Советский «БОСС». The Soviet «Boss».

 

17 августа 1958 года в Москве стартовал 37-й чемпионат мира по стрелковому спорту. Это событие стало важным этапом не только для советских спортсменов, но и для отечественной оружейной промышленности.

Победителем 37-го чемпионата мира на траншейном стенде с результатом 289 из 300 стал спортсмен из Пало-Альто (Калифорния, США) Фрэнсис Эйзенлауэр (Francis J. Eisenlauer). Что удивительно, американец стрелял из рядового полуавтомата «Sportsman» от «Ремингтона». Ещё 4 стрелка показали одинаковые результаты. После перестрелки второе и третье место заняли итальянцы Россини (Galliano Rossini) и Кащано (Edoardo Casciano), стрелявшие из «Беретты». Большой интерес у представителей оружейных заводов Тулы и Ижевска, находившихся на соревнованиях, вызвало ружьё «Boss» британского спортсмена Хэгера, занявшего четвёртое место. По воспоминаниям заслуженного тренера РСФСР Василия Николаевича Тихонова, британец так дорожил своей вертикалкой, что практически не выпускал её из рук, однако по просьбе советской стороны осмотреть ружьё разрешил. Дробовик Хэгера произвёл сильное впечатление, поэтому не стоит удивляться, что среди импортных ружей, закупленных после московского чемпионата для сборной СССР, оказалась вертикалка компании «Boss & Co». Кроме этого ружья, вероятно, из-за его цены купленного в единственном экземпляре, было приобретено по паре вертикалок «Браунинг», полуавтоматов «Ремингтон» и «Браунинг Double Auto» (из такого ружья на круглом стенде некоторое время потом стрелял Ю.Цуранов).

11080069_source

Ружьё компании «Boss & Co».

 

Здесь необходимо сделать небольшое отступление. До 1964 года в программу Олимпийских игр входили соревнования только на траншейном стенде. Наши же стрелки показывали прекрасные результаты на круглом стенде, где мы могли выставить, по сути, две равноценные команды. Несмотря на то, что чемпионом мира 1958 года в командном зачёте на траншейном стенде стала сборная СССР, в перестрелке победившая сборную Италии, индивидуальные результаты наших стрелков уступали результатам лучших спортсменов из других стран. Руководство сборной и главный тренер по стендовой стрельбе Николай Дмитриевич Покровский, понимая ценность олимпийской медали, искали пути улучшения результатов на «траншее». Одним из слагаемых успеха могло быть техническое оснащение стрелков. К моменту описываемых событий основными спортивными ружьями, используемыми членами сборной команды СССР по стендовой стрельбе или, как тогда говорили, по «стрелково-охотничьему спорту», были МЦ11 и МЦ8. Чемпионом мира 1958 года на круглом стенде стал Арий Каплун с МЦ11, Николай Дурнев с МЦ8 завоевал «серебро». Кроме них в составе советской команды, взявшей золото и в командном зачёте, выступали Юрий Цуранов с МЦ8 и Борис Антонов с «Browning Auto 5» (интересная деталь: Антонов постоянно использовал дульную насадку «поличок»). Чемпионами мира 1958 года в командных соревнованиях на траншейном стенде стали: Владимир Зименко (Simson Monte Carlo), Сергей Калинин (Browning Superposed), Юрий Никандров (МЦ11) и Валентин Стёпин (МЦ8). Стоит сказать, что стендовая стрельба в СССР в те годы становилась всё более популярным видом спорта. Один только чемпионат Вооружённых Сил собирал более 200 стрелков из 29 военных округов, групп войск и флотов. Спортивных ружей не хватало. ЦКИБ СОО выпускало МЦ8 и МЦ11 штучно и не могло удовлетворить всех желающих. По воспоминаниям старых стендовиков, никто из них не думал о дульных сужениях, навесках или их оптимизации, абсолютно доверяя производителю оружия и специалистам, ответственным за снаряжение патронов. Между тем, именно траншейный стенд требует предельного качества дробовой осыпи. В то время допускались навески дроби до 36 грамм, что вместе с классическим раструбом на «паре» длиною 675 мм позволяло «не мудрствуя лукаво» добиваться хороших показателей на круглом стенде. Другое дело — «траншея». Ну, а как же МЦ6, появившееся задолго до описываемых событий? Почему это отличное ружьё в 50-х годах не получило широкого распространения в спорте? Ответ на этот вопрос даёт каталог 1952 года «Охотничье и спортивное оружие» (Оборонгиз, Москва). В нём ружьё МЦ6 названо штучным, изготавливаемым по особому заказу, предназначенным для охоты. Созданное первоначально как промысловое, вероятно оно не соответствовало представлениям советских оружейников о ружье для спорта, например, в части запирания, надёжности которого придавалось особое значение. И только спустя несколько десятилетий пришло понимание того, что требования ЦКИБ СОО к запиранию были избыточными.

Новый точечный рисунок (2)

Новый точечный рисунок (3)

«Босс»? Почти…

 

В 1958 году вертикалка компании «Boss & Co» оказалась в ЦКИБе. Была поставлена задача, используя её как образец, изготовить два аналогичных ружья. С этой задачей справился замечательный слесарь-сборщик Владимир Михайлович Тетёркин. Готовые ружья пробовались разными спортсменами, но в конечном итоге были переданы Владимиру Владимировичу Зименко. Заслуженный тренер СССР Константин Евгеньевич Рачинский вспоминал: «Когда впервые я взял в руки ружье В.Зименко и опробовал его в стрельбе, то был буквально очарован: более совершенного ружья по маневренности, управляемости, посадистости, прикладистости я ни до, ни после не встречал». Казалось бы, два совершенно одинаковых ружья, одно из которых имело полные чоки в обоих стволах, а другое – получок в верхнем стволе и полный чок – в нижнем. Тем не менее, по словам самого В.В. Зименко, ружьё с полными чоками «не легло», хотя приходилось стрелять из обоих, так как односпусковой механизм тульского «Босса» время от времени требовал наладки. Армейский стрелок из Львова В. Зименко был по-своему уникален, поскольку умудрялся в одно и то же время одинаково успешно выступать с ружьём как с горизонтально, так и с вертикально спаренными стволами. Высокие результаты он стал показывать с бельгийской горизонталкой весом 3,2 кг., изготовленной для чешской фирмы «Ловена». Потом стрелял из МЦ8 – на круглом стенде, а на траншейном – из ружья «Monte Carlo» фирмы Зимсон. На мой вопрос: почему не из МЦ8, Владимир Владимирович ответил так: «Зимсон был тяжёлый, весил около 4 кг. Стреляя патронами с навеской 36 грамм, с ним я меньше уставал. Кроме того, у МЦ8 был тугой, более 3 кг, спуск». Самым большим достижением В.В. Зименко стала победа в индивидуальном зачёте на чемпионате мира 1962 года в Каире, где он выступал с тульским «Боссом». На тему «как это было» написано уже столько «интерпретаций», что, думаю, будет лучше предоставить слово самому чемпиону.

ris2

В.В. Зименко (слева).

 

«В общекомандном зачёте наша команда траншейников набрала наибольшее количество очков и заняла первое место. Дальше следовали соревнования в личном первенстве. По условиям состязаний продолжать в нем борьбу могли только самые сильные стрелки. Из состава нашей делегации такое право было предоставлено двоим — Сергею Калинину и мне. У каждого 196 из 200. За нами индийский магараджа Карни Сингх. Мы с Сергеем начали стрельбу хорошо. Первые две серии —50 мишеней — прошли без промаха. Но в третьей Сергей сделал один. Вслед за ним выхожу на площадку я. И тяжесть ответственности ложится на мои плечи. Я ощущаю ее почти физически. Неудачу Сергея еще как-то могу исправить я. Мою исправлять некому. А тут, на беду, замечаю, что с моим ружьем происходит что-то неладное. Возникает какая-то задержка перед выстрелом. Всего лишь на доли секунды. Но они есть. Чтобы найти выход, собраться, решил промыть ружье. Однако и охлаждение стволов не помогло. Семнадцатая мишень молнией сверкнула влево. Я нажимаю спусковой крючок. Выстрела нет… Опускаю ружье. Подходит судья, осматривает его. Лопнула пружина. На устранение неисправности дается одна минута. Но разве за такое время заменишь пружину? И сразу в павильонах стенда начался шум. Мирно сидевшие до этого и тянувшие пиво туристы вдруг оживились. Начались тосты за то, чтобы советские стрелки не выдержали поединка. Но уже бежал ко мне со своим ружьем Сергей Калинин. Мой соперник. Мой дорогой друг. Судьи разрешили сделать мне два пробных выстрела, для ознакомления с ружьем. Какое тут ознакомление? Я и так знал, что ружье Калинина отличается от моего. Оно на 2 килограмма тяжелее, да и ударно-спусковой механизм имеет свои особенности. Но другого выхода нет. Выхожу на стрелковую площадку. Дать! Тарелочка сверкнула в лучах солнца и стала удаляться. А я ее как в тумане вижу и чувствую, что уследить не успеваю. Решил бить дуплетом. Два выстрела один за другим. И оба… мимо. «Так дальше не пойдет! — подумал я, переходя на следующую площадку. — Теперь я за двоих стреляю. Сергей сделал что мог. Очередь моя». И сам ощущаю, как внутри что-то подобралось, сжалось, и какая-то веселая злость охватила меня. Мы еще посмотрим, кто кого! Целился не торопясь, без спешки. Старался выше мишени не стрелять. И дело пошло как по маслу. Все глиняные голуби летели в клочья, вернее — в осколки. Отстреляв третью серию, вместе с тренером Покровским направляюсь к мастеру, который занимался моим ружьем. Ничего не могу сделать,— разводит тот руками, а сам даже в глаза не смотрит, виновато отводит их…И тут подходит Никандров, забирает мое ружье. Сам сделаю. Не волнуйся, а мое, вернее, свое, вновь берет Калинин и выходит на площадку. Ему опять не повезло. Наверное, переволновался. Сделал два промаха. За Сергеем стреляю я. Вновь из его ружья. Первую мишень бью вторым выстрелом. Это не самый лучший вариант. Но дальше дело пошло лучше. Следующие 5 мишеней поражаю первым патроном. И вдруг судья подносит мне… мое ружье! Оказывается, за нами наблюдал итальянец Маттарелли. Как он говорил нам потом, его удивил поступок Калинина. Но вот Никандров бросился мне на выручку, и Маттарелли, восхищенный бескорыстием советских спортсменов, понял, что не может, не должен остаться в стороне. Ружье Маттарелли было похоже на мое. К тому же он оказался отличным мастером. Сломалась отвертка, Маттарелли сбегал к шоферам такси, принес новую, быстро разобрал ударно-спусковой механизм… мое ружье было у меня! Помощь друзей придала силы. Мишени бью наповал. Почти все первым выстрелом. Итог после всех треволнений—295 из 300. Это новый рекорд СССР! Тут же на площадке целую своих — Калинина, Никандрова. Подходит Маттарелли: Браво, Зименко! Браво, русские! Но, оказывается, еще не все. Карни Сингх тоже выбил 295 из 300. Предстоит перестрелка с ним. Победителя ждет медаль чемпиона мира. Через 10 минут нас вызывают на стрелковую площадку. Не стану подробно описывать ход борьбы. Скажу лишь, что с чувством небывалого подъема стрелял я. Конечно, во время соревнований не думаешь ни о друзьях, ни о чем. Но чувство радости, веры в товарищество, в наше общее дело дает себя знать. Может быть, оно называется вдохновением? Не знаю. Но это было незабываемо! Несколько минут спустя я поднялся на верхнюю ступеньку пьедестала почета и мне вручили золотую медаль. Над стрельбищем звучал Гимн Советского Союза. В бездонной синеве южного неба развевался советский флаг. Приветливо сияли улыбки друзей. И это была великая честь. Это было счастье».

Gold medal close up

Золотая медаль 38-го чемпионата мира по стрелковому спорту. Каир. 1962 год.

 

Добавлю от себя: Сергей Алексеевич Калинин всю свою спортивную жизнь стрелял из вертикалки «Браунинг». Получается, что это ружьё сыграло не меньшую роль в победе В.В. Зименко, чем тульский «Босс». Предоставим слово К.Е. Рачинскому:«Короткий век оказался и у двух экземпляров тульских копий английского «Босса». В течение пяти лет интенсивных стрельб тяжелыми отечественными патронами с навеской дроби до 36 г оба эти ружья, не выдержав нагрузки, буквально начали рассыпаться. Фирма «Босс» продолжает выпускать эти модели эксклюзивных, исключительно сложных по инженерным решениям и высочайшего качества охотничьих ружей уже 100 лет. Но они не рассчитаны на то, чтобы быть рабочей лошадью для профессиональных спортсменов… Со временем ружья полностью вышли из строя и после нескольких неудачных попыток Военно-охотничьего общества отправить их в ЦКИБ СОО на восстановление, ружья списали. Один экземпляр я приобрел и задался целью реставрировать, надеясь уговорить руководителей ЦКИБ СОО взять ружье на восстановление. Эту работу выполнил старейший мастер-оружейник Валерий Павлович Пастухов, и ружье получило вторую жизнь». После возвращения из Тулы, односпусковой механизм ружья опять отказался работать как надо. Доводил его «до ума» мастер из Зеленограда Владимир Иванович Гаврилов. Второе ружьё якобы тоже восстановлено и находится в Одессе, но на нём обычный двухспусковой механизм и антабки (фото в начале статьи). Возможно, кому-то просто надоело мучиться с односпусковым, или…реальная история отличается от официальной? Утверждать что-то определённое о ружье, имея только его фотографии, я бы не стал. Очевидно, что оно переосажено, и его отделка выполнена в Туле. Ружьё не имеет английского клейма окончательного испытания, которое ставится на ребре ствольной коробки. Вместо него набит номер. На оригинальном ружье номер находится, как правило, на внутренней стороне «низушки». Если допустить, что номер 8877 относится к оригинальному ружью компании Boss & Co, то год выпуска — 1950-й, между тем, вся история началась в 1958 году. Под указанным номером в документах ЦКИБ СОО числится пистолет МЦ2 из большой партии, изготовление которой началось в 1957 году. Это наводит на мысль, что ружьё могло быть собрано и вне ЦКИБа. Как же в действительности назывался тульский «Босс»? В.Н. Тихонов утверждает, что ТЦ-1 и ТЦ-2. Что стало с британцем Хэгером и его ружьём, никто не знает. Другие примеры результативного использования вертикалки «Босс» в большом спорте мне неизвестны.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: