«БЕЛЬГИЙЦЫ». ЛЬЕЖСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ.

 

Великая французская революция оказала большое влияние на судьбу Льежа и стала катализатором Льежской революции (1789 — 1795), свергнувшей власть князей-епископов, правивших княжеством на протяжении восьми веков. 18 августа 1789 года революционеры заняли ратушу. Князь-епископ согласился утвердить новых должностных лиц и рассмотреть возможность отмены непопулярного регламента (городского устава) 1684 года. Это была уловка, позволившая ему бежать из города. Вскоре революционеры провозгласили Республику – раньше, чем это сделали французы. Началась работа над конституцией, в которой декларировалась свобода и равенство граждан. С ноября 1789 по апрель 1790 года княжество было оккупировано прусскими войсками. В январе 1791 года Льеж был занят австрийскими войсками, князь-епископ вернулся на свой престол, а революционеры вынуждены были искать убежище во Франции. 6 мая 1792 года победа над австрийцами в битве при Жемаппе открыла дорогу в княжество для революционной Северной армии. Французы заняли все Австрийские Нидерланды и 28 ноября вошли в Льеж. Князь-епископ опять бежал из города. Начались грабежи. Для восстановления порядка из Парижа были направлены четыре комиссара, возглавляемые Дантоном. Бельгийцы в своей массе не верили, что становятся свободными, но жители Льежа, однако, были исключением. В 1793 году на плебисците они приняли решение о вхождении в состав Французской республики. Вскоре под натиском австрийцев французские войска оставили город. Начался краткий период второй реставрации. В 1794 году французы вновь завладели Льежем. 1 октября 1795 году Национальный конвент Франции утвердил присоединение княжества Льеж к Французской республике.

Французские революционные войны. Битва при Флёрюсе 26 июня 1794 года. В воздухе висит воздушный шар, благодаря которому французы лучше управляли своими войсками.

 

Поначалу революционные изменения оказались весьма позитивными для оружейной промышленности. Отмена строгих гильдейских правил в 1790 году способствовала раскрепощению оружейников и позволила самым предприимчивым из них утвердиться в качестве «фабрикантов». 22 сентября 1794 года в Льеже была создана военная комиссия по контролю за оборотом огнестрельного оружия. Спустя некоторое время было реквизировано оружие, принадлежавшее производителям, продавцам и частным лицам. С 24 июля 1795 года задачи комиссии стал выполнять специально назначенный офицер. В январе 1797 года был введен полный запрет на экспорт военного оружия в любую страну за исключением оккупированной французами Голландии. Если для экспорта оружия гражданского назначения поначалу требовалось разрешение, то 24 июля 1804 года вывоз был полностью запрещён, что вызвало недовольство и протесты производителей. Спустя два месяца экспорт разрешили, но были введены ограничения, согласно которым частникам запрещалось выпускать и продавать оружие тяжелее 22 калибра. В следующем году был запрещён экспорт компонентов гражданского оружия. 10 декабря 1810 года Наполеон издал декрет, регламентировавший все вопросы, связанные с производством и оборотом оружия, включая его испытание и клеймение. Гражданское оружие подлежало конфискации, если его калибр менее чем на 2 мм отличался от калибра, применяемого на военном оружии. Исключение было сделано для ружей, уже складированных в портах и предназначенных для продажи работорговцам, а также для поставок в колонии. Наконец, 22 ноября 1813 года в Льеже вступил в силу полный запрет производства гражданского оружия, а все работники были принудительно направлены ​​на производство военного. Таким образом Париж постепенно развернул льежское оружейное дело в сторону выпуска оружия для французской армии. Когда начинался этот процесс, в поставщиках числилось около 15 производителей, но спустя некоторое время остался только Жан Гузен с сыном Жан-Жаком, которым 24 марта 1801 года была предоставлена исключительная привилегия производства военного оружия сроком на шесть лет.

Двуствольное ружьё, подаренное в 1803 году льежскими оружейниками первому консулу Бонапарту — будущему императору Наполеону I. Фото: C. Gaier, «Four centuries of liege gunmaking».

 

С этой фамилией связана история ружья Наполеона. Гузен, бывший кузнец, ставший «фабрикантом», был активным участником революции. Французы сделали его директором оружейной мануфактуры в Шарлевиле, а затем в Седане. Вернувшись в Льеж в 1797 году, Гузен продолжил свою деятельность в качестве «фабриканта». Через два года он обеспечивал работой около 50 надомников, проживавших в 13 коммунах. 5 сентября 1798 года была введена воинская повинность, избежать которую можно было работая на оружейной мануфактуре. Гузен сполна воспользовался такой возможностью для привлечения рабочей силы. Ему принадлежал склад в Льеже и несколько кузниц в Шодфонтене в пятнадцати километрах от Льежа, с которых надомникам поставлялись стволы для сборки. Кузницы были оборудованы несколькими сверлильными и шлифовальными станками с приводом от водяного колеса. Такая «механизация» была стандартной для эпохи начала индустриальной революции. Монополия Гузена раздражала его коллег и вызывала поток жалоб префекту, которые тот пересылал в Париж. В августе 1803 года Первый консул Республики Наполеон Бонапарт решил посетить Льеж. К его визиту был приготовлен подарок — ружьё тонкой работы, изготовленное лучшими оружейниками под эгидой «Ассоциированных производителей оружия Льежа». Наполеон, раздражённый жалобами, подарка не принял. Префект не нашёл ничего лучшего как отослать ружьё в Париж вслед за Первым консулом в надежде, что подарок всё же попадёт по назначению. Монополия Гузена не была следствием каких-то особых отношений, просто военному министру было проще иметь дело с одним проверенным производителем, чем с группой «фабрикантов», тем более, что предприятие Гузена выпускало самое дешёвое оружие в империи, а его конкуренты, объединившиеся в 1801 году в компанию из 13 производителей и получившие небольшой заказ от государства, в результате поставили оружие неудовлетворительного качества.

