Сразу после войны II

Единственная статья, в которой более-менее достоверно было описано всё, что происходило с производством охотничьего оружия в советской зоне оккупации Германии, была написана много лет назад Михаилом Блюмом и называлась «Сразу после войны». С тех пор появилось много новой информации, но все российские публикации по-прежнему являются ничем иным, как интерпретацией той старой статьи. Наши любители охотничьего оружия до сих пор уверены, что фабрику Зауэр подожгли американцы, и что советские офицеры за хлеб выменивали у голодных немецких оружейников ружья, которые те тайком собирали у себя дома. На Западе не отстают. Если сложить всё, что в тамошней периодике написано на эту тему, то получится следующее: «советские» демонтировали и вывезли оборудование, часть оружейных производств уничтожили, то, что осталось, экспроприировали местные коммунисты, старые оружейные фирмы умерли, а возродились и процветали те, кому повезло перебраться в западную оккупационную зону. На это фантазирование можно было бы не обращать внимание, если бы оно не касались Второй мировой войны и той неимоверной цены, которая была заплачена за Победу. Вряд ли с такими оценками согласились бы и послевоенные немецкие оружейники, чей труд уничижают эти фантазии.

qcogdo3rs3tx10123124242

Подбитый американский танк и разрушенное здание аптеки на Готаерштрассе (Gothaerstraße). Фото: thueringer-allgemeine.de

 

Батальон пехоты и танкисты 3-й армии Паттона подошли к Зулю 3 апреля 1945 года. Оборону держал местный отряд фольксштурма. 4 апреля город капитулировал. В тот же день и.о. бургомистра Шетэ выпустил листовку, в которой от имени командования союзных войск сообщалось: «1. Если город будет продолжать сопротивляться, то будет разрушен. 2. Мародёры будут расстреливаться. 3. Во время комендантского часа, начиная с 12 утра, все жители города, в том числе иностранные рабочие, должны оставаться внутри помещений в течение 48 часов. 4. Всё оружие, патроны, ножи длиннее 10 см, почтовые голуби, радиоприёмники, бинокли и фотоаппараты должны быть приготовлены к конфискации. 5. С 7 вечера до 6 утра дома должны быть затемнены…» Потери составили: один американский танк с экипажем, погибли 45 военных и 16 гражданских лиц, включая убеждённого нациста бургомистра Зуля Адольфа Кёнига. В городе были разрушены и повреждены несколько зданий. Оружейные фабрики в результате боевых действий не пострадали.

4_sect_14-how-did____

Уничтожение оружия с помощью танка. Американский солдат охраняет вход на фабрику компании J.P. Sauer&Sohn. Фото: germanhuntingguns.com

 

Продвигаясь по улицам, американские солдаты обыскивали дома и забирали всё, что могло стрелять. Перед домом № 14 на Вольфсгрюбе (Wolfsgrube) танком были раздавлены любимые ружья Карла Пауля Меркеля. Жители видели, как на площади рядом с рынком тот же танк ездил по груде оружия, свезённого со всего города. Следует ли из этого, что американцы уничтожали всё подряд? Конечно нет. Ружьё было желанным трофеем, поскольку его в разобранном виде можно было поместить в вещмешок. Основная масса дорогого охотничьего оружия пересекла океан в солдатских посылках. Также скорее всего в США находятся ружья семьи Зауэр. Расследование по этому поводу предпринял шведский коллекционер г-н Пер-Олоф Хаггардс (Per-Olof Haggards). Ему удалось установить, что братья Рольф и Ганс Зауэры перед приходом союзников отправили три ящика с оружием в охотничий замок Фазанерия (Fasanerie) в Мейнингене. Американцы их конфисковали и перевезли в здание мэрии. Рольф Зауэр хотел получить всё обратно и для этого пытался восстановить документы, подтверждающие право собственности, поскольку архивы фирмы были утрачены в результате пожара. Судя по всему, его усилия не увенчались успехом. Неизвестно также, что стало с великолепным ружьём модели 20, найденным на вилле Зауэр. По информации из немецких источников (Norbert Moczarski, Die Ära der Gebrüder Schmeisser in der Waffenfabrik C.G. Haenel Suhl 1921-1948), американцы вывезли с завода Haenel-Werk 100 единиц охотничьего оружия, а также 1400 автоматов StG 44, 200 духовых ружей и полмиллиона штук боеприпасов. 

15826737_7

Американские трофейные справки (сертификаты): на пистолет Люгер, бинокль, кинокамеру и дробовик (слева), на двустволку с принадлежностями (справа вверху), на дробовик (справа посередине), на автомат МР43 с оптическим прицелом, карабин кал. 8 мм, охотничье ружьё с 3 стволами, пистолет Дрейзе в кобуре и пулемёт MG42 с «отсутствующими частями» (справа внизу). Выдавались командиром. Удостоверяли право собственности. Требовались при отправке почтой.

15826737_4

Трофей (в данном случае Luftwaffe Drilling), подготовленный к отправке почтой.

 

18 апреля 1945 года в результате поджога на фабрике Зауэров было уничтожено административное здание с архивом. Фото (внизу справа): sauerfineguns.com

 

Для устроившего там свой временный штаб капитана Виндзора одной из главных проблем стали рабочие, согнанные со всей Европы и жившие, как правило, на территории предприятий. Несмотря на выставленную охрану, 18 апреля 1945 года был взломан фабричный сейф и устроен поджёг на фабрике братьев Зауэр. Директор Зульского музея оружия Петер Арфман (Peter Arfmann) в своей книге о компании J.P. Sauer & Sohn утверждает, что в результате пожара было разрушено 18 строений. М. Блюм написал, что «американцы сожгли ствольный цех и цех изготовления крупных деталей». Между тем, в письме управляющему округа (landrat) Мейнинген фон Хахту (Werner Heinrich von Hacht) Рольф Зауэр сообщил, что фабрику подожгли иностранные рабочие. Судя по фотографиям пожара, сгорело административное здание (снимок последствий пожара сделан с торца, противоположного въезду на территорию фабрики). Если Арфман прав, то также пострадали два блока старых цехов, располагавшихся справа от въезда рядом с административным зданием и построенных как фахверк — с деревянными несущими конструкциями. Среди них действительно был ствольный цех. С фабрики Меркель был похищен весь запас ложейного ореха. На других предприятиях пропала техническая документация, были растащены инструменты, измерительные приборы, запасы деталей и тд. Думаю, местное население также воспользовалось ситуацией.

Американцы в Тюрингии. 1945 год. Фото: germanhuntingguns.com

 

Из американской справки следует, что на 13 апреля 1945 года в Зуле и окрестностях находилось: 23 оружейные фабрики и мастерские — Emil Eckoldt (Schlageterstraße 57), Christoph Funk (Gothaer Straße 18), Greifelt & Co. (Lauwetter 25), Gustloff-Waffenwerk Suhl (Suhl II), C. G. Haenel (Bahnhofstraße 16), Friedrich Wilhelm Heym (Schillingstraße 7 und Mauerstraße 3), Gebr. Heym (Schlageterstraße 43), Franz Jäger & Co. (Friesenstraße 17), Ernst Kerner & Co. (Mauerstraße 3), Friedrich Wilhelm Keßler (Kleine Backstraße 1), Fritz Kieß & Co. (Schleusinger Straße 36), Heinrich Krieghoff (Rimbachstraße 37 und Erffastraße 3), Immanuel Meffert (Steinweg 25), Paul Meffert (Amtmannsweg 9), Alfred Menz (Schleusinger Straße 22), Bernhard Merkel (Wolfsgrube 16), Ernst August Merkel (Rimbachstraße 17), Gebr. Merkel (Erffastraße 51), Oskar Merkel & Co. (Schlageterstraße 60), Gebr. Rempt (Erffastraße 41), J. P. Sauer & Sohn (Auenstraße 20), Schmidt & Habermann (Roschstraße 1), August Schüler (Roschstraße 13); 28 частных мастеров — Gebr. Adamy (Windeweg 2), Karl Bittorf (Röderfeld 19), Oskar Debertshäuser (Pfarrstraße 26), August Eckstein (Schulzenhohle 16), C. A. Funk & Co (Rimbachstraße 35), Siegfried Günther (Gothaer Straße 87), Franz Häußer (Am Lautenberg 7), Alfred Hertlein & Co. (Schlageterstraße 59), Hermann Hoppe (Albrechtserberg 10), Edgar Hübner (Am Roten Stein 6), Robert Kahl (Schleusinger Straße 50), Adalbert Kesselring (Trübenbachstraße 2), Richard Kesselring (Ottilienstraße 2), Guido Kessel (Horst-Wessel-Straße 4), Alwin Keßler Nachf. (Windeweg 7), Richard Knopf (Hohelohstraße 22), Franz Neumann (Roschstraße 7), August Sauerbrey (Ottilienstraße 2), Franz Schmidt (Plan 5), August Seeber (Auf der Mauer 12), Albert Störmer (Ottilienstraße 2), Edgar Strempel (Stadelstraße 16), Franz und Gebhard Sturm (Rimbachstraße 27), Christian Friedrich Triebel (Große Backstraße 14), Albert Wilhelm Wolf (Gothaer Straße 52), August Wolf/Inh. Ewald (Rimbachstraße 27), Alfred Ziegenhahn (Hofleltengasse 5), Richard Zögner (Albrechtser Berg 26); 4 ствольные фабрики — W. Richard Jäger (Gustloffstraße 34), Louis Kelber (Trübenbachstraße 1), Wilhelm Kelber (Beyersgrund 3), Max Stoll (Döllstraße 4/6); 3 фабрики оружейных деталей — Fritz Kessler (Kirchberg 3), Ernst Schleenstein (Lauter 42), Emil Zehner (Schlauchgarten 12); 10 торговых компаний — Richard Bornmüller & Co. (Herrenstraße 26), C. G. Dornheim (Mühlhügel 6), Franken & Lünenschloß (Mühlplatz 4), Joseph Goeßl (Gothaer Straße 28), Franz Kettner (Schlageterstraße 3), Willi Klett (Gothaer Straße 122), Theokarl Kummer (Herrenstraße 18), Hugo Rössner (Poststraße 15), V. C. Schilling/ Inh. Ludwig Bornhöft (Bahnhofstraße 10), Stotz & Goeßel (Erffastraße 16); 3 мелких торговца — Benno Schilling (Plan 4), Otto Schneider (Luttherothstraße 13b), Hermann Weiß (Roschstraße 1).

Генерал Дуайт Эйзенхауэр. 1945 год.

 

Война отступила, нужно было налаживать мирную жизнь. Американскими оккупационными властями было создано правительство Тюрингии во главе с социал-демократом Германом Брилем и местное самоуправление. Производство любого оружия было категорически запрещено, поэтому его производители переключились на выпуск гражданской продукции, включая товары для сельских потребителей, которые можно было обменять на продукты питания. Видя стабильный спрос на охотничье оружие со стороны американских военных, братья Зауэр попытались получить разрешение на его производство, но все усилия оказались тщетными. М. Блюм в своей статье написал, что выпуск оружия начался при американцах, а компания Gebrüder Merkel получила заказ на изготовление ружья для Эйзенхауэра. Никаких подтверждений этому я не нашёл, за исключением того, что существует фотография 1945 года, на которой Эйзенхауэр держит в руках дриллинг, предположительно, компании Меркель. Ружьё Меркель 304 Геринга из Национального музея огнестрельного оружия (США), вроде как подаренное ему испанским диктатором Франко, действительно было преподнесено главнокомандующему экспедиционными силами союзников Дуайту Эйзенхауэру, который в свою очередь подарил его генералу Першингу.

