«БЕЛЬГИЙЦЫ». ЗОЛОТОЕ ВРЕМЯ ЛЬЕЖСКОГО ОРУЖИЯ. Часть IV.

 

Начало: Часть I.   Часть II.  Часть III.

 

Как известно, для изготовления классического двуствольного ружья нужно сделать более 600 технологических «переходов» (операций). В Льеже ни одна из оружейных компаний, большая или маленькая, не выполняла их все, отдавая часть надомникам и мелким мастерским. Только небольшое число производителей имело собственное механическое производство деталей, большинство же «фабрикантов» приобретали готовую комплектацию в разной степени готовности вплоть до оружия «в белом». Исключение составляли несколько компаний, в том числе фирма А. Пипер (H. Pieper, после 1898 г — Établissements Pieper S.A., после 1905 г — Anciens Établissements Pieper S.A.), Национальная фабрика военного оружия в Эрстале (Fafrique Nationale d`Аrmes de Guerre S.A.) и, отчасти, Льежская мануфактура огнестрельного оружия (Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu S.A.).

Акции компаний Établissements Pieper S.A. и Anciens Établissements Pieper S.A.

Anciens Établissements Pieper S.A. Цех изготовления замков.

 

Уроженца Вестфалии Генриха (Анри) Пипера (30.10.1840 — 23.08.1898) называют «пионером» механической фабрикации оружия, что вполне справедливо, если говорить о гладкоствольном оружии для охоты. Ему в числе первых удалось наладить массовое производство охотничьих ружей, приспособив их конструкцию «под станок», уменьшив количество «переходов» и снизив себестоимость. Ружья Пипера «валовой выработки» имели только одно достоинство — низкую цену. Помимо грубоватого внешнего вида, они оказались крайне недолговечными в плане разбалтывания. Это вполне объяснимо, если принимать во внимание, что высокоточное производство требует гораздо больших затрат, да и, вообще, вряд ли прецизионность, при которой результат сборки по допускам можно сопоставить с ручной подгонкой, была достижима при уровне станочного производства конца XIX века. Кстати, наибольшего прогресса в выпуске «машинных» ружей добились французские компании Manufacture d`Armes Verney Carron и Manufacture Française d’Armes et Cycles (Манюфранс). Название ружья «Идеал» вполне отражает уровень компании Манюфранс, достигнутый в машинном производстве охотничьего оружия. Анри Пипер был плодовитым изобретателем, в том числе в области электротехники. В оружейном деле несколько его изобретений были направлены на упрощение конструкции и уменьшение затрат ручного труда при производстве оружия для охоты.

Патенты А. Пипера.

 

Пожалуй, самый известный патент касался изготовления ствольного блока с использованием муфты, выполненной заодно с подствольными крюками, элементами верхнего узла запирания и частью подствольной планки с крюком цевья (1881 г). Другой патент (1897 г) описывал ружейные замки со спиральной боевой пружиной.

Ружьё Le Hamerless Bayard компании Anciens Établissements Pieper S.A.

 

Оценить типичные для своего времени технические решения «машинного» ружья можно на примере бескурковки «Баярд» (Le Hamerless Bayard) компании Anciens Établissements Pieper S.A. (Анонимное Общество Старое Заведение Пипера), основанной в 1905 году наследниками Анри Пипера. Производитель отказался от ствольной муфты, выполненной заодно с крюками, в пользу системы «деми-блок», когда две половинки ствольного блока соединялись механически на «ласточкин хвост» и спаивались мягким (низкотемпературным) припоем. Кроме этого, между стволами устанавливались 8 специальных проставок, которые фиксировали взаимное расположение стволов при пайке, препятствуя их деформации. По заверениям производителя, серийные стволы были испытаны на давление 2000 кг/кв.см, не показав каких-либо признаков непластической деформации или разрушения.

Механизм затвора с фиксатором (справа).

 

Затвор ружья имеет единственный узел запирания в виде массивной задвижки, приводящейся верхним ключом. Задвижка заходит в паз на ствольном блоке и визуально является продолжением прицельной планки. Для облегчения сборки имеется фиксатор, взаимодействующий с подствольным крюком и освобождающий затвор, когда стволы опускаются на место.

Механизм взведения и замок.


Взведение замков происходит при «переламывании» ружья. Ствольный блок взаимодействует с качалкой (1), выступ которой (А) толкает шток (2), шарнирно сцепленный с курком (4), одновременно сжимая спиральную боевую пружину (3). Шептало (6) запирает курок, ударниковая часть которого находится в теле бойка (5), что обеспечивает его отвод при взведении. Боёк взаимодействует с подпружиненным сигнальным штифтом. Весь механизм, включая винты и антабки, состоял из 38 деталей. Похожий механизм французского ружья «Идеал» имел на несколько деталей меньше. Ружьё Le Hamerless Bayard в магазине А.А. Биткова стоило 70 руб., с улучшенной отделкой — 84 руб., с улучшенной отделкой и эжекторами — 119 руб.

Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu. 1890 год.

 

Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu S.A. или просто Льежская мануфактура — удачный пример прихода крупного капитала в оружейное дело. Компания начала свою деятельность 1 января 1866 года как анонимное общество (S.A.) со следующим составом учредителей:

  1. Оружейная фирма C. Dandoy et Cie. (название Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu принадлежало ей с 1863 года) в лице Целестина Дандоя (Celestin Dandoy), ​​бывшего судьи коммерческого суда в Льеже;
  2. Оружейный «дом» (Maison) A. et Ch. de Loneux в лице Шарля де Фортемпса де Лоню (Charles de Fortemps dе Loneux), консула короля Италии;      
  3. Барон Шарль Веттналл (Charles Whettnall), директор компании Proprietaires-Réunis;                                                          
  4. Граф Камиль де Ренесс (Camille de Renеsse), администратор Льежско-Лимбургской железной дороги и Франко-Бельгийско-Прусских железных дорог;
  5. Адольф Минетт де Вандр (Adolphe Minette de Wandre) из Льежа;
  6. Жозеф де Пьерпонт де Беллефройд (Joseph de Pierpont de Bеllеfroid) из Шато-де-Фонтейн;
  7. Франсуа де Биолли (François de Biolley), рантье из Пепинстера;
  8. Фирма Jos. Fraipont et Cie под маркой Crédit Général Liégeois, в лице 2-х управляющих директоров графа Анри де Меуса и Эрнеста де Ламина.

Учредители собрали уставной капитал в размере 1,5 млн. франков, разделённый на акции номиналом в 500 франков. Первый выпуск составил 2 тыс. акций. Из них 832 акции оплатили: Веттналл, де Беллефройд, де Вандр и де Ренесс — по 70 акций,  де Биолли — 50 акций и Crédit Général Liégeois — 502 акции. При увеличении уставного капитала эти пропорции сохранялись. Дандой (C. Dandoy et Cie) должен был передать новой компании 2 здания в Льеже на rue Saint-Jean 23 и rue du Pot d’Or 34, название Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu, инструменты, материалы, патенты, клиентуру и всё то, что находилось на балансе. Де Лоню (Maison A. et Ch. de Loneux) передавал инструменты, товары и клиентуру. Расчёт за эти взносы производился акциями. Таким образом получается, что Дандою и де Лоню на первом этапе принадлежало более половины акций. Новая компания брала на себя обязательство исполнения заказов, принятых C. Dandoy et Cie и  A. et Ch. de Loneux. Директором был назначен Целестин Дандой (Celestin Dandoy). Согласно своему уставу, компания создавалась на 60 лет. Просуществовала она на три года больше.

Механическая мастерская Льежской мануфактуры. Начало XX века.

Louis Reble (29.06.1861 — 10.12.1906)

 

Наибольшие успехи были достигнуты при исполнительном директоре Луи Ребле (Louis Reble), уроженце Карлсруэ. За свою короткую жизнь (умер в 45 лет) Ребле показал себя одним из лучших управляющих в оружейном производстве Льежа, заслужив высшую награду Бельгийского Королевства — орден Леопольда I. В 1890 году на rue Vertbois 52-54 был построен комплекс производственных зданий с паровой машиной, который включал в себя: механическую мастерскую, сборочную мастерскую, мастерскую по отделке охотничьих, садочных, бескурковых ружей с эжекторами и без, а также дриллингов и двуствольных «экспрессов», мастерскую по отделке рядового оружия, мастерскую по изготовлению винтовок и пистолетов, включая салонные, мастерскую по изготовлению револьверов всех систем и мастерскую по производству экспортного оружия. В 1892 году в Нессонво был построен цех с паровой машиной для изготовления стальных и дамасковых стволов. Общее число работавших составляло от 700 до 800 человек, по этому показателю не уступая фабрике Пипера, хотя его производство было в несколько раз больше. Эта разница проистекала из уровня механизации. Льежская мануфактура использовала больший объём ручного труда, что сказывалось в лучшую сторону с точки зрения качества и ассортимента выпускаемого оружия.

Клейма Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu: 1. Клеймо на подушках стволов и колодках охотничьего оружия; 2. Клеймо на корпусах револьверов; 3. Клеймо на стволах карабинов; 4 и 5.  Клейма на стволах охотничьего оружия (сталь); 6. Клеймо на стволах охотничьего оружия (дамаск).

 

В 1894 году завод Кокериля (John Cockerill S.A.) в Серане приступил к выпуску ствольной стали под маркой ACIER UNIVERSEL, созданной специально под пироксилиновые пороха. Льежской мануфактуре было предоставлено эксклюзивное право использования этого материала и его названия. В 1900 году такое же право было предоставлено на использование стали ACIER SPECIAL. 7 марта 1895 года на Льежской испытательной станции были отстреляны 3 ружья ML 12 кал. со стволами из стали ACIER UNIVERSEL. Применялся дымный порох «Диана» компании Cramer & Buchholz  и английская дробь № 3. Стволы выдержали 15 грамм пороха и 75 грамм дроби. При заряде 17/85 произошло поддутие в 20 см от казны. При заряде 20/100 поддутие сопровождалось искривлением ствола. При заряде 25/150 ствол сильно раздулся и деформировался. И только заряд 30/180 (!!) привёл к разрыву ствола. Протокол испытаний был подписан директором испытательной станции Жюлем Поленом (Jules Polain). К началу XX века Льежская мануфактура изготовила около 10 тыс. охотничьих ружей со стволами из стали ACIER UNIVERSEL без единой рекламации, получая благодарственные отзывы потребителей и высшие награды на выставках в С.-Петербурге (1897, 1902), Гватемале (1897), Варшаве (1899), Москве (1899), Сент-Луисе (1904), Льеже (1905), Милане (1905). В 1900 году был завоёван гран-при и золотая медаль на Всемирной выставке в Париже (1900).

Рядовая курковка Льежской мануфактуры. Цена на такое ружьё в магазинах Российской Империи была менее 100 рублей.

 

Рамки статьи не позволяют подробно остановиться на оружии Льежской мануфактуры. Скажу только, что ни одна из оружейных компаний Льежа не имела такого же широкого ассортимента и  не обеспечивала столь выгодное соотношение цены и качества выпускаемой продукции, как Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu. Мастерская по производству экспортного оружия выпускала самые дешёвые дульнозарядные ружья и карабины с капсюльными и даже кремневыми замками, предназначенные для поставок в Центральную и Южную Америку (главным образом в Бразилию). Кроме разнообразного «огнестрела» Льежская мануфактура производила патроны, брандтрубки, части к автоматическому оружию, мусорные контейнеры, капканы, кавалерийские шпоры и другие изделия из металла.

Даже по меркам сегодняшнего дня FN было очень большим предприятием.

 

Самым известным примером создания оружейниками Льежа крупного (даже по современным меркам) производства является Fafrique Nationale d`Аrmes de Guerre S.A. (FN, Национальная фабрика военного оружия) в Эрстале. Её история началась в 1892 году. Учредители выкупили 2 тыс. простых + 6 тыс. привилегированных акций, собрав акционерный капитал в размере 3 млн. франков: Аlbert Simonis (200 + 300), Jules Ancion & Cie (200 + 600), Dresse-Laloux & Cie (200 + 600), Manufacture Liegeoise d`Armes a Feu S.A. (200 + 600), Dumoulin Freres (200 + 600), Joseph Janssen (200 + 600), Henri Pieper (200 + 1200), Pirlot et Fresart (200 + 600), Auguste Francotte и Emile et Leon Nagant — по 200 простых акций. Среди учредителей был частный инвестор Николя Виварио (Nicolas Vivario) (300 привилегированных акций), а также компания Credit General Liegeois (600 привилегированных акций). В совет директоров вошли: Jules Ancion, Allard Bormans (председатель), Leon Collinet, Auguste Dumoulin, Joseph Janssen (вице-председатель), Henri Pieper, Gustave Pirlot, Alban Poulet, Аlbert Simonis, Ernest Francotte и Leon Nagant. Исполнительным директором был назначен Анри Пипер (Henri Pieper). Акционерный капитал не покрывал все затраты на строительство и организацию производства. Учредителям пришлось занимать средства путём размещения облигаций на сумму, сопоставимую с размером акционерного капитала. В начале декабря 1894 года начались события, изменившие компанию. В то время правительство Чили готовилось подписать большой контракт с FN на покупку винтовок  Маузер 93 («испанская» модель). Mauser-Werke, узнав об этом, предупредил FN о том, что предпримет юридические действия, дабы предотвратить подписание контракта. Чилийцы тут же прекратили переговоры и приняли решение купить винтовки в Германии. Поскольку действия FN нарушали ранее заключённое лицензионное соглашение, Mauser-Werke подал в суд. Осознавая угрозу активам компании, совет директоров FN 21.01.1895 г. принял решение погасить 1200 облигаций, а 1 февраля обратился к министру занятости и промышленности с просьбой об аннулировании патентов Маузера. Это бы спасло ситуацию, но было противозаконно. Вместо этого министр попросил руководство Mauser-Werke найти компромиссное решение. Исидор Лёве (Isidor Loewe), который через свою компанию Ludwig Loewe & Co являлся основным акционером Mauser-Werke, сделал предложение, которое было отклонено. Ситуация накалялась. 18 ноября 1895 года подал в отставку Жозеф Чантрайн (Joseph Chantraine), пять лет руководивший заводом. 17 января 1896 года его примеру последовал председатель совета директоров Жозеф Янсен. В тот же день суд вынес решение против FN. 6 февраля 1896 года пятеро из восьми оставшихся членов совета директоров: Борман, Пирло, Симони, Дюмулин и Ансьён — тоже ушли в отставку. Играя на панических настроениях учредителей, Исидор Лёве приобрёл более половины акций FN, став её полноправным хозяином.

Электрогенератор был поставлен FN компанией Анри Пипера.

 

Основным переговорщиком от FN был исполнительный директор Анри Пипер. Лёве оставил его в этом кресле, которое Пипер делил вместе с его человеком «содиректором» Алексисом Ризе вплоть до своей смерти в 1898 году. Выступая соучредителем FN, Пипер, по сути, создавал конкурента своей собственной компании. В 1896 году от Лёве на FN пришёл инженер Жан-Батист Гебель, а в 1904 году он занял руководящую должность в Etablissements Pieper. В 1889 году Анри Пипер основал электротехническую компанию Compagnie Internationale d’Electricite, вошедшую в холдинг Лёве. После смерти Анри Пипера-старшего, этой компанией управлял его сын Анри Пипер-младший (1867-1952). Крупнейший в Европе на то время электрогенератор был продан FN компанией Пипера. Никаких доказательств игры немца Анри (Генриха) Пипера на стороне Лёве в истории перехода FN в немецкие руки не найдено, хотя такие подозрения с учётом вышесказанного не могут не появиться. 

Слева направо в верхнем ряду: Жозеф Чантрайн (Joseph Chantraine) — директор завода с 1890 по 1895, Жозеф Янсен (Joseph Janssen) — председатель совета директоров с 1892 по 1896, Анри Пипер (Henri Pieper) — исполнительный директор с 1892 по 1898. Слева направо в нижнем ряду: Исидор Лёве (Isidor Loewe), Альфред Андри (Alfred Andri) — исполнительный директор с 1906 по 1919, Александр Галопин (Alexandre Galopin) — исполнительный директор с 1919 по 1940.

 

Приход Ludwig Loewe & Co в качестве основного акционера оказался благом для FN. Над компанией висел дамоклов меч непогашенных долгов. Новому совету директоров к 1905 году удалось решить этот вопрос за счёт увеличения капитала и банковских займов, самым большим из которых стал кредит в 2 млн. франков под гарантию DWM (Deutsche Waffen und Munitionsfabriken), входившую в холдинг Лёве. Людвиг Хаген, один из директоров банка-кредитора Schafhansen’scher Bankverein из Кёльна, стал вице-председателем совета директоров FN, усилив «немецкое влияние». Следующим важным шагом стала техническая реорганизация, превратившая FN в самое передовое предприятие со своим научно-исследовательским центром во главе с техническим директором Александром Галопином (Alexandre Galopin, с 1919 года — исполнительный директор FN). Компания выпускала велосипеды, мотоциклы и даже автомобили. Однако с точки зрения выполнения основной миссии, а именно — выпуска военного огнестрельного оружия, всё обстояло значительно хуже. Лёве создал настоящий картель, в котором FN отводилось только 15% рынка, остальной поделили DWM (32.5%),  Mauser-Werke (20%) и Steyr Waffenwerke (32.5%).

Два варианта куркового ружья, выпускавшегося FN до Первой мировой войны.

 

Какое отношение имеет всё вышесказанное к производству оружия для охоты и спорта? Самое непосредственное. Дело в том, что изначально основатели компании FN отказывались от выпуска гражданского оружия из опасения создать опасного конкурента для своих предприятий. Первый вынужденный шаг был сделан в 1896 году, когда было выпущено 50 тыс. охотничьих карабинов калибра .22. Позднее было заключено соглашение с группой льежских «фабрикантов» на поставку стандартных частей (деталей) охотничьих ружей. В 1903 году их было изготовлено в количестве, достаточном для сборки 25 тыс. единиц оружия. В определённом смысле судьбоносным стало сотрудничество FN с Джоном Мозесом Браунингом. (Этой теме будет посвящена отдельная статья). Кроме оружия Браунинга до Первой мировой войны FN «машинным» способом выпускала 2 варианта куркового ружья 12 или 16 кал., отличавшихся верхним (третьим) узлом запирания. Одно имело болт Гринера, второе — выступ со скошенной нижней стороной, опускавшийся в паз колодки (см. рисунок выше). В магазинах Российской Империи цена на эти ружья начиналась от 26 рублей. Бескурковое ружьё «машинной» выделки 12 или 16 кал. выпускалось тоже в 2-х вариантах. Первый представлял собой ружьё с замками Энсон-Дили (бокслоками) и запиранием Пёрдэ-Гринера (рамка, запирающая 2 подствольных крюка и болт Гринера). Второй вариант был последующей модификацией первого, он отличался болтом Гринера увеличенного диаметра, возможностью применения эжекторов и оригинальной формой боковых частей колодки. (Замечу сразу, что два ружья с усложнёнными верхними узлами запирания рисунки которых размещены под № 160 и 161 в прейскуранте Фальковского и Широкоряденко на 1910/11 годы, ружьями FN не являются).

 

В магазинах Российской Империи это ружьё без отделки стоило не более 60 рублей, с отделкой — около 70, с отделкой и эжекторами — около 100. Аналогичные ружья можно увидеть под маркой акционеров FN, например, Льежской мануфактуры или Августа Франкотта, а также ряда «фабрикантов». Выпуск его возобновился после Первой мировой войны. «Машинное» ружьё с замками на боковых основаниях появилось в производственной программе FN только в 1928 году.

Ружьё 12 кал. компании Fabriques d’Armes Reunies S.A. Фото: littlegun.be

 

Для большинства льежских «фабрикантов» существенная локализация производства внутри их компаний была нерентабельна. Другое дело — крупная компания, которая могла позволить себе, например, собственное механическое производство. В оружейной отрасли Льежа всегда время от времени происходили процессы слияния и укрупнения, иногда с привлечением стороннего капитала. В конце XIX — начале ХХ века оружейные «фабриканты» начали массово преобразовывать свои «торговые дома» в акционерные общества. В 1862 году Fabrique d`Armes de Liege (Льежская фабрика оружия), созданная ещё в 1837 году, перешла в собственность Dresse-Ancion-Laloux & Cie. В 1900 году компания Fabrique d`Armes de Liege, S.A. была реорганизована. Её акционерами в конечном итоге стали J. Ancion & Cie, J. Tholet & Cie и A.Riga & Cie. В 1901 году была образована компания Fabriques d’Armes Reunies S.A. (Объединённые фабрики оружия). Её первыми акционерами были Albert Simonis и Antoine Bertrand & Fils, к которым потом присоединились компания Pirlot et Fresart. К слову, в 1920 году Fabrique d`Armes de Liege, S.A. и Fabriques d’Armes Reunies S.A. при участии Фердинанда Анкю (Ferdinand Hanquet) объединились в Fabriques d’Armes Unies de Liege (Льежские объединённые оружейные фабрики). Можно привести и другие примеры. Различных «мануфактур» в статусе акционерных обществ стало столько, что в 1901 году исполнительный директор Льежской мануфактуры Луи Ребле вынужден был разместить в российских изданиях объявление, предупреждавшее покупателей на этот счёт.

Объявление в журнале «Нива». 1901 год.

 

Среди этих новых предприятий были такие, что не уступали, скажем,  Auguste Francotte et Cie своим размером и качеством выпускаемой продукции, например, Manufacture d`Armes de Lux N. Lajot et H. Jonlet на rue Aux Chevaux 33. Оружие Николаса Лажо и Анри Жонле не участвует во всевозможных надуманных «рейтингах» бельгийских производителей, но является, пожалуй, одним из самых недооценённых. Впрочем, это касается сегодняшнего дня. В начале XX века его приобретали многие «фабриканты», включая, например, нашего Алешкина. Пипер и Льежская мануфактура имели собственные ствольные производства в «столице» валлонских ствольщиков Нессонво. Там же работали старые «фирмы» типа Delcour-Dupont, представлявшие собой примитивные мануфактуры. На рубеже XIX — XX веков в Нессонво появились механизированные производства, производившие дамасковые и стальные стволы в разной степени готовности вплоть до спаянных ствольных блоков, например, Eugene Joris & Cie. Эта компания в 1902 году перешла к Broqua & Scholberg, а в 1904 году — к Scholberg & Delheid.

420 мм мортира «Большая Берта» и эффект от её применения.

Льеж. Разрушенный мост через реку Маас.

 

Наступил 1914 год. В июле началась Первая мировая война. Нейтральный статус Бельгии не спас её от германского вторжения. Отвергнув ультиматум Германии, требовавшей пропустить немецкие войска через территорию страны в обход оборонительных сооружений Франции, Бельгия вынуждена была вступить в войну на стороне Антанты. Льеж представлял собой укреплённую крепость, форты которой прикрывали переправы через Маас. 5 августа 1914 года германские войска начали штурм, а к 16-му захватили все форты, разбив их с помощью сверхмощных мортир. Началось то, что потом было названо историками «изнасилованием Бельгии». Поначалу правительство кайзера разрешило FN продолжить свою деятельность, но совет директоров в октябре 1914 года закрыл завод и авансом раздал зарплату сотрудникам. В ответ немцы реквизировали значительную часть оборудования и готовой продукции. 20 февраля 1915 во время собрания акционеров произошёл инцидент, окончательно разделивший немецкую и  бельгийскую часть держателей акций FN. Компания показала прибыль по результатам 1913-1914 финансового года. Немецкие акционеры предложили часть её направить на выплату дивидендов. Бельгийское меньшинство категорически этому воспротивилось, учитывая все обстоятельства, вытекающие из условий немецкой оккупации, и бедственное положение персонала. Не сумев обеспечить лояльность со стороны сотрудников FN, в 1917 году немцы захватили предприятие, а исполнительного директора Альфреда Анри, выполнявшего решение совета директоров об остановке завода, отправили в тюрьму. В интересах и силами германской армии были запущены участки сборки велосипедов и мотоциклов, организован ремонт автомобилей, на свободных от реквизированного оборудования площадях размещён военный госпиталь. После неудачи наступления Людендорфа весной и летом 1918 года всё явственнее становилась перспектива победы союзников. Именно тогда ряд бельгийских банков, в частности Sotiete Generale de Belgique, создали компанию Union Financiere et Industrielle Liegeoise (UFIL), целью которой должно было стать приобретение акций FN, находившихся в руках немецких акционеров. В условиях войны контроль оружейной фабрики гражданами Германии был неприемлем. Накануне подписания перемирия был издан указ короля о секвестре имущества, оставленного в Бельгии гражданами враждебных государств. Эта мера также относилась к акциям FN, принадлежащим компании DWM из группы Лёве, и вступила в силу 30 ноября 1918 года. Несколько недель спустя, в конце декабря, три немецких члена совета директоров ушли в отставку. Тем временем UFIL начал в Кёльне переговоры с DWM о покупке секвестированных акций. Они были завершены 12 марта 1919 года. Группа Лёве потеряла контроль над FN.

Война тяжёлым катком прошлась по оружейной индустрии Льежа. Бельгийские рабочие массово отказывались трудиться в условиях оккупации. В результате большое их количество было депортировано на принудительную работу в Германию. Что касается владельцев производств, то реквизиция оборудования и запасов уничтожила всю технологическую структуру и производственный потенциал их деятельности. Во время оккупации испытательная станция не работала. Чтобы хоть как-то продержаться, было создано несколько кооперативов, раздававших оружейным мастерам работу по изготовлению игрушек, бижутерии, шкатулок или декоративных ножей для резки бумаги. По сути это была благотворительность. Одна из таких организаций под названием Panem laborem (Хлеб за труд — лат.) выпускала игрушечные пистолеты. Считается, что «золотой век» льежского оружия закончился в 1914 году. Я так не думаю. Восстановление произошло удивительно быстро.  Первый послевоенный отстрел на испытательной станции состоялся 24 февраля 1919 года. Начинались бурные 20-е (Roaring Twenties — англ.). Начинался ренессанс льежского оружейного дела…

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: