Системы Ивашенцова. Ivashentsov`s systems.

 

А.П. Ивашенцов

 

Александр Петрович Ивашенцов родился 17 декабря 1857 года. Его отец Пётр Павлович, подполковник жандармского корпуса, происходил из древнего дворянского рода Костромской губернии, мать Мария Ивановна — из польского шляхетского рода Грушецких. Получив юридическое образование в Императорском училище правоведения, Ивашенцов всю жизнь проработал по судебному ведомству в С.-Петербурге, в Новгородской губернии, в Петергофе, в Царском Селе и вновь в С.-Петербурге. Дослужил до чина действительного статского советника, был награждён орденами Св. Станислава 3 степени, Св. Анны 3-й и 2-й степеней, Св. Вла­димира 4-й и 3-й степеней, медалями «В память царствования императора Александра III» и «В память 300-летия царствования дома Романовых». Его жена Александра Петровна, урождённая Родионова (1856 — 1939), происходила из семьи военного. Старший сын Борис Александрович Ивашенцов (1881 — 1943), надворный советник, служил судебным следователем. Эмигрировал, похоронен в Сербии. Младший сын Глеб Александрович Ивашенцов (1883 — 1933) — выдающийся врач-инфекционист, основатель Боткинской больницы в С.-Петербурге. 

«Настольная книга охотника» С.А. Бутурлина (Вологда, Всекохотсоюз, 1930 г.) начинается словами: «Посвящаю памяти моего друга и учителя Александра Петровича Ивашенцова, бескорыстного, талантливого и неутомимого работника на пользу российской охоты вообще и российского малоимущего охотника в особенности». Действительно, среди многочисленных увлечений Александра Петровича: коньками, парусным и гребным спортом, велосипедом, теннисом, фотографией — особое место занимали охота и охотничье оружие. Ивашенцова можно считать первым оружиеведом-исследователем в России, а методологию определения качества дробового выстрела, содержащуюся в его книге «Бой и служба дробового ружья», следует рассматривать как заслуживающее внимания дополнение опытов Журне и Броунса. Заблуждения Ивашенцова, впрочем, как и Бутурлина, уверен, связаны с отсутствием технического образования. Тем не менее, оба пользовались уважением у русских охотников, а авторитет Ивашенцова в России был непререкаемым. Он состоял почетным членом Эстляндского общества любителей охоты, непременным членом Киевского и почетным членом Рязанского отделов Императорского общества размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты, членом правления Общества любителей породистых собак, действительным членом Северного общества любителей правильной охоты, в 1894 году в качестве эксперта входил в комиссию по улучшению бездымного пороха, постоянно публиковался в периодических охотничьих изданиях, написал несколько книг, в том числе две — по оружейной тематике: «Охота и спорт» (1898 — 1-е издание, 1906 — 2-е издание) и «Бой и служба дробового ружья» (1910).  

Траурное объявление в журнале «Семья охотников» 20 июня 1913 года.

 

После скоропостижной кончины Александра Петровича 4 июня 1913 года в результате инсульта на пристани Вознесенье Олонецкой губернии начался сбор средств на памятник. Осенью 1914 года его установили на могиле Ивашенцова в Воскресенском Новодевичьем монастыре С.-Петербурга. Из 2377 руб. 30 коп., собранных по всей стране, на сам памятник ушло 1605 руб. Остальные деньги предназначались для учреждения стипендии имени А.П. Ивашенцова в Императорском лесном институте. Поскольку оставшейся суммы для этого не хватало, журнал «Наша охота» объявил новый сбор средств. При советской власти памятник на могиле Ивашенцова был «национализирован», а могила утрачена.

001

Могила А.П. Ивашенцова на кладбище Воскресенского Новодевичьего монастыря. 1914 год. Публикуется впервые.

 

Первая система Ивашенцова.

 

Из объявления торгового дома «В.В. Лежен» от 1892 года: «Имея обширную оружейную мастерскую с опытными и искусными мастерами, принимаем заказы на новые ружья и штуцера всех систем высшего достоинства, а также новой системы А. П. Ивашенцова, на которую нам выдана привилегия. Достоинства этой системы перед другими сводятся, главным образом, на безусловную прочность и надёжность колодки, простоту механизма, легко поддающегося чистке, и на безопасность в обращении. Ружьё этой бескурковой системы производится нами с ключом системы Дау и между курков со стволами дамасскими Кильби или стальными Д. Витворта ценою от 375 р. до 450 р. Заграничного производства — от 150 до 275 р».  Объявление касалось так называемой «первой системы Ивашенцова» в 2-х её разновидностях. В одной взведение обеспечивалось верхним ключом, в другой — нижним рычагом, который привыкли называть «рычагом Дау», хотя Джордж Дау запатентовал не рычаг, а систему запирания (британский патент №1594 от 1862 г).

Схема работы «первой системы» в книге А.П. Ивашенцова  «Охота и спорт».

????????????????????????????????????

????????????????????????????????????

 

Как работает механизм «первой системы», видно на приведённых выше снимках. Рычаг взведения, качаясь на оси, взаимодействует с запирающей рамкой и задвижкой верхнего узла запирания. При отведении рычага вперёд и вниз, запирающая рамка движется назад, взаимодействуя с курками, а пружина рычага нагнетается. Курки поворачиваются на своих осях, поджимая плоские боевые пружины. Под действием пружин шептал последние заходят в упоры курков, запирая их. После отпускания рычага взведения под давлением пружины он вместе с рамкой и верхней задвижкой возвращается на место. В другой разновидности описанный цикл взведения обеспечивается верхним рычагом (ключом). Предохранитель мог быть автоматическим (как на снимке). Его тяга упирается в верхнюю часть всё того же рычага запирания  Не думаю, что мне следует анализировать достоинства или недостатки этой простой системы. О ней высказался сам Ивашенцов в своей  книге «Охота и спорт»: «Моя система не представляет ничего вполне нового и оригинального…я старался взять все лучшее из известных мне систем и, скомбинировав наивыгоднейшие их особенности, я получил  систему, на мой взгляд, довольно целесообразную». О недостатках своей системы Ивашенцов написал в этой же книге: «..ей оказались присущими два недостатка: один — это невозможность сделать при ней очень легкое ружье, другой — затруднительность уравновесить силу боевой пружины так, чтобы она с достаточной энергией опускала ударники и вместе с тем давала возможность легко поднимать их. Пружину волей-неволей приходилось делать несколько грубой, а это затрудняло взвод». Собственно, этим всё и сказано. Моя характеристика: громоздкое и неудобное. Замечу, что в начале 1890-х, когда Ивашенцов начал продумывать свою «систему», речь шла только о 12 калибре. Никаких идей относительно «магнумов» в 20 калибре у него тогда ещё не было. Возвращаюсь к приведённому выше объявлению Леженов в части «заграничного производства» ружей Ивашенцова. Известно, как минимум, одно такое ружьё с взведением верхним ключом. Оно изготовлено компанией Томаса Килби из Бирмингема. Долгое время считалось, что Килби, один из лучших английских ствольщиков, — некий мастер-одиночка. Между тем, это была мануфактура, в которой рассверливались и обрабатывались «сырые» трубки, в основном Витворта, иногда — Круппа, спаивались ствольные блоки, выпускались нарезные стволы, в том числе для короткоствольного оружия, а также изготавливались стволы из собственной сварочной стали (дамаск, ламинат). Информация о ружье системы Ивашенцова с клеймом Килби на подушках колодки подвигла заняться самим Томасом Килби. Выяснилось, что его мануфактура выпускала и ружья тоже.

33447

33527

Ружьё «первой системы Ивашенцова», изготовленное компанией Томаса Килби (Thomas Kilby & Son).

 

В показанном выше ружье использован Webley Screw Grip в качестве верхнего узла запирания. Взведение обеспечивает верхний ключ. Из-за его длины кнопка предохранителя вынесена на левую боковину ложи.

Новый точечный рисунок

Ружья под маркой Томаса Килби.

 

Ружей системы Ивашенцова с клеймом Килби и рычагом Дау мне не попадалось. Оба варианта «первой системы» собирались в мастерской торгового дома «В.В.Лежен». Интересной особенность и признаком этих ружей была конструкция бойков, о которой сам Ивашенцов написал следующее: «Бойки представляют собою 2 прямых брусочка стали с четырехугольным поперечным сечением; сверху они имеют по небольшому продольному пазу, в который входят концы винтиков сверху колодки и удерживают этим движение их взад и вперед в известных пределах, бойки толсты, не длинны и очень прочны». В действительности, «винтики» входили снизу.  Бойки «инертные», то есть не имеющие пружин.

фотки 032

На снимке вверху видно устройство бойков ружья №386 «первой системы Ивашенцова» с верхним ключом, собранного в мастерской торгового дома «В.В. Лежен» (W.W. Lejeune). Этот дробовик 12 калибра имеет блок стволов Килби №19892 из стали Витворта, соответствующий 1892 — 1894 годам выпуска, и верхнее запирание массивной горизонтальной задвижкой, типичное для ружей Лежен. На основании кнопочного цевья Энсон сохранились остатки цветной калки. В 1936 году ружьё было подарено от имени А.И. Микояна Э.А. Двораковскому, командиру велопробега «Пять морей» (15111 км). Вероятно, первым владельцем ружья был дворянин с инициалами В.Р. фотки 027фотки 023фотки 025фотки 037фотки 031

фотки 0842

Ружьё «первой системы» Ивашенцова под маркой W.W. Lejeune (В.В. Лежен) с приводом механизма от верхнего ключа.

 

Ещё одно ружьё «первой системы» под маркой «В.В. Лежен» 12 калибра имеет дамасковый ствольный блок Килби и автоматический предохранитель. Механизм ружья приводится рычагом Дау (фото внизу).  

????????????????????????????????????

????????????????????????????????????

Ружьё «первой системы Ивашенцова» под маркой В.В. Лежен с приводом механизма рычагом Дау.

 

Разрабатывая свою систему, Ивашенцов исходил из ошибочного посыла, что «…главный недостаток бескурковых систем — непрочность ослабленной колодки, ради помещения пружин, ударников и взводителей их…». Этот вывод, сродни распространённому в те годы заблуждению о «гигантских давлениях, которые выдерживает колодка», Ивашенцов, вероятно, сделал после известного случая разрушения ружья у него в руках, вызванного, скорее всего, скрытыми дефектами в металле колодки. Несовершенство «первой системы» было очевидным, и, скорее всего, именно поэтому не состоялось её серийное производство на Ижевском оружейном заводе. Из написанного самим Ивашенцовым в августовском номере «Нашей охоты» за 1909 год следует, что в Ижевске было собрано одно единственное ружьё. Заказ дробовика «первой системы» был, вероятно, редким явлением, если Ивашенцов считал возможным лично заниматься его пристрелкой. Один такой заказчик на страницах «Охотничьей газеты» горячо благодарил Александра Петровича. Ружьё с цилиндрической сверловкой стволов длиной 28″ из стали Витворта, изготовленное в 1893 году и пристрелянное Ивашенцовым, на 40-50 шагов дробью №1 прошивало зайца насквозь. Думаю, такую резкость дало бы любое ружьё при 38 г дроби и 7 г чёрного пороха или 2,2 г «Сокола» (навески владельца). За свой дробовик с затратами на гравировку, подгонку, пристрелку и «чаевые» заказчик заплатил 520 рублей.

 

Вторая система Ивашенцова.

 

Считается, что первое ружьё второй «системы Ивашенцова» собрал Мацка. Никаких доказательств этому нет. Из статей А.П. Ивашенцова «Ружьё по моей системе и размерам в изготовлении Императорского Тульского Оружейного завода» («Наша охота», август 1909 г.) и А.Н. Коленкина «Ружьё 20 калибра по системе и размерам А.П. Ивашенцова» («Наша охота», ноябрь 1909 г.) следует, что первое ружьё «второй системы» было выпущено ИТОЗом. Впервые оно было продемонстрировано на русско-шведской выставке физического развития и спорта, открывшейся 16 августа 1909 года в Михайловском манеже (Зимнем стадионе) С. — Петербурга. 

0_12d5e4_7b2dab83_orig

Экспонаты шведского отдела на русско-шведской выставке физического развития и спорта 1909 года.

001

Ружьё 20 калибра «второй системы Ивашенцова», выпущенное ИТОЗом и экспонировавшееся на русско-шведской выставке физического развития и спорта в 1909 году. 

Замки аналогичные «второй системе» Ивашенцова на  ружьё компании W.C. Scott & Sons.

 

Ружьё 20 кал. имело замки, в точности повторявшие, включая форму бокового основания, аналогичные замки компании W.C. Scott & Sons. Спусковой механизм был выполнен на отдельном основании (нижней личине). Что интересно, ружьё Ивашенцова с русско — шведской выставки, как и прототип, имело сrystal indicators — прозрачные глазки, через которые можно было увидеть взведённые курки. По данным учёта на 1.01.1918 года на складе ТОЗа находилось приличное количество «глазков» 3-х типоразмеров, два из которых предназначались для ружей центрального боя, а один относился к винтовке «Сибиряк». Без дополнительного изучения вопроса сложно утверждать, что тозовский «глазок» и  «сrystal indicator» — это одно и то же. На серийных ружьях «глазок» был заменён указателем взведения на оси курка. Запирание и взведение замков ружья Ивашенцова производится рычагом Дау. Механизм запирания состоит из нижней рамки, заходящей на два подствольных крюка и верхней задвижки Пёрдэ, двигающейся вдоль оси ружья и запирающей выступ на казённом срезе ствольного блока. При взведении курков бойки под действием пружинок втягиваются в щиток колодки. Механизм позволяет производить плавный спуск курков. По мнению автора статьи в «Нашей охоте», стволы были сработаны «не вполне по его (Ивашенцова — прим. автора) размерам» и «чоки не были окончены».

Первый вариант верхнего узла запирания ружья Ивашенцова.

Второй вариант верхнего узла запирания ружья Ивашенцова.

 

Известны два варианта верхнего узла запирания ружья Ивашенцова. Один повторял верхнее скрепление «первой системы» с упрощённым вырезом сверху колодки, и  был описан в уже упоминавшейся статье Коленкина: «Затвор у этого ружья пружинный с рамкой Пердэ и с видоизменённым А.П. Ивашенцовым третьим скреплением, приводится в действие нижним ключом, охватывающим скобу». Описание второго, более позднего варианта содержится в книге «Бой и служба дробового ружья» Ивашенцова: «Затвор состоит из рамки Пердея и третьего верхнего скрепления типа Перде. Я очень ценю его за то, что оно позволяет обойтись без вырезов сверху колодки, самый выступ третьего скрепления Пердея мал и не портит, при чистке стволов, руки, работа же его достаточно надёжна». Другими  словами, первоначальная конструкция верхнего узла Пёрдэ, «видоизменённая» Ивашенцовым, была заменена на стандартный вариант запирания Пёрдэ без выреза в верхней части колодки. 

Рисунок ружья Ивашенцова из прейскуранта ИТОЗа. 

 

Первым владельцем серийного ружья Ивашенцова стал сам А.Н. Коленкин, сделавший заказ прямо на выставке. Производство началось в марте 1910 года. А.П. Ивашенцов писал: «…я решил воспользоваться превосходным замком Скотта в шейку и скомбинировал систему так: ударники Скотта были снабжены выступами или кулаками; ключ был удлинен в колодке, и взвод ударников, равно как и управление затвором устроены как у Вудворда. Благодаря этому, колодка получилась сплошная, и, следовательно, ей можно было придать любой вес, прочность и форму. Замки Скотта вполне обеспечили силу и точность действия ударной системы, а длинный и сильный ключ Дау, в связи с мягкостью двухколенной боевой пружины, облегчил взвод ударников. Действие ея и управление его совершенно аналогичны с моей системой. Вместо замков Скотта в шейку для любителей подкладного замка можно взять quasi-подкладной замокъ Мура и Грея, хотя лучше обратнаго замка Скотта он не будет».

????????????????????????????????????

Замок ружья 2-й системы Ивашенцова, изготовленный ИТОЗом.

????????????????????????????????????

Спусковой механизм.

????????????????????????????????????

Механизм взведения.

 

Серийное ружьё Ивашенцова выполнено добротно и с большим запасом прочности. Высокое качество фрезерных  и слесарных работ гораздо лучше того, что можно увидеть на современных изделиях того же завода. Однако в процессе эксплуатации выявились некоторые недостатки. Механизм ружья приводится нижним рычагом, который взаимодействует с рамкой. Рамка имеет два катка, упирающиеся в курки при взведении. Расстояние (плечо силы) между осью катка  и осью курка мало. Из-за этого и необходимости сжатия, помимо боевых, мощной спиральной пружины, поджимающей рычаг Дау, взведение требует изрядного усилия. На некоторых ружьях вследствие, вероятно, не самой лучшей закалки происходил износ катка, и место его контакта с курком становилось плоским. В этом случае взведение превращалось в проблему. Лечится эта «болезнь» заменой или перестановкой местами самих катков. К качеству сборки и осадки никаких претензий нет, эти работы выполнены отлично. Ружья Ивашенцова имеют два вида декора: грубоватый скролл по поверхностям колодки или сюжетную гравировку. Головка колодки  чеканилась или гравировалась.

????????????????????????????????????

  Гравировка бокового основания замка на ружье Ивашенцова.

????????????????????????????????????

Сюжетная гравировка на ружье Ивашенцова.

 

Ружьё Ивашенцова по прейскуранту стоило 175 руб. и было самым дорогим из выпускавшихся ИТОЗом. Ствольный блок из отличной ижевской стали мог быть 20 калибра под бумажную гильзу или 24 калибра — под медную с патронником в 70 мм. Его длина 27″ (686 мм) могла меняться в небольших пределах. Гильошированная прицельная планка была сплошной или углублённой (типа «Идеал»). Стволы выпускались 2-х видов: облегчённые (с ними ружьё весило около 7 фунтов) и тяжёлые (с ними ружьё весило от 7,3 до 7,5 фунтов) — с чоковым сужением в одном или обоих стволах. Цевьё  кнопочное (Энсон), ложа английская (прямая). Антабки не ставились, но их можно было заказать. За 2 рубля к цене прейскуранта покупатель получал любую форму ложи, в том числе по своим параметрам. Носок и пятка приклада имели металлические вставки. Колодка, нижняя личина и боковые основания подвергались цементации (цветной калке «под мрамор»). По данным складского учёта на 1.01.1918 года за охотничьей мастерской ТОЗа для ружей Ивашенцова числилась одна пара стволов и колодка 16 калибра, а также комбинированная пара с гладким стволом 20 кал. и нарезным калибра .50-110-300 («бюксфлинт»). Таким образом, прочность колодки ружья Ивашенцова 20 кал. позволяла использовать её, в том числе, для дымного экспресса .50 калибра с зарядом 110 гран (7,1 грамм) чёрного пороха и пулей в 300 гран (19,4 грамм).

DSCF4868

DSCF4877

Ружьё Ивашенцова с двумя парами стволов.

 

По воспоминаниям Д.М. Кочетова, ружья Ивашенцова были выпущены «небольшой серией». По ведомости охотничьей мастерской ИТОЗа на 1.01.1918 года на заводе находилось одно ружьё Ивашенцова в готовом виде стоимостью 175 руб., из которых 122 руб. 10 коп. — заработная плата и 9 руб.15 коп. — стоимость основных материалов. Имелись также ружья в разной степени готовности: 1 прилаженное, 3 отлаженных, 2 гравированных, 5 калёных, 6 собранных с белыми стволами, 1 собранное с переменными стволами (вероятно, речь идёт о ружье с дополнительной парой стволов — прим. автора). Из частей ружья Ивашенцова в наличии было: стволов 24 кал. с одним чоком — 6 пар, 20 кал. с одним чоком — 40 пар, 20 кал. с 2 чоками — 3 пары, бюксфлинт — 1 пара, убитых (забракованных) — 110 пар. Коробок 16 кал. — 1 штука, 20 кал. — 26 штук, а также замки, рамки запирания, винты и тд. Таким образом, после 1922 года могло выйти не более 45 ружей Ивашенцова.

Рассказывая о «второй системе» Ивашенцова, нельзя обойти вниманием двух разных Вудвардов (Woodvard), в британских патентах 1876 года которых была реализована идея взведения рычагом: Томаса Вудварда из Бирмингема с патентом No. 651, по которому было построено, например, ружьё «Acme» и Джеймса Вудварда из Лондона (вместе с Томасом Саузгейтом) с патентом No. 600, по которому было построено ружьё «The Automatic» фирмы «James Woodvard & Son». Интересный факт: первый «The Automatic», взводившийся рычагом, имел курковые замки. Механизм со спиральными пружинами ружья «Acme» мог приводиться боковым или нижним рычагом. Подкладные замки ружья «The Automatic» взводились рычагом Дау. «Acme» 12 калибра могло не иметь верхнего узла запирания, а «The Automatic» имело верхний узел в виде «кукольной головки», которая ничем не запиралась. Очевидно, что наличие подкладных замков никак не ослабляло колодку, поскольку с этой же системой выпускались нитро-экспрессы африканских калибров.

action_l

«The Automatic» фирмы «James Woodvard & Son». Фото: rbsiii.com

 

Стоит заметить, что «вторая система» впервые была описана в 1906 году в главе «Видоизмененная мною система Скотта» (А.П. Ивашенцов, «Охота и спорт»), то есть задолго до появления теории самого Ивашенцова о преимуществе стрельбы усиленными зарядами из малых калибров. В той же книге написано: «…я лично выбрал бы цилиндр 12 калибра, от 8 до 9 фунтов весу, под картонную гильзу…ружья лёгкие суть предметы роскоши… Чоки в разряде охотничьих ружей, по моему мнению, совершенно неуместны…». Кстати, намерение ИТОЗа «установить валовое производство ружей этого типа, но 12 калибра, весом около 7 3/4 ф.» («Наша охота», ноябрь 1909 г), как известно, не было осуществлено. Не хочу ничего навязывать. Каждый вправе делать свои выводы. Моё мнение таково: утверждение о непрочности ружейной колодки, якобы ослабленной различными пазами и полостями для размещения механизма, было ошибочным, тем не менее, оно привело к появлению ружей 12 калибра первой, а затем и второй системы Ивашенцова с не самыми лучшими весовыми характеристиками. Это, в свою очередь, вызвало опыты с усиленными зарядами 20-го калибра, поскольку дробовая осыпь обычной «двадцатки», естественно, была хуже осыпи, которую давал 12 калибр. Результаты, полученные с применением не вполне корректной методологии этих экспериментов, позволили Ивашенцову утверждать о преимуществе малых калибров, что породило жаркие дискуссии на страницах охотничьей периодики того времени. Апофеозом стал выпуск «двадцатки» Ивашенцова Императорским тульским оружейным заводом. Критическое осмысление и возвращение «на круги своя» произошло позже. Если бы постановка ружья в производство происходила не под влиянием авторитета одного человека, а после комплекса испытаний в условиях реальных охот, боюсь, мы никогда бы не увидели первое, по-настоящему российское ружьё, во всяком случае, в начале XX века.

6370bbf015eb

Ружья (в том числе системы Ивашенцова) в витрине ИТОЗа (слева) на Царскосельской выставке 1911 года.

 

 

Как бы там ни было, усилия А.П. Ивашенцова были оценены. На русско-шведской выставке физического развития и спорта 1909 года его ружьё получило большую золотую медаль Императорского русского технического общества. Сам же А.П. Ивашенцов был награждён почётной медалью этого общества, которая присуждалась «за особые заслуги в области техники и промышленности». Александр Петрович получил её «за разработку охотничьего ружья и полезную деятельность в области развития оружейной техники». На юбилейной Царскосельской выставке 1911 года ИТОЗ получил Большую золотую медаль за «выдающиеся образцы охотничьего ружья и особенно за безукоризненно-исполненное ружьё системы А.П. Ивашенцова» (фото вверху).

«Первую систему» Ивашенцова можно назвать неудачным проектом дилетанта. Ружьё «второй системы» было компиляцией известных ружейных механизмов. Его главный недостаток — тяжёлое и неудобное взведение. Построенное исходя из теории, опирающейся на не вполне корректную оценку опытов по замене зарядов 12 калибра усиленными зарядами 20 калибра, тем не менее, оно оказалось не только исключительно прочным и практически «неубиваемым», но и гармоничным, и по-своему изящным. Ружей конструкции А.П. Ивашенцова было выпущено незначительное количество, их мало, и их нужно беречь. Они несомненно представляют коллекционную ценность и являются своеобразным памятником пытливым первопроходцам отечественного оружейного дела.

Редкие Голланд и Голланд. Rare Holland & Holland.

 

Богатая история английского оружейного дела наполнена множеством лиц. Фамилии некоторых из них постоянно на слуху, поскольку давно стали синонимами известных оружейных брендов и классических ружейных механизмов, о других помнят только историки. Сотрудничество Томаса Астона Перкеса (Thomas Aston Perkes)* с Харрисом и Генри Голландами в последней четверти XIX века было плодотворным. Оно подарило нам интересные образцы охотничьего оружия, весьма редкие сегодня.

*О Томасе Перкесе известно так мало, что небольшой экскурс в историю, думаю, будет вполне уместен. Те, кому это неинтересно, могут спокойно пропустить четыре следующих абзаца.

Томас Астон Перкес родился в 1849 году в Тертоне, графство Ланкашир (Turton, Lancashire), в семье Джозефа Астона Перкеса (1818 — 1867) и Минервы Перкес, урождённой Бэггот (1819 — 1877). 5 сентября 1875 года Томас Астон Перкес женился на Эммелин Элизабет Уилсон (Emmeline Elizabeth Wilson). У пары родилось 5 детей. В соответствии с переписью 1891 года по адресу: London, Osnaburgh Str, 70, вместе с Томасом и Эммелин Перкес находились дети: Томас Уильям (Thomas William) 14 лет, Персиваль (Percival) 12 лет, Артур Герберт (Arthur Herbert Perkes) 9 лет, Мервин (Mervin) 8 лет и Эми (Amy) 7 лет. Старший сын Томас Уильям Перкес пошёл по стопам отца и стал оружейником. Кроме этих данных, есть достоверные сведения о том, что Артур Герберт Перкес был баптистом, крещёным 20 сентября 1885 года в церкви Св. Марии Магдалены, находившейся рядом с домом, где проживала семья. Возможно, все её члены были приверженцами этой конфессии.

О Томасе Перкесе, как о важнейшей фигуре в оружейном деле конца XIX — начала ХХ века, говорят его 17 британских патентов: 2530 от 20.07.1874, 129 от 12.01.1876, 1968 от 16.05.1878, 134 от 11.01.1879, 3049 от 20.06.1883, 10679 от 20.08.1886, 12176 от 8.09.1887, 10084 от 11.07.1888, 2784 от 16.02.1889, 9164 от 14.05.1892, 15223 от 24.08.1892, 18805 от 20.10.1892, 11121 от 6.06.1893, 6022 от 22.03.1894, 3420 от 16.02.1895, 21120 от 22.11.1900 и 170399 от 20.07.1920.

Я не буду рассказывать о всех патентах Перкеса, копии которых имеются благодаря сотрудникам Британской библиотеки (British Library). Замечу только, что хотя патенты и приносили доход, затраты на патентную войну с Джоном Дили-старшим и компанией Westley Richards & Co, в которую втянулся Томас Перкес, оказались столь велики, что послужили одной из причин его банкротства в 1898 году. Из воспоминаний Чарльза Олкока, бывшего сотрудника компании Эдвина Чилтона, выпускавшей ружейные замки (публикация 1939 года): «Мистер Чилтон был связан с другим умным человеком, Томасом Перкесом, который никогда не уставал от интриг и имел огромное самомнение, но хотя он и оставил свой след, боюсь, что это никуда его не привело». Томас Астон Перкес скончался в октябре 1922 года от острой сердечной недостаточности.

Однако вернёмся к ружьям. Перед вами два интересных экземпляра, в которых решена задача «самовзвода» курковых замков. В первом случае — падающими (drop-down) стволами, во втором — рычагом запирания. Ружьё условно первого типа — дымный экспресс .577 кал. №4150 под маркой Holland & Holland — имеет надпись «Perkes patent 243». Это не номер патента, а нумерация самого Перкеса. Условно второй тип представлен ружьём Holland & Holland 12 кал. №4118 с надписью «Perkes patent 214».

 

Дымный экспресс калибра .577 компании Holland & Holland №4150 (1876), выполненный по патенту Перкеса 1876 года. Фото: holtsauctioneers.com

Ружьё H&H  12 кал. №4118 по патенту Перкеса 1876 года. Фото: holtsauctioneers.com

Патент Перкеса №129 от 12.01.1876.

 

Оба ружья выполнены в соответствии со вторым патентом Перкеса №129 от 12.01.1876. Как видно на рисунках (вверху), при взведении стволами (фиг.1) и при взведении рычагом запирания (фиг.3) используется промежуточный рычаг (с).

Часть узла запирания по патенту Перкеса 1874 года.

Патент Перкеса №2530 от 20.07.1874.

 

В «самовзводном» ружье условного «второго типа» используется ещё один, самый первый патент Перкеса №2530 от 20.07.1874 на механизм запирания с помощью рамки, состоящей из 2-х частей А и В, которые могут двигаться в горизонтальной плоскости относительно друг друга (рис. вверху). Для этого используется кулачок (с). Один его выступ (1) двигает часть А рамки вперёд, выводя её из зацепления 3. В это же время другой выступ (2) двигает часть В рамки назад, выводя её из зацепления 4 и 5.

Компания Holland & Holland рекламировала показанные выше ружья до 1890 года как «Patent self-cocking gun». Дробовик 12 кал. №4118 был продан в сентябре 2015 года на аукционе Ника Холта за £1500. Точно такой же №4439 с номером Перкеса 255 был продан в 2001 на аукционе Christie`s за £1116, включая премию. Дымный экспресс был продан в сентябре 2019 года у Холта за £5500. Эти цифры не отражают коллекционную ценность представленных выше ружей, а всего лишь иллюстрируют факт отсутствия конкуренции среди покупателей на конкретных аукционах.

Пара ружей Holland & Holland с механизмом на нижней личине конструкции Перкеса. Фото: czernys.com

 

Следующее ружьё, а, вернее, пара ружей Holland & Holland, которая стала поводом к написанию этой статьи, была продана на декабрьском 2019 года аукционе Czerny`s по цене €18500, соответствующей нижней границе эстимейта. Удивляет не только отсутствие конкуренции за эту очень редкую пару уважаемой фирмы, но и отсутствие достоверной информации об этом типе ружей вообще. На верхнем рычаге запирания имеется надпись «HOLLAND`S PATENT №134», а на подушках колодки — номер 144 из нумерации Перкеса и надпись «PERKES PATENT». Чтобы разобраться, необходимо начать с третьего патента Томаса Перкеса №1968 от 16 мая 1878 года.

Рисунки из спецификации к патенту Перкеса №1968 от 16.05.1878.

 

Этот патент содержит передовые технические решения того времени, относящиеся к охотничьему оружию, и состоит из 2-х частей: описания от 16.05.1878 и спецификации от 16.11.1878, рисунки которой уместились на одном листе (см.вверху). В вводной части Перкес написал: «Цель моего изобретения состоит в том, чтобы сделать казнозарядные ружья с опускающимися стволами самовзводными, самоизвлекающими (стреляные гильзы — прим. автора) и в это же время совершенно безопасными».

«Rook and rabbit rifle» компании H&H с «самовзводом» Перкеса.

 

Описательная часть патента начинается с системы «самовзвода» (self-cocking). Перкес предложил два варианта взведения замка падающим (drop-down) стволом. В обоих случаях «самовзвод» происходит путём воздействия «шпоры» (специального выступа  на стволе) на плечо курка (фиг. 1 и 2). Компания Holland & Holland около 10 лет выпускала лёгкие одностволки с центральным замком и рычагом запирания перед спусковой скобой для стрельбы по грачам и кроликам (rook and rabbit rifle). Они могли быть с гладким стволом .410 калибра или малокалиберным нарезным. Допускаю, что Томас Перкес был их автором, поскольку в его патенте имеется изображение этого незатейливого механизма (фиг. 2). Кроме того, известно ружьё такого типа, выпущенное в 1875 году, то есть до получения Перкесом патента. Эти одностволки компания H&H выпускала как с «самовзводом», так и без него.

Следующая часть патента описывает ударно-спусковой механизм, расположенный на нижней усиленной личине (trigger plate). Предполагалось, что её можно сделать шире и разместить 2 замка, рычаги которых будут находиться на общих осях. В таком замке можно использовать одну пружину для курка и шептала. Он может взводиться непосредственно стволом (фиг. 1) или с помощью штыря (b), один конец которого взаимодействует с выступом на цевье, а другой упирается в курок (с). В этом же абзаце: «… is greatly assisted by a spring which will cause the barrels to tilt more easily» (…очень помогает пружина, которая заставит стволы легче наклоняться). Хотя в рисунках этого нет, но речь идёт о системе, способствующей открыванию (assisted opening action).

Верхний ключ запирания и ползун предохранителя Перкеса.

 

Патент содержит также описание вариантов механизма автоматического предохранителя, запирающего спусковой крючок и шептало. Ключ запирания и ползун предохранителя взаимодействуют над хвостовиком колодки. При повороте ключа (t) вправо ползун (s) отводится назад, поскольку он имеет наплыв, расположенный под углом (фото вверху), а система рычагов (q) в основании (о) под действием пружины (r) запирает спусковой крючок и шептало.

Патент Перкеса 1878 года упоминается весьма часто в связи с тем, что в нём впервые описан эжекторный механизм. Гринер называл его грубым и не дающим никакого преимущества, однако признавал, что Перкес был первым. Никто не удосужился описать его работу полностью, поэтому восполним этот пробел.

Перкес предполагал использовать один эжектор на оба ствола. Основным элементом его механизма был эксцентриковый кулачок (d), закреплённый в торце цевья (с) и поджатый пружиной (f). Пружина могла быть пластинчатой или спиральной. При опускании стволов, экстрактор (b2) упирался в щиток колодки и взводил кулачок (d). При поднятии стволов кулачок (d) взаимодействовал с выступом на колодке (l), в результате чего поворачивался и, после прохождения «мёртвой точки», срывался с выступа (g) пружины (f), ударно воздействуя на экстрактор (b2). Перкес предложил механизм, выдвигавший за габариты верхней части колодки отражатели (w), препятствующие полному вылету нестрелянных патронов. После срабатывания замка отражатель оставался в нижнем положении и не препятствовал вылету стрелянной гильзы. Таким образом, эжектор срабатывал всякий раз, когда поднимались стволы, при этом патроны выбрасывались из патронников. Нестрелянный патрон отражался, а пустая гильза улетала дальше.

 

Ружьё Holland & Holland № 5735 с механизмом на нижней личине конструкции Перкеса. 1879 год. Фото: D. Dallas, I. Crudgington, D. Baker

 

По мнению Перкеса, его патент содержал следующие изобретения: 1 — взведение путём взаимодействия выступа на стволе с плечом курка; 2 — взведение стволом с помощью штыря между упором цевья и курком; 3 — использование роликов, уменьшающих трение между частями механизма; 4 — использование подпружиненного кулачка на цевье для экстракции; 5 — использование экстрактора для подъёма отражателей; 6 — использование стволов для подъёма отражателей; 7 — предохранительный механизм, надёжно блокирующий спусковые крючки и шептала; 8 — автоматическое включение предохранителя путём непосредственного взаимодействия его ползуна с ключом запирания. В представленных ружьях использованы изобретения 1, 3, 7 и 8 из патента Перкеса 1878 года.

Рисунки из спецификации к патенту №134 от 11.01.1879.

 

Теперь о надписи «HOLLAND`S PATENT №134». В действительности это совместный патент Томаса Перкеса и Генри Уильма Голланда (Henry William Holland) от 11.01.1879, который содержит описание предохранительного механизма, запирающего одновременно спусковой крючок, шептало и курок.

Часть колодки ружья H&H №11564 (справа).

 

На подушках колодки определённого типа ружей Holland & Holland (фото вверху) имеется надпись «PAT — 1968 — 78 №2 …(трёхзначная цифра)». Вокруг неё полно всяких домыслов. Причина, вероятно, в том, что мало кто читает оригиналы патентов; большинство пользуется их кратким изложением (abridgement) в различных источниках, в частности, в известных 7 томах «Adridgments of specifications. Class 119. Small-arms», содержащих выжимки из оружейных патентов с 1855 по 1930 год. В действительности эта надпись указывает на второе, как его считал сам Перкес, изобретение, защищённое патентом №1968, а именно: взведение курка штырём, проходящим в теле колодки. Замечу, что такие ружья изготавливала компания W.C. Scott & Son. Многие, в том числе, вероятно, Holland & Holland, покупали их в белом виде.

Думаю пока на этом остановиться. Я рассказал только лишь о 4-х патентах Томаса Перкеса в связи с редкими ружьями Holland & Holland, но осталось ещё 13, и, поверьте мне, в них содержится много такого, что, возможно, заставит пересмотреть устоявшиеся трактовки некоторых эпизодов всемирной истории охотничьего оружия.

Сайдлоки Гринера. Greener`s sidelocks.

 

Для большинства тех, кто слышал о Гринере, ружья под этой маркой — это, прежде всего, система Facile Princeps, замки которой можно отнести к бокслокам (boxlock). Между тем, известны ружья W.W. Greener с сайдлоками (sidelock) или замками на боковых основаниях. Грэхем Гринер, представляющий пятое, после Уильяма Гринера (1806 — 1869), поколение знаменитой в оружейном мире фамилии, издал книгу «The Greener Story», в которой утверждает, что приблизительно половина ружей ручного изготовления, выпущенных компанией Гринера, была с сайдлоками. Тогда почему же сегодня они такие редкие? Давайте разберёмся.

Курковое ружьё Гринера в книге «The Greener Story» отнесено к категории сайдлоков. Фото: Griffin & Howe

 

Свои выводы Грэхем Гринер сделал, отнеся курковки к сайдлокам. Однако в подавляющем большинстве случаев, когда говорят о сайдлоке, имеют ввиду замок с внутренним курком.

Сайдлок Гринера. 1898 год.

 

Самый «древний» сайдлок Гринера из тех, что я видел, был выпущен в 1898 году по патенту Нидема (J.V. Needham) №1205 от 1874 года. Он весил около 3,1 кг со стволами длиной 72,4 см.

Бескурковое эжекторное ружьё Гринера с сайдлоками. Рисунок из книги 1910 года.

Кордитное (кордит — тип бездымного пороха) ружьё Гринера. Рисунок из каталога 1910 года.

 

Из каталога «Double & Single Express and Big Game Rifles» компании W.W. Greener (1910): «Кордитные ружья Гринера (бескурковое-эжектор-сайдлок). Класс R.L.T. 70. Цена £ 73 10 0 (73 фунта стерлингов и 10 шиллингов — прим. автора). Эта модель была введена для удовлетворения желаний спортсменов, привыкших к механизму сайдлока своих дробовиков, и предпочитающих ту же систему для своих мощных ружей Big Game. Как видно из иллюстрации, ружьё красиво отделано и щедро гравировано сценами охоты, стволы из никелевой стали Гринера, верхний предохранитель, пистолетный приклад, амортизирующий затыльник, прицел по заказу, идеально сбалансировано. Изготовленное в лучшем качестве, как правило, только на заказ, может быть поставлено в любом калибре; время, необходимое для изготовления, варьируется от трех до пяти месяцев. Механизм, прицеливание и стрельба являются первоклассными. Если сделано без эжектора, то цена £ 63». Это описание даёт представление о возможностях компании Гринера по изготовлению ружей с сайдлоками до Первой мировой войны. Если они делались вручную и только на заказ в течение 3 — 5 месяцев, то речь может идти об ограниченном их количестве, но никак не о тысячах. Это и есть ответ на вопрос о причине редкости таких ружей.

Сайдлоки Гринера  в  прейскурантах магазина ТД Фальковского и Широкоряденко: на 1910/11 г. (справа) и 1913/14 (слева).  

 

Что касается России, то магазин Гринера в Санкт-Петербурге на Большой Морской, 33 просуществовал во второй половине 1880-х всего несколько лет и каких-то существенных следов после себя не оставил. Впоследствии ружья Гринера продавали несколько российских оружейных магазинов.

Ружьё Гринера с сайдлоками 12 кал.  №59574 (1911 год). Фото: steniron.com

 

Коллеги с итальянского сайта, любезно давшие согласие на использование их снимков (фото вверху), ошибаются, имея ввиду Гринера, когда называют 1911-й «последним годом оружия ручного производства». После Первой мировой войны выпуск ружей ручной сборки под маркой W.W. Greener продолжился, однако объём их производства остался прежним.

Бескурковое эжекторное ружьё Гринера с сайдлоками. Рисунок из каталога 1920 года.

 

Из каталога 1920 года:«Этот тип оружия, столь любимый лондонскими оружейниками, предпочитают некоторые спортсмены в качестве английского охотничьего ружья вместо ружья с механизмом в колодке «Greener» Facile Princeps, и хотя ружьё, изготовленное с механизмом сайдлока, стреляет несколько медленнее и оно более сложное, его форма даёт замечательную возможность для декоративного эффекта. Когда ружьё изготовлено как Гринер высокого разбора, спортсмен может быть в нём полностью уверен. Ружьё, показанное на рисунке, оснащено стальными коваными стволами, автоматическим эжекторным механизмом, автоматическим верхним предохранителем, 12 калибр весит от 6,5 до 7 фунтов, 16 калибр весит от 6 фунтов до 6 фунтов и 6 унций, размеры ложи на заказ. Оно имеет все усовершенствования, необходимые разным пользователям, и щедро гравировано».

Эта пара ружей Гринера 12 кал. была изготовлена между 1914 и 1921 годами для Великого визиря Османской империи Саида Халим-паши. Гравировка Гарри Томлинсона (Harry Tomlinson), ведущего гравёра компании, автора знаменитого ружья «Святой Георгий» . Фото: turel-guns.com 

 

Споры по поводу «градаций» — любимое занятие «знатоков» оружейных форумов. Грэхем Гринер в своей книге сделал, по моему мнению, безуспешную попытку разобраться в этом вопросе. Вместо запутанной системы «классов» (grade), которую использовали в компании с 1881 по 1965 год, он ввёл свою собственную. Есть очевидные вещи, например, что ружья под торговой маркой «Royal» имели на верхнем ключе изображение золотой короны, а под маркой «Imperial» к короне добавлялся скипетр. Я не знаю, что такое «подарочный» (он же «выставочный», он же «специальный») класс, который, по мнению автора книги, характеризуется высококачественной отделкой с рельефной гравировкой, тогда как ружьё с такой отделкой в каталоге 1920 года имеет «градацию» FN70. Там же: L80, FH50, F35, D25, F35, F25 и OF60. Возможно, когда-нибудь дойдут руки и до этого вопроса, но в настоящий момент меня больше занимает другое, а именно — механизмы сайдлоков Гринера, поскольку их явно было несколько видов.

Боковые основания ружей (сверху вниз): 59574 (1911), 64306 (1913), ????? (после 1914).

 

Если о первых двух (фото вверху) мне сказать нечего, то замок третьего ружья достаточно хорошо известен. Он построен по патенту Гарри Гринера (Harry Greener, 1868-1950) №5090 с охранным сроком от 27 февраля 1914 года. В описании сказано: «Основная цель настоящего изобретения состоит в том, чтобы создать легкий, компактный и хорошо сбалансированный боковой замок, в котором личинка (bridle) и ее крепежные штифты эффективно используются для поддержки взведённого курка и интерцептора; также как шептало и курок, они уменьшены в весе и толщине без ущерба для прочности и эффективности действия, а собранный замок может быть сделан значительно более узким по ширине…, чем это возможно с обычными конструкциями боковых замков, из чего следует, что улучшенные замки могут быть установлены в ложу в относительно неглубоких углублениях…»

Рисунок из патента Гарри Гринера 1914 года.

Современный замок в соответствии с патентом Гарри Гринера 1914 года.

 

«Улучшенный» сайдлок Гринера имел следующие особенности: нижний интерцептор (перехватывающее шептало), пружину, зафиксированную штифтом личинки, общую для шептала и интерцептора, а также максимально облегчённую личинку с «тремя грушами» (пропилами соответствующей формы). Другими словами, ничего выдающегося или революционного. Он поставлялся компании Гринера под маркой JOSEPH BRAZIER ASHES.

Сайдлок Гринера № 68465. 1928 год. Фото: gunsinternational.com

 

Появление патентованного замка вовсе не означало отказ от ранее использовавшихся сайдлоков. На фото (вверху) одно из пары ружей с номерами 68463 и 68465, выпущенных в 1928 году. Отчётливо видно, что это не замок Гарри Гринера.

Новое ружьё W.W. Greener 32 кал. Фото: wwgreener.com

 

В 1985 году Грэхем Гринер и мастера-оружейники Дэвид Драйхерст с Ричардом Тэнди приобрели компанию и реанимировали марку «W.W. Greener». Сайдлоки занимают почётное место среди оружия «Нового Гринера», а сотрудничество с гравёрами Бредли Таллетом, Аленом и Полом Браунами, а также Филом Коганом принесло выдающиеся результаты, поднявшие старую марку на новую высоту, но это уже совершенно другая история.

МИФЫ РОССИЙСКОГО ОРУЖИЕВЕДЕНИЯ. Тула-чок. Tula Choke.

 

«Тула-чоки» на «скитовых» ружьях (сверху вниз): Krieghoff K-80, Rottweil Olympia 72, Perazzi Comp I IntSk .

 

Конструкция дульных окончаний стволов, показанных выше, имеет название «Tula Choke» (тула-чок). В самой России это название практически не употребляется. Стволы с тула-чоком можно иногда встретить на ружьях для скита Krieghoff, Rottweil, Perazzi, Caesar Guerini и газоотводных Smith & Wesson 1000S. История появления «Tula Choke» обросла легендами. Надеюсь, эта статья положит конец мифотворчеству.

Из статьи «Тула чоки» (Tula Chokes, 2008) Брюса Бака (Bruce Buck), известного стрелка и автора популярного блога Shotgun Report: «На международных соревнованиях по стрельбе в начале 50-х годов на круглом стенде доминировали спортсмены из команды ВВС США. В то время они использовали в основном Browning A-5 с компенсаторами Cutts. Это устройство было довольно распространённым в США. История гласит, что после того, как они выиграли крупные соревнования где-то в Скандинавии, российский тренер подошел к одному из участников и попросил продать его А-5. Предлагаемая цена была настолько высока, что американец не смог отказаться. Через час или около того русский вернул ружьё, за исключением 18-дюймовой передней части ствола. Все, чего он хотел, — это Cutts. Вскоре после этого русские выпустили чок «Тула», названный в честь их главного арсенала в Туле. Они использовали его на своих МЦ-6 и MЦ-8, копиях вертикалок Меркель. Юрий Цуранов установил мировой рекорд в 60-х или начале 70-х годов с этим ружьём. Я считаю, что он был первым, кто выбил 200 из 200 на крупных соревнованиях. В оригинальном ружье Perazzi Comp I и ружьях K-80 для скита также использовалась эта форма чока. У злополучных полуавтоматов  Smith & Wesson производства Howa, привезенных в США из Японии в середине и конце 70-х, также был jug choke (чок с преддульным  расширенеим — прим. автора)».

Ю.Ф. Цуранов со своим МЦ8-03-3-Э.

 

Не думаю, что советский тренер в начале 50-х годов имел возможность предлагать «высокую цену», а спортсмен мирового уровня никогда бы не продал своё ружьё. Что касается нашего великого стрелка Юрия Филаретовича Цуранова (1936-2008), то память г-на Бака не подвела. Действительно, 200 из 200-т Цуранов «сделал» в 1971 году на чемпионате мира в Болонье, хотя первым такого результата добился Николай Данилович Дурнев в 1962 году на чемпионате мира в Каире. Оставлю без комментариев слова о «копиях» Меркель. Очевидно, что это не так. Между тем, уникальное ружьё Цуранова МЦ8-03-3-Э (Э — экспериментальное, слесарь-сборщик И.А. Зайцев) №670794 с тремя ствольными блоками имеет прямое отношение к теме моего рассказа. «Боевая пара» 12 кал. длиной 675 мм и весом (с цевьём) 1770 гр. — с обычными раструбами, на которых выполнены так называемые «жабры» — шесть вертикальных пропилов для сброса пороховых газов. Конструкция дульной части каналов другого блока 12 кал. длиной 680 мм и весом 1680 гр состоит из длинного переходного конуса и короткого чока, имеющего вид обратного конуса (раструба) с основанием диаметром 18,8 мм на дульном срезе. Третий блок — тренировочный 28 кал. длиной 675 мм и весом 1750 гр. Колодка с прикладом весит 1,8 кг; при этом баланс ружья с любым блоком — строго по оси шарнира. Интересной особенностью этого дробовика является односпусковой механизм с приваренным вторым (фальшивым) крючком — следствием невозможности, а, может, и нежелания великого спортсмена менять свои рефлексы, отработанные на двух спусках. На ружье установлен затыльник FN от В-25. Как стрелял Юрий Филаретович из своего МЦ можно посмотреть (с 14-й секунды).

Для Брюса Бака тула-чок и jug choke (кувшин-чок) — синонимы. Давайте для начала разберёмся с jug choke. Одним из первых (а, может быть, и первым) это название применил В.В. Гринер (W.W. Greener) в своей книге «Ружьё и его развитие» (THE GUN AND ITS DEVELOPMENT, 1881). Из главы «Description of choke-boring»: «Есть два различных способа чоковой сверловки: первый, который, как мы полагаем, является оригинальным методом, состоит в том, чтобы расточить канал ствола почти на всю длину и сузить его на расстоянии до 3 дюймов от дула. Другой способ состоит в том, чтобы увеличить отверстие непосредственно позади дульного среза и продлить его на 3 или 4 дюйма по направлению к казенной части. Г-н Р.М. Фабурн (Russell M. Faburn — прим. автора) запатентовал в Америке в 1872 году расширяющуюся насадку или режущий инструмент для создания этой формы чока, известной как расширение Фабурна или jug choke». Замечу, что названия jug choke в описании патента нет.

Рисунок из патента США Рассела М. Фабурна (Russel M. Faburn) №128379 от 25 июня 1872 года.

 

Перейдём теперь к компенсатору Cutts. В семье потомственных военных по фамилии Каттс мальчики традиционно носили имя Ричард Малкольм. Исследованиями процессов, происходивших со стволом в момент выстрела, занимались отец Richards M. Cutts (1878-1934), полковник корпуса морской пехоты США, и его сын Richards M. Cutts Jr. (1903-1973), известный стрелок, закончивший службу в чине бригадного генерала. 22 мая 1926 года Каттс-младший подал патентную заявку на дульный компенсатор (патент США №1636357 от 19 июня 1927 года). Насадка, которая накручивалась на дульную часть, имела газоотводные прорези в верхней и боковой части, направленные назад под некоторым углом. Каттс предложил 2 варианта своего компенсатора (рис.4 и 7 внизу). Принято считать, что такое устройство уменьшает отдачу и подброс ствола. Между тем, в описании патента утверждалось, что целью изобретения является компенсация колебаний ствола, возникающих во время выстрела: «Большая точность была показана…из-за демпфирования в значительной степени как частоты, так и амплитуды этих колебаний». Хронометрирование показало увеличение скорости пули на выходе из компенсатора по сравнению со скоростью на дульном срезе.

Рисунок из патента США Ричарда М. Каттса-младшего №1636357 от 19 июня 1927 года.

 

26 апреля 1928 года Каттс-старший подал заявку на компенсатор для дробового ружья, состоявший из накручивающейся на ствол расширительной камеры с прорезями для сброса газов и сменных чоков.

Рисунок из патента США Ричарда М. Каттса (старшего) №1773260 от 19 августа 1930 года.

 

В пространном описании патента содержатся сведения о влиянии различных причин на качество дробовой осыпи. Каттс-старший утверждал, что его компенсатор позволяет минимизировать воздействие на дробовой столб колебаний ствола, остаточного давления, прорыва газов из-за недостаточной обтюрации и, вообще, «дает очень высокую степень контроля кучности».

Рисунок из патента США Ричарда М. Каттса  (младшего) №2098617 от 9 ноября 1937 года.

 

В патенте Каттса-младшего №2098617 от 9 ноября 1937 года появляется новая конструкция чоков (так называемый «spreader») для формирования широкой равномерной осыпи на коротких дистанциях стрельбы (фиг.2). В 1938-39 годах он получил патенты на компенсаторы для артиллерийских систем.

Реклама компенсаторов Каттса компании Lyman Gunsight Co со сменными дульными сужениями (слева направо):  «spreader» , magnum full, super full, full, modified, improved cylinder.

 

Компенсаторы Каттса до и после войны выпускала компания Lyman Gunsight Co. Ричард Каттс в 1955 году подал заявку на регулируемый дульный чок (adjustable muzzle choke), который (с перфорированной предчоковой камерой и без неё) также производила компания Lyman. В 1962 году Каттс-младший заново получил патенты на все семейные изобретения. Е.С. Гуревич упоминал «компенсаторы Кутса» в 1936 году («Чоковые насадки для ижевских одностволок», журнал «Боец-охотник»), а С.А. Бутурлин в письме Гуревичу сообщил, что заказал на ТОЗе для сына одностволку 28 калибра со сменными чоками и одним регулируемым поличоком. Другими словами, и компенсатор Каттса, и поличок до войны уже были известны в СССР.

В 1999 году вышла книга начальника сектора ЦКИБ СОО Симона Матвеевича Шейнина (1924-2005) «Записки оружейника». Вместе с панегириками в стиле культа личности бывшему директору ЦКИБ СОО Ивану Михайловичу Михалёву (вне всякого сомнения, заслуженному и уважаемому человеку) в книге имеется весьма интересная и важная информация непосредственного участника событий, более того, одного из основных действующих лиц, причастных к интересующей нас тематике. «…до И.М. Михалёва вопросы боя оружия являлись уделом операторов-ствольщиков (доводчиков боя — прим. автора), которые через многочисленные и подчас полусознательные доводки каналов стволов пытались достичь требуемые показатели кучности стрельбы с непомерным расходованием боеприпасов…именно они, а не технология, определяли показатели кучности стрельбы как дробью, так и пулей…между каналом и самим сужением всегда образовывался уступ, который изменял характер движения дроби перед выходом её из канала ствола. Попытки же исправить канал свинцовкой с наждаком (технологическая операция полировки свинцовым притиром на «тягле» (ручке) с маслом и абразивом — прим. автора) не всегда оканчивались успешно, приводя к непредсказуемой форме самого сужения…подлинной находкой… является…элемент в виде преддульного расширения, диаметр которого несколько более диаметра канала ствола в его дульной части. Это было действительно нововведение…, позволившее отделить технологически два элемента канала ствола: собственно канал и дульное сужение. Хотя само по себе расширение не представляет новизны и за рубежом как конструктивный элемент улучшения показателей кучности стрельбы известно, тем не менее введение этого элемента в технологию изготовления ствола развязало руки производственникам и позволило обрабатывать канал раздельно от дульного сужения…».

Таким образом, преддульное расширение канала ствола на ружьях ЦКИБ СОО появилось как технологическая полость, позволившая разделить операции обработки канала ствола и дульных сужений, а не как хитроумный способ улучшить качество боя, подсмотренный у американских стрелков, применявших компенсаторы Каттса. Старый ствольщик Василий Константинович Гольтяков, ученик знаменитого Михаила Алексеевича Дьячкова, пришёл в ЦКИБ СОО в 1963 году. По его словам, в то время конструкция стволов с преддульным расширением уже была стандартной, правда, само расширение приходилось выполнять руками с использованием токарного станка. Внедрение преддульного расширения привело к большим проблемам. О них можно прочитать в книге С.М. Шейнина: «…когда начали культивировать новые дульные сужения…у нас повсеместно стали выявляться раздутия в зоне дульной части стволов. Эти раздутия имели место и при уменьшении величины сужения, то есть при любом сужении». Никакие меры не помогали решить эту проблему, пока не состоялся переход от ствольной стали 50А к легированной стали 30ХН2МФА, гораздо более дорогой, трудно обрабатываемой и требовавшей термообработки ствольных заготовок. К слову, преддульное расширение хорошо согласуется с технологическими методами электрохимической обработки (ЭХО) при формировании канала ствола и электрохимического хонингования (ЭХХ) при организации дульных сужений, применяемыми ЦКИБ СОО с 70-х годов прошлого века.

Варианты конструкции дульных сужений 12 кал. с преддульным расширением.

Конструкция «зажатого» раструба с преддульным расширением: 1 — канал, 2 — преддульное расширение (конус 2°), 3 — сужение (цилиндр), 4 — обратный конус (раструб 5°). Фото: guns.ru

 

Конструкция обычных «цкибовских» дульных сужений (рис. 1,2,3) предусматривает сопряжение конуса 2° (преддульное расширение), конуса 5° (переходный конус) и конуса 20′ (чок). Конус 20′ выполняется развёрткой; он препятствует образованию раструба при интенсивной стрельбе. Конус 5° является предельно допустимым с точки зрения прочности ствольного материала.

Газета ЦКИБ СОО «За прогресс», в которой напечатана заметка С.М. Шейнина о тула-чоке.

 

27 августа 1999 года в газете ЦКИБ СОО «За прогресс» была опубликована заметка С.М. Шейнина «История Тульского чока»: «Вскоре после того, как в 1968 году стрельба на круглом стенде была признана олимпийским видом спорта, большинство разработок проводилось в направлении модификации ружья. Иван Михайлович очень обстоятельно занимался стволами и боем оружия. Бой он считал первейшей характеристикой как в гладкоствольном оружии, так и нарезном. Михалев умел в любой ситуации уловить зерно, самую суть и быстро принимал единственно нужное решение. Внимательно изучив образцы отечественных и иностранных двуствольных ружей, выявив определенные закономерности, сделал чертежи. У дульной части канала ствола предусматривалось сужение, которое затем расширялось в направлении выстрела. Это обеспечивало надлежащий эффект рассеивания дроби. Дробовой выстрел очень сложный: 300-400 дробинок распределяются в круге 750 мм и нужно, чтобы распределение дроби было равномерным. Иван Михайлович абсолютно точно выбрал параметры дульного сужения. Разработанное им дульное устройство канала ствола кувшинообразной формы позволяло получать хорошую кучность на определенную дальность. Но Иван Михайлович был своеобразный человек. На первых порах он не все изобретения патентовал. Уже шел серийный выпуск таких ружей, об этом устройстве стало известно в мире, а авторского свидетельства у него все еще не было. Первой обратила внимание на это устройство немецкая фирма Krieghoff, они-то и дали название «Тула чок»… Спустя десятилетия американцы обнаружили, что из ружья с дульным устройством можно выполнять и другие упражнения. Тогда же появилась статья «Тайна Тульского чока». Авторское свидетельство нам все же удалось получить, но уже без Михалева». С.М. Шейнин описал конструкцию, которую можно наблюдать на второй «паре» ружья Ю.Ф. Цуранова (см. начало статьи). Замечу, что такая конструкция не предусматривает утолщения дульной части, как у обычного раструба. На рис. 4 и 5 показаны некоторые варианты типа «зажатого раструба» с преддульным расширением (конус 2° — преддульное расширение, 3° — переходный конус, короткая цилиндрическая часть и раструб 5°), которые появились в конце 50-х — начале 60-х годов. Здесь цилиндрическая часть (сужение) меньше диаметра канала ствола. На реальных ружьях, находящихся в эксплуатации, диаметр сужения больше диаметра канала, но меньше диаметра преддульного расширения, а дульная часть снаружи утолщена и имеет вид стандартного раструба (фото вверху).

Борис Антонов со своим Браунингом (крайний слева) и Олег Лосев с МЦ8-3 (фото справа). Снимки из архива В.Н. Тихонова.

 

Брюс Бак прав, на чемпионате мира 1954 года советские стендовики дебютировали не слишком удачно: Зураб Мачханели занял лишь 7-е место на «траншее», но затем произошёл невероятный скачок. Чемпионом мира в 1958 году на круглом стенде стал Арий Иванович Каплун. (Бывший главный инженер В.И. Волков в книге, посвящённой 50-летию ЦКИБ СОО, написал, что А.И. Каплун стал чемпионом с МЦ11). Николай Дурнев с МЦ8-3 завоевал «серебро». Кроме них в составе советской команды, взявшей золото и в командном зачёте, выступали Юрий Цуранов с МЦ8-3 и Борис Антонов с «Browning Auto 5». Никаких чоков, подсмотренных у американцев, на ружьях наших стрелков не было. Думаю, в основе легенды, озвученной Брюсом Баком, лежит тот факт, что Антонов на своём Браунинге использовал дульную насадку Каттса AMC (adjustable muzzle choke — регулируемый дульный чок или «поличок»).

Олимпийский чемпион 1968 года Е.А. Петров со своим ружьём МЦ8-3.

Николай Данилович Дурнев со своим МЦ8-3.

Запись о ружье Дурнева №7816 в книге номеров ЦКИБ СОО.

 

В 1959 году Олег Сергеевич Лосев стал чемпионом мира, Юрий Филаретович Цуранов завоевал «серебро», а Николай Данилович Дурнев — «бронзу». В 1962 году Н.Д. Дурнев стал чемпионами мира. В 1967 году советская сборная завоевала «золото» в командном ските. В 1968 году Евгений Александрович Петров стал олимпийским чемпионом. В 1969 году Ю.Ф. Цуранов стал чемпионом мира в Сан-Себастьяне. Наши стрелки там же взяли «золото» в команде. Вот откуда родился пристальный интерес к советскому оружию, вылившийся в копирование некоторых конструктивных решений западными производителями спортивных ружей. Победы советских стрелков на круглом стенде были одержаны большей частью с ружьём МЦ8-3, которое имело обычные раструбы (или «tromboncino», как их называют итальянцы), впервые появившиеся на ружьях ЦКИБ СОО в 1953 году.

Ружьё МЦ8-03 с двумя блоками стволов. 1979 год.

 

В 2014 году Брюс Бак, автор статьи, с которой я начал свой рассказ, отвечая на вопрос читателя о «тула-чоке», слегка изменил написанное в 2008 году, перенеся всё с начала 50-х на начало 60-х годов. Кроме этого, появились интересные подробности: «После того, как Петров хорошо выступил в Мексике и Мюнхене, я купил один из этих MЦ-8, и он давал обширную осыпь. У моего Perazzi Comp I был вентилируемый чок, похожий на Krieghoff 32. Чок-кувшин на MЦ-8 был чем-то вроде Каттса. Цилиндр переходил в камеру расширения, а потом в сужение. Сужение было больше, чем диаметр канала, но меньше, чем камера расширения. Это было так же, как у Каттс. «Байкал» MЦ-6 и 8, которые я видел, не имели каких-либо вентиляционных отверстий или прорезей, как у Каттса и Перацци. Теоретически тульский чок был спроектирован для отделения волокнистого пыжа от столбика дроби, а также для подталкивания наружных дробин, которые были деформированы стенками канала, обратно в сноп. Он также был предназначен для удлинения снопа, что является преимуществом при стрельбе по тарелочкам с большим количеством дроби №9. Теоретически он не должен был работать должным образом с пластиковыми контейнерами, но я получил результаты из моего Perazzi Comp I с чоком-кувшином при использовании пластиковых контейнеров Federals лучшие, чем при использовании пыжей FibreWad Federals. Я помню, что и мой Байкал, и мой Перацци действительно лучше работали со свинцом и пластиком вне зависимости от того, какие патроны я использовал. Сегодняшние 24-граммовые навески — это совсем другая нагрузка, чем прежние 36-граммовые (новые правила ISSF относительно предельной навески были введены c 1 января 1993 года — прим. автора)«.

В 1957 году фирма Krieghoff представила свою первую спортивную вертикалку К-32. «Скитовый» ствол этого ружья с раструбом, аналогичным советскому, получил название «Tula Choke». В каком году это произошло, выяснить не удалось. Тула-чоки немецкой компании имеют перфорацию в верхней части (ported). Из фирменного каталога следует, что сделано это для «минимизации подброса ствола и сохранения максимального контроля второго выстрела». Впоследствии в Европе и Америке тула-чоком стали называть стволы с раструбами любой конструкции, дающие на коротких дистанциях широкую равномерную осыпь. Другое их название «Russian Choke» (русский чок). В ЦКИБ СОО эти названия не употребляются.

Эпоха доминирования советских стендовиков в ските закончилась в середине 70-х годов прошлого века. Только в 2011 году мужчины ещё раз взяли золото на чемпионате мира в командных соревнованиях (правда, женская сборная это сделала трижды). «Золото» в Мехико (1968) и «серебро» в Мюнхене (1972) Евгения Петрова оказались первой и последней олимпийской наградой мужчин (в 2000 году Светлана Дёмина стала «серебряной» в Сиднее). Уровень российского спорта по сравнению с советским характеризует статистика: советские спортсмены в упражнении «скит» завоевали 60 медалей (27 золотых, 21 серебряную и 12 бронзовых), российские — 18 (4 золотых, 10 серебряных и 4 бронзовых). Не знаю, что тому является причиной, но дело явно не в ружьях или дульных конструкциях. «Тула-чоки» Ивана Михайловича Михалёва тоже не были причиной побед советских спортсменов, хотя для меня, например, это название напрямую связано с памятью о тех великих достижениях…

Первые ударные системы огнестрельного оружия 1807-1825.The first percussion fire arms 1807-1825.

 

В оружейном деле не бывает революций. Появление в самом начале XIX века ударных систем явилось результатом эволюции кремнёвого замка (flint-lock), который после этого не сразу сдал свои позиции. В некоторых странах, например, в России, он просуществовал ещё более столетия. Так прейскурант ижевского фабриканта И.Ф. Петрова до Первой мировой войны предлагал для «промышленников самых дальних окраин Сибири» две модели «шомпольных винтовочных ружей» с кремнёвыми замками кал. 200, 220, 250, 300, 320, 380 и 420. (В прейскуранте указывалось, что «фабрика вырабатывает ещё…винтовки с чековым кремнёвым замком «камура»).

Несколько слов о терминологии. Замечу, что в начале XIX века все без исключения замки ударного действия назывались «percussion lock». C изобретением медных капсюлей появилось название «copper-cap lock». Названия «scent-bottle lock» (флаконный замок — замок первой ударной системы Форсайта), «tube-lock» (трубочный замок или замок Ментона), «pill-lock» (пилюльный замок), «pellet-lock» (замок для гранул затравки), «patch-lock» (пистонный замок) — никогда в описываемый период времени не использовались и появились в публикациях более поздних исследователей, среди которых первыми были составители Британской энциклопедии (Encyclopaedia Britannica).

 

Глава I. Появление ударных составов.

 

Попытки получить состав, воспламеняющийся от удара, относятся к концу XVI — началу XVII века. Гринер (William Wellington Greener. The gun and its development) в этой связи упоминает Пьера Больдюка (Pierre Bolduc) и Николя Лемери (Nikolas Lemery, 1645-1715). Некоторые алхимики XVII века знали, что смешивание этилового спирта с раствором ртути или серебра в азотной кислоте (aqua fortis) может привести к взрыву. Немец Иоганн Кункель (Iogann Kunckel, 1630-1703) написал: «Однажды я растворил серебро и ртуть вместе в aqua fortis, и добавив spiritus vini, отнёс сосуд в конюшню. Когда на следующий день его температура (стихийно) поднялась, раздался такой раскат грома…будто в конюшне появился сам дьявол». Кункель случайно синтезировал фульминат. Тем не менее, считается, что фульминат ртути (гремучую ртуть) открыл фармацевт Пьер Байен (Pierre Bayen, 1725-1798). Опытами с гремучей ртутью занимались Антуан Франсуа де Фуркруа (Antoine François de Fourcroy, 1755-1809) и Луи Николя Воклин (Louis Nicolas Vauquelin, 1763-1829). В 1786 году Клод Луи Бертолле (Claude Louis Berthollet, 1748-1822) синтезировал хлорат калия (бертолетову соль), а в 1788 году — нитрид серебра (гремучее серебро). Замечу, что все вышеперечисленные были французами, поэтому первенство в открытии ударных составов по праву принадлежит Франции. В 1786 году под руководством Бертолле в Эссоне (Essonn, Франция) начался выпуск бертолетовой соли, но сильнейший взрыв, разрушивший производство, и постоянные несчастные случаи  заставили отказаться от этой затеи.

Автором названия «гремучая ртуть» считается Фуркруа, однако вещество, полученное им в 1789 году, было азидом ртути, а не фульминатом. В 1800 году английский химик Эдуард Чарльз Говард (Edward Charles Howard, 1774-1816) сообщил о своем открытии чрезвычайно взрывоопасного вещества путем взаимодействия ртути со спиртом и смесью концентрированной азотной и серной кислот. В своей обширной монографии он описал метод его приготовления и химические свойства. Говард вместо ртути пытался использовать другие металлы, но только серебро дало искомый результат. Безопасный способ производства фульмината серебра был разработан им в сотрудничестве с Уильямом Круикшенком (William Cruickshank) и полковником Томасом Блумефидом (Thomas Blomefied, 1744-1822) из Королевской военной академии в Вулидже.

 

Глава II. Форсайт.

Памятная доска Форсайта в King’s College в Абердине.

 

Александр Джон Форсайт (Alexander John Forsyth, 1769-1843) родился в Абердиншире (Шотландия) в семье  пресвитерианского пастора, закончил королевский колледж (King’s College) в Абердине и в 1791 году заменил отца в качестве духовного руководителя прихода в Белелви (Belhelvie). Помимо хорошего образования, интереса к науке и знания работ Говарда, Форсайт был ещё и охотником, поэтому он взялся за решение проблемы задержки выстрела, имевшей место вследствие медленного горения затравочного пороха на полке кремнёвого замка. Успехи в решении этой проблемы, а также родственные связи с видными деятелями партии вигов братьями Брауэм (Brougham) позволили Форсайту в 1806 году продолжить эксперименты в интересах армии под патронажем генерального мастера боеприпасов (Master-general of Ordnance) в правительстве вигов лорда Роудон-Гастингса, известного как «лорд Мойра» (Moira). Лорд был также констеблем лондонского Тауэра, в оружейных мастерских которого стал работать Форсайт. Через год лорд Роудон-Гастингс оставил свой пост. Его сменил Джон Питт, 2-й граф Чатем. Уверенный в опасности применения запалов ударного действия в существующих образцах оружия, новый генеральный мастер боеприпасов расторг контракт с Форсайтом. Утверждение, что Наполеон, узнав об этом, посулил изобретателю 20 тыс. фунтов, но тот, будучи патриотом, отказался, ничем не подтверждено, и является, по всей видимости, легендой.

Тем не менее, в 1807 году Александр Джон Форсайт получил свой законный патент на «Выгодный метод производства выстрела или сообщения огня заряду для артиллерии и всех других видов огнестрельного оружия, мин, камер, полостей и мест, в которые помещается порох для воспламенения» (патент № 3032 от 11.04.1807 г). Из описания патента: «Вместо того, чтобы оставлять затравочное отверстие или запал артиллерийских орудий, огнестрельного оружия, мин и пр. в сообщении с открытым воздухом, и вместо того, чтобы сообщать огонь заряду при помощи зажжённого фитиля, кремня, огнива или какого-либо вещества в воспламененном состоянии, приводимого в соприкосновение с затравкой, помещенной в открытой полке, я закрываю запал стержнем или крышкой на пазах, для устранения воздуха и для предупреждения чувствительного прорыва огня, или воспламенённого газа или пара наружу от затравки или заряда, и, насколько это возможно, для принуждения затравки действовать в направлении заряда и воспламенять оный, а не тратиться на открытом воздухе…Я употребляю смесь какого-нибудь горючего вещества, например, серы или серы с углём и солёнокислой соли, например, соли, получаемой от взаимодействия хлора (старинное название «дефлогистированная муриева кислота» — прим. автора) и поташа; или гремучей металлической смеси, как гремучая ртуть в смеси с каким-либо из вышеупомянутых веществ, или с простым порохом, или с хлорноватокислой солью, как сказано выше…я не претендую на изобретение какого-либо из указанных соединений или веществ, применяемых для затравки; мое изобретение в связи с этим ограничивается их использованием для артиллерии и ручного огнестрельного оружия, как указано выше…» (цитируется по The Repertory of ArtsManufactures, and Agriculture Consisting of Original Communications, Specifications of Patent Inventions…Printed for J.Wyatt, London, 1807).

Рисунок из патента Форсайта № 3032 от 11.04.1807 года.

 

Форсайт запатентовал идею использования легко воспламеняющихся от удара смесей (порохов) в качестве затравочных и предложил несколько схем её использования в артиллерии и ручном огнестрельном оружии. Между тем, сама эта идея лежала буквально на поверхности. 4 июня 1819 года во время суда, на котором рассматривался иск Форсайта к оружейнику Исааку Ревире (Isaac Reviere) по поводу нарушения патента 1807 года, выяснилось, что многие пытались использовать гремучие смеси для затравки до даты патента Форсайта. Рассматривавший иск судья Эббот (Abbot) принял решение, ставшее одним из краеугольных камней тогдашнего патентного права: «Если несколько лиц одновременно открыли одно и то же, то сторона, первой сообщившая об этом общественности, становится законным изобретателем и получает право на защиту письменным патентом».

До окончания срока патента в 1821 году, помимо Ревире, Форсайт по тому же поводу судился в 1811 году с Викерсом, Беквитом и Мортимером (Vickers, Beckwith, Mortimer). В суде было доказано, что Викерс, ранее работавший на Форсайта, познакомил с его изобретениями двух других ответчиков, после чего под их марками в продаже появились ружья с замками ударного действия. 15 июля 1816 года Форсайт безрезультатно судился с Джозефом Ментоном по поводу нарушения своего патента патентом ответчика на детонирующие трубки.

 

Этикетки компании Forsyth & Co.

 

В 1808 году уже упоминавшийся Джеймс Брауэм (James Brougham) и Александр Форсайт в Лондоне на Пикадилли, 10 открыли оружейную компанию Forsyth & Co. В 1809 году к ним присоединился Чарльз Бэгли Утер (Charles Bagley Uther), ставший потом начальником производства (foreman). В 1816 году компания переехала на  Лестер-стрит (Leicester Street), 8, где просуществовала до закрытия в 1852 году. В 1851 году Forsyth & Co участвовала в лондонской Великой (всемирной) выставке, где, согласно каталогу, экспонировала ружья с «патентованной безопасностью», а именно — «оригинальные ударные ружья, изобретённые Форсайтом, содержащие резервуар с порохом».

Двуствольное ружьё компании Forsyth & Co. Фото: lotsearch.de

 

Через компанию Форсайта прошли многие лондонские оружейники, потом работавшие самостоятельно: уже упоминавшийся Викерс (Vickers), Уильям Линг (William Ling), Уильям Вебстер (William Webster) и др. В 1808 году к Форсайту от Ментона перешёл и проработал около четырёх лет Джеймс Пёрдэ (James Purdey). В одном из писем Форсайта к Джеймсу Брауэму упоминается инженер Генри Модсли (Henry Maudsley) c  Margaret Street, 78. Джозеф Брама (Joseph Bramah), составитель знаменитого «Словаря лондонских оружейников, 1350-1850» (Dictionary of London Gunmakers), написал, что Модсли снабжал Форсайта магазинами для пороха.

Первая модификация ударной системы Форсайта с поворотным магазином-дозатором. Фото: rockislandauction.com

Схема работы первой ударной системы Форсайта: положение магазина при заряжании (вверху слева), положение огня (внизу слева), полость для затравки (С), запал (А).

 

 

Вторая модификация  ударной системы Форсайта со скользящим магазином-дозатором из коллекции Метрополитэн-музея. Фото: metmuseum.org

Третья модификация ударной системы Форсайта с замком pellet-lock. Фото: rockislandauction.com

 

Известны три модификации ударной системы Форсайта (фото вверху). В первом случае воспламенение производилось ударом курка по бойку в специальном поворотном устройстве в форме флакона для духов, которое одновременно являлось магазином-дозатором. Во втором — ударом курка с бойком по затравочной смеси в запальном отверстии, насыпавшейся из скользящего магазина-дозатора, связанного тягой с курком. В третьем — ударом курка с бойком по гранулам затравочной смеси в запале (pellet-lock), куда они попадали из магазина, закреплённого на отдельном рычаге.

В своей книге «Helps and Hints. How to protect life and property», вышедшей в Лондоне в 1835 году, Чарльз Рэндом, барон де Беренжер (Charles Random, Baron de Berenger), известный изобретатель и владелец ружья ударной системы Форсайта написал, что в 1811 или 1812 году после нескольких выстрелов ствол разогрелся, и ему стоило трудов и времени заставить пулю опуститься на место. «Мои пуля и шомпол снова подпрыгнули вверх, мало чем отличаясь от поршня пневматического пистолета…». Такой эффект являлся следствием герметичности системы Форсайта. Владелец обратился к Чарльзу Утеру (см. выше) с просьбой просверлить отверстие, противоположное запальному, в оси магазина. Тот отказался, ссылаясь на спецификацию патента, но барон оказался настойчив…

Капсюльное ружьё компании Forsyth & Co.

 

Последние годы существования компании Forsyth & Co ознаменовались повсеместным переходом на выпуск оружия с капсюльными замками. Оставаться в стороне от прогресса со своей громоздкой и не слишком надёжной системой вряд ли было возможно. Подтверждением этого являются капсюльные ружья компании Форсайта, дошедшие до наших дней (фото вверху).

 

Глава III. Джозеф Ментон.

Этикетка Джозефа Ментона.

 

В конце XVIII века кремнёвый замок прочно сохранял свои позиции в оружейном деле, более того, его эволюция продолжалась. Значительный вклад в усовершенствование этого механизма и оружия на его основе внесли английские оружейники Ментоны: Джон (John Manton,1752–1834), его младший брат Джозеф (Joseph Manton, 1766-1835), сын Джона, Герг Генри (George Henry Manton, 1789–1854) и сын Джозефа, Джон Августус (John Augustus Manton, 1809–1852). За Джоном числилось 4 патента, за Джозефом — 7, за Георгом Генри — 3 и за Джоном Августусом — 1. Наиболее плодовитым изобретателем был Джозеф Ментон. Полагаю, что оценивать техническое наследие этого оружейника нужно не на основании многочисленных пересказов-панегириков в его честь, а опираясь на патенты, документы и артефакты той эпохи.

Замок Ментона по патенту №2722 от 6.07.1803. Красная стрелка указывает на отверстие для выхода воздуха при набивке. Фото: hallowellco.com

 

Первый патент Джозефа Ментона №1865 от 18.04.1792 года защищал новую конструкцию крышки полки кремнёвого замка и обуженную казённую часть, позволявшую приблизить замок к центру ствола. Следующий патент №1893 от 5.07.1792 касался конструкции спускового крючка с пружиной, которая после нажатия возвращала его в исходное положение, а также набивки с использованием пыжа из дерева или другого подходящего материала, имевшего форму чашки спереди и буртик для заряда сзади. Патент №2722 от 6.07.1803 года был получен на усовершенствованную крышку полки для кремнёвого замка: «Нижняя сторона крышки полки, закрывающая затравочный порох, имеет небольшой выступ, который очень близко примыкает к запальному отверстию, он полый с небольшим сквозным отверстием, чтобы выпустить воздух, но не порох; идея состоит в том, чтобы позволить воздуху выходить из ствола, когда набивка уплотняется».

6 июля 1814 года суд казначейства (или Палаты шахматной доски, как его ещё называли) рассмотрел иск Джозефа Ментона к Уильяму Паркеру (William Parker) по поводу незаконного, по мнению истца, использования ответчиком его изобретения, защищённого патентом 1803 года. После демонстрации суду, что обычный порох, приобретенный в соседнем магазине, прошел через отверстие в крышке, изготовленной Ментоном, председательствующий лорд-шеф барон Томпсон (Thompson) заявил: «Порох проходит через то же отверстие, что и воздух; поэтому мне кажется, что полезность этого изобретения и цель этого патента полностью провальные». В иске Джозефу Ментону было отказано. Мнение лорда не помешало использованию идеи Ментона в ружейных замках, например, Ланкастера (Lancaster) и Мура (Moore).

«Водоотводная» система Ментона и замок с предохранителем по патенту №3558 от 30.04.1812. Фото: drake.net

 

В 1806 году Джозеф Ментон получил патент на приподнятую прицельную планку для ружейного ствола (№2966 от 15.09.1806). По поводу нарушения этого патента и патента 1803 года он судился со своим старшим братом Джоном. Суд состоялся 20 июня 1815 года. На этот раз вердикт был в пользу истца. Следующий патент касался безопасности и «водонепроницаемости» кремнёвого замка (№3558 от 30.04.1812). Ментон изобрёл «гравитационный» предохранитель, располагавшийся на внешней стороне основания замка; при опускании ствола более чем на 20° от вертикали, он автоматически запирал курок. Что касается водонепроницаемости, то была придумана настоящая водоотводная система, собиравшая воду в казённой части и выводящая её в щель у спусковой скобы (фото вверху). В этом же патенте предлагалось к нижней личине прикрепить пластину, которая при ударе об неё штифта на спусковом крючке во время взведения издавала бы «приятный и мелодичный» звук.

Трубочный замок Ментона. Фото: cowanauctions.com

 

Спустя восемь лет после успешных экспериментов Форсайта с быстрогорящими запальными (затравочными) смесями, Джозеф Ментон получил патент №3985 от 29.02.1816 года на детонирующие трубки и…способ крепления подковы на копыте лошади с помощью винтов, напоминающих бур. Реакция Форсайта не заставила себя ждать. 15 июля 1816 года суд казначейства рассмотрел иск Форсайта к Ментону по поводу нарушения патента истца №3032 от 11.04.1807 года. Участник заседания лорд-канцлер Элдон сказал: «Применение этих химических горючих веществ для ударного воспламенения заряда огнестрельного оружия не ново; и я не думаю, что… способ ударного воздействия является предметом для патентования». Иск был отклонён «из-за сомнений в действительности патента».

Двуствольное ружьё Ментона с трубочным замком и стволами Чарльза Ланкастера  из коллекции Метрополитен-музея. Фото: metmuseum.org

 

В 1817 году Ментон получил патент на усовершенствованную полку (чашку) для кремнёвого замка (№4166 от 26.09.1817), стенки которой предлагалось наклонять вовнутрь, что препятствовало бы высыпанию затравочного пороха при манипуляциях с ружьём. Патент на трубку с запальной смесью и устройство её удержания №4285 от 3.08.1818 года закрепил за Ментоном приоритет в изобретении механизма, получившего впоследствии название «tube-lock». Запал представлял собой трубку из тонкого металла или другого подходящего материала, наполненную детонирующей смесью. Трубка помещалась в желобчатый поддон под прямым углом к запальному отверстию на боковой части ствола. Она удерживалась там крышкой с прорезью, в которую при спуске замка попадал прямоугольный боёк курка. Устройство Ментона было небезопасно и для стрелка (поскольку не обеспечивало полную герметичность), и для окружающих (трубку иногда разрывало, и её часть вылетала в сторону).

В 1825 году Ментон получил патент на вращающийся транспортировщик гранул затравочной смеси (revolving pellet carrier), прикреплённый к замку (№5106 от 26.02.1825). Гранулы (pellets) состояли из смеси на основе фульмината ртути с гуммиарабиком и покрывались лаком. Ни одного ружья с таким замком увидеть не удалось. Патент Джозефа Ментона №5135 от 25.03.1825 на дробь с медным покрытием стал последним.

В вышеперечисленных патентах заключается всё известное на сегодняшний день наследие Ментона. Никаких «революционных» идей, в отличие, скажем, от патентов Паули, они не содержат, равно как и указаний на изобретение Ментоном капсюля. Громкие слова и превосходные степени, которые потом повторяли все, первоначально исходили от полковника Питера Хокера (Peter Hawker, 1786-1853), необычайно деятельного человека, охотника и спортсмена. Хокер, несмотря на разницу в возрасте, дружил с Ментоном и заказывал у него оружие. Он регулярно делал записи в дневнике, который потом был издан и стал весьма популярным, как и книга «Наставления молодому спортсмену» (Instructions to young sportsmen). Большинство циркулирующей информации о Ментоне взято из этих изданий. Кем полковник Хокер считал Джозефа Ментона, можно понять, если прочитать надпись, сделанную им на надгробии могилы оружейника: «… вечный памятник этому величайшему Гению был уже водружен в каждом уголке земного шара его известностью величайшего оружейника, которого когда-либо свет дарил миру; основателя и отца современного ружейного производства и выдающегося изобретателя, не только во славу своих друзей и спортивного мира, но и на благо Короля и его Страны» (перевод О.Л. Малова). Заслуги Ментона очевидны, однако слова о «величайшем гении», думаю, всё же — изрядное преувеличение…

 

Глава IV. Английские ударные системы.

 

Ружьё с трубочным замком (tube-lock) Уильяма Мура (William Moore). Фото: icollector.com

 

Согласно Гринеру, между 1807 (т.е. патентом Форсайта) и 1825 годом «…появилось много ружей с автоматической затравкой, очень разнообразных систем; иногда ударный состав помещался в бумажных или металлических оболочках, в других случаях он просто скатывался в шарики». Между тем, помимо изобретений Форсайта, Ментона и Паули, в Англии до 1820 года ничего не патентовалось. Патент №4427 от 15 января 1820 года «Усовершенствованный способ, облегчающий и гарантирующий выстрел из огнестрельного оружия и артиллерии любого вида» был выдан Фрэнсису Фоксу (Francis Fox). Фокс предложил использовать «затравочную трубку» с детонирующим порохом, покрытую «лакированной бумагой или другим подходящим чехлом, который надевается на трубку и сохраняет затравку водонепроницаемой». При ударе курок разрывает бумагу и воспламеняет затравочную смесь.

Ружьё с  усовершенствованным «флаконным» замком компании Webster & Co. Фото: rockislandauction.com

 

Следующий патент № 4590 от 14 сентября 1821 года был выдан Уильяму Вебстеру (William Webster). В нём описаны усовершенствования «флаконного» замка Форсайта, а также магазин на подпружиненном рычаге для загрузки ударной затравки. Последняя идея не отличалась новизной; самозагружающиеся (self-priming) кремнёвые замки применялись с конца XVIII века.

Замок Ричардса из книги Гринера «The Gun and its Development».

 

Рисунок замка из патента Уильма Вестли Ричардса.

 

Гринер упоминает замок Ричардса 1821 года и даже приводит его рисунок. В действительности патент Уильма Вестли Ричардса (William Westley Richards) № 4611 от 10 ноября 1821 года фактически повторяет идею Вебстера c магазином для затравки с той лишь разницей, что у Вебстера магазин взаимодействовал непосредственно с курком в момент спуска, а у Ричардса — посредством промежуточного рычага (рис. вверху).

 

Промежуточный рычаг в замке (pellet-lock) на ружье Чарльза Мура (Charles Moore) является всего лишь крышкой, закрывающей отверстие запала. Фото: shootforum.com

 

На рисунке из книги Гринера промежуточный рычаг открывает крышку полки, защищающую затравку. Как бы там ни было, мне ни разу не удалось увидеть ружья WR с такими замками. Не видел их и исполнительный директор компании Саймон Клод (Simon Dominic Clode, 1956-2016), специально собиравший всё, относящееся к истории WR. Зато известны ружья с такими замками других английских оружейников, например, Чарльза Мура (Charles Moore) из Лондона (фото вверху).

Рисунок из патента Самсона Девиса (Samson Davis) 1822 года.

 

В 1822 году Самсон Девис (Samson Davis) предложил универсальное запальное устройство, пригодное как для воспламенения кремнем, так и с помощью детонирующего капсюля (патент № 4648 от 12 февраля 1822 года). Устройство размещалось на запальной трубке (А) и фиксировалось винтом (С). При необходимости его можно было повернуть, выставив  под удар  либо полку (F) с затравкой, либо ниппель (В) с детонирующим капсюлем. Соответственно, курок имел зажим для кремня и ударную часть (D), накрывающую капсюль.

Ружьё с надписью Joseph Egg Patent из коллекции Метрополитен-музея. Около 1825 года. Фото: metmuseum.org

 

В коллекции Метрополитен-музея хранится великолепное ружьё с высокой планкой, замками pellet-lock и надписью Joseph Egg Patent. Рычаг и наклонная заслонка, которые видны на снимках вверху, являются частью механизма, с помощью которого гранулы запальной смеси из магазина, размещённого в верхней части ствола, захватываются и перемещаются в отверстие запала. Конструкция защищена патентом №4727 от 26.11.1822 года.

Устройство стреляющей трости Дэя: 1 — ниппель, 2 — курок, 3 — спуск.

 

Патент оружейника из Ноттингема Джона Джексона (John Jackson) №4823 от 29 июля 1823 года содержит описание очередной конструкции магазина на подпружиненном рычаге для хранения детонирующей затравки. В патенте Джона Дэя (John Day) №4861 от 13 ноября 1823 года на механизм для стреляющей трости, пожалуй, впервые упоминается «медный ударный колпачок» (copper percussion cap). За Дэем последовал патент Джеймса Кука (James Cook, патент №4960 от 30 мая 1824 года) тоже на механизм стреляющей трости и тоже с «медным ударным колпачком». Патент №4990 от 27 июля 1823 года на «улучшения в ударном замке» принадлежит уже упоминавшемуся выше Чарльзу Рэндому, барону де Беренжеру. Спецификация и чертежи описывают сложный ударный замок, в котором затравка содержится в магазине, а её внесение в запальное отверстие осуществляется пуансоном, соединенным непосредственно с главной пружиной. Из описания патента: «Затравка ударного действия может быть изготовлена в виде гранул, патчей (patches), металлических колпачков или в других формах».

Рисунок из патента Томаса Картмелла (Thomas Cartmell) 1824 года.

 

Среди различных модификаций ударной системы, защищённых патентами, имеется одна весьма сомнительная. Это замок шотландского оружейника Томаса Картмелла (Thomas Cartmell, патент №5033 от 6 ноября 1824 года), предложившего устроить магазин для гранул из ударного состава в верхней части курка. Несложно догадаться, к каким последствиям могла привести возможная детонация всего магазина. Может быть поэтому не встречаются подобные механизмы, выполненные в металле. Последний патент 1824 года принадлежит замочнику Самсону Дэвису (Samson Davis, патент №5055 от 18 декабря 1824 года), предложившему конструкцию капсюльного ружья, у которого ствол и ложа соединены шарниром, позволяющим поднимать казённую часть ствола, а ниппель (брандтрубка) расположен в торце казны. Воспламенение капсюля производится горизонтальным ударником.

 

Глава V. Французские ударные системы.

 

В начале XIX века Англия и Франция находились в состоянии войны. Этим, якобы, воспользовались французские подражатели Форсайта. Авторы статьи во французском оружейном журнале GAZETTE DES ARMES (N°240 janvier 1994) утверждают, что среди них были: Франсуа Прела (François Prélat), оружейник графа Артуа, Жан Лепаж (Jean Lepage), оружейник короля, парижане Дебубер, Госсе, Анри Поте Аине (Deboubert, Gosset, Henri Pottet Aîné), Проспер (Prosper) из Версаля, Брюнель (Brunel) из Леона и даже Николя Ноэль Буте (Nicolas Noël Boutet).

Ударный замок на  карабине Лепажа. Фото: GAZETTE DES ARMES .

Двуствольное ружьё с ударной системой Лепажа.

 

До 1810 года во Франции была проведена большая работа по поиску оптимального состава ударных порохов с хлоратами металлов, включая бертолетову соль. 19 июля 1810 года оружейнику Жану Лепажу (1746-1834) с улицы Ришелье (rue de Richelieu), 13 был предоставлен пятилетний патент на ружейный замок, «…который подходит для ударного воспламенения затравочного пороха с мюриатом оксигеном (калия мюриата оксиген — старое название хлората калия — бертолетовой соли — прим. автора)».

Ударный замок Лепажа.

 

Из бюллетеня Общества поощрения национальной промышленности (BULLETIN DE LA SOCIÉTÉ D’ENCOURAGEMENT POUR L’INDUSTRIE NATIONALE) 1810 года: «Г-н Лепаж, оружейник Его Величества Императора, …представил ружьё и пистолеты, которые снабжены замками, построенными по принципу г-на Prelaz (не имеет отношения к Prelat — прим. автора), и намеревается в качестве затравки использовать порох с бертолетовой солью». Там же: «Г-н Prelaz сделал некоторое время назад новый ружейный замок по модели, привезённой из Англии. В этом замке затравка с порохом, составленным г-ном Бертолле (Berlhollet), где мюриат оксиген заменяет нитрат обычного пороха, воспламеняется ударом поршня, на который падает деталь, выполняющая функцию курка». 29 июля 1810 года состоялись испытания, где были представлены 2 ружья Лепажа с новыми замками (фиг. 1 и 3). Из каждого было сделано 103 выстрела. Стрельба велась непрерывно и прерывалась только тогда, когда рука не могла терпеть температуру разогретого ствола. Осечек не было. Один раз ружья были почищены. Дважды заряженные ружья бросали стволом вниз на твёрдую поверхность без каких-либо последствий. Испытания были признаны успешными, а само событие — заслуживающим публикации в бюллетене. В замке Лепажа малое количество затравочного состава наносилось из специальной ёмкости (фиг. 4 и 5) на полку с наковальней и закрывалось откидной крышкой с подпружиненным ударником (фиг. 2). Система была герметичной.

Автор статьи в Википедии утверждает, что Джошуа Шоу (Joshua Shaw), американец английского происхождения, не был изобретателем капсюля, так как француз Жан Франсуа Прела (Jean François Prélat)* получил соответствующий патент на два года раньше его, но поскольку Прела «имел привычку копировать английские патенты и изобретения, а описанный им способ функционирования капсюля ошибочен», он тоже не мог быть автором. Таким образом, капсюль изобрёл кто-то другой. Характеристику Прела автор статьи взял из книги «Early Percussion Firearms» известного послевоенного коллекционера и оружейного дилера Льюиса Винанта (Lewis Winant), изданную в 1959 году.

*Фамилия Прела (Prelat) ещё не успела прижиться в российском оружейном лексиконе, поэтому предлагаю на русском её писать так, как она звучит по-французски, чтобы не путать со словом прелат (от лат. praelatus, титул в Римско-католической церкви).

Рисунок из патента Прела от 29 июля 1818 года с дополнением к нему от  27 июня 1820 года.

 

Патент Прела, парижского оружейника с rue Pagevin, 7, выданный ему в 1809 году  сроком на пять лет, содержит описание оружейного замка, «…который может быть адаптирован к любому виду огнестрельного оружия». Из доклада барона Делессера (Delessert) о ружье Паули на заседании Общества поощрения национальной промышленности в 1812 году следует, что в его создании принимал участие Прела. 29 июля 1818 года Прела был предоставлен патент, защищавший конструкцию ружья с замком, в запале которого использовались детонирующие гранулы (pellet-lock). 27 июня 1820 года Прела получил сертификат на дополнение к патенту, описывавшее капсюльный замок. В 1822 году Прела безрезультатно пытался опротестовать решение министра внутренних дел, отказавшего ему в продлении патента до 29 июля 1833 года в части дополнений 1820 года. Защитный срок патента исчислялся с момента выдачи, вне зависимости от того, когда были сделаны дополнения. То есть, срок патента 1818 года заканчивался в 1823 году. В 1825 году вышел сборник описаний машин и процессов из патентов, срок которых истёк. В нём можно увидеть рисунок из патента Прела от 29 июля 1818 года с дополнением к нему от  27 июня 1820 года. Из описания следует, что затравочные гранулы предполагалось помещать в запал двумя способами: «…во-первых, вкладывая пальцами гранулы порошка ртути, приготовленного для этих целей, а во-вторых, специальной кормушкой (amorçoir), шейка которой вставляется в отверстие запала..» При необходимости, выкрутив винт на его боковой части, в запал можно было вставить ниппель. 

Ружьё Прела с надписью «Prelat arquebusier de Monsieur à Paris». Фото: lefranc.auction.fr

Ружьё Прела из музея искусства и промышленности в Сент-Этьене. Фото: collections.musee-art-industrie.saint-etienne.fr

Капсюльное ружьё Прела. Фото: beaussant-lefevre.com

Ружьё с надписью «PAR BREVET DINV on PRELAT ARQer DE S.A.R MONSIEUR A PARIS» на прицельной планке. Фото:aiolfi.com

 

Три ружья с ударной системой Прела и одно капсюльное представлены выше. Нижнее имеет надпись PAR BREVET DINV on PRELAT ARQer DE S.A.R MONSIEUR A PARIS на прицельной планке, William SMITH LISLE Street. London — на боковых основаниях замков, PATENT 461 — на правом основании, PATENT 462 — на левом, Givors и A Troyes  — на курках. Ксавье Айолфи, владелец аукциона AIOLFI, предположил, что Уильям Смит из Лондона изготовил ружьё по патенту Прела для Живо из Труа. Это ошибочное предположение. Скорее всего, оружейник Живо из Труа сделал «сборную солянку» из ружья с ударной системой Прела и замков известного лондонского замочника Уильяма Смита с курками собственного изготовления.

Из «Генерального справочника торговли и промышленности» (Annuaire général du commerce et de l’industrie) 1847 года: «Прела, оружейник, поставщик нескольких иностранных дворов; в 1809 году запатентовал (без гарантии правительства) первое огнестрельное оружие ударного действия, которое стало третьей революцией в оружейном деле; в 1819 году адаптировал его для казёнников с капсюльным запалом; в 1839 году — для новой системы оружия с несколькими вращающимися стволами….порох, свинец, аксессуары, охота…Похвальный отзыв — 1819, бронзовая медаль — 1823, 27, 34 и 44 (имеются ввиду промышленные выставки 1819, 1823, 1827, 1834 и 1844 года — прим. автора); Nve-des-Petits Champs, 103 и place Vendôme, 24».

 

Глава VI. Капсюль.

Виды детонаторов (по Гринеру).

 

В своей книге Гринер упоминает 5 видов детонаторов: 1 — бумажный ударный колпачок, в котором ударная смесь находится между двумя кусочками бумаги, 2 — трубка Ментона, 3 — мушкетный капсюль, 4 — детонирующая трубка Westley-Richards, которая вставлялась в отверстие запальной трубки, а крылышки препятствовали проваливанию в запал при ударе курка, 5 — артиллерийский фрикционный детонатор с кольцом для шнура, за который нужно было дёргать; деформация трубки вызывала детонацию. Что касается состава детонирующей смеси, то Гринер в 3-м издании своей книги (1885) написал следующее: «Правительственные капсюли для шомпольных ружей снаряжались смесью из 6 частей бертолетовой соли, 4 частей гремучей ртути и 2 частей толчёного стекла… Для охотничьих капсюлей  иногда употребляются смеси из серы и бертолетовой соли без гремучей ртути или серебра…которые, однако, при этом способе приготовления не всегда хорошо воспламеняются и легко окисляются. Для обыкновенных капсюлей чаще всего употребляется смесь серы с селитрой и бертолетовой солью или гремучей ртутью; тщательно смешанный порошок этот впрессовывается в колпачок и удерживается в нём металлическим кружком и каплей лака».

Споры по поводу автора капсюля не утихают до сих пор. В этом деле давно пора поставить точку, тем более, что вся необходимая для этого информация ныне доступна. Строго говоря, ответ на вопрос о законном изобретателе даёт патент Жана Франсуа Прела от от 29 июля 1818 года с дополнением к нему от  27 июня 1820 года. «Признанный автор» Джозеф (Джошуа) Шоу получил исключительное право на капсюль 19 июня 1822 года. Его внук и биограф Джон Дикинсон (John Dickinson) утверждал, что Шоу изобрёл медный ударный колпачок (copper percussion cap) в 1814 году, но держал изобретение в тайне до переезда в Америку, а потом, как иностранец, не проживший в стране два года, не мог претендовать на получение патента.

Интересную информацию даёт анализ материалов судебного процесса Джозефа Шоу против Джозефа Купера (Joseph Cooper), состоявшегося в январе 1833 года в Окружном суде южного округа Нью-Йорка по поводу нарушения патента истца от 19 июня 1822 года (James B. Robb, A collection of patent cases decided  in the supreme and circuit courts of the US from there organisation to the year 1850). Со слов истца, его изобретение относится к 1813 или 1814 году. В 1817 году истец перебрался в США, где вскоре после этого ознакомил со своим изобретением оружейника из Филадельфии. Будучи в Англии, истец посвятил в суть изобретения своего брата. В 1817 или 1818 году брат истца продал изобретение лондонскому оружейнику. В 1819 году изобретение продавалось и использовалось в Англии. Ответчик видел капсюльное ружьё в арсенале герцога Йоркского в 1819 году. В 1820 и 1821 годах оно было известно всем, что подтверждалось показаниями пяти оружейников, работавших в Англии. В 1821 году капсюль стал использоваться во Франции. 19 июня 1822 года истец получил получил патент США, а 7 мая 1829 года им был получен новый патент с исправленной относительно старого спецификацией. Адвокат истца утверждал, что патент Форсайта 1807 года, действовавший до апреля 1831 года, был составлен таким образом, что связывал руки его подопечному в Англии. Суд задал резонный вопрос: почему в соответствии с законом по истечении двух лет после прибытия в США, ответчик не запатентовал своё изобретение? Доводы адвоката, что всё это время изобретатель пытался улучшить изобретение, суд не убедили. В иске Джозефу Шоу было отказано.

Капсюльный замок на модернизированном  кремнёвом ружье Ментона. Весьма вероятно, что это ружьё полковника Хокера или выполнено по его проекту. Фото: drake.net

Внутреннее устройство замков Ментона обоих типов было одинаковым. Фото: drake.net

 

Из книги полковника Хокера «Наставления молодому спортсмену» (1830): «Медный колпачок в настоящее время широко используется для детонаторов, и мне доставляет удовольствие видеть это; потому что, во-первых, я всегда утверждал это как лучший способ затравки, даже в оппозиции к самому Джо Ментону. Я не хочу сказать, что я был изобретателем — очень вероятно, что нет, но я прошу разрешения заявить: когда Джо впервые выпустил свои детонаторы на Дэвис-стрит (те, от которых было столько неприятностей) (речь идёт о трубочных детонаторах Ментона — прим. автора), он сделал для меня самое совершенное ружьё, что я когда-либо видел; и, сомневаясь, можно ли что-либо получить в результате, я настроился упростить изобретение. Наконец план перфорированного ниппеля (запальная трубка или брандтрубка — прим. автора) и детонирующий порошок в верхней части маленького колпачка пришли мне в голову. Я сделал рисунок, который отдал Джо. После пояснений он сказал, что покажет мне что-нибудь через несколько недель; тогда вот и увидим! Это было сыроватое ружьё, изготовленное точно по моему собственному плану! Доверенное лицо Ментона, бедный старый Аселл, заверил меня, что вся работа была сделана по моему рисунку. Именно таким образом Джо, который был законодателем моды для всего мира, выпустил несколько ружей с медными колпачками, и я знаю, с некоторой степенью нежелания». Вверху размещены снимки редчайшего ружья Ментона с двумя парами взаимозаменяемых замков. На одной паре замена курков и крышек полок превратила кремнёвые замки в капсюльные. Весьма вероятно, что это ружьё полковника Хокера или выполнено по его проекту. На свои детонирующие трубки Ментон получил патент в 1817 году. Страстный стрелок и охотник полковник Хокер был в курсе всех новинок. Если не подвергать сомнению его слова, то в течение какого-то срока после 1817 года, достаточного, чтобы оценить неприятности от применения детонирующих трубок Ментона, появился медный колпачок — капсюль, надевавшийся на запальную трубку, причём Ментон был не самым большим сторонником этого изобретения.

Как пишет Хокер далее, производители, увидев, что Ментон отклонился от своего собственного патента, тем не менее, приняли эти изменения, о чём говорит тираж капсюльных ружей. «Но если мистер тот и мистер этот хотят претендовать на изобретение, то они могут безопасно палить своими снарядами во все периодические издания, которые им нравятся, так как я не буду баловать их какой-либо бумажной войной по этому вопросу». Другими словами, если кто-то захочет назвать себя изобретателем, то он, Хокер, воевать по этому поводу не намерен.

Если опираться на объективную информацию, то наравне с Джошуа Шоу на лавры изобретателя могли бы претендовать, например,  химик из Сохо по фамилии Джойс (Joyce), оружейник Дурс Эгг (Durs Egg) или Гуд Райт из Херефорда (Goode Wright of Hereford). В действительности патент Форсайта 1807 года сделал невозможным патентование ударного колпачка в Англии. Шоу запатентовал его в США в 1822 году, но первым это сделал во Франции Жан Франсуа Прела в 1820 году. Очевидно, что полагаться можно только на патенты, а не на письма, дневники или публикации. Поэтому настоящий изобретатель медного колпачка с детонирующей смесью не будет установлен НИКОГДА, хотя вполне вероятно, что это был кто-то из вышеперечисленных.

Первые детонаторы подобного типа вызвали «неисчислимые несчастные случаи». По мнению Хокера, тому было несколько причин: плохое качество изготовления, отсутствие защиты глаз и «нехватка достаточной прочности при первом подъёме боевой пружины» (вероятно, речь идёт о предварительном взводе — прим. автора). «Например, французские колпачки, будучи сейчас около двух франков за тысячу, часто импортируются в Англию и продаются с огромной прибылью; и, хотя они, может быть, очень хорошо работают со слабым французским порохом, но они непригодны для нашего пороха настолько, что следствием является потеря глаз многими спортсменами».

 

Глава VII. Паули.

 

Паули (Жан Самюэль, Jean Samuel Pauly) — не совсем правильная, но вполне устоявшаяся русская транскрипция фамилии талантливого швейцарского изобретателя. В 1802 году он перебрался во Францию, а в 1812 году получил свой первый и, пожалуй, самый известный патент.

В описании патентов, срок действия которых прошёл, опубликованном в 1825 году отдельным изданием, имеется патент Паули с дополнениями и усовершенствованиями.  Фиг. с 1-й по 7-ю относятся к патенту от 29 сентября 1812 года, фиг. 8 — к сертификату об улучшении патента от 16 мая 1816 года, фиг. с 9-й по 12-ю — ко второму сертификату на дополнение патента.

Патроны под круглую пулю к казнозарядной системе Паули. Фото: freemycollection.com

 

Система Паули в соответствии с улучшением патента от 16 мая 1816 года.

 

Паули изобрёл казнозарядную систему и патрон к ней. Когда поворотный затвор опущен, ладыга куркового замка может взаимодействовать с горизонтально перемещающимся бойком. Поскольку затвор двигается по окружности, торец казённой части и, соответственно, донце патрона имеют форму дуги. Ударный состав наносился в углубление на донце и закреплялся воском или заклеивался бумагой. Изменения от 16 мая 1816 года касались ограничителя бойка, который к тому же обеспечивал относительную герметичность системы в момент выстрела. Вторая система под тот же патрон имела поворотный ствол. В 1814 году Паули перебрался в Англию, чтобы заниматься мечтой жизни — аппаратами для воздухоплавания. Своё предприятие и патенты он продал Анри Ру (Henri Roux), который, вероятно, и вносил улучшения в патент Паули. По всей видимости, всё это время Ру безуспешно пытался заинтересовать армию, которая в 1812 отвергла конструкцию, значительно опередившую своё время. Для этого был сделан шаг назад — на казнозарядный карабин был установлен кремнёвый замок.

Карабин второй системы Паули с клеймом Жана Ле Клерка ( Jean Le Clerc at Manufacture Versailles). Фото: bolk-antiques.nl

Рисунки из английского патента Паули № 3833 от 4 августа 1814 года. Фото: freemycollection.com

 

Обе свои системы Паули запатентовал ещё и в Англии (патент № 3833 от 4 августа 1814 года), внеся некоторые изменения в первоначальную конструкцию. Кроме того, в английском патенте содержалось описание пушки, заряжавшейся с казны.

Итак, в 1812 году появилась первая казнозарядная система Паули под его же патрон, воспламенявшийся ударной смесью, по составу напоминавшей обычный чёрный порох, в котором калийная селитра (нитрат калия) была заменена бертолетовой солью (хлоратом калия). Патрон Паули вполне справедливо можно назвать первым патроном центрального боя. В своём британском патенте «Приспособление для разрядки огнестрельного оружия посредством сжатого воздуха; также применяемые там патроны» (APPARATUS AND ARRANGEMENTS FOR DISCHARGING FIRE-ARMS BY MEANS OF CONDENSED AIR: ALSO CARTRIDGES APPLICABLE THERETO. № 4026 от 14 марта 1816 года) Паули описал пулевой и дробовой патрон нового типа.

Чертёж из британского патента Паули от 14 марта 1816 года. Фото: freemycollection.com

Пулевой (слева) и дробовой патроны Паули.

 

Патрон имел поддон, который, как считал Паули, мог быть изготовлен из твёрдой древесины, папье-маше, свинца или любого пластичного металла, поддающегося литью или штамповке. К поддону привязывался или приклеивался бумажный футляр с зарядом пороха и пулей (или дробью). На донце наносился воспламеняющий состав, который заклеивался тонкой бумажной шайбой.

Идеи Паули значительно опередили своё время. Может быть, поэтому, в отличие от своих бывших работников Лефоше и Дрейзе, он так и не стал богатым человеком.

 

Вместо послесловия.

 

В 1825 году в журнале «Mechanics Magazine» (№76 от 5 февраля 1825 года) было опубликовано письмо читателя с благожелательным отзывом о ружье Генри Беквита (Henry Beckwith) из Лондона. Больше всего владельца, как спортсмена, устраивало то, что ружьё позволяло использовать два способа воспламенения заряда: «Если спортсмен склонен использовать медный капсюль с порошком ударного действия, то в отверстие вставляется ниппель, а в ударную часть курка вкручивается короткий винт. Если почему-то капсюли недоступны, но спортсмен имеет порох ударного действия…, то ниппель вытаскивается, чашка прикручивается к казне на своё место, а в ударную часть курка вкручивается длинный винт, чтобы он доставал до гранул в чашке…» К 1825 году ударные замки применялись наряду с кремнёвыми повсеместно, но лучшие времена для капсюльных ружей ещё не наступили. Парадокс заключается в том, что вместе с плавной эволюцией в сторону ударных систем в начале XIX были сделаны поистине революционные изобретения, по сравнению с которыми даже более поздние системы Лефоше и Дрейзе были шагом назад. Я имею ввиду Паули, его ружья и его патроны. Увлечение гениального оружейника Жана Самюэля Паули аэронавтикой сыграло злую шутку с оружейным делом, которое он оставил. Уверен, не случись этого, прогресс в области огнестрельного оружия ускорился бы, как минимум, на полвека. Императору Наполеону в связи с Паули приписывают следующие слова: «Изобретения, предшествующие их времени, остаются неиспользованными, пока общее знание не достигнет того же уровня».

Первые ударные системы огнестрельного оружия. Перэн-Лепаж. The first percussion fire arms. Perin-Lepage.

 

Промышленные выставки во Франции проводились с 1798 года. Всего их было девять: в 1798, 1801, 1802, 1806, 1819, 1823, 1827, 1834 и 1844 годах. В 1819 году впервые в них принял участие оружейник Жан Лепаж с улицы Ришелье (rue de Richelieu), 13. В выставке 1823 года участвовали «Lepage pere et fils (Лепаж отец и сын), a Paris, rue de Richelieu, no. 13», получившие серебряную медаль. «Отец и сын» — это Жан (Jean LePage, 1746-1834)  и Анри Лепаж (Jean André Prosper Henri LePage, 1792-1854). В каталоге можно найти фамилию и Перрэн-Лепаж (Perrin-Lepage) по адресу: boulevard des Capucines, 15, и Перэн-Лепаж — с тем же адресом. Так Перрэн или Перэн? В медицинской книге о мочекаменной болезни («DE LA LITHOTRITLE»), выпущенной в 1825 году, упоминается страдавший от неё оружейник г-н Перэн Лепаж, 45 лет, который проживал на бульваре Капуцинок (boulevard des Capucines).

Двуствольное капсюльное ружьё PERIN-LEPAGE A PARIS.

Надпись F.P. Perin Lepage на капсюльном пистолете. Фото: rockislandauction.com

 

Из доклада о семье Ле Паж на 97-м Национальном конгрессе научных обществ (Нант, 1972 год, секция современной и новейшей истории) следует, что Мария-Жюстина (Marie-Justine), старшая дочь Жана Ле Пажа, вышла замуж за Жана-Луи Перрэна (Jean-Louis Perrin). Судя по медицинскому трактату (см. выше), вероятная дата рождения Перэна-Лепажа — 1780 год, и он вполне мог быть мужем дочери Жана Ле Пажа. Считается, что после женитьбы на Марии-Жюстине, Жан-Луи Перрэн стал Перрэном-Лепажем, хотя ни одного подтверждающего документа не представлено. Информация из доклада не стыкуются с фактом наличия пистолета с надписью F.P. Perin Lepage (фото вверху), а не J.L. Perin Lepage, например.

Вопросы вызывает патент от 13 июля 1832 года и дополнение к нему от 31 августа 1832 года, полученные оружейниками из Парижа Анри Ле Пажем (Henri LePage) и Перэном Ле Пажем (Perin LePage) с улицы de Richelieu, 13. На рисунке к патенту (см. внизу) читается «Lepage freres»(братья Лепаж). Если поискать надписи на оружии, то мы не найдём Perrin Lepage, а, вот, Perin Lepage — сколько угодно.

Вернёмся к французским промышленным выставкам. О Лепаже в отчёте выставки 1827 года написано: «Экспонировалось большое количество прекрасного огнестрельного оружия, среди которого выделялось ружьё c четырьмя вращающимися стволами, двуствольное ружьё с боковыми основаниями, защищенными от огня, воды и т. д. Все это оружие сделано с редким совершенством. Было представлено одно кремнёвое ружьё, его исполнение не оставляет желать лучшего. Ружьё принадлежит королю. Жюри наградило г-на Лепажа серебряной медалью». Следующая выставка состоялась в 1834 году. По её итогам Лепаж получил серебряную медаль, а Перэн-Лепаж (Perin-Lepage) — бронзовую. В каталоге выставки 1839 года числился Перэн (Perin) c rue de la Chaussee-d`Antin, 24. Упоминается также его бронзовая медаль на выставке 1834 года. Выставка 1844 года: «Мсье Лепаж выставил двуствольное ружьё на 4 заряда…Мсье Лепаж-Мутье попытался вернуться к старым моделям и показал ружьё, форма которого скопирована с оружия времён Франциска I…Жаль, что мсье Перэн-Лепаж не успел закончить тяжёлое трёхствольное ружьё, которую показал в белом…» В 1839 и 1844 годах Перэн-Лепаж отмечен бронзовами медалями.

Вышеперечисленные факты позволяют предположить, что Perrin-Lepage и Perin-Lepage, скорее всего, одно и то же лицо, имевшее какие-то родственные связи с фамилией Лепаж. Звали его Jean-Louis или его инициалы были F.P., был ли он мужем дочери Жана Лепажа или обстоятельства появления сдвоенной фамилии иные — всё это ещё предстоит выяснить.

Надпись Lepage freres (братья Лепаж) на рисунке из сборника французских патентов 1832 года.

Заявка на патент датирована 28 января 1832 года.

Описание патента Lepage (Henri et Perrin) от 13 июля 1832 года.

 

Гораздо более важным представляется патент от 13 июля 1832 года, поскольку он защищает первую казнозарядную систему оружия с поворотом ствола в горизонтальной плоскости. Из описания патента следует, что оружие заряжается с казённой части и запирается промежуточным шарнирно закреплённым затвором, который сам закрывается, когда стволы возвращаются на место (фиг.1). Бумажный патрон несёт заряд и снаряд; к его донцу приклеена тонкая картонная шайба (C), которая заходит в паз (D) и, подпираемая промежуточным затвором, препятствует прорыву газов. Донце патрона имеет деревянный штырь, он входит в отверстие промежуточного затвора и служит для извлечения патрона (фиг.7). В патенте упоминается двуствольное ружьё с поворотными стволами (фиг.3), очень простой замок с одной пружиной (фиг.4) и магазин в прикладе, в котором для хранения капсюлей используются маленькие стаканчики, нанизанные на тонкую медную проволоку (фиг.5). К сожалению, мне пока не встретился пистолет или карабин, сделанный в точном соответствии с патентом от 13 июля 1832 года. В коллекциях широко представлен другой вариант (фото внизу).

Капсюльный пистолет PERIN LEPAGE. Фото: auctions.holtsauctioneers.com

Пара пистолетов Perin Lepage с поворотным стволом. Фото: hermann-historica-archiv.de

Пистолет с поворотным стволом и надписью PERIN LEPAGE INVON BREVETE A PARI . Фото: hermann-historica-archiv.de

 

Пара пистолетов с поворотным стволом и надписью INVON LE PAGE ARQER DU ROI.

Пара пистолетов Perin Lepage c поворотным стволом. Фото: hermann-historica-archiv.de

Карабин LE PAGE A PARIS с поворотным стволом. Около 1840 г. Фото: beaussant-lefevre.com

 

Перэн и Лепаж трижды дополняли свой патент различными усовершенствованиями: 30 августа, 22 ноября и 30 января 1832 года. Думаю, конструкция под простейший бумажный патрон, которую можно наблюдать на представленных выше снимках, есть результат этих усовершенствований. На оружии в этом варианте исполнения можно увидеть следующие надписи: PERIN LEPAGE, INVON (от invention — изобретение. фр.) BREVETE A PARI или INVON LE PAGE ARQER DU ROI.

Капсюльное ружьё с четырёхствольным поворотным блоком и двумя замками.

 

В 1835 году в рекламных объявлениях оружейника Перрэна-Лепажа, размещённых в парижских газетах, указывалось 2 адреса: rue de de Richelieu, 13 и rue de la Chaussee-d`Antin, 24. Из «Генерального справочника торговли и промышленности» (Annuaire général du commerce et de l’industrie) 1847 года: «Перэн-Лепаж, изготавливает ружья и пистолеты с тремя стволами, дальность действия которых намного превосходит одноствольное оружие любого калибра; бронзовая медаль (промышленных выставок — прим. автора) — 1834 и 1844; Notre-Dame-de-Lorette, 15, прежде rue de la Chaussée-d’Antin, 24». В рекламном объявлении 1852 года Перрэн на улице Лаффитт (rue Laffitte), 51 назван преемником (successeur) Перрэна-Лепажа.

Счёт компании L.Perrin & Cie от 7 апреля 1870 года.

 

На счёте компании L.Perrin & Cie от 7 апреля 1870 года (вверху) читаем: «rue Laffitte, 51, все виды огнестрельного оружия, Л. Перрэн и Ко, патентованный мастер-оружейник, ружья, карабины, пистолеты, заряжаемые с помощью затвора (патент на изобретение); ружья на четыре выстрела, два из которых производятся сразу (ружьё с двумя замками и поворотным блоком из 4-х стволов — прим. автора); ружья на три выстрела, которые производятся одновременно (ружьё с одним замком и тремя неподвижными стволами — прим. автора), дальность действия которых больше, чем у любого ствола с одним выстрелом любого калибра; шомпольные ружья; пистолеты, кавалерийские и карманные; револьверы на шесть выстрелов; патентованные салонные карабины и пистолеты».

Пистолет с надписью PERIN LE PAGE R.NOTRE DAME DE LORETTE. Фото: littlegun.info

 

В левом углу бланка расположено изображение медали 1-го класса Всемирной выставки 1855 года в Париже. Из отчёта жюри: «Мсье Перрэн демонстрировал ружьё в белом, замки на боковых основаниях которого сделаны им самим, что позволяет оценить все его навыки. Осадка дерева и соединение различных частей не оставляют желать лучшего. Этот участник является изобретателем казнозарядной системы, которая кажется такой же простой, как и гениальной, применимой ко всем видам оружия с патронами. Нажатием на рычаг, расположенный перед спусковой скобой, ствол наклоняется и представляет возможность для заряжания; мы можем вернуть ствол на место простым нажатием руки. Карабин этой модели изготовлен для герцога Брансуика» (фото пистолета такой же системы на фото вверху). Под изображением медали написано: «Изобретатель системы безопасности с внешними замками».

Двуствольное дульнозарядное капсюльное ружьё, которое Л. Перрэн демонстрировал на Всемирных выставках 1855 и 1862 годов. Фото: metmuseum.org

 

Л. Перрэн участвовал во Всемирной выставке 1862 года в Лондоне, где получил медаль 1-го класса «За простоту принципа и хорошую конструкцию своего револьвера, а также за общее хорошее качество изготовления в сочетании с умеренностью в цене». Под изображением медали на бланке надпись: «Изобретатель патронов с разделителем». Что это такое, можно найти, если прочитать описание патента Перрэна № 17741 от  29 декабря 1859 года (к сожалению, рисунка, несмотря на имеющуюся ссылку, нет), выданного ему на 15 лет: «Изобретение состоит в разделении дроби по вертикали с помощью разделителя дроби (sépare-plomb)…Разделитель делит дробь на четыре отсека; он может быть на восемь отсеков и разной формы…Когда порох помещён в гильзу, закройте его пыжом, а сверху поместите разделитель…затем насыпьте дробь…Завершаем заряжание очень тонким пыжом по диаметру патрона…Разделитель дроби является регулятором дальности (в смысле кучности — прим. автора)…Он может быть из тонкого картона, цинка, меди и тд». Другими словами, Перрэ изобрёл то, что сегодня называется дисперсантом или рассеивателем дроби, предназначенным для создания широкой дробовой осыпи на коротких дистанциях.

В 50-60-х годах XIX века в судебных инстанциях Парижа шла тяжба между оружейниками Перрэном (Perrin) и Эженом Лефоше (Lefaucheux) по поводу  патента последнего № 019380 от 15.04.1854 и дополнений к нему от 9.11.1854 и 12.05.1855 на конструкцию, известную как револьвер Лефоше образца 1854 года. По иску Перрэна суд первой инстанции на основании анализа элементов конструкции на предмет их новизны принял решение об аннулировании патента Лефоше. 28 января 1864 года была рассмотрена апелляция Лефоше, и принято решение в его пользу. 17 июня 1864 года в криминальной палате имперского суда Парижа была рассмотрена и отклонена кассационная жалоба Перрэна. Решение было поистине «соломоновым»: револьвер Лефоше патентоспособен, а револьвер Перрэна не нарушает патент Лефоше и не является контрафактным. Вопрос о ничтожности патента Лефоше может решаться в суде по гражданским делам (Bulletin des arrets de la Cour de cassation, matiere criminelle, № 6, 1864).

Револьвер Лефоше образца 1854 года.

Рисунок из патента Лефоше от  15.04.1854.

Дополнение от 9.11.1854 к патенту Лефоше.

Дополнение от 12.05.1855 к патенту Лефоше.

 

8 августа 1865 года в суде по гражданским делам Сены (парижский суд первой инстанции по закону от 18.02.1800 г.) состоялись слушания по иску оружейников Мутье-Лепажа, Перрэна, Легреза, Кордье и Готье-младшего (Moutier-Lepage, Perrin, Legrèze, Cordier et Gauthier jeune) к Эжену Лефоше. Предмет иска был всё тот же. В числе прочего истцы утверждали, что ответчик использовал элемент конструкции пистолета г-на Перрэна-Лепажа (Perrin-Lepage) 1839 года. Судья отмёл этот аргумент, поскольку оружие, на которое ссылались истцы, было изготовлено на заказ, оно не продавалось публично, не было «доведено до сведения общественности» и не выставлялось, например, на промышленной выставке 1839 года (Le Technologiste, tome XXVII, Paris, 1866. BNF).

Судебная тяжба продолжалась до 1869 года, когда было подписано мировое соглашение: «Мы, нижеподписавшиеся, договорились, что: 1. Г-н Перрэн обязуется прекратить гражданское разбирательство, возбужденное совместно с несколькими оружейными мастерами в отношении заявки на ограничение патента, поданной г-ном Лефоше на револьверы его изобретения. 2. Г-н Перрэн также отзывает требования о возмещении убытков, заявленных в этом деле. 3. Г-н Лефоше заявляет об отказе от любого судебного преследования во Франции или за границей за револьверы изобретения г-на Перрэна, которые он производит. 4. Договорились, что каждая сторона оплатит свои сборы. Париж 27 января 1869 года. Подписи: Лефоше Перрэн» (перевод автора по копии соглашения c сайта lefaucheux.net). Тем не менее, 9 августа 1869 года состоялось судебное решение, вероятно, в пользу истцов, поскольку 23 ноября 1869 года Перрэн написал письмо Лефоше следующего содержания: «Париж 23 ноября. Господину Э. Лефоше в Париже. Считаю, что решение, вынесенное 9 августа 1869 г. Палатой, для меня не имеет юридической силы. Я отказываюсь получать какую-либо выгоду от этого, моё имя фигурирует в этом решении в результате прекращения производства, и не одобрено моим адвокатом. С искренним уважением Перрэн» (перевод автора по копии текста письма c сайта lefaucheux.net).

Револьвер Перрэна образца 1859 года «первого типа».

Патроны Перрэна (патент № 30314 от 29.12.1856 сроком на 15 лет).

