Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть V. «Князь Горчаков».

 

(Часть I.)            (Часть II.)            (Часть III.)              (Часть IV.)

 

В 1923 году отпрыск старинного дворянского рода Иван Романович Брянцев, незадолго до этого окончивший Киевский политехнический институт, работал главным инженером на строительстве сахарного завода в селе Шрамковка Пирятинского уезда Полтавской губернии (ныне Драбовский район Черкасской области Украины). Охота была одним из немногих доступных способов занять себя в свободное от работы время. Страстный охотник и собачник с детства, чей дед содержал до революции в имении под Киевом псарню на 300 хвостов, Брянцев мечтал о хорошем ружье, подружейной собаке и лошади. В Шрамковке этот «набор» купить было невозможно ни за какие деньги. Добрые люди подсказали, что в 20 вёрстах от села есть старинное имение Ташань, работники которого не все разбежались, и, скорее всего, у них можно что-то приобрести из имущества хозяев, вынужденных оставить имение и уехать за границу. Собственно, так всё и случилось: из Ташани молодой охотник уехал на лошади с ружьём «Август Лебо» и щенком ирландского сеттера за пазухой. Щенок получил кличку Стоп и прожил в семье Брянцевых 14 лет. Эту историю рассказала внучка Ивана Романовича.

Карта окрестностей имения «Ташань»

 

Удивительно интересные факты открылись, когда я начал интересоваться историей Ташани, пытаясь найти сведения о первых владельцах ружья Брянцева. Село Ташань упоминается в Ипатьевской летописи в контексте событий, относящихся к 1149 году. Позднее — казачье войсковое, оно в 1770 году было даровано Екатериной II фельдмаршалу Петру Александровичу Румянцеву-Задунайскому. По приказу императрицы им был построен замок и заложен парк.

3

Охотничий домик Горчаковых в урочище «Белое озеро» (см. карту)

 

pkh2007_14

pkh2007_15

Трофеи Горчаковых.

 

В этом имении граф Румянцев-Задунайский проживал все годы управления Малороссией. Здесь же он и умер в 1796 году. Сын графа, Сергей Петрович Румянцев, то ли продал, то ли проиграл имение в карты князю Николаю Павловичу Голицину. В 1903 году, взамен проданного им в 1900 году знаменитого имения Браилов, Ташань купил Светлейший князь Константин Александрович Горчаков, младший сын Александра Михайловича Горчакова, канцлера Российской империи, лицейского товарища А.С. Пушкина.

4

Князь К.А. Горчаков (17.02.1841 – 20.04.1926) в костюме боярина на последнем костюмированном балу Российской империи в 1903 году.

 

Князь Константин вложил в имение душу и немалые средства. Бывало, что на всё лето семейство Горчаковых выезжало из Петербурга в Ташань. Сын князя, Александр Константинович, после окончания Харьковского университета остался в Украине, вёл жизнь помещика, неоднократно избирался предводителем дворянства. В 1905 году в его семье родился сын Михаил. В марте 1916 года ротмистр А.К. Горчаков был тяжело ранен на фронте и в возрасте сорока лет скончался в госпитале в Петрограде.

А.К. Горчаков 1904 год

Портрет князя Александра Константиновича Горчакова (17.09.1875 — 18.03.1916). Художник Н.П. Богданов-Бельский. 1904 год.

 

Революционная смута заставила Горчаковых перебраться из Петрограда в Киев. В конце 1918 года они переехали в Одессу, а потом в Константинополь, повторив скорбный путь исхода из родной страны сотен тысяч её лучших представителей. Мне удалось найти в Аргентине Сергея Михайловича Горчакова, внука Александра Константиновича. Сергей Михайлович прекрасно владеет русским языком. Оказывается, его дед и прадед были страстными охотниками и рыбаками. Александр Константинович, хотя и был близорук, охотился везде, где только можно, и был одним из русских охотников, побывавших в Африке. «Это у нас в крови», — написал мне Сергей Михайлович. Константин Александрович Горчаков, прадед Сергея Михайловича, был весьма богатым человеком, предпринимателем и коммерсантом. «Канцлер оставил мне три миллиона, а я превратил их в семьдесят пять”, — любил говаривать он. Широкая натура, жизнерадостный весельчак, Константин Александрович легко зарабатывал деньги и также легко их тратил на свои многочисленные увлечения, среди которых не последнее место занимала ружейная охота.

5

6

8

Пятиствольная митральеза компании «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» «Князь Горчаков», мод.№ 95.

7

Результат 2-х выстрелов из митральезы «Князь Горчаков». Расстояние до мишени — 100 метров.

 

В каталоге компании «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» тип модели № 95 носит название «Князь Горчаков» (Prince Gortchakoff). Это пятиствольное ружьё – «переломка» или митральеза, как ещё называют подобные многоствольные конструкции, разработано для одной цели – стрельбе по уткам и гусям на предельных дистанциях. Ствольный блок объединяет пять нарезных стволов под патроны .22 Extra Long кольцевого воспламенения. Ружьё имеет центральный замок с одним мощным курком. Курок обеспечивает накол пятью бойками пяти патронов одновременно. Внешняя часть курка, с помощью которой взводится замок, выступает из колодки и смещена вправо, чтобы не мешать прицеливанию. Ружьё имеет затвор системы Генри Джонса (в английском варианте каталога обозначенный как T. grip-action). Для отпирания требуется повернуть рычаг затвора, при этом поворачиваются винтообразные выступы на втулке рычага, выходя из зацепления с пазами двух подствольных крюков. Колодка имеет сквозной пропил под передний крюк. Для размещения спиц экстрактора в «подушках» колодки сделан продольный паз. Длина стволов, изготовленных из стали Wahlreyne, составляет 56 см. Цевьё с запиранием Энсон и ложа английского типа выполнены из качественного ореха. Вес ружья не превышает 2,9 кг. Эта экзотическая конструкция заказывалась крайне редко, и после Первой мировой войны не выпускалась.

10

1

13

Ружьё И.Р. Брянцева.

 

 

Ружьё, доставшееся Ивану Романовичу Брянцеву, было изготовлено в 1902 году по заказу Жана Адольфа Лардере. Дробовик садочного типа, высокого качества исполнения, имеет замки Энсон – Дили самой дорогой модификации – с интерцепторами, тройное запирание — на два подствольных крюка и болт Гринера, а также автоматический предохранитель, запирающий спусковые крючки. В колодке с боковыми «крыльями», отделанной в английском стиле «scroll & roses», имеется пропил под передний крюк. Ствольный блок 12 калибра длиной 76 см спаян из трубок Витворта по технологии «демиблок». Ружьё имеет эжекторы Дили, цевьё Энсон и подпружиненную спицу переднего спускового крючка. Вес – 3.3 кг, баланс – 5 мм перед осью шарнира.

Реклама оружейного магазина Б.И. Виннера. 1902 год.

 

В 1908 году ружьё было переосажено в мастерской «Американского оружейного магазина» Б.И. Виннера (Киев, Крещатик 41), о чём была сделана надпись под спусковой скобой. Новая ложа «английского» типа выполнена из высококачественного ореха и имеет сильный погиб. Ружьё полностью работоспособно; несмотря на возраст, не наблюдается сколь-нибудь существенного износа носков шептал. Нет сомнений, что переосадка была сделана для  Александра Константиновича Горчакова. Он был высоким и худым, а сильная близорукость, очевидно, вынуждала его тянуться к прицельной планке, отсюда —  такой сильный погиб ложи. Мне не удалось найти сведений о том, что кто-то из Горчаковых увлекался садочной стрельбой. По всей видимости, они просто любили охотиться на перелётах. Об этом же говорит факт заказа у Лардере такой экзотической конструкции, как пятиствольная модель №95. Не столь и важно, кто из Горчаковых был заказчиком: Константин Александрович или Александр Константинович. Думаю, важнее то, что открываются новые страницы истории страны, может быть, не столь значительные на фоне «великих потрясений», но всё же значимые, поскольку позволяют дополнить картину прошлой жизни живописными штрихами и оттенками.

Лебо — Куралли: между правдой и вымыслом. Часть IV. Механика.

(Часть I.)                                           (Часть II.)                                             (Часть III.)

 

Из книги Куралли следует, что Август Лебо разработал «собственный метод фабрикации ружей, который имел последователей и изучался в оружейной школе». Сложно сказать, что имелось ввиду: использование преимуществ традиционного для льежского оружейного дела разделения труда или что-то иное. По данным справочного издания «Le qui est qoi de l` Armurerie Liegeoise» за Лебо числились два бельгийских патента: на механизм бескуркового ружья и эжектор. Суть этих патентов неизвестна.

Колодки ружья со съёмным стволом «Lebeau freres et Cie.» и митральезы «Князь Горчаков» (справа).

 

Нельзя не отметить сходство колодок ружья со съёмным стволом компании братьев Лебо «Lebeau freres et Cie.» (бельгийский патент № 38934 от 23.02.1876) и пятиствольной митральезы «Князь Горчаков», выпущенной компанией «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» через 15 лет после смерти Августа Лебо. Видна определённая преемственность конструктивных решений, если только они сразу не принадлежали одному лицу. К сожалению, это — пока всё, что можно сказать о Жюле и Августе Лебо в рамках темы ружейной механики.

Реклама Ferdinand Courally & Lassaigne. 1890 год.

 

О Фердинанде Куралли известно гораздо больше. В 1890 году в Сент-Этьене появилась реклама Ferdinand Courally & Lassaigne c адресом: Отель де Виль, 8 (вверху). Рекламировалось ружьё «L`Aigle» (орёл — фр.), а также патроны, заряжаемые механическим способом, с гильзами Бахмана, бездымным или чёрным порохом, точным количеством дроби и толстыми пыжами  компании «Братья Элей». Из каталога промышленной выставки 1891 года в Сент-Этьене: «Господа Куралли и Лассан в 1888 и 1890 годах запатентовали две системы усиления эжекции патронов в бескурковых ружьях типа Энсон — Дили, а также ружьё «Орёл» без курков с замками на боковых основаниях, взводящихся стволами». По итогам выставки Куралли и Лассан были награждены золотой медалью. 

Рисунки из патентов Куралли (слева) и Хилла (справа).

 

Заявка на первый патент № 193174 от 21.09.1888 была подана патентным агентом Делормом (Delorme, rue Gambetta, 14). Следующий патент № 193174 от 21.09.1889 назывался «Улучшения в бескурковом ружье». Ещё один № 204896 от 3.04.1890 носил название «Новая система бескуркового ружья». Куралли упоминает его в своей книге «Les Armes de Chasse et Leur Tir» (Охотничье оружие и стрельба из него): «Я точно не знаю, кого следует считать отцом нынешней системы бескуркового ружья с замками на боковых основаниях…В 1890 году я взял патент на такое ружьё, но идея ещё не созрела, и мою систему затмили ружья Энсон-Дили. Я бы, конечно, никогда не говорил об этом снова, если бы не было успеха голландовского ружья, с которым мой бывший «Орел» имеет родовое сходство…» Куралли намекал на своё авторство целого класса ружей. В действительности «Новая система бескуркового ружья» имела мало общего с «голландовским ружьём» и в основном повторяла патент № 1728 от 1879 года англичанина Хилла (R. Hill, рис. вверху). В 1890 году Куралли был получен ещё один французский патент (№ 208864 от 15.10.1890) «Sisteme d`ejectour de cartouches» (Система эжектора патронов). Единственный патент Куралли, который можно найти в архивах, был выдан во Франции в 1922 году. Его название: «Бескурковое ружьё с эжекторами и тройным запиранием».

 

Рисунки из патента Куралли № 552946 от 15 июня 1922 года.

  

Публикация фантазий некоторых коллег относительно эжектора «системы Куралли», который, якобы, «применяли многие оружейники Льежа», вынуждает подробнее остановиться на этом вопросе. Рассмотрим работу эжектора из патента № 552946. Во взведённом состоянии (Fig.1) носок рычага-взводителя (1) не взаимодействует с кулачком (N) эжектора. После спуска замка (Fig.2), курок (2) под действием боевой пружины (4) поворачивает рычаг-взводитель (1). При переламывании ружья, носок рычага-взводителя взаимодействует с поверхностью (18) кулачка (N) эжектора. Кулачок начинает поворачиваться вокруг своей оси (13). В момент прохождения точки, когда ось спицы (10) пересекает ось кулачка (13), под действием спиральной пружины (9) происходит срыв кулачка (Fig.3) — эжектор сработает. Взведение эжектора происходит с помощью спицы (тс) экстрактора при закрывании ружья. Куралли использовал принцип Сазгейта для механизма и патент Голланда-Вудварда — для спуска. Изящная идея, но отсутствие системы разгрузки (как, например в эжекторе «зульского типа»), при которой взведение кулачка и нагнетание пружины разделены, приведёт к быстрому износу взаимодействующих поверхностей механизма, что можно наблюдать на другом эжекторе с надписью «eject. Courally brevete» (см. внизу).

Эжектор Куралли

 

На основании (1) с помощью оси (3) установлены кулачки (2) эжекторов. Они взаимодействуют со спицами (6) спиральных пружин (5) и заперты шепталами (4) под действием пружин (7). С шепталами взаимодействуют слайдеры (8), с которыми после срабатывания замков при переламывании ружья контактируют триггеры (9). Взведение кулачков эжекторов производится спицами экстракторов при закрывании ружья. Из каталога компании  «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» следует, что эжекторы Куралли входили в комплектацию моделей с бокслоками №№ 40, 80, 84, 85, 86, 87, 91, 96, 98, 100 и  с сайдлоками №№ 101, 103, 104, 106, но не применялись, например, на самых дорогих моделях № 107 «The Royal Pigeon Gun» и № 108 «The Imperial Pigeon Gun».

Модификации «эжектора Куралли».

 

Известны ещё, как минимум, две модификации эжекторов Куралли (фото вверху). В одной для выдвижения экстракторов используется кулачок на основании цевья, в другой взведение эжекторов происходит слайдером, взаимодействующим с пазами в передней части колодки. Замечу, что номер внутри надписи «eject. сourally brevete» не относится к патентам, а является номером основания цевья со смонтированными на нём эжекторами. Компания «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd» использовала также механизмы других производителей (фото внизу).

Эжекторы сторонних производителей на ружьях Лебо-Куралли. Эжекторы Дили (слева). Призводитель — Жан Дюшато. Льежский вариант эжектора Голланда-Вудварда (справа). Производитель неизвестен.

«Льежская» модификация эжектора Голланда-Вудварда (пружины сняты). Фото: doublegunshop.com

 

Часто «эжектором Куралли» ошибочно называют модификацию механизма Голланда-Вудварда (патент № 6222 от 14.03.1907), широко применявшуюся в Льеже. Взведение эжекторов происходит при закрывании ружья. В этот момент слайдер, взаимодействуя с пазами колодки, поворачивает кулачки, а рычаги, закреплённые на оси, нагнетают пружины (фото вверху). Похожий механизм применяли оружейники Зуля. Перечислю изобретения, о которых Куралли упоминает в своей книге «Les Armes de Chasse et Leur Tir»: принцип действия машины для полировки канала ствола (по этому принципу были построены станки, установленные в мастерской братьев Клер, изобретателей самозарядного ружья, и в ствольном цехе компании «Август Франкотт»), устройство для сушки чёрного пороха, устройство для подсчёта дроби, испытательное ружьё со сменными бойками, позволяющее экспериментировать с силой удара, длиной и формой бойка, «перкудинаграф» — прибор для измерения силы удара курка, бескурковое ружьё (патент № 204896), и ничего — об «эжекторе Куралли». Почему же патенты Куралли, касающиеся этого механизма, не упоминаются в его книге? Возможно, ответ на этот вопрос надо искать в истории защиты промышленных и интеллектуальных прав. Как известно, начало было положено Парижской конвенцией об охране промышленной собственности в 1883 году. До Первой мировой войны в неё вносились изменения в 1900 и в 1911 годах. В Бельгии и Франции были распространены так называемые «патенты S.G.D.G.», что означало «без государственных гарантий» (текст соответствующего закона принадлежал Наполеону; он гласил: «без отбора, с риском для заявителей, и никаких гарантий относительно существования, новизны изобретения, или верности, или точности описания»). Они позволяли заявительным порядком регистрировать «изобретения», не обращая внимания на аналогичные патенты, скажем, в Великобритании. Может быть сотрудничая с «The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd.», Куралли стал осторожнее относиться к своим патентам?

Механизм ружья Лебо-Куралли с бокслоками.

Механизм ружья Лебо-Куралли с сайдлоками типа H&H. Фото: steniron.com

Ружьё Лебо-Куралли с замками Back Action Side Lock (заднее расположение боевой пружины).

Ружьё Лебо-Куралли № 36944 с задним расположением боевых пружин. Фото: griffinhowe.com

 

 

Механизмы ружей Лебо-Куралли имеют традиционную конструкцию: бокслоки Энсон-Дили, сайдлоки типа Голланд-Голланд или два типа сайдлоков с задним расположением боевой пружины. Последние в каталоге названы Lebeau Safety Block Bar Locks, хотя в действительности они не Bar, а Back Action. Это вполне можно списать на ошибки перевода, поскольку текст на французском точен: вынимаемые замки Лебо с двойными шепталами для безопасности и пружиной сзади. Система запирания приводится верхним ключом и, как правило, состоит из нижней рамки, заходящей на два подствольных крюка, и верхнего узла в виде болта Гринера или задвижки Пёрдэ.

Ружьё Лебо-Куралли с дроплоками и верхним запиранием Webley Patent Top Screw Grip.

Ружьё № 38953. Верхний узел запирания с кросс-болтом квадратного сечения.

 

После прихода англичан у Куралли появилось несколько технических новшеств: затвор c Webley Patent Top Screw Grip (патентованный верхний резьбовый рычаг Уэбли), система Вестли-Ричардс с вынимаемыми замками (дроплоками), а также верхний узел запирания с кросс-болтом квадратного сечения. Последний, впрочем, не рекламировался, а ружья с ним известны в единичных экземплярах. Замена болта Гринера на резьбовый рычаг Уэбли добавляла к стоимости заказа 2 фунта. Кроме этого можно было заказать: стволы из трубок Витворта или из любой стали 3-х торговых марок, принадлежавших Куралли, «крылья» на колодке, односпусковой механизм, интерцептор для ружья с бокслоками, регулируемые чоки, боковой предохранитель Гринера и подпружиненную спицу спускового крючка. Кроме односпускового механизма и регулируемых чоков, все вышеперечисленные опции входили в спецификацию тех или иных базовых моделей. В результате могла получиться «комбинация», далёкая от описания и картинки из каталога. Этот факт постоянно вводит в заблуждение владельцев ружей Лебо-Куралли.  

 

Лебо-Куралли: между правдой и вымыслом. Часть III. Ружья до 1900 года.

(Часть I)           (Часть II)

Атрибуция оружия Лебо-Куралли, выпущенного после 1899 года, как правило, не вызывает никаких затруднений, поскольку сохранились книги заказов, в которых первая запись относится к 1900 году и ружью №33168. Интерпретация клейм и надписей на оружии с меньшими номерами порой бывает весьма проблематичной, но вместе с тем позволяет выдвигать версии и делать важные выводы.

Ружьё № 213. 

Ружьё № 213 компании «Armes Fines. Auguste Lebeau» №213. Фото: А.Веселов

 

Курковое ружьё 12 калибра в исполнении bar-in-wood. Стволы — дамасковые и, судя по надписи not for ball (не для пули), имеют дульные сужения. На стволах имеются надписи: «Auguste Lebeau Liege» и «Fait pour J. Schouenbruner Moscou» (Изготовлено для И. Шенбрунера Москва). Иван Иванович Шенбрунер (нем. Johann Schönbrunner), был владельцем известного в Москве оружейного магазина в Старогазетном переулке (дом Толмачёва). В начале 1900-х зять Шенбрунера, Эмиль Оттович Бернгард, переименовал семейное предприятие в торговый дом «Э. Бернгард и Ко, преемники И. И. Шенбрунера». Дробовик, помимо бельгийских клейм окончательного отстрела ружья в сборе, имеет на стволах лондонские клейма первого испытания дымным порохом. Курковки  bar-in-wood компании «W. & С. Scott & Son» в «белом» виде покупали самые известные британские производители. Весьма вероятно, что ружьё номер 213 было приобретено в Англии, а осажено и отделано в Льеже.

Ружьё № 30882.

 

Ружьё № 30882.

 

Ружьё 12 калибра со сверловкой 13/1 и длиной стволов 720 мм имеет массу 3.1 кг. Ствольный блок весом 1.4 кг спаян из трубок Витворта. Номера трубок 14479 и 14480 говорят о том, что они были изготовлены около 1895 года. Затвор состоит из болта Гринера и рамки, запирающей два подствольных крюка. Тип замков — бокслоки. На ружье установлены эжекторы Дили и автоматический предохранитель. Дробовик замечательно отделан. Для кого в России он предназначался, установить невозможно, так как медальон затёрт. На стволах читаются надписи: J.M. Larderet arquebusier de S.M. L`Empereur a St Petersbourg (Ж.М. Лардере оружейник Его Величества Императора в Петербурге) и Aug_te Lebeau fab_nt a Liege (Август Лебо фабрикант в Льеже). На ружье нет бельгийских клейм, зато имеется полный набор английских, характерный для ружей, отстрелянных между 1887 и 1896 годами. Интерпретация этого факта может быть самой разной, например, что ружьё полностью изготовлено в Англии. Между тем, на нём нумерация Куралли и, что совершенно точно, отделка, выполненная в Льеже. Следует иметь ввиду, что, во-первых, ни стволы, ни спаянный ствольный блок или ружьё в любом виде не могли покинуть на законном основании территорию Бельгии без испытания и клеймения, если только не имели других признанных клейм. Во-вторых, ввоз на территорию Бельгии сопровождался пошлиной и налогом на роскошь (удивительно, но факт), не говоря уже о транспортных расходах. В-третьих, ствольный блок имеет лондонские клейма первого испытания дымным порохом, а значит он был изготовлен в Англии. В-четвёртых, ни один из британских производителей не выпускал ружья с такой «конфигурацией» колодки, фальшдосок и замков (бокслоки с верхними интерцепторами). Поэтому, вероятно, ружьё было собрано и отделано в Льеже с использованием ствольного блока, изготовленного в Англии. Затем дробовик был отправлен в Лондон, где прошёл окончательные испытания и получил соответствующие клейма. Вопрос: зачем эти сложности? Дело в том, что в конце XIX века репутация бельгийского охотничьего оружия, например, во Франции, определялась словом «camelote» (дешёвка — фр.). Такая точка зрения имела место и в других странах. Возможно, английские клейма повышали ценность оружия в глазах неискушённого российского покупателя. Допускаю, что дробовик мог прийти из Англии в «белом» виде. Единственным производителем, выпускавшим ружья с похожими колодками, была компания «W. & С. Scott & Son». Интерцепторы и фальшдоски могли быть опциями, появившимися уже в Льеже. Подтверждением этого предположения является следующее ружьё.

Ружьё № 32255.

 

Ружьё № 32255. Фото: guns.ru

 

Дробовик 12 калибра со сверловкой 13/1. Заказан Лардере, имеет полный набор английских клейм и надпись «Изготовлено Августом Лебо в Льеже». Номера трубок Витворта 20335 и 20336 соответствуют 1897 году. Характерные признаки: система взведения вертикальными штифтами (патент 1878 года Уильяма М. Скотта и Томаса Бейкера), смотровые окошки на боковых основаниях (патент 1875 года Уильяма М. Скотта), форма врезки нижней личины и тд. — не оставляют никаких сомнений, что ружьё в том или ином виде изготовлено компанией «W. & С. Scott & Son» (с 1897 года — The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd). В Льеже оно могло быть осажено и, возможно, отделано.

Ружьё № 33000. 

Ружьё № 33000. Фото: naturabuy.fr

 

Ружьё с бокслоками 12 калибра имеет лёгкие стволы весом 1,383 кг с патронниками 70 мм, «тройное» запирание и эжекторы Дили. Присутствует полный набор бельгийских клейм, клейма товарного знака Лебо-Куралли, клейма «pour l’usage rationnel des poudres pyroxylées» (целесообразно использовать пироксилиновые пороха), а также клеймо «AUG LEBEAU FAB_T A  LIEGE». На казённую часть ствола нанесена надпись «Ferd. Courally fab_t a Liege Succ_r d`Aug Lebeau». На хвостовике спусковой скобы кроме номера имеется надпись «Exposition Universelle Paris 1900», говорящая о том, что это одно из ружей, получивших Гран-при на Всемирной выставке 1900 года, в которой Куралли участвовал в качестве преемника Августа Лебо.

Представленные ружья дают богатый материал для анализа. В 1897 году на 2-ю выставку оружия Императорского русского технического общества в Санкт-Петербурге Куралли привёз ружья с номерами: 30880 (20 кал), 31047 (12 кал), 31292 (24 кал), 31418 (20 кал), 31440 (12 кал), 31462 (10 кал), 31848 (12 кал), 31873(12 кал), 31880 (20 кал) и 500 (12 кал). Вопрос: откуда на оружии Куралли пятизначные номера, и как среди них оказался номер 500? Поскольку у старой компании братьев Лебо «Lebeau freres et Cie» была четырёхзначная нумерация, логично предположить, что № 500 соответствовал порядку номеров компании «Armes Fines. Auguste Lebeau». Ружьё № 213 это подтверждает. Относительно пятизначных номеров самый простой ответ: нумерация была начата с какого-то произвольного числа. Тогда возникает ещё один вопрос: кто и когда начал эту нумерацию? Выставка в Санкт-Петербурге открылась 12 февраля 1897 года. Август Лебо умер 23 июля 1896 года. Можно ли было за 6 месяцев изготовить хотя бы 31880 — 30880 = 1000 ружей при том, что, начиная с 1900 года по данным книг заказов среднегодовой выпуск составлял от 300 до 600 единиц? Конечно нет. Напрашивается вывод: пятизначные номера появились при жизни Лебо. Ружьё № 30882 это подтверждает, а также позволяет предположить, что новая нумерация началась с цифры в районе 30000. Следующий вопрос: зачем? Единственный разумный ответ: чтобы поддерживать имидж старинной компании. Нужно ли это было самому Лебо? Трудно сказать… А, например, молодому и амбициозному «первому сотруднику», взявшему в свои руки дела компании? Это всего лишь предположение, но в 1894 году Лебо покинул Гийом Дефурни, заведовавший производством. Если судить по результатам деятельности фирмы Дефурни-Севрин, которую Гийом Дефурни открыл в 1896 году, то он мог быть ключевой фигурой, настоящим «первым сотрудником». Почему он ушёл, если его собственная компания появилась только через два года? Из-за Куралли? Вряд ли мы это когда-нибудь узнаем.

С другой стороны, зачем молодому коммерсанту из Сент-Этьена, выходцу из богатой семьи, владельцу собственной компании ехать в Льеж и устраиваться к старому оружейному «фабриканту», имевшему, судя по всему, непростые отношения с кредиторами? Возможно, стоит более критично отнестись к отчёту жюри Всемирной выставки 1900 года? «Первый сотрудник на протяжении нескольких лет»? Откуда это можно было узнать, как не от самого Куралли? Другой вопрос: зачем Фердинанду Куралли нужна была мало кому известная в то время марка «Август Лебо»? Ответ, возможно, кроется в последующей, как сейчас бы сказали, маркетинговой стратегии Куралли, ключевым элементом которой была поставка оружия европейской знати, включая монаршие Дворы Европы. Приобретение тем или иным способом прав на имя Лебо могло быть проходным билетом в эти сферы, ведь благодаря Лардере надпись «Изготовлено Августом Лебо в Льеже» красовалась на ружье младшего брата русского царя. Не стоит забывать о паре с номерами 31831 и 31832, заказанной Лардере, по его утверждению — для самого Николая II. Раскрутка Лебо, которого не было в живых, в качестве «бельгийского Пёрдэ» произошла за несколько лет, а ведь в отличие от триумфа на Всемирной выставке 1900 года в Париже, петербургский дебют Куралли с маркой «Лебо» в 1897 году был самым заурядным событием.

 

 

Лебо-Куралли: между правдой и вымыслом. Часть II. Фердинанд Куралли.

 (Часть I)

Жозеф Клод Фердинанд Куралли (Joseph Claude Ferdinand Courally) родился в 1868 году. Его отец Матье Фердинанд Куралли (Mathieu Ferdinand Courally) занимался торговлей шёлком на товарной бирже в Сент–Этьене. По данным коммерческих справочников 1862, 1864 и 1870 года две конторы старшего Куралли располагались на площади Святого Шарля (St. Charles), 5 и площади Отель де Виль (de l’Hôtel de Ville), 8. Винсент Райт (Vincent Wright) в своей работе «Префекты Гамбетты» (Les préfets de Gambetta, Presses l’Université Paris-Sorbonne, 2007) упоминает дядю Жозефа Клода Фердинанда, Клаудиуса Витала Куралли (Claudius Vital Courally), жена которого доводилась сестрой префекту Сент-Этьена Дюмаресу (Paul Benoît Louis Dumarest, 1833-1882). Сент-Этьен, как известно, был центром французского оружейного производства. В 1890 году по адресу конторы Матье Фердинанда Куралли на площади Отель де Виль 8 находилась компания Ferdinand Courally et Cie, продававшая охотничье оружие под собственной маркой.

Ружьё компании Ferdinand Courally & Cie. Фото: naturabuy.fr

Льеж, улица Фон де Таве, 17

Rue Mosselman 51-53

Льеж, улица Моссельман 51-53.

 

Август Лебо скончался 23 июля 1896 года. По данным Льежской испытательной станции, с 1896 по 1902 год Фердинанд Куралли числился там фабрикантом оружия с улицы Фон де Таве (rue Fond des Tawes), а с 1897 по 1904 год был записан ещё и по адресу: ул. Моссельман (rue Mosselman), 51, затем 53. В каталоге Всемирной выставке 1900 года в Париже Куралли назван производителем охотничьих ружей и карабинов, револьверов и пистолетов — «преемником» Августа Лебо (successeur d`Auguste Lebeau—Armes de haut luxe) с адресом: Льеж, ул. Моссельман, 51. Имеется также отчёт жюри выставки, изданный министерством коммерции, промышленности, почты и телеграфа Франции, в котором отмечено, что оружие Куралли вполне могло конкурировать с лучшими марками английского, а сам Куралли «был первым сотрудником Августа Лебо на протяжении нескольких лет».

Ружьё № 30882.

 

Дебют Куралли за пределами Бельгии состоялся в 1897 году на 2-й выставке охотничьего оружия и предметов охотничьего и рыболовного промыслов Императорского русского технического общества в Санкт-Петербурге. По её итогам Куралли получил серебряную медаль, а лучший результат среди 10 его ружей показал дробовик под номером 31047 (правый ствол этого ружья имел диаметр 18,56 мм и чок 18,242 с расширением до 18,588, левый — 18,56 мм с чоком 17,714 мм). В журнале «Псовая и ружейная охота» № 15 за 1897 год в связи с этой выставкой есть любопытная информация А.П. Ивашенцова, которому Жан (Иван Иванович) Лардере заявил, что после смерти Августа Лебо «продолжает его дело». В чём это выражалось, не очень понятно, тем не менее, полагаю, что роль Лардере в быстром подъёме марки Лебо, явно недооценена.

Модель № 91 типа «de Concours».

 

В 1900 году английский журнал «Armes & Exposives» сообщал: «Монсеньёр Ф. Куралли посетил страну с некоторыми образцами бескурковых дробовиков, произведенных  Ferd. Courally, sr. d`Aug. Lebeau, of Liege. Компания получила Гран-при на Парижской выставке и признана как Пёрдэ среди бельгийских оружейников». Удивительно, но путь от никому неизвестного «фабриканта» до «бельгийского Пёрдэ» был пройден менее чем за 4 года. В 1901 году на региональной выставке в Бресте (Франция) оружие Куралли оказалось «вне конкуренции». На конкурсе охотничьего оружия, проходившем в Париже в 1902 году, «мсье Куралли, оружейник из Льежа» получил 4-й приз и золотую медаль за  ружьё весом 3,285 кг со стволами весом 1,446 кг и длиной 76 см. В финале первого испытания конкурса, где оценивалось качество выстрела на 35 метров стандартным патроном из ружья 12 кал с патронником 70 мм, ружьё Куралли показало 7-й результат из 10-ти. В честь этого события тип курковой модели, аналогичный ружью, участвовавшему в соревновании, получил название «Concours». Забегая вперёд, упомяну другие награды: оценка «вне конкуренции» жюри региональной выставки 1903 года в Лорьяне (Франция), Гран-при на Всемирной выставке 1904 года в Сент-Луисе (США), Гран-при на Всемирной выставке 1906 года в Милане и Гран-при на международной выставке охоты и рыбалки 1907 года в Антверпене.

Принято считать, что на этой фотографии Николай II держит в руках ружьё «Август Лебо». Имение Спала. 1899 год.

 

На первых страницах всех каталогов Уэбли-Лебо-Куралли размещена фотография царской четы со следующей надписью: «Его Величество Николай II, Император России охотится с парой ружей Лебо-Куралли, No 31831 и 32». Все каталоги содержат также описание модели № 98 типа «Grand Russe» (Великий Русский) 20-го калибра, «…созданной для Е.В. Николая II, Императора всех русских, по заказу г-на Лардере, оружейника Е.В. Императора России» (рис. вверху). Многие пытались найти хоть какие-то следы этих ружей. Безрезультатно. Из переписки, хранящейся в Государственном историческом архиве, следует, что Лардере имели дело с чиновниками министерства Императорского Двора, а не с самим Императором или Великими князьями. Всё, что мы знаем о ружьях №№ 31831 и 31832 — почерпнуто из каталогов. Очевидно, что Жан Адольф Лардере сделал заказ до петербургской выставки 1897 года. Главное доказательство во всей этой истории – фотография царя якобы с ружьём Лебо в руках. Известно, что сделана она в 1899 году в Царстве Польском, в имении «Спала» (Скерневице), где Николай II охотился на оленей. Атрибутировать ружьё по этой фотографии невозможно. Может быть у Николая II действительно была пара ружей Лебо-Куралли, но эта фотография не является тому подтверждением, равно как не найдено пока никаких упоминаний об этом оружии в описях имущества царского Двора или в каких-нибудь других документах.

Торговый знак Лебо-Куралли.

 

В 1902 году Куралли вошёл в альянс с «The Webley and Scott Revolver and Arms Company Ltd.» В результате было создано дочернее предприятие английской компании с названием «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd». Её директором стал Фердинанд Куралли, а председателем совета директоров — Фрэнк Мюррей (Frank T. Murray) из Webley & Scott. По данным Льежской испытательной станции, компания числилась по адресу: Фон Дэ Таве (rue Fond des Tawes), 17. В Англии её адрес совпадал с адресом лондонского офиса Webley & Scott на Шафтсбери-авеню (Shaftesbury Av.),78. В собственность новой компании перешли марки «Aug. Lebeau» и «Lebeau-Courally» с торговым знаком (он же — известное любителям оружия клеймо). Как сообщал журнал Arms & Explosives в 1903 году, на Lower James Street, Golden Square в Лондоне было открыто депо (склад)  Webley – Lebeau – Courally под управлением Джона Викса (John Wikes), где ожидался «выбор ружей и револьверов». Понятно, что Куралли требовался инвестиционный капитал, но зачем всё это понадобилось уважаемой английской компании? Один из возможных ответов: для выхода на рынок оружия «высокого разбора», себестоимость производства которого в Бельгии была ниже, чем в Англии. Началось расширение агентской (дилерской) сети и активная рекламная компания. Агенты использовали все свои возможности для продажи ружей статусным клиентам, в том числе рассказывая им об Августе Лебо — «гениальном оружейнике» и поставщике монарших особ, которого к тому моменту давно не было в живых. 

Почтовая открытка. Отправлена с Международной конференции в Альхесирас 21 марта 1906 года.

Модель № 100 типа «Grand d`Espagne».

 

Считается, что ещё одним высокопоставленным владельцем был король Испании Альфонс XIII. В подтверждение в каталоге имеется чёрно-белая фотография, на который испанский король изображён якобы с ружьём Лебо-Куралли № 33108. Между тем, эта фотография является копией почтовой открытки, и по ней невозможно определить марку ружья, на которое опирается Альфонс XIII. К сожалению, сохранившиеся записи в книгах заказов компании начинаются с 1900 года и номера 33168. Поэтому, как и в случае с Николаем II, документального подтверждения факта поставки Альфонсу XIII нет. Тем не менее, тип моделей (рис. вверху), аналогичных ружью, заказанному Эдуардом Шиллингом (Eduardo Schilling), агентом в Барселоне, Мадриде и Валенсии, получил название «Grand d`Espagne» («Гранд Испании»). В 1907 году было изготовлено ружьё для принца Карла Арагонского.

Модель № 97 типа «Kaiser».

 

На некоторых ружьях вместе с «Aug Lebeau Courally a Liege» (Авг Лебо Куралли в Льеже) можно наблюдать надписи: «»F-t des Cours de Russie et d`Italie» или «F-t des Cours de Russie, d`Espagne et d`Italie» (Фабрикант Дворов России, Испании и Италии), и на большом количестве других: «Fab-t des Cours Imp-les de Russie & d`Allemagne» (Фабрикант Императорских Дворов России и Германии). Ничего не могу сказать про итальянский Двор; в Германии же агентом Куралли был Макс Барелла (М. Barella), числившийся оружейником кайзера Вильгельма. Тип моделей, аналогичных ружью, заказанному Бареллой, получил название «Kaiser» (рис. вверху).

Клейма торговых марок стали, принадлежавшие компании  «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd»

 

Ружья Лебо-Куралли повторяли традиционный для Льежа архетип дробовика. Более того, нельзя не заметить сходство колодок, замков и механизма запирания между ружьями Lebeau – Courally и «Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu S.A.» (Льежская мануфактура). В связи с этим очередной вопрос: случайно ли совпадение адреса на бланке компании Августа Лебо и адреса Льежской мануфактуры? 12 ноября 1896 года в коммерческом суде Льежа Куралли зарегистрировал собственные торговые марки стали (не будучи её производителем): ACIER COMPRIME DE WAHLREINE, ACIER LEUGRANN и METAL VAN`T HORN. Замена трубок из WAHLREINE на английские трубки Витворта при заказе ружья добавляла 12 фунтов, из  VAN`T HORN — 14 фунтов, а из  LEUGRANN —  16 фунтов. В июне 1913 года в международном бюро союза по защите промышленной собственности эти торговые марки были закреплены за компанией «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd». 

Митральеза «Князь Горчаков».

 

Кроме ружей высокого разбора, компания выпускала тройники (модель 94 типа «Schlumberger»), митральезы с пятью стволами калибра .22 Extra Long (модель 95 тип «Prince Gortchakoff»), нитро-экспрессы калибра .450 (модель 92 типа «Lamarche»), нитро-экспрессы калибра .360 с телескопическим прицелом (модель 93), бескурковые револьверы «Noctambule» и «Puppy», а также курковый «Bulldog». Однако финансовые результаты, достигнутые при директоре Куралли, оставляли желать лучшего. Из сообщения от Webley and Scott в журнале «Arms & Explosives»: «Интерес к инвестициям меньше, чем в 1903 году, это связано с двумя причинами. Во-первых, из-за использования части внешних инвестиций с целью предоставления денег для текущих нужд компании; во-вторых, из-за того, что в этом году ничего не было получено в качестве дохода от инвестиций в Webley Lebeau Courally Co». В 1906 году промелькнуло сообщение, что в своих сборочных и отделочных мастерских (ateliers d’ajustage et de parachèvement) на rue Mosselman, 53 компания планирует установить мотор с генератором для освещения рабочих мест. В 1913 году: «Наша дочерняя компания в Льеже, Webley Lebeau Courally, находилась в том же положении, что и раньше, заплатив нам обычные пять процентов дивидендов на наш капитал». 

 

Новый точечный рисуноке (3)

P1000645

Ружьё, изготовленное для «Американского магазина» Б.И. Виннера (Киев, Крещатик 41), и запись об этом ружье из книги заказов компании Лебо-Куралли.

 

В статье, посвящённой льежскому оружейному делу, приведена калькуляция двуствольного ружья c бокслоками и стволами из трубок Витворта, выпущенного под маркой Лебо-Куралли в 1910 году. Прибыль от его продажи составила 28 %. Стоит обратить внимание, что ружьё было изготовлено сторонним производителем и приобретено компанией Куралли в «белом» виде. Если ориентироваться на данные, которые привёл в своей книге Марко Нобили, то с 1900 по 1906 год изготавливалось в среднем 332 единицы оружия в год, с 1907 по 1910 — 595, с 1911 по 1912 — 299, с 1913 по 1914 — 595. То есть максимальный выпуск не превышал 50 ружей в месяц. Не имея никакой информации о производстве револьверов, сложно говорить о «The Webley – Lebeau – Courally. Continental fire Arms Co. Ltd», как об оружейной фабрике. Охотничье оружие не выпускалось серийно, а только на заказ по спецификации, согласованной с агентом или покупателем. 

Объявление в справочнике Didot-Bottin (1925 г).

 

В 1919 году Фердинанд Куралли покинул компанию и окончательно перебрался во Францию, где он до этого находился с 1914 по 1918 год во время немецкой оккупации Бельгии. В коммерческом справочнике Didot-Bottin на 1925 год содержится следующая информация: «Куралли. Бывший оружейный фабрикант, учредитель и владелец фирмы Лебо-Куралли, эксперт суда в Льеже. Арбитраж, экспертиза по охотничьему оружию, боеприпасам, автоматическим пистолетам. Консультации по назначению, бульвар Гренель, 137». В 1929 году в журнале L`Elevuer была опубликована язвительная заметка по поводу нескольких сомнительных утверждений в книге Баре (H.Baret) «Petit manuel d’armurerie» (1924), подписанная «Куралли, оружейный эксперт трибунала по гражданским делам в Сене». В 1931 году вышла книга «Les Armes de Chasse et Leur Tir» (Охотничье оружие и стрельба из него). Подпись автора под вступительной статьёй гласит: «Ферд. Куралли, оружейный эксперт трибунала по гражданским делам в Сене, бывший фабрикант оружия в Льеже». Характеристика с чужих слов, размещенная в разделе «дополнения» в числе прочих фамилий, имевших отношение к оружейному делу с 1807 года, — это всё, что Куралли счёл нужным сказать о своём предшественнике Августе Лебо. В 1933 году в L`Elevuer была опубликована статья Куралли «Приклад: адаптация для стрельбы», в которой автор рассуждал о правильной форме ложи.

Реклама Куралли в журнале L`Elevuer.

 

В 1935 году появилась реклама «Компании оружия, патронов и аксессуаров для охоты» (La Societe Armes, Munitions et Accessoires de Chasse, сокращённо — SAMAC), из которой следует, что магазин компании находился на rue Lafayette, 14, и им управлял Фердинанд Куралли. Покупателям предлагались ружья Франкотт и патроны в металлических гильзах. Рекламировался и сам Куралли, как эксперт, консультирующий по вопросам приобретения оружия и патронов.

Магазин, которым управлял Куралли, находился на rue Lafayette (сейчас: rue La Fayette), 14.

 

О частной жизни Фердинанда Куралли известно очень мало. 12 февраля 1901 года он женился на Элизе Рёсен (Elise Reusens), уроженке Антверпена (5.03.1867). В 1904 году пара стала участником детективной истории, о которой писали все французские газеты. Старшая сестра жены, во втором браке — мадам Светон, потеряла мужа, который то ли покончил собой, то ли был убит. Вдова обвинила покойника в том, что при жизни он домогался к падчерице, дочери мадам от первого брака. Куралли дал показания в пользу версии об участии мадам Светон в убийстве мужа. 27 мая 1910 года Фердинанд Куралли развёлся со своей женой. По данным Винсента Райта (Vincent Wright, см. выше), Куралли был также женат на Анн-Мари Хубар (Anne-Marie Houbart). Жозеф Клод Фердинанд Куралли умер в 1943 году. Спустя год скончалась его бывшая супруга Элиза Рёсен.

 

 

 

 

 

 

 

 

С именем Эрнста Тельмана. With the name of Ernst Thalmann.

 

Послевоенная история производства оружия в советской зоне оккупации Германии и в первые годы существования ГДР все ещё плохо изучена. Глубокие исследования, например, Норберта Мочарски (Norbert Moczarski) или Ханса-Юргена Фритце (Hans-Jürgen Fritze) недоступны большинству любителей немецкого оружия и, к сожалению, никак не влияют на печальную картину множества публикаций с одинаково недостоверным содержанием…

Реклама концерна MEVA. 1947 год.

 

26 февраля 1946 года имя Эрнста Тельмана (Ernst Thälmann, 1886-1944) — лидера немецких коммунистов, погибшего в Бухенвальде, было присвоено секвестированной оружейной и велосипедной фабрике Хенель в Зуле (C.G. Haenel, Suhl, Waffen-und Fahrrad-Fabrik). 22 июля 1946 года Ernst-Thälmann-Werk Suhl (Werk нем. — завод) был включён в советское акционерное общество точного машиностроения (SAG Präzisionsmaschinenbau). 5 марта 1947 года завод была выведен из SAG, и стал собственностью Тюрингии. В соответствии с приказом советской военной администрации Германии (СВАГ, нем. — SMAD) № 64 от 28 апреля 1948 года был создан «народный концерн» Vereinigung volkseigener Betriebe  der Metallwarenindustrie — объединение народных предприятий по производству металлоизделий или просто VEB MEWA (VEB от нем. Volkseigener Betrieb — народное предприятие, MEVA от нем. Metallwarenindustrie — производство металлоизделий) со штаб-квартирой в Цвиккау (Zwickau). 

Каталог Fritz Kiess & Co, Suhl.

 

1 июня 1948 года завод Ernst-Thälmann-Werk Suhl вошёл в состав VEB MEWA. 1 янвяря 1951 года в концерн MEWA были включены ранее национализированные J.P. Sauer & SohnGebruder Merkel, Greifelt & Co и Fritz Kiess & Co. В 1954 году из концерна были выделены и объединены под общим названием VEB Ernst-Thälmann-Werk Suhl следующие предприятия*:

C.G. Haenel, с 01.06.1948 — VEB MEWA Ernst-Thälmann-Werk Suhl (производственная площадка I);

J.P. Sauer & Sohn, с 01.01.1951 — VEB MEWA Fortuna-Werk (производственная площадка II и кузнечный цех в Штайнфельде — площадка IV);

Gebruder Merkel, с 01.01.1951 — VEB MEWA Gebrüder Merkel (производственная площадка III);

Greifelt & Co., с 01.01.1951 года — VEB MEWA Jagdwaffen und Lehrenbau, позднее присоединённое к  VEB MEWA Fortuna-Werk (производственная площадка II);

Otto Reif Metallwarenfabrik Suhl, после бегства Отто Райфа на Запад, находившееся в доверительном управлении и в 1951 году присоединённое к VEB MEWA Fortuna-Werk (производственная площадка V).

(*По данным государственного архива Тюрингии и Норберта Мочарски).

Реклама из каталога Лейпцигской ярмарки 1952 года.

 

Несколько особняком стоит всё, что связано с бывшей фирмой Simson & Co, поскольку после войны она стала собственностью Советского Союза и входила в состав SAG Awtowelo Suhl. В 1952 году предприятие было передано ГДР. Оно вошло в VEB MEWA c названием Fahrzeug — und Gerätewerk Simson Suhl. В 1953-1954 годах его оружейное производство работало в тесной технической координации и кооперации с VEB MEWA Ernst-Thälmann-Werk Suhl (бывший Хенель). 10 декабря 1968 года произошло слияние VEB Ernst-Thälmann-Werk Suhl  и VEB Fahrzeug- und Gerätewerk Simson Suhl в VEB Fahrzeug- und Jagdwaffenwerk «Ernst Thälmann».

Пертурбации с вхождением оружейных заводов в «народный концерн» и последующий выход из него стали издержками плановой экономики накануне и после создания в 1949 году государства ГДР, полностью зависящего от Советского Союза. Производство охотничьего оружия постоянно росло, поскольку оно входило в репарационные поставки, а также было потенциальным источником валюты (до 1949 года экспорта не было). По плану* в 1950 году завод Fortuna-Werk должен был изготовить 12000 единиц охотничьего  оружия, Ernst-Thälmann-Werk — 6080 шт. охотничьего и 1200 шт. учебного (пневматического) оружия, Gebrüder Merkel — 1200 шт. и 3250 шт. — кооператив ремесленников BÜHAG. Акционерное общество SAG Simson-Werk работало в основном на репарации. В 1950 году его план был 18000 охотничьих ружей. Осенью 1950 года выяснилось, что непроданными оказались около 18000* единиц оружия, включая старые остатки, что отрицательно сказалось на финансовом состоянии предприятий и заработной плате. В этой ситуации было принято решение поэтапно уменьшить производство охотничьего оружия, а оружейные заводы загрузить другой номенклатурой изделий из металла. Исключение делалось для  Gebrüder Merkel, поскольку это предприятие имело твёрдые валютные контракты с Западом. Бывший завод Зауэра (Fortuna-Werk) должен был выпускать только пневматические винтовки, а ремесленников из BÜHAG планировалось обеспечивать с бывшего Simson & Co. Сведение оружейных заводов в MEWA было следствием решения об организации выпуска там альтернативной продукции: лопаток для турбин, насосов, пишущих машинок, пневматического инструмента и тд. и тп., а не поиском эффективной модели управления оружейной отраслью. Все эти планы были реализованы частично. Только лишь фабрика Otto Reif Metallwarenfabrik, присоединённая к «Фортуне», в феврале 1951 года полностью прекратила производство оружия*. Остальные заводы по мере возможностей пытались его поддержать. Эти усилия оказались ненапрасными во многом благодаря тому, что СССР, особенно после смерти Сталина, понемногу «отпускал вожжи». Репарации замещались полноценными торговыми операциями, рос экспорт, в том числе на всепоглощающий советский рынок (специалисты Госплана оценивали его потребность цифрой 300 тыс. единиц охотничьего оружия в год). К 1954 году ситуация улучшилась настолько, что выделение оружейного производства из MEWA стало вполне закономерным шагом. С подписанием 25 января 1955 года договора с СССР о государственном суверенитете ГДР, решение всех вопросов, включая риски рыночных отношений, связанных с экспортом гражданского (охотничьего) оружия полностью легли на немецкую сторону.  (* Hans-Jürgen Fritze, Heimat der Büchsenmacher). 

Подразделения Kasernierte Volkspolizei. Фото: nexusboard.de

 

До этого производство любого оружия в советской зоне оккупации Германии по политическим соображениям не афишировалось. Производственные линии, изготавливавшие военные образцы, упоминались как «специальное производство». Для нужд армии ГДР, функцию которой выполняла Kasernierte Volkspolizei — казарменная народная полиция, с конца 50-х — начала 60-х годов выпускались советские АК 47 и ПМ.

Ассортимент оружия VEB Ernst-Thälmann-Werk Suhl естественным образом складывался из моделей, которые производили входившие в него предприятия. Все эти модели имели в основе довоенные образцы, оптимизированные под технологию конкретных производств. Между тем, от запуска предприятий после войны и до их объединения в оружейный концерн прошло 5 лет, за которые старые модели претерпели изменения, правда, не всегда в лучшую сторону. Как правило, модификации были вызваны стремлением максимально сократить объём ручного труда.

 

Модели VEB Fortuna-Werk (бывший J.P. Sauer & Co).

 

Модель 8 и её паспорт. Фото: thefirearmsforum.com и mrtarget.de

 

Модели 8 и (с эжекторами) с сигнальными штифтами (указателями взведения) — самая массовая модель завода Fortuna-Werk, которая выпускалась 12 или 16 кал. с длиной ствола, как правило, 72 см и комбинацией дульных сужений чок/получок. Практически повторяла «машинную» модель «Habicht», имевшую одинаковый механизм с моделью 8 довоенного производства.     

Модели 47 и 47Е (с эжекторами) были полностью идентичны моделям I и I E бывшей C.G. Haenel (см. далее). Стволы длиной 72 см калибра 12 или 16 с дульными сужениями чок/получок. Ложа с пистолетной рукояткой со щекой или без, автоматический предохранитель, индикаторы взведения (расположены ниже, чем  у модели 8). Модель 147Е повторяла модель 47Е, но имела высококачественную отделку с сюжетной гравировкой.

Одно из первых изображений модели 47S. Фото из архива Отто Райфа.

 

Части механизма и замок модели 47S.

 

В 1947 году появилась модель 47S (S от нем. Seitenschloss — боковой замок), вид и геометрические размеры которой напоминали довоенные модели XV и XVI. Модель 47S была предельно упрощённой, ориентированной на «машинное» производство. Имела простые (если не сказать примитивные) замки на боковых основаниях со спиральными пружинами без интерцепторов, без отбоя курков и инертные бойки. Бойки имели склонность к  «закусыванию» при открывании, если стволы ружья были направлены вниз. Затвор поджимался спиральной пружиной, закрытой в своём канале винтом. Ружьё имело автоматический предохранитель и эжекторы Сазгейта зульского типа.

Замок модели 47S  с отбоем курка. «Пин» №1 — упор короткого плеча боевой пружины (скрыт под личинкой замка), «пин» №2 — ось крепления боевой пружины.

Модель 147S с замками 1-го (условно) типа.

 

Откровенно неудачная конструкция в 1950 году была изменена. Вернулись к замкам с отбоем курка без перехватывающего шептала (интерцептора), применявшимся до войны на ружьях моделей XV и XVI. Ружьё модели 47S выпускалось 12 или 16 кал. со стволами длиной 72 см и патронником 70 мм. Имело затвор Скотта-Гринера, эжекторы и автоматический предохранитель. Выпускалась также модель 147S, отличавшаяся высококачественной отделкой с гравировкой охотничьими сюжетами.

Модель 47 ST и её паспорт. Фото: guns.ru

 

На базе модели 47S выпускалась садочная модель 47ST (T от нем. Taubenflinte) c широким (спортивным) цевьём и стволами длиной 76 см с полными чоками.

Модель 29Е.

 

Ещё одно садочное ружьё называлась модель 29Е. Система Энсон-Дили, усиленная колодка, указатели взведения, эжекторы, затвор Скотта-Гринера, автоматический предохранитель, спортивное цевьё, длина стволов 12 кал. с полными чоками — 76 см, патронник 70 мм. Выпускалось в 2-х вариантах исполнения, один из которых имел высококачественную отделку с охотничьими гравюрами.

Модель 29S. Фото: rockislandauction.com

 

Самое знаменитое садочное ружьё бывшего завода J.P. Sauer & Co носило название модель 29S. Замки этой модели имели интерцепторы (перехватывающие шептала) и напоминали по механике съёмные замки довоенной модели 16Р. Узнать такие механизмы можно по дополнительному «пину» в крайней от казны точке бокового основания, который является осью винта крепления пружины интерцептора. Другая характерная особенность — усиленный затвор Скотта-Гринера. На ружье устанавливался ствольный блок длиной 76 см с патронниками длиной 70 мм. Дульные сужения — полные чоки. Ружьё имело автоматический предохранитель и эжекторы. Вес превышал 3,8 кг. Самая тщательная ручная сборка и высококачественная отделка, которую традиционно венчало изображение голубя на прицельной планке в районе казны.

Маркировка ствольных блоков (клеймо с номером на торце подствольного крюка) не всгда соответствовала номеру модели. Очень часто на ружьях 47ST можно наблюдать стволы с клеймом 29S, что неудивительно, поскольку геометрия стволов и колодок моделей 47ST и 29S полностью совпадала.

 

Модели VEB Ernst-Thälmann-Werk Suhl (бывший C.G. Haenel).

 

Ружьё Henel модели I, калибр 16х70. Фото: hermann-historica.de

 

Слева: ружьё № 64058, модель I E, 16 кал. Фото: Maynards Fine Art & Antiques. Справа: паспорт ружья № 47954 модели I. Фото: guns.ru

 

Модели I и I E (c эжекторами). Ружьё системы Энсон-Дили с затвором Скотта-Гринера (рамка, запирающая 2 крюка, и болт Гринера). Автоматический предохранитель, стволы из Spezial-Gewehrlaufstahl длиной 72 см 12 или 16 калибра, патронники 70 мм, боковые штифты (сигнализаторы взведения), расположенные ниже, чем у модели 8.

Ружьё Haenel 12 калибра. Фото: guntrader.uk

 

Выпускались также ружья, номер модели которых мне неизвестен (см. фото вверху). От  «Фортуны» они отличались другим спусковым механизмом  и v-образной пружиной затвора. Допускаю, что это был результат технического взаимодействия между бывшими Хенель и Зимсон.

Модель IV (слева) и модель V (справа). Фото: guns.ru

 

Модель IV была аналогична модели I E, но  имела более качественное исполнение и отделку с гравировкой охотничьими сюжетами, а модель V — ещё и фальшдоски.

Ружьё Haenel, изготовленное в качестве подарка на 70-летие Сталина.