Гарнитур Николя Ноэля Бутэ (Nicolas Noël Boutet, 1761–1833). Франция. Около 1800 года. Фото: metmuseum.org

 

Cравнение подарка из Льежа с ружьём, изготовленным, скажем, Версальской оружейной мануфактурой, показывает, что лучшие льежские мастера в плане качества, а также техники работы с металлом и деревом ничем не уступали лучшим французским. Однако по уровню отделки парадное оружие мануфактуры в Версале под руководством директора-исполнителя (Director Artiste) Николя Ноэля Бутэ было непревзойдённым. Между тем, сам Бутэ со своим деловым партнёром Корнутом де Лафонтеном тайком завёл себе предприятие в Льеже, которое поначалу было записано на сына Бутэ, Пьера-Николаса, а потом на сына де Лафонтена, Огюста-Анри. Предприятие просуществовало до конца Французской империи.

Кавалерийский пистолет. Льеж. Судя по клейму — после 1810 года. Фото: paradeantiques.co.uk

 

Ко временам Империи относятся первые попытки мануфактур в Сент-Этьене, Версале и Роанне наладить массовое производство деталей для ружейных замков методом штамповки, которые окончились неудачей из-за технологических проблем. Производство замков с государственной мануфактуры в Роанне было перенесено в Льеж на предприятие Анри Стьенно. Предполагалось, что оно будет обеспечивать деталями надомников. В 1805 году 244 работника выпускали сто замков в день. В 1807 году владелец обанкротился, а предприятие закрылось.

Ружьё Наполеона от М. Фату (M. Fatou, 1780-1820, Франция) из коллекции National Firearms Museum (США). Фото: nramuseum.com

 

Из-за растущей потребности Франции в оружии, количество людей, работавших в льежской оружейной промышленности на государство, неуклонно росло. Клод Гайе в своей книге «Четыре столетия льежского оружейного дела» приводит следующие цифры: в 1802 году их было 524, в 1806 году — 596 и 968 — в 1808 году. Из-за сложности соблюдения строгих стандартов, установленных французами, считалось, что только небольшая часть оружейников Льежа была способна выпускать военное оружие. Однако к концу империи их число постепенно увеличивалось, в то время как количество оружейников, выпускавших гражданские оружие сократилось в разы. В 1813 году в оружейной промышленности Льежа официально числилось 993 человека, и около 500 работало на индустрию неофициально.

Двуствольное ружьё с поворотным блоком стволов от Жана Ле Пажа (Jean Le Page, 1746-1834, Франция), подаренное Наполеоном капитану Бессону 14.07.1815 года за попытку организации побега бывшего императора в Соединённые Штаты. Фото: fondationnapoleon.org

Четырёхствольное ружьё с 2-мя замками и вращающимся блоком стволов, подаренное в 1808 году императору Францу II. Изготовитель J. Devillers. Фото: С. Gaier, «Four centuries of liege gunmaking».

 

Несмотря на все ограничения и проблемы льежское оружейное дело во времена Революции, Директории и Империи (1789 — 1814) продолжало развиваться. Забывая о плебисците 1793 года, многие называют этот период плохим временем французской оккупации. Эта оценка понятна, если учесть, что объёмы традиционной торговли оружием сократились почти на 90%. Но, с точки зрения качества, строгие французские требования сыграли свою положительную роль. Если раньше оружие выпускалось по сути «на глаз», то отныне понятия стандартизированных процессов, норм, инспекции и контроля заняли свое место в производстве. Положительным фактом следует считать появление в Льеже гражданского оружия категории «De Luxe». Свидетельство тому — четырёхствольное ружьё с 2-мя замками и вращающимся блоком стволов (Wender gun), подаренное в 1808 году последнему императору Священной римской империи Францу II кем-то из противников революции и французов с надписью «Мы защищены под сенью твоего крыла». (Для сравнения приведён снимок «вендергана» с двумя стволами и одним замком от Ле Пажа). На ружье имеются инициалы производителя J. Devillers.  Известный льежский оружейник Джозеф Девиллерс три года был директором ружейной мануфактуры в Куленбурге (Гелдерланд, Ботавская республика, Нидерланды). Известно также, что профессиональных работников Девиллерс нанимал в Льеже. Достоверно установлено, что оружейники Версаля не брезговали использовать льежское оружие и льежские замки. К описываемому времени восходит история таких известных в льежском оружейном деле фамилий как Тоно, Ронж, Франкотт, Лепаж, Ренкин, Бюри и др. Знаменитый оружейный магазин братьев Берлье продолжал функционировать, обслуживая состоятельных покупателей, несмотря на все сложности того времени. И всё же… Как считает Клод Гайе, отрицательные последствия «оккупации» заключались в том, что «благосостояние девяти десятых занятых в оружейной промышленности — тех, кто производил гражданское оружие и торговал им, было принесено в жертву эффективности десяти процентов, занятых на производстве военного оружия». Экономические последствия милитаризации для жителей были катастрофическими, поэтому вступление союзников в Льеж 22 января 1814 года они восприняли как освобождение. (Продолжение)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: