, когда ионы фосфора присутствуют в растворе фосфата кальция и входят в контакт с поверхностью горячей стали. Фосфид железа реагирует непосредственно с водой с формированием оксидов железа, нерастворимых в воде, которые оседают на поверхности железа в виде гранул. При этой реакции образуется фосфиновый газ в небольшом количестве, который очень быстро разлагается в воде на другие химические компоненты. Это превращение очень удачно, так как этот газ крайне токсичен и, в качестве предосторожности, при процессе закалки всегда должна быть хорошая вентиляция.

Также были проведены эксперименты на маленьких стальных образцах с чистым трикальция фосфатом в виде порошка, заменившего костный уголь в карбюризаторе и растворенного в воде. В результате обоих опытов получилась качественная цветная калка. Эти результаты добавили дополнительную ясность в понимание химического процесса, происходящего при цветной калке. Это также показывает то, что степень охлаждения при закалке и эффект гранулированной структуры в костном и древесном угле в охлаждении играют решающую роль в возникновении цветной калки.

Интересны для рассмотрения механические свойства стали с цветной калкой. Изучение двустволок, имевших оригинальную цветную калку, показало, что все твердые стальные поверхности не режутся напильником из-за своей твердости, напильник скользит. Стандартная проверка твердости по Роквеллу показала высокую твердость, но только на поверхностной части металла. Сходные результаты были получены при исследовании образцов, полученных в наших опытах. Только образцы, полученные при содержании костного угля более 50% имеют твердость большую, чем современная холоднокатанная сталь. Образцы, выполненные при 100% содержанием костного угля и 2-х часах карбюризации при 715 град. Цельсия и закаленные в поперечном сечении, были исследованы под металлургическим микроскопом. Поверхностный отвержденный слой был толщиной 0,05 мм и находился в фазе мартенсита. Так как большая часть костного угля идет на образование угарного газа и, таким образом, влияет на количество углерода, внедрившегося в сталь, более тонкий слой поверхностного отверждения получается при меньшем проценте костного угля в смеси при одинаковых условиях нагрева и закалки.

Эти результаты показывают, что большинство деталей ранних ружей с цветной калкой были, вероятно, очень поверхностно отверждены при сравнительно низком проценте костного угля и, возможно, карбюризация происходила при температуре ниже необходимой. Эксперименты показывают, что для того, чтобы получить оттенки цветной калки максимально близкие к старинным, необходимо перед закалкой охладить контейнер на 100 град. Цельсия. Несмотря на то, что при этом не возникает оптимальной цементации, прочный высокоуглеродистый слой приобретает твердость напильника и очень привлекательные цвета. Красота оттенков, в значительной степени, предпочтительнее, чем достижение оптимальной твердости.

В результате проведенных опытов было установлено, что на получение цветной калки влияют следующие факторы:

  • наличие в карбюризаторе костного угля,
  • температура закалки,
  • высота от поверхности воды при вываливании содержимого контейнера в закалочную ванну,
  • температура и содержание кислорода в закалочной ванне,
  • скорость смывания карбюризатора с поверхности изделия водой в закалочной ванне.

Температура и продолжительность карбюризации влияют только на механические свойства поверхности изделия.

Цветная калка на огнестрельном оружии.

«THE DOUBLE GUN JOURNAL» (1997, issue 1)

Oscar L. Gaddy. (Перевёл Сергей Чернышов)

Часть II.

 

Важным фактором в снятии цветной калки со старого огнестрельного оружия является специальная предварительная обработка частей этого оружия — они должны быть отпущены. Хотя все цвета оригинальной финишной обработки уходят (или должны уйти прежде, чем будет предпринята новая финишная обработка), тонкий слой высокоуглеродистой стали — настоящее стекло на поверхности этих частей. Кроме того, оригинальная закалка и любая последующая «тесная подгонка» почти всегда приводят к напряжениям в стали. Отпуск, не уменьшая эти напряжения, может привести к серьезному короблению и неправильной подгонке после того, как части оружия отпущены. Кроме того, части должны специально полироваться, а иногда гравировка должна быть снесена прежде, чем произойдет повторная полировка. Полировка цементированной стальной поверхности трудна и поверхностная волнистая текстура может иметь небольшие расхождения твердости разных областей. Восстанавливать или исправлять гравировку, особенно английскую, на цементированной стальной поверхности тоже трудно. Все эти проблемы могут быть облегчены первым отжигом всех цементированных частей оружия. Надлежащий отжиг уменьшает упомянутые выше напряжения, так же как и распространение углерода глубже в металл и преобразовывает высокоуглеродистую сталь в более мягкий и легко обрабатываемый материал.

Отжиг стали требует нагревания частей оружия до высокой критической температуры, удержания этой температуры определенное время и затем очень медленного охлаждение этих частей до комнатной температуры. Для частей оружия это нагревание никогда не должно делаться на воздухе, поскольку результатом был бы сильный слой окалины накапливающейся на поверхностях. Процесс отжига, используемый автором, подразумевает помещение частей оружия в цилиндрический контейнер из нержавеющей стали, заполнение контейнера гранулированным древесным углем приблизительно 36 размера. Подогнанная, но не сильно прилегающая крышка из нержавеющей стали накрывает контейнер, который помещается в печь отжига. Контейнер и его содержимое нагреваются до температуры 825 градусов Цельсия и держатся при этой температуре в течение одного часа. После этого печь выключают, и контейнеру позволяют остыть настолько медленно насколько это возможно с закрытой крышкой в печи, обычно несколько часов. Если используется предварительно ненагретый древесный уголь, летучие углеводороды выделяются из древесного угля до тех пор, пока контейнер не достигает температуры тускло-красного цвета, а при еще более высоких температурах эти летучие газы начинают гореть и вырываются из контейнера отжига. После того, как контейнер достигает температуры отжига, все летучие газы уже удалены, а атмосфера в контейнере отжига состоит главным образом из смеси водорода и углекислого газа, которые устраняют любое окисление и предотвращают образование окалины. Фактически это — искусственная атмосфера, которая химически преобразовывает любую окись железа (ржавчину) на частях оружия в элементное железо.

Другой метод отжига, который может использоваться, подразумевает обертывание и запечатывание частей оружия в фольгу из нержавеющей стали и затем нагревание, как описано выше. Древесный уголь, предварительно раскалённый до определенной температуры, имеет много превосходных свойств по сравнению с ненагретым древесным углем при смешивании с костным углем, как фактором цементации для получения цветной калки. Таким образом, метод отжига использующий древесный уголь удовлетворяет трем целям: отжиг частей, удаление любой ржавчины химическим уменьшением окисей и обеспечение предварительно разогретым древесным углем свободных летучих углеводородов для процесса цветной калки.

После того, как печь и контейнер отжига охладились до комнатной температуры, древесный уголь и части оружия вынимают. Древесный уголь надо хранить в воздухонепроницаемом контейнере, чтобы предотвратить поглощение паров воды и использовать в будущем. Отожженные части покрыты очень тонким легким серым порошкообразным веществом, которое легко стряхивается. Это части — теперь совершенно мягкие как девственная мягкая сталь и могут быть легко отполированы вручную и повторно гравированы по мере необходимости. Древесный уголь, который использовался, получен от Berger Brothers, Inc. Chicago, Illinois, и может быть заказан различных размеров. Костный уголь, используемый при цветной калке, получен от Ebonex Corp., Melvindale, Michigan, он также доступен в гранулах различного размера. Сейчас автор использует костный уголь 10×28 размера, однако, несколько лет назад он использовал прекрасный костный уголь 90 размера вместе с древесным углем 80 размера. Твердый сорт древесного угля используют, чтобы улучшить и обеспечить лучший контроль процесса. Интересные различия в свойствах двух размеров костного угля будут обсуждены впоследствии.

В подготовке к получению цветной калки необходимые объемы костного угля и предварительно разогретого древесного угля смешивают вместе и помещают в цилиндрический контейнер на ролики миксера на один час, чтобы получить очень однородное соединение обоих углей. Процентный объем костного угля в соединении распределяется от 10% до 50% в зависимости от оттенков цветов, которые хотят получить. Обработанный древесный уголь, который является чрезвычайно чистым углеродом, служит в качестве регулятора, растворяя фосфат кальция, который находится около частей оружия в костном угле, эти части реагируют с горячими частицами воды, а сталь в процессе закаливания формирует частицы окиси железа на поверхностях. Большие процентные объемы костного угля производят большие частицы в более толстых слоях и могут выдать темные насыщенные цвета с матовой поверхностью как на оригинале L. C. Smith и Remington. В другой противоположной смеси с очень низким процентным объемом костного угля производится намного меньшие частицы в более тонких слоях и могут создать очень тонкие и нежные, почти прозрачные глянцевые цвета, которые являются характерными для оригинальных цветных калок братьев Parker. Средние процентные объемы костного угля могут использоваться, чтобы получить цветовые оттенки, характерные для старого оружия.

Все другие переменные упомянутые выше, также играют важную роль, таким образом процентный объем костного угля не единственный фактор в определении свойств полученных цветов.

Контейнеры для карбюризации, используемые автором, являются цилиндрическими и состоят из толстостенных труб с круглым основанием из нержавеющей стали, сваренными вместе, и плотно прилегающей крышкой из нержавеющей стали. Обычная сталь не используется, поскольку опыт показал, что этот материал становится слишком науглероженным после повторного использования, что приводит к пространственным изменениям и короблению. Контейнеры из нержавеющей стали используются в течение нескольких лет, и не было выявлено ни одной из этих проблем. Контейнер, используемый для колодок двуствольных ружей и других похожих по размеру частей оружия состоит из трубы со стенками 1/8 дюйма, имеет внешний диаметр 3 1/2 дюйма и в высоту 12 дюймов. Другой контейнер, который используется главным образом для железных частей цевья сделан из трубы со стенками 1/16 дюйма, диаметром 2 1/2 дюймов и высотой 8 1/2 дюймов. Другие подобные контейнеры меньшего размера используются для разных мелких частей оружия.

Автор упаковывает древесный уголь в контейнер для закладки в печь (слева). Подъем из печи специальными клещами при подготовке к закалке (справа).

 

Ко всем контейнерам приварены кольцевые кромки с внешней стороны цилиндра в 2 дюймах от вершины цилиндра. Эти кромки позволяют точно и одинаково закаливать содержимое цилиндрических контейнеров, так как находятся на заданной высоте над поверхностью воды для закаливания. Это достигнуто сдвигающейся системой задвижек, расположенной на вершине резервуара закаливания. После нагревания, контейнер науглероживания вынимают из печи, крышку снимают, а контейнер быстро переворачивают на систему задвижек. Затем задвижки быстро отодвигают и контейнер сразу падает через отверстие, которое немного больше чем диаметр контейнера, он останавливается на кольцевой кромке, а содержимое контейнера падает в воду для закаливания на определенном расстоянии от водной поверхности. Такой точный контроль процесса закаливания необходим, чтобы можно было получать каждый раз однообразные результаты, что очень важно. Расстояния 1/2 до 1 1/2 дюйма были найдены, чтобы в большинстве случаев получать желаемые результаты. Когда используется хороший костный уголь 80 размера, это расстояние должно быть увеличено с 2 до 2 1/2 дюймов для получения необходимых результатов.

Печь, используемая и для отжига, и для цветной калки была разработана и построена автором, при этом использовалось изолирование из огнеупорных кирпичей и коммерческий высокотемпературный нагревательный элемент Cal-Rod. Температура контролируется электронным котроллером, который поддерживает температуру с точностью до 1 градуса Цельсия. Печь имеет верхнюю загрузку и внутренние размеры 6x6x15 дюймов.

Резервуар для закаливания позволяет поддерживать температуру воды для закаливания около 45-55 градусов по Фаренгейту (7,2-12,8 градусов Цельсия*). Опыт показал, что такая температура воды для закаливания способствует цветам, которые являются более насыщенными, чем при использовании воды с большей температурой. Вода с более высокой температурой, обычно способствует смазанным цветам без четких разделительных линий, от бесцветных до бледно-желтых цветовых оттенков, Colt Mfg. Co. также заметила, что этот эффект в восстановленной цветной калке не используется с середине 1950-х (согласно Don Wilkerson).

Резервуар закаливания имеет двойную стенку как термос и состоит из высокого цилиндра из нержавеющей стали диаметром 14 дюймов и высотой 27 дюймов и стандартного 30 галлонов стального цилиндра. 3-дюймовый слой пенополистирола разделяет основания внутреннего и внешнего цилиндров, а шарики пены заполняют 2-дюймовый интервал между вертикальными стенками — вполне достаточная изоляция, чтобы заполненный водой внутренний резервуар оставался в вышеупомянутом диапазоне температур в течение 2-3 часов. Вода в резервуаре охлаждается большими кубиками льда, приготовленного в морозильнике. Кран и шланги расположены у основания внутреннего резервуара и предназначены чтобы осуществлять слив воды. У основания резервуара расположена решетка, она позволяет древесному углю просыпаться через нее, а части оружия предназначенные для цветной калки, остаются сверху для закаливания. Части для закаливания проходят около 20 дюймов через воду для закаливания прежде, чем они опустятся на остановившую их решетку. К тому же у основания резервуара около стенки размещена медная трубка диаметром 3/8 дюйма, которая подключена к оборудованию со сжатым воздухом. Много крошечных отверстий в медной трубке позволяют аэрировать воду для закаливания. Опыт показал, что аэрирование только в течение процесса закаливания не очень эффективно. Для усилении цветов, намного более эффективным является аэрирование перед процессом закаливания, по крайней мере, за один час при норме не менее 5 кубических футов в минуту.

Разгрузка в резервуар закаливания.

 

Аэрирование выполняется после того, как вода охлаждена. В процессе закаливания никакое аэрирование не используется. Предполагается, что аэрирование увеличивает содержание кислорода в воде, при этом усиливается контролируемый процесс окисления, который является сущностью цветной калки. Вероятно, благоприятное влияние низкой температуры воды для закаливания, также происходит из-за увеличения количества растворимого кислорода, который лучше растворяется в более низких температурах.

После того, как вся подготовительная работа закончена, колодки полностью обезжиривают в трихлорэтане и кладут в контейнер для науглероживания со смесью костного и древесного угля. Если части оружия будут помещены в контейнер науглероживания, нагреты за определенное время и затем закалены, то на их поверхностях будет получена очень небольшая окраска или части вообще будут без оттенков цвета. Должны быть предприняты определенные меры к тому, чтобы на поверхностях частей оружия, где должен быть цвет, находился тонкий слой костного угля. Есть свидетельство, что изготовители огнестрельного оружия, которые используют методы массового производства, чтобы достигнуть результата, помещают вместе несколько колодок в ящик для карбюризации. Как говорят, для получения цветной калки фирма Colt закаливает 4 колодки одновременно. В старом рекламном черно-белом немом кино, сделанном Marlin Firearms Co. в начале 1930-х, показано производство цветной калки, где несколько винтовочных коробок помещены близко друг к другу в одном прямоугольном коробе для карбюризации. После нагревания короба, накрытого плохо прилегающей погнутой крышкой, его вынимают из печи и, не убирая крышку, опускают в воду для закаливания. Сочетание крышки, сначала опущенной в воду, и отсутствия интервала между колодками в пакете служит более медленному смыванию смеси древесного и костного угля с поверхностей колодок для придания цвета при закаливании.

Колодка Parker Brothers со всеми прикрепленными щитами, блоками и заглушкой, готовая к закладке в ящик для карбюризации.

 

Когда цветную калку делают только на одной колодке, во время процесса должны использоваться и другие методы, чтобы достичь цели и проявить необходимые цвета в нужных местах. Был найден очень эффективный метод, который подразумевает использование прижимных приспособлений называемых щитами (это прямоугольные полосы из нержавеющей стали), они призваны защитить стенки, основание и хвостовик колодки от преждевременного контакта с водой при закаливании, чтобы усилить цвета в этих областях. Richard Grozik (Game Gun, Willow Creek Press, Oshkosh, Wisconsin, 1986) упоминает, что британские мастера для усиления цвета прикрепляли к колодкам стальные гайки, болты и шайбы. Эти прикреплённые предметы называют британскими блоками, очевидно они служат, чтобы замедлить вымывание смеси костного и древесного угля водой при закаливании. Автор думает, что эта техника не может быть очень хорошей, так как выдает беспорядочные результаты. А щиты, используемые автором, есть система прижимных приспособлений, предназначенных снизить до минимума количество горячей смеси костного и древесного угля, рассыпающейся при снятии крышки при быстром перевороте контейнера на систему задвижек, как описано выше. Когда задвижка открыта, контейнер падает на кольцевую кромку, колодка с прикрученными щитами выпадает из контейнера, и начинается закаливание в окружающей смеси костного и древесного угля и газов. Заглушка выдавливает воду для закаливания в стороны, позволяя воде испарятся на частях оружия во всех направлениях при их погружении глубже в воду. Очевидно в процессе закаливания, частями оружия также поглощается некоторое количество воздуха, это делает цвета немного зависимыми от расстояния от кромки контейнера науглероживания до поверхности воды, поскольку части оружия и смесь костного и древесного угля не сразу начинают погружаться в воду. Чем больше это расстояние, тем более светло-голубые, белые и красные оттенки цветов будут получены, указывая на немного более высокую степень окисления в течение закаливания.

Смесь для науглероживания и цикл нагревания изменяются в зависимости от цветов, которые желательно получить для отдельных частей оружия в процессе закаливания. Эти параметры могут быть определены только методом подбора и опытом. Смесь 30-50 процентного костного угля обычно используют, когда делают цветную калку на оружии типа L. C. Smiths и Remington. Это оружие обычно науглероживается в течение одного часа при 725 градусах Цельсия, затем температура в течение одного часа опускается до 675 градусов перед закаливанием. Для оружия Parker Bros, характерно использование очень маленьких процентов (приблизительно 10%) костного угля для науглероживания, а нагревающийся цикл — обычно 60 минут при 725 градусов и около 60 минут при 650-675 градусов перед закаливанием. Соответствующее смеси и цикл нагревания могут легко быть определены цветной калкой небольших испытательных образцов, как описано выше.

После закалки, части оружия вынимают из резервуара закаливания, щиты убирают и части полностью промывают в горячей воде, чтобы удалить всю оставшуюся смесь костного и древесного угля, особенно с внутренней стороны колодки. После этого части оружия должны быть полностью высушены сжатым воздухом и электрическим нагреванием. Если цвета и цветовая гамма правильны, части оружия можно или лакировать, или покрывать маслом. Сильно гравированное оружие должно быть только покрыто маслом, поскольку покрытие лаком имеет тенденцию скрывать гравюру.

Если в некоторых областях гамма цветов недостаточна или неправильна, небольшая правка может быть проведена повтором процедуры, однако это обычно не нужно, если щиты были закреплены должным образом на частях оружия и закалка выполнена правильно. Так как при науглероживании цвета тесно связаны с высокой температурой, то может использоваться местное нагревание, чтобы изменить или добавлять цветовую палитру в местах, где есть только серые или желто-коричневые оттенки. John Bivins («A Winter’s Project,» Part 3, Muzzle Blasts, October, 1984) описывает как Colt Mfg. Co. использует индукционное нагревание, чтобы нагреть области цветной калки револьвера и сформировать примерно оттенки цветов, которые нужны.

К колодке при помощи гаек из нержавеющей стали, винтов и шайб прикрепляют щиты, так что бы постоянное расстояние между щитом и стальной поверхностью было приблизительно от 3/32 до 1/8 дюйма. Когда колодку закаливают с боковыми основаниями замков, также подкладывают к их тыльной стороне 1/8 дюймовые толстые пластины из нержавеющей стали, чтобы предотвратить быстрое охлаждение в воде. Щиты удерживают смесь костного и древесного угля в одном месте у поверхности оружия, предотвращая его быстрое вымывание водой для закаливания. Отверстия в щитах позволяют воде проникать под щит, их диаметр подобран экспериментально, чтобы позволить определенному объему смеси костного и древесного угля вымываться из этого места. Диаметры отверстия приблизительно .100 дюймов являются наиболее правильными. Это позволяет смеси костного и древесного угля, горячей воде для закаливания и пару необходимое время удерживаться в этой области для необходимого окисления и других химических реакций и получения финишной цветовой палитры. Точное сочетание цветов, произведенных в процессе закаливания, весьма случайно и отличаются раз от раза, однако, щиты позволяют цветам всегда получаться в прикрытых областях.

Щиты присоединяют к обезжиренным частям оружия, а затем помещают в контейнер самую тяжелую часть – колодку, а наверх другие части. Держа в руках обезжиренные части оружия, надо всегда одевать хлопковые перчатки, чтобы препятствовать появлению масляных отпечатков пальцев на поверхностях частей оружия. Когда контейнер заполнен, смесь костного и древесного угля добавляют немного сверху колодки или других частей оружия. После того как смесь костного и древесного угля уложена, мягко постукивают по контейнеру науглероживания; смесь угля не утрамбовывается, поскольку это может быть причиной медленного закаливания. Части оружия, а так же заглушку из нержавеющей стали крепко прикрепленную к колодке тремя витками проволоки помещают в контейнер, а поверх насыпают смесь угля. Добавляют больше смеси угля, чтобы обеспечить, по крайней мере, двухдюймовый слой выше частей оружия. Во время цикла нагревания на контейнер науглероживания аккуратно, но не плотно помещается крышка.

После нагревания, в течении определенного времени, контейнер вынимают из печи. Колодки локальным способом подготавливают к закаливанию для исправления цветов. Очень хорошо работают природный газ, пропан, а также кислород, при этом пламя будет очень маленьким и богатым кислородом. Также помогает в этой операции предварительный прогрев частей оружия в печи, пока они не достигнет однородной температуры приблизительно 200 градусов Цельсия. С небольшой практикой и большим желанием можно добавлять цвета к бесцветным областям и смешать их с цветами, полученными в течение закаливания. Также цвета очень легко могут быть добавлены к бесцветным областям и даже к областям желтого и серого оттенков после того, как произведено закаливание со слоем частиц окиси железа и локальным нагревом. Тонкий равномерный слой окиси железа на стальной поверхности дает цвета с такой же текстурой, как и соседние, полученные при закаливании. Желательно не переусердствовать с изменением цветов, при возрастании температуры цвета изменяются от желтого до коричневого, темно-синего, светло-голубого, белого и красного оттенков. Четкие переходы между желтыми и серыми фоновыми областями могут быть получены очень осторожным травлением хлопковым тампоном смоченным в сильно разбавленной ортофосфорной кислотой.

Используемые приемы и методы, описанные выше, это возможность при наличии небольшой практики восстановить цветную калку на старом огнестрельном оружии, где цветовые оттенки, текстура и узор станут очень близкими к первоначальному виду этого оружия. Это не значит, что они являются единственными приемами, которые могут использоваться, чтобы получить привлекательную цветную калку. Однако, автор находит эти методы очень полезными в получении превосходных цветов и повторении результатов впоследствии.

Можно задать вопрос об этике восстановления оружия таким способом. Конечно было бы кощунственно восстанавливать огнестрельное оружие с почти любой степенью сохранности оригинального внешнего вида, даже если остался только налет с намеком на оригинальную цветную калку. Многим очень хорошим старым оружием злоупотребили предыдущие или сегодняшние владельцы, «оружейные мастера» и другие так называемые эксперты, вплоть до не оригинального восстановления остатков отделки или полностью неуместной финишной отделки, которая была сделана в какой-то момент. Это огнестрельное оружие — кандидат на надлежащее восстановление. Суть в том, что любое восстановленное оружие должно быть представлено только для того, чтобы появиться с новой финишной отделкой, и конечно это не оригинал.

 

Мифы российского оружиеведения. Шнеллер. Set Trigger.

 

Удивительное дело, механизм, имеющий в русской оружейной терминологии название «шнеллер» (вероятно, от немецкого слова  schnell — быстро), не является и никогда не являлся немецким термином, да и с «быстротой» не всё однозначно. Кто и когда придумал «русское» название, установить не удалось, но его можно найти в старых прейскурантах охотничьих магазинов России с начала XX века. Очень может быть, что «шнеллер» пришёл «из народа», как и, например, «полный замок».

Современное немецкое оружиеведение выделяет два типа шнеллеров: французский (взведение спусковым крючком) и немецкий (взведение отдельным взводителем), объединённых общим названием Stecher. Французский тип ещё называют Rückstecher, а немецкий —  Doppelzüngelstecher. Замок со шнеллером иногда называют Stechschloss. В английской терминологии общее название — Set Trigger. Французский тип носит название Single Set Trigger (SST), а немецкий — Double Set Trigger (DST). Забавно, но сами французы, которые, по мнению немцев, изобрели «французский тип» шнеллера, так и не придумали собственное название и сегодня используют немецкое stecher для односпускового механизма и double détente stecher — для шнеллера «немецкого» типа. Вместо «stecher» можно встретить и «stretcher», и «stetcher».

Что такое шнеллер? Это механизм, встраиваемый между спусковым крючком и шепталом, который призван обеспечить снижение спускового усилия. Простейшая формула, описывающая усилие спуска, выглядит следующим образом: P = ΣM х К, где  ΣM — сумма моментов всех сил, действующих на шептало, относительно его оси вращения, а К — коэффициент, определяемый количеством рычагов в механизме и их геометрией. Используя принцип рычага (а шептало это самый обычный рычаг), всегда можно уменьшить усилие спуска до минимально необходимого значения, но заплатить за это придётся увеличением плеча рычага, а значит и углом, на который он должен будет повернуться, со всеми вытекающими последствиями, включая габариты и длительность спуска.

Механизм охотничьего арбалета. Около 1560 года.

 

Считается, что механизм типа шнеллера появился на арбалетах в конце XVI века. Вверху приведён рисунок из книги основоположника европейского оружиеведения Венделина Бёхайма (Wendelin Boeheim, 1832-1900), изданной в 1890 году под названием «Руководство по оружиеведению» (Handbuch der Waffenkunde). Подпись под рисунком: «Фиг. 493. Шнеллерный механизм (Stechmechanismus) охотничьего арбалета, относится в среднем к 1560 году». Оригинальный текст: «Мы приводим здесь на рис. 493 геометрический чертеж такого шнеллерного замка (Stechschloß), который отчасти говорит сам за себя. Предварительно нужно повернуть задвижку p. Для поднятия и зацепления рычага В на рычаге L используется небольшой штырь X. Теперь можно натянуть тетиву с помощью германского воротка. Когда тетива K находится в орехе, тогда штырь, вставленный в отверстие R, опускает  рычаг D до его запирания рычагом E; теперь, если повернуть задвижку р, шнеллер будет готов к работе». Полагаю, требуются некоторые пояснения. Рычаг В, запирающий орех («орех» — традиционное название детали арбалета — прим. автора), поджимается плечом L. Место их контакта представляет собой паз, из-за формы которого зацеп без поджатия невозможен. Повороту рычага вокруг оси n препятствует защёлка р. Плечо С запирается рычагом D, в результате давление, передающееся на взвод рычага Е, минимально.

Немецкий охотничий арбалет со шнеллером. XVII век. Фото: bonhams.com

Принцип работы шнеллера арбалета. Фото: Jens Sensfelder

 

В XVII веке появился арбалет с механизмом, напоминающим современный шнеллер. Эти арбалеты имеют легко узнаваемый по двум крючкам вид (фото вверху). При нажатии на крючок (1),  его второе плечо (1), преодолевая давление пружины (2), сцепляется со спусковым крючком (3), находящимся под давлением пружины (4). При нажатии на спусковой крючок (3), под воздействием мощной пружины (2) происходит ударное воздействие на шептало (b), которое освобождает запирающий рычаг (с), и механизм срабатывает. Усилие спуска регулируется с помощью винта (5), меняющего угол зацепа. Спуск без взведения шнеллера невозможен, также как и взведение самого механизма арбалета.

Схема шнеллерного механизма арбалета (слева) и шнеллера с возможностью производства выстрела без взведения механизма (справа, пружины не показаны).

Шнеллер немецкого типа (слева — взведён, справа — спущен). XIX век.

 

Современный шнеллер немецкого типа отличается от показанного ранее механизма XVII века в принципе только одним — возможностью произвести выстрел без взведения самого шнеллера. Достигается это самым простым способом — удлинением противоположного плеча спускового крючка.

Англичане, в отличие от своих коллег на континенте, шнеллер практически не использовали. Целевые  капсюльные винтовки середины XIX века: ALEX.R HENRY EDINBURGH (слева) и «Par P. J. Kästli a Paris» (справа). Фото: czernys.com

 

С середины XIX века шнеллер немецкого типа применялся в основном на целевых винтовках. В это же время у практичных немцев в моду стали входить комбинированные ружья (Büchsflinte) и курковые тройники (Hahn Drillinge), сборкой которых начали заниматься все без исключения оружейные фирмы Зуля. Естественно, в двух и трёхствольном оружии применение шнеллера немецкого типа для стрельбы из нарезного ствола было неоправданным — стрелок мог «заблудиться» среди 3-х крючков, один из которых выполнял только функцию взведения шнеллера. Выход был найден в применении шнеллера «французского» типа, у которого взведение механизма происходило движением спускового крючка вперёд.

Шнеллер «французского» типа немецкого дриллинга (вверху — спущен, внизу-взведён). Начало XX века.

Схема работы шнеллера «французского» типа.

 

Спусковой крючок (1) с винтом регулирования усилия спуска (2) установлен на оси (4). Лезвие спускового крючка (1) имеет полку (5), которая взаимодействует с шепталом и левым (длинным) плечом запирающего рычага (6), находящегося на той же оси (4). Правое (короткое) плечо запирающего рычага находится под давлением мощной пружины (3). При движении спускового крючка (1) вперёд, полка (5), преодолевая сопротивление пружины (3), нажимает на левое (длинное) плечо запирающего рычага (6), которое опускает правое плечо рычага зацепления (7), находящегося на оси (9), до его сцепления с запирающим рычагом. При нажатии на спусковой крючок (1), его нижняя часть (где находится регулировочный винт) поднимает правое плечо рычага зацепления (7), находящегося под давлением собственной слабой пружины (8), рычаг поворачивается на оси (9), выходя из зацепления с запирающим рычагом (6), который под давлением пружины (3) срывается с зацепа, ударным образом воздействуя на шептало через полку (5) спускового крючка.

Схема карабина Mauser 66 со шнеллером.

Шнеллер карабина Mauser K98.

Шнеллеры европейского производства для американских винтовок: 1 — Springfield; 2 — Winchester 70; 3 — Winchester 54.

 

В первой половине XX века в Германии сложилась определённая практика применения шнеллера. «Немецкий» тип использовался для целевого оружия, охотничьих карабинов и одноствольных «переломок» с нарезным стволом (Kipplauf), а «французский» — для комбинированного оружия и тройников. Англичане, как правило, не использовали этот механизм в охотничьем оружии. В США он тоже не производился, но поскольку считалось, что шнеллер давал определённые преимущества для точной стрельбы, некоторые американские фирмы перед войной заказывали его в Европе под конкретные модели, выпускавшиеся в США. Что интересно, в знаменитой винтовке Winchester 70 американцы использовали шнеллер «французского» типа (рис. вверху).

Спусковой механизм винтовки МЦ-13.

 

На оружии советского производства шнеллер впервые появился в 1950 году в спортивных винтовках МЦ12 и МЦ13 (рис. вверху). Это был механизм «немецкого» типа с ударным воздействием на спусковой рычаг (16), который запирал ударник (22) в МЦ12 или промежуточное шептало (22 справа) в МЦ13. Замечу, что винтовка «Таллин — Арсенал», прототип всех тульских спортивных винтовок, шнеллерного механизма не имела.

Карабин МЦ19 — единственный образец советского охотничьего оружия со шнеллером. Фото: Ю. Максимов

 

Пожалуй, единственным образцом современного охотничьего оружия со шнеллером российского производства следует считать карабин МЦ19, разработанный А.К. Захаряном в конце 70-х годов. Шнеллер представляет собой самый обычный механизм «немецкого» типа (рис.вверху).

Рисунок из патента СССР  «шнеллерный спусковой механизм для спортивного оружия».

 

В 1975 году группа работников ТОЗа подала заявку и спустя некоторое время получила патент на «шнеллерный спусковой механизм для спортивного оружия». Авторы утверждали, что стандартный механизм шнеллера имеет «большое усилие спуска, так как на спусковой крючок действует непосредственно усилие пружины спускового крючка и усилие пружины шнеллера…целью изобретения является снижение усилия спуска и одновременное повышение надёжности запирания шнеллера во взведённом положении». Давайте посмотрим, достигаются ли заявленные цели. Механизм, смонтированный в корпусе (1), содержит спусковой крючок (2), пружину спускового крючка (3), взводитель (4), шнеллер (5) с боевым выступом (6), пружину шнеллера (7), подпружиненный запирающий рычаг (8) с укрепленным на нем штырем (9), Г-образный рычаг зацепления (10) с зацепом (11) на одном конце и вилкой (12) на другом. Боевой взвод спускового крючка (13) укреплен своим основанием на малом плече двухплечего рычага (14), большое плечо которого опирается на спусковой крючок (2). Малое плечо рычага (14) опирается на пружину (15), укрепленную в корпусе (1) при помощи регулировочной втулки (16). При нажатии на спусковой крючок (2) рычаг (14) поворачивается, боевой взвод (13) выходит из зацепления с запирающим рычагом (8), который под давлением рычага (5) поворачивается, штырь (9) поднимается, поворачивая рычаг зацепления (10), зацеп (11) разрывается, рычаг (5) под действием пружины (7) поворачивается, взаимодействуя с шепталом. По большому счёту, всё отличие от стандартного механизма заключается в промежуточном рычаге (14), который в предложенной схемотехнике, вероятно, позволяет особо тонко настроить усилие спуска, но никак не влияет на «надёжность запирания шнеллера». Утверждение о «большом усилии спуска» в стандартном механизме тоже не выдерживает никакой критики. Данных о том, что этот патент был использован в реальной конструкции, у меня нет.

А в чём же миф? — наверняка спросит дотошный читатель. Миф заключается в самом «русском» названии «шнеллер». В составе спускового механизма это приспособление не сокращает, а увеличивает время его срабатывания, то есть не ускоряет, а замедляет спуск. Именно поэтому у нас отказались от применения шнеллера в спортивном оружии, за исключением некоторых моделей малокалиберных пистолетов. Именно поэтому В.Н. Денисов, занимавшийся модернизацией МЦ12 и МЦ13, заменил шнеллер системой из нескольких взаимодействующих рычагов. Такая конструкция оказалась к тому же гораздо безопаснее при падении или ударе оружия.

Название «шнеллер» более всего подходит для этого механизма.

 

Между тем, существует устройство, позволяющее ускорить спуск за счёт воздействия мощной пружины непосредственно на спусковой крючок (фото вверху), который взводится при перемещении вперёд, но, в отличие от классического шнеллера «французского» типа, взаимодействует непосредственно с шепталом. Чем меньше расстояние от оси симметрии пружины до центра оси спускового крючка во взведённом состоянии, тем меньшее усилие потребуется для спуска. Именно такой тип механизма вполне справедливо мог бы носить название «шнеллер».