 

В 1949 году И.В. Сталину исполнилось 70 лет. На С.G. Haenel (VEB MEWA Ernst-Thälmann-Werk Suhl) в подарок «великому вождю народов» было изготовлено ружьё. Его нынешние владельцы имеют отношение к семье Л.П. Берии. По их словам, ружьё было подарено Лаврентию Павловичу самим Сталиным. Между тем, его нет в списке юбилейных подарков вождю, находящимся в Российском центре хранения и изучения документов новейшей истории (бывший институт марксизма-ленинизма). Возможно, кто-то в 1949 году посчитал, что такой подарок может вызвать у Сталина неприятные ассоциации по поводу возрождения немецкой военной промышленности. Эта версия косвенным образом подтвержается историей с юбилейным заказом у Отто Райфа, когда уже изготовленные для Сталина ружья не были востребованы и оплачены. К слову, государственным подарком ГДР на 70-ление вождя стал прибор «планетарий», изготовленный оптиками Carl Zeiss Jena для Волгоградского планетария.

Модель Va. Фото: hermann-historica.de

 

Самым дорогим ружьём бывшей С.G. Haenel стала модель Va, которая отличалась от модели V великолепной отделкой.

Отличительные признаки ружей, изготовленных бывшей C.G. Haenel в составе концерна  VEB Ernst-Thälmann-Werk Suhl (слева направо): клеймо HAENEL на подушках колодки,  надпись WERK HAENEL SUHL на прицельной планке или стволах, пластмассовый затыльник ложи с аббревиатурой ETW.

 

Массовые ружья бывшей фабрики C.G. Haenel имели качество исполнения на уровне или даже лучше ружей «Фортуны» (бывший «Зауэр»). Характеристики всех горизонталок  Ernst-Thälmann-Werk Suhl, предназначенных для охоты, вне зависимости от завода-изготовителя, были практически одинаковыми: система Энсон-Дили с верхними шепталами со спиральными пружинами, запирание Скотта-Гринера, стволы 72 см 12 или 16 калибра (с конца 50-х годов стандартная длина стволов 16 кал. — 70 см) с дульными сужениями чок/получок (в стандартном исполнении), автоматический предохранитель, эжекторы или без них.

 

Модели VEB Gebruder Merkel

 

«Bockgewehr» или оружие с вертикально спаренными стволами и компания «Братья Меркель» неразделимы. В составе Ernst-Thälmann-Werk Suhl предприятие выпускало следующие модели: 200 Е, 201 Е — то же, что и 200 Е с улучшенной отделкой, 201 ET — спортивный вариант ружья 200 Е калибра 12/70 (в более поздних выпусках это ружьё легко атрибутировать по перфорированному цевью и вентилируемой прицельной планке; в ранних выпусках единственным признаком были стволы 72 см с полными чоками и вес, достигавший 3,5 кг), 203 Е  с легкосъёмными замками на боковых основаниях. Все ружья 200-го модельного ряда выпускались 12 или 16 кал. с патронниками 70 мм с длиной стволов 71 см и дульными сужениями чок/получок (201 ЕТ — 72 см, полные чоки). Запирание — только верхнее «двойным Керстеном».

Меркель 303Е. 1947 год.

 

Завершал модельный ряд дробовик 303 Е, который назывался в каталоге  VEB Ernst-Thälmann-Werk ружьём с «замками Holland-Holland», что было справедливо относительно способа их демонтажа, но сам механизм представлял собой тип замка, известный под названием «Blitz». Замечу, что, в отличие от других производителей, входивших в «народный концерн», даже в самые тяжёлые времена качество у «Братьев Меркель» было на высоте.

Ассортимент  Ernst-Thälmann-Werk не исчерпывался вышеперечисленными моделями, а их характеристики могли быть другими. Например, известно ружьё модели 47S весом 2.8 кг со стволами 20 кал. длиной 68 см. Такие варианты характерны именно для 1952 года, когда было резко сокращено производство на всех предприятиях, кроме, пожалуй, бывшего Зимсона, и был важен каждый заказ.

 

 

 

 

Замочники Вулвергемптона. Эдвин Чилтон. Gun Lock Makers of Wolverhampton. Edwin Chilton.

 

Эдвина Чилтона (Edwin Chilton), думаю, небезосновательно считают преемником Бразье и Стентона. Он родился в декабре 1850 года. Его отец Уильям Чилтон был изготовителем латунного литья (brass founder), а мать Сара Чилтон воспитывала пятерых детей, из которых Эдвин был самым младшим. Обучение Чилтон прошёл у Джона Стентона на Merridale Road и в 1873 году открыл собственное дело в двух бывших школьных классах на втором этаже здания, выходящего на Lowe Street. Эдвин начал с изготовления 2-х ножных токарных станков. В этом деле ему помогали два друга с фабрики на Stafford Road. Чилтон нанял человека по имени Уильям Мьюн (William Munn), а тот для подсобных работ привлёк мальчика по имени Редж Аткинс (Reg Atkins). В таком составе мастерская работала несколько лет, пока в 1877 году по совету своего старого друга Дж. Кенни (J. Kenny), с которым они учились в St. Judes School, Чилтон не принял на работу ещё одного мальчика по имени Чарльз Олкок (Charles Alcock). В 1939 году Олкок записал свои воспоминания о работе у Чилтона. Я благодарен Марку Куперу (Marc Cooper) из Black Country* Society, который поделился этими записями. *С 1846 года название «The Black Country» носил промышленный регион Западного Мидлэнда, куда входит и Вулвергемптон.

Эдвин Чилтон (1850 — 192(?))

 

Поначалу Чарльзу Олкоку пришлось выполнять разную «странную» работу, например, обрезать фитили у парафиновых ламп, которые освещали мастерскую после наступления темноты. Через две недели к нему присоединился Уильм Беддоуз (William Beddows), перешедший от Джона Стентона. Эти трое: Редж, Чарльз и Уильям — проработали у Чилтона до преклонного возраста, став старейшими работниками компании. В 1877 году заказов поступало столько, что Чилтону пришлось построить новую мастерскую на New Hampton Road. Было нанято ещё несколько работников. Поначалу из Бирмингема шли заказы на простые замки и замки «второго сорта», но потом механизмы Чилтона стали покупать лучшие оружейники Лондона. Мастерская выпускала подкладные замки (bar action) и замки с задним расположением боевой пружины (back action). Постепенно производство расширялось. Появились новые работники — Эдмонд Локли (Edmund Lockley), «удивительно сильный, умный и разносторонний человек», Гарри Додд (Harry Dodd), Дик Лоусон (Dick Lawson) и Джим Барнетт (Jim Barnett) пришли от Стентона, Г. Фелловс (H. Fellows), Дж. Фишер (J. Fisher) и Джозеф, брат Уильма Мьюна, переехали из Бирмингема. Собрался большой коллектив работников, многие из которых, по мнению Чарльза Олкока, могли бы без всяких проблем найти работу у других фабрикантов ружейных замков.

Замок Чилтона с отбоем курка. Фото: D.C. Whitman Custom Gunsmithing

 

Джон Стентон, изобретатель замка с отбоем курка, получал роялти в 3 шиллинга и 3 пенса за каждую пару. Подтверждением оплаты роялти были клейма с номером патента на замочных досках. Иногда Чилтон сам отвозил замки заказчикам, иногда они отправлялись почтой в субботу, чтобы в понедельник быть в Лондоне. Так продолжалось годами, пока повсеместно не стали переходить на выпуск охотничьего оружия с внутренними курками. В 1884 году Фредерик Бизли возобновил собственное дело, и Чилтон отправился к нему. Бизли предложил изготовить образец своего замка и дал для этого схему, рисунки и уже готовую замочную доску. Самой большой проблемой оказалось сделать мощный курок радиусом в 2 раза меньше, чем курок куркового ружья. Было испробовано множество образцов, прежде чем получился нужный результат.

Чилтон изготавливал замки для лучших оружейников. В данном случае для Стефена Гранта (Stephen Grant). Фото: vicknairgunsmithing.blogspot.com

 

Чилтон стал выпускать замки для W.C. Scott & Son в 3-х категориях качества по ценам, более низким, чем для заказчиков из Лондона. Он отвозил замки в Бирмингем в субботу утром и тут же получал за них деньги, что было хорошим подспорьем, поскольку лондонские оружейники платили раз в квартал. Чилтон познакомился с Томасом Перксом (Thomas Perks), «умным человеком, не устававшим от интриг». Перкс изобрёл несколько вариантов эжектора и даже впоследствии судился с компанией Вестли Ричардс, пытаясь аннулировать патент на эжектор Дили. Со временем число заказов на замки стало уменьшаться, поскольку ружья системы Энсон-Дили, придуманные для «машинного» производства, в большом количестве стали производить такие компании как, например, BSA (Birmingham Small Arms Co).

Первоначально эжекторы монтировались прямо на основание цевья. Фото: jblanchdatabase.co.uk

 

Бизли посоветовал Чилтону заняться эжекторами. Первоначально это были механизмы с v-образными пружинами, работавшими по принципу ружейного замка. Томас Перкс предложил размещать их внутри небольшого корпуса, прикреплённого к основанию цевья. Эти корпуса делались из цельных пластин, которые нарезались из кованой заготовки. Специально для этого Чилтон купил большой ножной станок и нанял работника по имени Джон Чёрн (John Churn), «прекрасного и сильного человека, не боявшегося никакой работы». Множество механизмов в таком исполнении мастерская Чилтона выпустила для  W.C. Scott & Son, которые по достоинству оценили новый эжектор, поскольку он позволял значительно сократить количество операций при сборке ружья. Напряжения, которые возникали в корпусе эжектора при взводе механизма, потребовали применения стали и, соответсвенно, другого усилия на шпинделе станка и педали, которую приходилось нажимать тысячи раз. Поэтому в помощь к Чарльзу и Джону был нанят ещё один работник Берт Милз (Bert Mills) с фабрики Chubb`s Works.

Эжекторы Дили в корпусе. Фото:Daryl Hallquist.

 

На Вестли Ричардс изготовили аналогичный эжектор, только в несколько ином корпусе, поставив на нём клеймо с номером патента Дили. Перкс подал в суд, но  после многочисленных экспертиз, заседаний и аппеляций иск был отклонён, поскольку принцип, запатентованный Дили, оставался неизменным. Судебная тяжба, требовавшая значительных средств, разорила Перкса, и в 1898 году он был объявлен банкротом. Эта ситуация негативно отразилось на бизнесе Чилтона.

Работа на Бирмингем требовала количества в большей степени, чем качества, поэтому придумывлись и использовались разные приспособления для того, чтобы, например, обтачивать на станке пакет из 20-ти курков, а не каждый по отдельности. До этого на пределе своих возможностей Эдмонд Локли собирал от шести до восьми пар замков в неделю. Чилтона вполне удовлетворяло сотрудничество с производителями Бирмингема, но были и другие заказы. Например, большая партия замков, предназначавшихся для отправки в Америку. Около 100 пар этих замков «зависли» из-за тарифного закона МакКинли (протекционистский закон, установивший заградительные пошлины на ввозимые товары), принятого в США в 1890 году, и были пущены под нож.

Важнйшим элементом любого ружейного замка является боевая пружина. Когда Чилтон только начинал, пружины «на стороне» отковывал старый кузнец, которого звали Олдбери (Oldbury). Потом этим занимался Райт (Wright) в мастерской на Sweetman Street. Вскоре у Чилтона появилась собственная кузница с кузнецом Джорджем Данкомбом (George Duncombe), который проработал несколько лет, прежде чем его сменил Джек Грайнжер (Jack Grainger). В отличие от своих коллег, не признававших ничего, кроме штамповки,  Грайнжер не привередничал и выполнял любую, самую сложную работу.

Односпусковое ружьё Бизли. Фото: morphyauctions.com

 

Чилтон постоянно сотрудничал с Бизли, который потихоньку изготавливал свои ружья, но большого бизнеса не имел. На оружейном рынке появились двустволки с одним спуском. Бизли тоже приложил к этому свою руку, получив ряд патентов на односпусковой механизм. Несколько нижних оснований (личин) для таких механизмов Бизли изготовила мастерская Чилтона; их лично сделал Чарльз Олкок. Сами механизмы были изготовлены в Бирмингеме. Сколько — неизвестно.

Вертикалка Бизли «Shotover». Фото: drake.net

Уникальные замки для вертикалки «Shotover» работы мастерской Чилтона (E.Chilton & Son).

 

Следующей «инновацией», изменившей оружейный мир, стало ружьё с вертикально спаренными стволами. Хотя такая конструкция известна очень давно, её появление на ружьях для охоты и спорта, англичанами, известными консерваторами, было воспринято в штыки. Чарльз Олкок написал: «…и тогда появилась идея о том, чтобы один ствол был поверх другого, дабы упростить прицеливание…но я думаю, что большинство людей предпочитают старый стиль, а именно стволы рядом». Тем не менее, Бизли сконструировал собственную вертикалку, которая рекламировалась под названием «Shotover». Замки для неё выпускал Чилтон (E. Chilton & Son). Это уникальное ружьё заслуживает отдельного рассказа. Скажу только, что оно имело один или два спуска и неотъёмное от колодки цевьё.

Устройство Block Patent Safety.

 

Как только появилось бескурковое ружьё, тут же встал вопрос его безопасности в момент непреднамеренного срыва курка, например, при падении. Одно из первых устройств безопасности появилось на замках для  W.C. Scott & Son под названием Block Patent Safety. Длинный рычаг на оси под действием пружины не позволял курку достать до бойка при случайном срыве. Он размещался в прорези бокового основания замка. Тысячи таких прорезей сделал Редж Аткинс. Однажды во время испытаний он случайно прострелил себе ногу так, что её хотели даже ампутировать. Пока Аткинс выздоравливал, его работу выполнял Чарльз Олкок. Другим вариантом был предохранитель, который Чилтон устанавливал на старых курковых замках. В них курок запирался ползуном снаружи замочной доски. Такой же ползун запирал курок внутрикуркового замка, а снаружи находилась только кнопка. Третий вариант представлял собой так называемое двойное шептало, которое стало стандартным в мастерской Чилтона.

Смотровое отверстие на ружье W.C. Scott & Son. Фото:drake.net

Ружьё Ланга.

 

Разновидностей замков, выпускавшихся компанией Чилтона, было не так много, но среди них попадались весьма экзотические. Как-то для Ланга был сделан замок со снимающимися боковыми основаниями, закреплявшимися винтом в замочной скважине, в которую нужно было вставить маленький золотой ключ, чтобы отвернуть винт. Зачем? Вероятно, чтобы «рассматривать и восхищаться» хорошо отполированным и частично покрытым золотом механизмом. Ключ можно было носить на цепочке для часов. Многих волновал вопрос, взведены ли замки их ружей полностью. Для этого у  W.C. Scott & Son существовали смотровые отверстия, закрытые стеклом, через которые можно было увидеть курки. Была изготовлена специальная вырубка, которая делала отверстие в боковом основании с бортиком снаружи. Внутри отверстие подрезалось и вставлялось стекло,  которое закреплялось маленькой рамкой на 2-х винтах. Все эти «изыски» отпали сами собой, а остались действительно рациональные конструкции, проверенные временем.

Согласно переписи 1911 года Уильям Бредшоу Чилтон числился помощником отца (аssistant in the business).

Уильям Бредшоу Чилтон (William Bradshaw Chilton, 1888-1964). Фото предоставлено Марком Купером (Mark Cooper).

 

У Эдвина Чилтона и его жены Элис Энн (Alice Ann) было двое детей: дочь Элис Элен (Alice Ellen, 1880-1954)  и сын Уильям Бредшоу Чилтон (William Bradshaw Chilton, 1888-1964). По воспоминаниям сотрудников, перед и после Второй мировой войны хозяином был Эдвин Чилтон, возможно, сын Уильяма Бредшоу Чилтона. В 1920 году Чилтон реанимировал (приобёл?) торговую марку JOSEPH BRAZIER ASHES и стал выпускать ружейные замки под этой маркой. В 1932 году в компанию Чилтона устроился Виктор Гриффитс (Victor Griffiths), чей отец W.H. Griffiths там уже работал. После Виктора Гриффитса остались воспоминания, которые также любезно предоставил Марк Купер.

Список работников Чилтона в 30-х годах, составленный Виктором Гриффитсом по памяти. Предоставлен Марком Купером (Mark Cooper).

 

В 30-х годах ВСЕ замки у Чилтона изготавливались вручную. Единственной механизацией была пара механических молотов «Oliver» для горячего формования заготовок. Потом поковки отправлялись в муфельную печь для отжига. Части замка грубо обрабатывались учениками, после чего их доводили опытные работники. Затем присходила первая сборка замка, потом разборка, шлифовка, закаливание (кроме основания замка) и полировка. Замок собирался, отлаживался и проверялся, после чего отправлялся к клиенту. Если заказывались пары, то их очень тщательно подбирали так, чтобы все их характеристики совпадали. В тёмное время использовались переносные газовые светильниками, запитанные от общей трубы, поскольку они позволяли избежать тени в рабочей зоне. Потолочное и лестничное освещение, естественно, было электрическим. Рабочее время продолжалось с 8 до 17 с часом на обед — в понедельник и с 8 до 18 часов — с вторника по пятницу. В субботу работали до 12-00. Не было никаких перерывов «на чай», и рабочие весь день проводили на ногах. Зарплата была сдельной, платили только за готовые замки. Ученики начинали в 14 лет, потом 7 лет стажировались с зарплатой 8 шиллингов в неделю. За работу без замечаний начинающим замочникам доплачивали 2 шиллинга в год. После достижения совершеннолетия в 21 год они переходили на сдельную работу. Первая задача ученика — стоя на табуретке у верстака, получить с помощью напильника плоскую поверхность. За учениками была уборка цеха и помощь квалифицированным работникам. Ученики начинали в 11-00. Тонкая работа по изготовлению ружейных замков  целиком и полностью зависела от индивидуального мастерства работника и она не поддавалась механизации вплоть до начала 50-х годов.

В 1958 году компания Chilton & Son Ltd. выживала, предлагая пружины, инструмент и серийное производство любого типа.

 

Компания располагалась в 2-х зданиях, выходящих фасадом на Sweetman Street и соединённых между собой. На 2-х этажах первого здания и половине 2-го этажа второго располагались цеха. Ещё половину занимал офис с дамой, каких повсеместно называли «Леди Клерк». Половину первого этажа занимал кузнечный цех, а другую половину — магазин. В 1939 году компании пришлось заняться военными заказами. В конце войны спрос на замки для спортинговых ружей был практически нулевым. В 50-х в компании работало около 20 человек, включая 2-х учеников. Тем не менее, Эдвин Чилтон упорно продолжал своё дело и всё же в 1977 году вынужден был продать бизнес тому, кто «ничего не знал о ружейных замках». В результате фирма растеряла квалифицированных работников и закрылась.

Замок E.Chilton & Son с ружья “Twelve-Twenty” компании Stephen Grant & Joseph Lang Ltd. 1948 год. Фото: drake.net

Замки E.Chilton & Son с «вертикалки» Boss & Co. Начало 60-х годов. Фото: A.A. Brown & Sons

 

Клейма Чилтона (кроме JOSEPH BRAZIER ASHES): Е. CHILTON и E. CHILTON & SON (после 1897 года). Их можно увидеть на замках лучших британских ружей: Holland & Holland, Purdey, Boss, W.R. Leeson, W. Powell & Son, C.S. Rosson & Co, Beesley, Stephen Grant и множестве других.

 

 

Замочники Вулвергемптона. Бразье. Gun Lock Makers of Wolverhampton. Brazier.

 

«С чего начинать, Ваше Величество? — спросил он. Начни с начала, — важно ответил Король, — продолжай, пока не дойдешь до конца» (Льюисс Кэрролл. Алиса в стране чудес).

Начать с начала, как советует король в сказке Льюисса Кэррола, не получится, поскольку начало теряется в глубине веков. Фамилия Бразье может и имеет французское происхождение, но в действительности абсолютно английская. До XIX века так назывались ремесленники, имевшие дело с медью, латунью и оловом, из которых изготавливали кухонную и церковную утварь. Осюда — современное значение слова brazier — жаровня. Разобраться в хитросплетениях родственных связей многочисленной фамилии Бразье можно, но это — большая работа, результат которой вряд ли будет интересен современному любителю оружия, поэтому о том, что лежит буквально на поверхности.

 

В XVIII веке в Вулвергемптоне жила семья оружейника Джеймса Бразье (James Brazier, 1736 г.р.). У него и его жены Анны было 9 детей, в том числе 5 сыновей: Бенжамин, Томас, Уильям, Джозеф и Джеймс. Первое упоминание об оружейниках Джеймсе и Бенжамине Бразье содержится в справочнике 1818 года (см. выше).

 

В справочнике 1836 года (см. выше) фигурируют уже пятеро Бразье. В то время мальчики начинали работать в 14 лет, но мастером можно было стать только по достижении совершеннолетия, которое по английским законам наступало в 21 год. Нас в большей степени должно интересовать всё, что связано с местечком Ashes на Brickkiln Street. Там в 1818 года проживал Бенжамин, а в 1836 году — Джозеф Бразье.

 

Всё, что удалось найти относительно Ashes и Джозефа Бразье, уместилось на опросной карточке переписи 1851 года. Перепись населения Соединённого Королевства стали проводить с 1801 года каждые 10 лет. Технология была очень простой. Ночью учётчики будили людей и переписывали всех, кто находился в доме. Из представленного выше документа следует, что по адресу: The Ashes, Great Brickkiln Street, находились: Джозеф Бразье 61 года, фабрикант ружейных замков, работодатель 30 мужчин и 41 женщины, его жена Мери Энн 59 лет, сестра Хелен Контенсон (Helen Contenson) 23 лет и двое слуг 16 и 27 лет. Следовательно Джозеф Бразье, сын Бенжамина Бразье, родился в 1790 или 1791 году.

 

Вернёмся на 10 лет назад к переписи 1841 года. В то время по адресу: Ashes, Great Brickkiln Street были учтены (см. выше): Сара Бразье 50-ти лет, Марта Бразье 20-ти лет, Ричард Бразье 15-ти лет, сборщик замков, Сара Бразье 30-ти лет, Катрин Паркс 20-ти лет, Элизабет Картрайт 5-ти лет и Фредерик Ститерд 15-ти лет, сборщик замков. Замечу, что до переписи 1851 года возраст оценивался самим учётчиком на глаз, поэтому возрастные данные в списках 1841 года весьма приблизительны. Главное для нас, что на момент переписи в Ashes находился молодой замочник, которого звали Ричард. Согласно записи в церковной книге, Ричард Бразье родился 27 июля 1821 года в Вулвергемптоне. Его отец и мать — Джозеф и Мери Бразье. На момент переписи 1851 года  Ричарду Бразье было 29 лет, он числился производителем оружия (gun manufacturer) и вместе с женой Элен, сыном Ричардом, тёщей Элизабет Генивей и двумя слугами проживал в Таттенхолле (Tattenhall) рядом с Вулвергемптоном. Эта деревня была облюбована состоятельными гражданами, предпочитавшими сельский пленэр грязным городским улицам. Ричард Бразье умер в 1866 году во Франции. Его единственный сын 29 августа 1849 года был крещён как Richardus Josephus Brazier.

Объявление в The London Gazette 26 декабря 1843 года.

 

В 1841 году на Thayer Street в самом центре Лондона (кстати, рядом со знаменитой Бейкер Стрит)  числился замочник Джозеф Бразье. Очень может быть, что это был отец Ричарда Бразье, оставивший дела в Вулвергемптоне на попечение сына. 26 декабря 1843 года в The London Gazette было размещено следующее объявление: «Кредиторы Бенжамина Бразье, в прошлом торговца скобяными изделиями и производителя оружия из Вулвергемптона, Стаффордшир, могут получить дивиденты в 1 шиллинг и 11 пенсов с фунта у г-на W. Adams из Вулвергемптона, правопреемника, 3 января или позднее. Счета и ценные бумаги выпущены».

Из каталога Всемирной выставки 1851 года в Лондоне.

 

Револьвер Адамса с надписью Joseph Brazier & Son, Makers, Wolverhampton, No. 30245. Самовзводный вариант. Около 1855 г. Фото: bonhams.com

 

В 1851 году отец и сын Бразье приняли участие во Всемирной выставке в Лондоне как производители ружейных замков и принадлежностей. Там же впервые были показаны капсюльные револьверы Адамса. После выставки лицензию на их производство приобрели некоторые производители, включая Бразье. Думаю, что именно с этим обстоятельством связано расширение производства и новое строительство в Ashes, после которого появилось название Ashes Works (фабрика Ashes) и была учреждена компания  Joseph Brazier & Son.

Одна из немногих фотографий здания Ashes Works (сегодня не существует). Фото: historywebsite.co.uk

 

Фабрика располагалась в конце улицы Brickiln Lane (Great Brickkiln str.) рядом с домом, ставшим родным для нескольких поколений Бразье, по соседству с ясеневой рощей. Отсюда — Ashes — «Ясени» (англ.). На первых револьверах Адамса, выпущенных Бразье, можно увидеть надпись Joseph Brazier (The Ashes) Wolverhampton.  Забегая вперёд, скажу, что в 1880 году фабрику заняла фирма J. Devey & Co, производившая велосипеды и трициклы.

Револьвер Адамса с прибойником Бразье. Около 1855 г. Фото: bonhams.com

 

Свой первый патент № 760 с приоритетом от 5 апреля 1855 Джозеф Бразье получил за рычажный прибойник для капсюльных револьверов. Бразье продавал этот механизм другим производителям револьверов Адамса. Скорее всего, именно его нумерация находится на рычаге вместе с надписью Joseph Brazier`s Patent. Сохранились записи о завках № 1056 от 11 марта 1859 на пружинный зажим и № 1068 от 31 октября 1859 года на замок (патенты не были получены). В 1862 году Джозеф Бразье принял участие во Всемирной выставке в Лондоне. Вот что писал об этом «Журнал практической механики» (Practical Mechanic`s Journal): «В выделке ружейных замков английские рабочие не имеют себе равных, и настоящая выставка полностью подтверждает это суждение. Это правда, что английские замки высшего качества имеют очень высокую цену, но именно в дорогих замках их превосходство наиболее заметно. Работа, демонстрируемая Джозефом Бразье, Вулвергемптон и Джеймсом Грейнджером, Бирмингем, не имеет себе равных в отношении точности подгонки, совершенства отделки, прекрасных характеристик пружин и движущихся частей. У французских или бельгийских производителей нет замков, которые можно сравнить с ними». По итогам выставки Бразье получил медаль жюри за «исключительное мастерство выделки замков и механизмов казнозарядного оружия». 30 января 1864 года Ричард Бразье подал заявку № 259 на подвижную спусковую скобу, которая при движении назад выполняет роль рычага, взаимодействующего с рамкой, запирающей подствольный крюк. Патент он не получил.

Знаменитый замочник Джозеф Бразье умер в 1863 или 1864 году. Его сын Ричард скончался в 1866, а внук Ричард Джозеф — в 1867 году. С их смертью прервалась мужская линия замочных мастеров, ведущая своё начало от Бенжамина Бразье.

В 1869 году в Вулвергемптоне состоялась выставка промышленности и искусства Южного Стаффордшира. На ней были представлены замки «J.B. Ashes» начала века «выдающегося качества». Первое упоминание о том, что дело Бразье не умерло, можно увидеть в объявлении, опубликованном в 1870 году (см. вверху): «Настоящие замки Бразье должны иметь торговую марку Joseph Brazier, Ashes. Остерегайтесь подделок». В 1871 году в рекламе уже есть название компании — Joseph Brazier & Sons. Она выпускала: замки, механизмы и стволы для казнозарядного оружия, все виды приспособлений, фурнитуру, подставки и прицелы, револьверы, полулейки для пуль, пыжи, выколотки для пыжей и тд. 2 апреля 1878 года компания Joseph Brazier & Sons и Роберт Эдвард Кончмен (Robert Edward Conchman) подписали соглашение об использовании патентов № 1756 Джона Дили и № 4513 Уильяма Энсона. Напомню, что патент Дили — ключевой для производства бокслоков. Патент Энсона № 4513 от 1876 года был выдан на конструкцию предохранителя с нижним рычагом, запиравшим спусковые крючки. От компании Joseph Brazier & Sons соглашение подписал Альфред Лоу (Alfred Low). Семьи Бразье и Лоу породнились в XVIII веке, когда Марта Лоу вышла замуж за Бенжамина Бразье (1766-1832) — отца Джозефа Бразье. В 1841 -1850 годах на Salop Row существовала фирма Brazier & Low.

Счётчик выстрелов Голви.

 

По данным справочника «English gunmakers: the Birmingham and provincial gun trade in the 18th and 19th century» с 1887 по 1900 год компания J. Brazier & Sons числилась на Lord Street. В 1883 году на Lord Street проживал замочник Уильям Менсфилд (William Mansfield), который по данным того же справочника «торговал как J. Brazier & Sons». Всё это можно интерпретировать, возможно, единственным образом: в 1880 году с переездом компании J. Devey & Co в Ashes там закончилось оружейное производство, вероятно, не выдержав конкуренции с производителями оружия из Бирмингема. Новым владельцем компании Бразье стал Менсфилд, который продолжил производство ружейных замков под маркой Joseph Brazier & Sons. В 1887 году с приоритетом от 25 июля Уильям Менсфилд получил британский патент № 10343 на счётчик выстрелов, устанавливаемый в ложу ружья или винтовки. Это устройство предлагалось как «The Gallwey Brazier Improved Game Scorer»и было модернизацией счётчика Голви (Ralph William Frankland-Payne-Gallwey, «влиятельный автор и спортсмен»). В 1893 году Менсфилд получил патент № 9450 на интерцептор для сайдлока. В 1889 году компания Joseph Brazier & Sons приняла участие во Всемирной выставке в Париже, где за свои замки получила медаль «Par Excellence» («За совершенство» — фр). Кто поддерживал марку после Менсфилда — загадка, возможно, это был кто-то из многочисленных потомков Джеймса или Томаса Бразье. Все мужчины в этих семьях имели отношение к производству ружейных замков. Кстати, Томас Бразье — старший известен тем, что проходил обучение у Ментона в Лондоне, а сам выучил другого известного замочника — Джона Стентона (1831-1908). Предполагают, что именно Стентон мог использовать марку Бразье для своих внутрикурковых замков. Тому есть только косвенные доказательства. Между тем, в начале XX века торговая марка «JOSEPH BRAZIER ASHES» существовала, и замечательные ружейные замки под этой маркой поставлялись самым известным и титулованным производителям по всему миру.

Замок ружья Маслова № 357 с клеймом  JOSEPH BRAZIER ASHES (выделено красным).

 

Как известно, Ф.О. Мацка, а потом К.П. Маслов, использовали замки J. Brazier & Sons. Мацка умер в 1906 году. Маслов продолжил его нумерацию. Выше показан замок и клеймо  JOSEPH BRAZIER ASHES с ружья Маслова № 357, изготовленного около 1909 года. Замок Бразье имеет также ружьё Маслова №369. Можно, конечно, предположить, что вся комплектация в мастерской Мацки была приобретена до 1898 года, но всё же это маловероятно, поскольку механизмы Бразье были одними из самых дорогих, и покупать их впрок, а не под заказ, для производителей, считавших каждую копейку, было весьма накладно.  

Замок с клеймом JOSEPH BRAZIER ASHES (выделено красным) с ружья Boss & Co. № 5940. Фото: champlinarms.com

 

Ещё один замок с клеймом JOSEPH BRAZIER ASHES (фото вверху) установлен на ружье № 5940 компании Boss & Co. Согласно данным самой компании, ружьё изготовлено в 1912 году. И таких примеров множество.

Пистолет Джозефа Ментона № 5107. 1810 год. На замках имеется клеймо JB. Фото: thomasdelmar.com

 

Поговорим о клеймах и надписях. Известен пистолет Джозефа Ментона № 5107, изготовленный в 1810 году. На замках имеется клеймо JB. Специалисты аукциона Thomas Del Mar определили, что это клеймо Джозефа Бразье. Естественно, возникает вопрос: почему Джозеф, а не Джеймс Бразье? Ведь именно Томас, родной брат Джеймса, проходил обучение у Ментона на Бонд Стрит в 1780 году. В 1826 году Ментон обанкротился. Он оказался должен Бразье 80 фунтов и 10 шиллингов — очень большие деньги по тем временам.

Клеймо J. Brazier (выделено красным) на замках Percussion Wallpiece мушкетов  Lacy & Co. 1949 года (справа) и более позднего (слева). Фото: tapatalk.com

Клеймо J. Brazier на замке капсюльной винтовки 1855 года. Фото: tapatalk.com

Капсюльная винтовка The Whitworth Company Ltd. Около 1870 года. Замки с клеймом  JOSEPH BRAZIER ASHES. Фото: morphyauctions.com

Ружьё под маркой GEORGE ABBEY (CHICAGO). 1869 год. Замки с клеймом  JOSEPH BRAZIER ASHES. Фото: morphyauctions.com

 

Никаких качественных или ценовых «градаций» замков Бразье и изменения клейм в соответствии с этими «градациями» не было. Рассказы об этом не соответствуют действительности. Как показано выше, раннее клеймо J. Brazier ещё во времена капсюльных ружей было заменено на клеймо JOSEPH BRAZIER ASHES. Иногда его сокращали до JOS. BRAZIER ASHES.

Реклама компании Joseph Brazier & Sons. 1875 год.

 

Это клеймо было зарегистрированной товарной маркой компании Joseph Brazier & Son (Sons). Вторая торговая марка представляла собой изображение щита, разбитого на 3 части с буквами J и B вверху и буквой А под ними. После 1889 года на рекламе компании Joseph Brazier & Sons в дополнение к медалям Всемирных выставок в Лондоне 1851 и 1862 годов появилась изображение медали Всемирной выставки в Париже.

Выше показаны примеры замков под маркой JOSEPH BRAZIER ASHES. В 1920 году её реанимировал Эдвин Чилтон (Edwin Chilton), но это уже следующая история.

В качестве послесловия отвечу сразу на некоторые вопросы, ответы на которые не нашли мои коллеги.

  1. Кто такой G. Brazier?

 

Интерцептор (перехватывающее шептало) Бразье и Кэшмора.

 

G. Brazier — это Георг Бразье (1844 г.р.), сын Томаса Бразье, внук и наследник Джеймса Бразье. В 1896 году Георг Бразье (G. Brazier) и Уильям Кэшмор (William Cashmore) получили британский патент № 25994 с приоритетом от 18 ноября на перехватывающее шептало (интерцептор) для подкладных замков.

2. Кто из Бразье был «фабрикантом»?

Фабрикантами (manufacturer) были Бенжамин и Джеймс Бразье, их потомки: Джозеф Бразье и его сын Ричард, а также Георг, внук Джеймса Бразье. Остальные Бразье были простыми рабочими (gun lock smith), опиловщиками (gun lock filer) или мастерами-замочниками (gun lock maker).