 

Несколько слов о револьвере Перрэна. Этот шестизарядный револьвер под патрон конструкции самого Перрэна известен в нескольких модификациях, в соответствии с которыми коллекционеры выделяют три типа конструкции. Их описание или сравнение не входит в задачу настоящей статьи. Скажу только, что «первый тип» не был «двойного действия»; взвести револьвер рукой было невозможно. Короткое нажатие на спусковой крючок отводило курок на предохранительный взвод, и тогда можно было вращать барабан для освобождения его от стрелянных гильз и заряжания. Соавтором Перрэна числился некто Делма (Delmas). Действовавший от их имени патентный агент Ньютон (Newton) получил британский патент № 2263 от 5 октября 1859 года. Гражданская война в США поглощала массу оружия из Европы. В 1862 году оружейный торговец Алексис Годиллот (Alexis Godillot) продал 550 револьверов Перрэна-Делма правительству США. Многие исследователи считают конструкцию Перрэна-Делма первым в мире успешным револьвером центрального боя.

Револьверный карабин Перрэна под его патрон 11 мм. 1865 год. Фото: pinterest.com

 

Всемирная выставка 1867 года состоялась в Париже. Г-н Перрэн с улицы Лафитт, 51 экспонировал охотничьи ружья de lux, а также боевые карабины и револьверы. Это последняя выставка, в которой принимал участие Перрэн. Из книги Жюля Жани (Jules Janin) «Старый охотник Дейе» (Le Vieux Chasseur Deyeux), изданной в Париже в 1868 году: «Когда эта книга была составлена, мой отец был назначен арбитром по делу Лефоше против Берингера; он думал, и я все еще думаю в 1868 году, что, если оружие, заряжаемое с казны, имеет большие преимущества, у него также есть большие недостатки; они (казнозарядные ружья — прим. автора) не заставят нас отказаться от наших ружей Périn Lepage, Devismes, Flobert, Gastinne Renette, Baillot (&) Héberard, des deux frères Bernard, Ghaudun, Delebourse, Glaudin, Lefaure, Pottet, André, Perrin (Перэн Лепажа, Девима, Флобера, Гастин Ренетта, Байо и Эрара, двух братьев Бернар, Гаудуна, Делебура, Глаудена, Лефора, Потте, Андре, Перрэн) и других».

В 1871 году Перрэн получил патент № 91708 от 22 апреля 1871 года, модифицировав винтовку Шасспо под свой патрон центрального боя с металлическим капсюлем, но военные предпочли систему Снайдер-Шнейдер (Snider-Schneider). Из «Военного обозрения» (Le Spectateur militaire) 1878 года: «Раньше некоторые талантливые оружейники…: Perrin, Perrin-Lepage, Lelion, Schneider, Loron (Перрэн, Перрэн-Лепаж, Лели, Шнайдер, Лоро), штурмовали центральный бой, удаляя курки и применяя горизонтальный цилиндрический ударник, но ни один из них не смог родить нормальную и целостную систему…»

Ружьё с надписью «Perin Le Page à Poitiers» на спусковой скобе. Фото: drouotstatic.zonesecure.org

 

История фамилии Perrin или Perin сплошь состоит из белых пятен. Что означает надпись «Perin Le Page à Poitiers» (Перэн Ле Паж в Пуатье) на некоторых ружьях (от Парижа до Пуатье 340 км)? Как появилась сдвоенная фамилия Perin Lepage, и действительно ли это были родственные связи? Почему прекратилось сотрудничество с Анри Лепажем? Как были связаны Perin Lepage и «продолжатель дела» L. Perrin? Имели ли отношение оружейники братья Перрэн (Perrin freres) из Сент-Этьена к однофамильцу из Парижа? Думаю, со временем ответы на эти вопросы будут найдены…

 

Цветная калка. Часть III.

(Часть I      Часть II)

 

ЦВЕТНАЯ КАЛКА

Из книги «An English Gun-Making Heritage» Тони Тридвелла (Tony Treadwell)

Перевод: shotguncollector (При использовании ссылка на http://www.shotguncollector.com обязательна!)

 

Справедливо сказать, что закаливание деталей оружия и, в частности, цветная калка — субъективная тема. Многие, так называемые пуристы, презирают эти процессы, но, на мой взгляд, смысл восстановления старинных ружей заключается в том, чтобы делать это правильно, включая процесс цветной калки. Тем не менее, я чувствую, что немного лицемерю, потому что не стал её делать на нескольких ружьях из моей коллекции. Моим оправданием был страх деформирования или даже разрушения ружья, не подлежащие ремонту, и, хотя это все еще вызывает беспокойство, я оттачивал процесс, и мое мастерство улучшилось. Нельзя сказать, что на протяжении всего процесса калки и, в частности, непосредственно перед самим закаливанием, мой страх неудачи или катастрофы не усиливается.

Тем не менее, для меня цветная калка является частью процесса восстановления оружия, и хотя многие и не пытаются её делать из-за страха перед деформацией и другими серьезными побочными эффектами, это все еще захватывающая и весьма необходимая процедура для тех, кто хочет восстановить ружье как можно ближе к его первоначальному состоянию. Очевидно, что не все ружья подвергались процессу калки, но в XIX и XX веках — абсолютное большинство. Это искусство, которое использовалось многими оружейниками и другими металлистами на протяжении веков: в то время как цвета привлекают, закалка является важной частью процесса. Она обеспечивает дополнительную прочность деталям оружия, находящимся под постоянным напряжением, из которых колодка и механизм — два наиболее важных.

Для проведения этой работы требуются значительные предварительные исследования. Интернет изобилует советами и профессиональными мнениями по этому вопросу: некоторые вводят в заблуждение, другие чертовски опасны. Металлургия и связанная с ней наука — это то, в чем я не являюсь экспертом, но я, конечно, должен был понять критическое влияние температуры на сталь и её характеристики. Это, без сомнения, предмет, который требует значительных испытаний, прежде чем помещать исправную рабочую колодку в тигель. Неудача из-за невежества для меня неприемлема, поэтому я посвятил недели исследованиям и испытаниям, прежде чем сделать цветную калку на своём первом настоящем дробовике.

Какие инструменты и оборудование необходимы для цветной калки? Для начала вам понадобится печь, которая способна контролируемым образом нагреваться до 820 градусов Цельсия. Вам нужно будет изготовить тигель, который помещается внутри печи с воздушным зазором не менее сантиметра вокруг, когда он размещен в печи. Вам также понадобится самодельный инструмент для подъема раскаленного тигля, резервуар для воды, снабженный системой аэрации (подробнее об этом позже), небольшой компрессор и карбюризатор, который смешивается по индивидуальному заказу из костного и древесного угля. Это довольно сложная установка, и она будет стоить около 1200 фунтов стерлингов (в ценах 2010 года).

После того, как вы организуете эту небольшую мастерскую, мы можем начать обсуждать сам процесс. Само собой разумеется, что оборудование должно быть установлено где-то снаружи, а не в доме! Процесс закалки потенциально взрывоопасен и не должен проводиться в ограниченном пространстве.

Я советую читателю как можно глубже изучить процесс калки. Есть несколько хороших источников и статья Оскара Гадди, опубликованная в «The Double Gun Journal». Краткое описание процесса выглядит следующим образом. До того, как металлические детали будут нагреты и опущены в холодную, газированную воду, их сначала необходимо отжечь. Отжиг металла — это процесс, при котором металлические части упаковываются в тигель, окруженный костным/древесным углём. Тигель (крышка установлена ​​и плотно закрыта) помещается в печь для отжига. Чтобы отжечь металл, я установил печь, которая позволяет нагревать его до температуры 820 градусов Цельсия. Нагревание до этой температуры занимает у моей печи не менее 2 часов. Как только печь достигает желаемой температуры, она должна выдерживаться в течение 1 часа. Этот конкретный шаг имеет решающее значение и является причиной того, что я рекомендую печь с цифровым управлением. Она способна удерживать температуру без колебаний более чем на 1 градус вверх или вниз. После выдержки с тиглем в течение 1 часа печь нужно отключить. Тигель следует оставить в печи на 18-24 часа, чтобы он полностью остыл. Я не открываю печь чтобы ускорить процесс охлаждения. Весь смысл этого шага состоит в том, чтобы позволить металлу естественным образом охлаждаться без помощи человека.

Когда тигель охлажден до нормальной температуры воздуха, его содержимое можно извлечь и проверить на наличие проблем. У меня однажды появилась волосяная трещина в ребре спусковой скобы. Она была очень маленькой и не структурной, тем не менее, это показывает, что может случиться при нагреве старой стали до критических температур. Если все прошло по плану, то детали можно очистить для подготовки к повторной упаковке в тигель для закалки. Есть несколько способов сделать это: с помощью мягкого проволочного диска на «Дремеле» (я иногда так делаю); пескоструйной обработкой (я тоже делал это в прошлом); использованием различных сортов проволочной ваты, хотя зачастую она не обеспечивает достаточно хорошего качества очистки. Я рекомендую попробовать проволочную щетку из высокоуглеродистой стали, которая обеспечивает медленную, но очень тонкую очистку металлических деталей. Иногда я также использую полировочный состав (продающийся в магазинах) для полировки металла до зеркального блеска. «Что такое зеркальный блеск?» — спросите вы. Это когда вы сможете увидеть свое отражение на боковом основании замка, если попробуете отполировать его до конца. Чем лучше полировка, тем лучше цвета. Не торопитесь: очень важно отполировать все, что вы собираетесь закалить. Как только вы довольны полировкой, переходите к следующему шагу — очистке всех деталей ацетоном.

Цветная калка — это один из тех процессов, который требует абсолютно чистых деталей: без грязи и, что немаловажно, без отпечатков пальцев. Пальцы оставляют жир, а жир плохо действует на образование цветов.

С этого момента следует использовать латексные перчатки, не такие, которые покрыты порошковой краской на внешней стороне, а сухие, часто используемые в торговле пищевыми продуктами. Очистите все детали кухонной салфеткой и ацетоном. Будьте осторожны и убедитесь, что вы удалили всю оставшуюся смазку и грязь. После этого шага мы снова возвращаемся к щетке из углеродистой стали, снова просматриваем все металлические детали и наслаждаемся их великолепным зеркальным покрытием!

Подготовка завершена. Момент, которого вы ждали (или наоборот боитесь), настал, и пришло время упаковать тигель еще раз. Прежде чем приступить к этому шагу, давайте рассмотрим, что на самом деле происходит в тигле. Причина, по которой костный и древесный уголь имеют важное значение, заключается в том, что они взаимодействуют с металлом, науглероживая его поверхность. Древесный уголь помогает процессу, одновременно удаляя любой воздух (т.е. кислород) из тигля в течение всего цикла нагрева. Пока части, упакованные в древесный уголь, нагреваются, они остаются в том, что, по сути, представляет собой неочищенный кислородный вакуум. Поэтому очень важно обеспечить, чтобы воздух (то есть кислород) не попадал ни в какие части — вплоть до этапа закалки и включая его. Когда детали, древесный уголь и все остальное сбрасывается в закалочный резервуар, костный уголь и его контакт со сталью заставляют стальные части охлаждаться с различной скоростью. Это процесс, который вызывает появление цветов на металле.

Это то, что мы ищем, когда делаем цветную калку. Прежде чем мы перейдем к объяснению самого процесса закалки, важно еще раз подчеркнуть, что появление воздуха (кислорода) на любом этапе нагрева и после нагрева тигля разрушит потенциал для хороших цветов. На воздухе цвета тускнеют, и может даже образоваться углеродная корка на деталях, прежде чем они попадут в воду с очень неутешительными результатами. Наконец, перед помещением деталей в тигель необходимо обсудить тему блокирования и упаковки.

Блокирование деталей перед цветной калкой.

 

Блокирование (собирание в блок — прим. переводчика) — это соединение пластин из мягкой стали с деталями оружия. Прикрепляя закаливаемые детали к стальным пластинам толщиной 4-5 мм, вы делаете две вещи: (1) дольше сохраняете тепло при закалке; это улучшает цвета по всей поверхности; и (2) это помогает предотвратить коробление более тонких частей, более уязвимых к критическому изменению температуры, вызванному процессом закалки. Я использую 4 мм сталь и просверливаю отверстия в каждой пластине. Я часто делаю пластины под определенную деталь или повторно использую старые. Я всегда блокирую боковые основания замков, основание цевья и, когда возможно, нижнюю личину. После завершения блокирования и упаковки деталей мы можем перейти к следующему шагу.

Упаковка деталей в тигле.

 

Пришло время вернуть детали в тигель. Не забывайте надевать новый комплект перчаток на этом этапе. Первое, что нам нужно сделать, это смешать древесный уголь. Я недавно использовал смеси древесного угля от Brownells, США. Они отправляют в Европу, но доставка может стоить столько же, сколько и сам уголь. Для нас, европейцев, это, увы, жизнь. В противном случае вы можете купить предварительно смешанный древесный уголь у Питера Дайсона в Соединенном Королевстве — смесь, которую я использовал с хорошим эффектом. В последнее время я рискнул увеличить процентное содержание разных типов древесного угля, чтобы увидеть, как это может повлиять на цвета. Если вы используете два отдельных угля, я предлагаю соотношение 70/30 в пользу костного угля, смешанного вручную с использованием чистого пластикового ведра. Носите маску: пыль определенно не будет полезна для легких. Убедитесь, что костный и древесный уголь тщательно перемешаны. Когда вы довольны смесью, используйте старую кружку для переноса из смесительного ведра в тигель. Я обычно кладу 2-3 кружки, прежде чем помещать какие-либо детали в тигель. Важно, чтобы ни один из стальных компонентов не касался внешней стороны тигля, потому что тепло может передаваться от любого предмета.

Когда в тигле будет готова подстилка из древесного угля, сначала поместите колодку так, чтобы передний её конец был обращен к верхней части тигля (чтобы он сначала попал в воду). Осторожно добавьте больше древесного угля и других частей (как показано на рисунке). Убедитесь, что никакие детали не касаются друг друга или стенок тигля. Упакуйте тигель до самого верха, чтобы под крышкой не было воздушного зазора. У меня на тигле скользящая крышка. Это позволяет перевернуть тигель вверх ногами до того, как он станет горячим, если это необходимо. Во время упаковки угля вместе с деталями постучите по внешней стороне тигля небольшим молотком, чтобы утрамбовать содержимое и уменьшить до минимума любое пространство.

После завершения упаковки тигля его можно поместить в печь для калки. Печь должна быть запрограммирована для подъема и удержания температуры. Если она поддерживает программу, которая используется в гончарном деле, вам необходимо убедиться, что эта функция отключена. Подъём и удержание — это настройка, которая вам нужна. Установите температуру печи на 723 градуса C. Как только будет достигнута желаемая температура, она должна удерживаться в течение 1 часа 45 минут или 2 часов. Установив настройки и поместив тигель в печь, вы можете начать цикл калки. Большинству печей потребуется час или два, чтобы достичь желаемой температуры. После этого отсчитываются ваши два часа времени ожидания.

Осталось два часа, и пришло время настроить закалочный бак. В резервуаре необходим постоянный воздушный поток, чтобы в воде было как можно больше воздуха. Воздух помогает с цветами и является важным шагом в процессе. Подсоедините компрессор к шлангу в баке и запустите его. Оставьте его включенным на два часа и перед тем, как выключить, перекройте воздух.

Когда осталось всего 30 минут работы печи, добавьте воды столько, сколько сможете. С таймером в нуле пришло время выполнить последний и самый важный шаг. В моём случае нужны два человека: первый вынимает тигель из печи и осторожно подходит к закалочному резервуару, помещая тигель на стальную площадку ёмкости. Как только это происходит, второй оператор открывает на тигле крышку, и все содержимое падает в холодную воду — со взрывным результатом! В качестве последнего напоминания: важно, чтобы между крышкой и водой в резервуаре не было воздушного зазора или был, но не более чем дюймовый. Любой воздух, попадающий на детали до того, как они попадут в воду, будет сильно влиять на цвета.

Последний шаг — проверка закаленных деталей с помощью простого теста. Это важно. Когда деталь слишком хрупкая, вероятность ее растрескивания или разрушения вполне реальна. Возьмите надфиль и с силой проведите его кромкой по всей длине обратной стороны задней части колодки. Он просто отскакивает от металла? Оставляет ромбовидный след? Если это первое, то вам нужно отпустить колодку и другие части, которые вы закалили. Поместите детали в использованный уголь (не нужно тратить новый уголь) и нагрейте печь до 470-530 градусов по Фаренгейту и поддерживайте температуру в течение 1 часа. Дайте деталям остыть в закрытой печи в течение ночи.

После извлечения деталей из контейнера снова проведите испытание и убедитесь, что металл позволяет врезать в него небольшую канавку. Если это так, то вы можете двигаться дальше.

Исследование цветной калки было единственным большим исследованием, которое мне пришлось предпринять. Это заняло месяц и время на создание «лабораторной» среды для оборудования с наибольшими затратами на печь с цифровым управлением. Важно, чтобы вы использовали цифровую печь, чтобы любое отклонение составляло около 1 ° C и не более.

Использование экранов при цветной калке.

 

Я протестировал несколько способов и добился хороших результатов. Затем я исследовал использование экранов, чтобы уголь оставался как можно дольше на закаливаемых деталях. Суть состоит в том, чтобы уголь не вымывался, когда вы опускаете содержимое тигля в воду. Отверстия по всей боковой поверхности позволяют воде заливать деталь, при этом упакованный угольный слой прижимается к ней. Экраны аккуратно прикреплены болтами к промежуточной конструкции, которая крепится к внутренней части бокового основания. Я попытался сделать её универсальной. Иногда бывает нужно добавить новое отверстие, так как не все колодки одинаковые. Таким образом, экран удерживает уголь близко к детали, которая, в свою очередь, при падении в резервуар с холодной водой высвобождает углерод настолько медленно, насколько это возможно; теория состоит в том, чтобы уголь как можно дольше соприкасался с металлом, пока он находится под водой.

Выводы удивительны. Разница между калкой с использованием экрана и без не была значительной, но, возможно, получались более стабильные результаты в течение определенного времени. Было тяжело собрать приспособление, но, тем не менее, это стоящее упражнение. В заключение скажу, что оно было интересным, но заставило меня задуматься, стоит ли продолжать, учитывая тот факт, что я могу достичь тех же результатов без экранирования. Зачем вводить сложность в систему, которая работает. Я получил удовольствие от решения инженерных задач, а также заработал определённый опыт и навыки.