8-я гвардейская армия Чуйкова входит в Тюрингию. Веймар. 1945 год. Фото: thueringer-allgemeine.de

 

3 июля 1945 года американ­ские войска покинули Тюрингию, передав её в соответствии с Ялтинскими соглашениями под контроль советских войск. Для управления советской зоной оккупации была создана военно-административная структура — СВАГ (Советская военная администрация Германии). Командование оккупационными войсками и СВАГ первоначально осуществлял маршал Г. К. Жуков, потом Главноначальствующим стал его заместитель маршал В.Д. Соколовский (9 июня 1946 года Жуков был снят с должности Главкома сухопутных войск после так называемого «трофейного дела»). 16 июля 1945 года приказом маршала Жукова был создано Управление советской военной администрации Тюрингии (УСВАТ) с центром в Веймаре. Начальником УСВАТ был назначен генерал Иван Сазонович Колесниченко. Военным комендантом Зуля стал старший лейтенант Иванов.

tmp8lf8mu

Г.К. Жуков и В.Д. Соколовский (сидит справа). И.С. Колесниченко (фото справа).

 

001

Ганс и Рольф (сидит) Зауэры. Полковник М.А. Букаров.

 

21 июля 1945 года вышел приказ Жукова, согласно которому начальники управлений СВАГ вместе с президентами земель были обязаны до 15 августа обеспечить запуск в экс­плуатацию промышленных предприятий на подведомственных территориях. 20 июля начальник артиллерийского снабжения 8-й Гвардейской армии полковник М.А. Букаров подписал с компанией J.P. Sauer & Sohn договор на изготовление 1000 ружей, сборка которых из сохранившейся комплектации началась 9 августа, а 15 сентября стартовало полномасштабное производство. 13 августа приступил к работе оружейный завод теперь уже бывшего концерна Gustloff-Werke (Simson) и открылась испытательная станция. В конце октября 1945 года работали: Waffenwerk Heinrichs, J. P. Sauer & Sohn, C. G. Haenel, Heinrich Krieghoff, Gebr. Merkel, Gebr. Rempt, Greifelt & Co., Immanuel Meffert, Friedrich Wilhelm Heym, Gebr. Heym, Christoph Funk, Emil Eckoldt, Friedrich Wilhelm Keßler, Fritz Kieß & Co., August Schüler, Ernst Kerner, Bernhard Merkel, Oskar Merkel & Co., A. W. Wolf и Franz Jäger & Co. Вся эта деятельность поддерживалась растущим спросом на охотничье оружие у наших военных и, в первую очередь, со стороны 8-й Гвардейской армии, штаб которой располагался вблизи Веймара. По заданиям наркоматов СССР в Германию были направлены команды советских специалистов, задачей которых была организация конструкторских, технических и научно-исследовательских бюро на немецких военных предприятиях. От наркомата вооружения работало несколько таких групп (в немецких изданиях их называют инженерными или техническими комиссиями). Две из них находились в Тюрингии. Одна занималась стрелковым и авиационным вооружением на заводе «Зимсон» (бывший Gustloff-Werke). Другая изучала и восстанавливала производство охотничьих ружей за заводах компаний «Зауэр и сын» и «Братья Меркель». Летом 1946 года в её составе находилось 58 немецких и 3 советских сотрудника. Группы наркомата вооружения курировал заместитель начальника главка по опытным работам инженер-полковник А.С. Бутаков, одним из первых командированный в Германию. Он лично отвечал за все вопросы, связанные с восстановлением производства охотничьего оружия в советской зоне оккупации. К сожалению, об этом человеке мало что известно. Начинал Анатолий Степанович инженером на Ижевском оружейном заводе. В конце 1938 года был переведён на ТОЗ главным инженером единого проектного бюро. Как вспоминали сослуживцы, это был прекрасный специалист, уважаемый всеми человек, очень порядочный, душевный и принципиальный. На совещании 18-19 февраля 1946 года в наркомате вооружения, на котором были приняты основополагающие решения по выпуску гражданского оружия в СССР, А.С. Бутаков сделал доклад о производстве охотничьего и спортивного оружия в Германии. 28 декабря 1945 года вышел приказ № 11 Главноначальствующего СВАГ о производстве и поставках охотничьего оружия, определивший все последующие действия в этом направлении. 14 января 1946 года состоялось совещание генерала Колесниченко с представителями оружейных предприятий, на котором обсуждалась программа производства на текущий год. От компании J.P. Sauer & Sohn участвовал Ганс Зауэр, от компании Gebrüder Merkel — Адольф Шаде. 18 января 1946 года по итогам совещания появился приказ Колесниченко № 21:

Во исполнение Приказа № 11 главкома советской военной администрации в Германии от 28.12.1945 года «О производстве и поставках охотничьего оружия» приказываю:

1.Установить на 1946 год следующее задание для фирм, производящих охотничьи ружья. (………..)

2. Утвердить план по изготовлению нижеуказанных моделей охотничьих ружей: (………)

3. Инженеру-полковнику Бутакову:

a. Организовать технический контроль и техническую приёмку охотничьих ружей на фабриках специалистами собственной группы и гарантировать при этом высокое качество изготовления ружей.

b. Запас заготовок для прикладов из ореха, которые хранятся на складе в округе Хайлигенштадт (фирма Schneider) в количестве 10 000 штук, передать фирме Sauer & Sohn. Заготовки для прикладов из ореха, которые находятся на складе фирмы Haenel, распределить среди фирм-производителей в зависимости от объёмов заданий.

с. Следует определить потребности фирм в сырье, горючем, рабочей силе и упаковочном материале и доложить об этом. Вместе с представителями фирм составить для утверждения план материально-технического снабжения.

d. Совместно с Торговой палатой администрации федеральной земли Тюрингия установить цены на поставки охотничьих ружей различных марок, изготовленных отдельными фирмами.

4. Коменданту города Зуль старшему лейтенанту Иванову, а также инженеру-полковнику Бутакову:

a. Оборудовать при фабрике Sauer & Sohn общий склад для сбора охотничьих ружей, принятых от отдельных фирм, и распределять их со склада в соответствии с заказами. Обеспечить особое хранение охотничьих ружей, которые поставляются в СССР в счёт репараций согласно условиям документированных репарационных заказов.

b. Старший лейтенант Иванов обязан обеспечить надёжную охрану склада.

с. Обеспечить нормальную работу по изготовлению охотничьих ружей. Необходимо отделить предприятия, выпускающие охотничьи ружья, от фабрик, предназначенных к демонтажу.

Управляющим фабрик, предназначенных к демонтажу, категорически запрещается вмешиваться в дела фабрик, изготавливающих охотничьи ружья.

d. Запретить передачу охотничьих ружей без утверждения заказов советской военной администрацией и строго контролировать количество готовых охотничьих ружей.

e. Одновременно с производством охотничьего оружия организовать производство комплектующих деталей, а также патронташей для изготовленных охотничьих ружей.

f. Комендант города Зуль старший лейтенант Иванов обязан каждую субботу в 18 часов докладывать лично мне о запасах готовой продукции с указанием количества ружей, полученных от отдельных фирм.

План на 1946 год составлял: для компании Меркель — 700 единиц (с разбивкой по кварталам: 100, 150, 200, 250; по 2-му пункту план включал следующие модели: 200Е — 560 шт, 203Е — 100 шт, 303Е — 30 шт.), для компании Зауэр — 8500 единиц (фактически свыше 9500) и для компании Зимсон — 13500 единиц.

Тройник Зауэр. Отстрелян в сентябре 1945 года.

Справка о количестве ружей Sauer & Sohn, представленных советской военной комиссии на 1.12.1945 года.

Клеймо «ТК в звезде» использовалось с 12.1945 по 9.1946 г. (ТК-технический контроль).

 

Теперь о «военной приёмке». Во-первых, сама система военной приёмки и военные представительства министерства обороны были созданы только в начале 60-х годов. Во-вторых, запуск фабричного производства охотничьего оружия не мог произойти без контроля с нашей стороны. Его обеспечивали 2 группы специалистов наркомата вооружения под руководством инженер-полковника А.С. Бутакова. На копии приказа № 21 рукой Адольфа Шаде написано «инженерное ведомство НКВД». Вполне возможно, что НКВД тоже контролировало производство, но прямых доказательств этому пока не найдено. Другими словами, как таковая, «военная приёмка» существовала с первого дня. Поскольку приказом № 21 контроль качества и техническая приёмка были возложены на Бутакова, думаю, этими вопросами занимались те же группы наркомата вооружения. Приёмка на фабрике Зауэр сопровождалась соответствующими клеймами, которые можно наблюдать на ружьях, выпущенных с декабря 1945 по сентябрь 1946 года. К сожалению, документов с регламентом клеймения до сих пор не найдено. На сайте sauerfineguns.com г-на Хаггардса, о котором я упомянул выше, показана справка о количестве ружей Зауэр, поставленных советской военной комиссии по 1.12.1945 включительно, из которой следует, что в 1945 году выпускался практически весь довоенный ассортимент гладкоствольных ружей, включая самые дорогие модели 15 и 16. Невыполнение плана репарационных поставок дорого обошлось Гансу Зауэру. В 1946 году он был арестован НКВД. На Западе считают, что Ганс Зауэр умер в спецлагере №7 НКВД (бывший концлагерь Заксенхаузен). В действительности его судьба неизвестна. Приказом Колесниченко от 19.10.1946 года директором компании «Зауэр и сын» был назначен Отто Райф. Технический директор Альберт Шелл, автор книги о станочном производстве оружия, был арестован 26 августа 1945 года. Он получил 10 лет лагерей и умер от болезни 17 января 1946 года.

Дриллинг модели 25А компании J.P. Sauer & Sohn.

Здание универмага Хуго Рехбока на Постштрассе,7 в Зуле, в котором находилась ZVJ — Центральная администрация по охотничьему оружию. Счёт этой организации от 25.12.48 на приобретение ружья Отто Райфа.

 

Документы, хранящиеся в государственном архиве Тюрингии, говорят, что компания J.P. Sauer & Sohn в 1945-46 г помимо репарационных поставок исполняла персональные заказы советского генералитета, включая самого Колесниченко, а также командующего 8-й армией В.И. Чуйкова, для которого был изготовлен дриллинг модели 25А. В последующем, для упорядочения торговли охотничьим оружием, изготовленным разными компаниями вне плана репарационных поставок, и для координации производителей, была открыта «ZVJ» — Zentral-Verwaltungsstelle für Jagdgewehre (Центральная администрация по охотничьему оружию). «ZVJ» контролировалась со стороны УСВАТ; она находилась на Постштрассе (Poststrasse), 7 в здании, построенном в 1927 году братьями Зимсон. Здание не сохранилось, но старики помнят, что до войны в нём располагался универмаг Хуго Рехбока, единственного еврея в Зуле, пережившего нацистов.

Работают «демонтажники». Германия. 1946 год. Фото: kp.ru

Надпись на прицельной планке ружья — «Simson & Co. S.A.G. Awtowelo. Suhl».

 

В течение многих лет до и после войны одним из основных источников комплектации для оружейников Зуля были детали ружей Зимсон. Мощный и самый современный в Европе оружейный завод позволял производить их в большом количестве. 13 августа 1945 года сборка охотничьего оружия возобновилось под прежним названием Simson & Co. Производство велосипедов началось в середине октября. 5 июня 1946 года бывший концерн Wilhelm Gustloff официально перешёл в собственность СССР и стал Советским акционерным обществом (Sowjetische Aktiengesellschaften — S.A.G.). Название оружейной фабрики позднее поменялось на «Simson & Co. S.A.G. Awtowelo. Suhl». Генеральным директором «Автовело» (AWO) был А. Симонян, главным инженером — Тюрин, директором оружейной фабрики — немец Макс Фишер (Max Fischer). 26 февраля 1946 года оружейная фабрика компании Fa. C. G. Haenel Suhl  получила название «Эрнст Тельман» (Ernst Thälmann) в честь вождя немецких коммунистов, погибшего в Бухенвальде. 22 июля 1946 кода она была включена в Советское акционерное общество точного машиностроения (SAG Präzisionsmaschinenbau), которое возглавлял И.М. Мисручин. Замечу, что к приходу советских войск из почти 2 тыс. работников на фабрике осталось 113 человек. Братья Хьюго и Ганс Шмайссеры отказались покинуть Зуль с американцами. С конца лета 1945 года Хьюго Шмайссер вместе с другими немецкими специалистами, такими как Карл Барнитцке (Gustloff-Werk), был привлечён к работе в группе наркомата вооружения. Директором фабрики Ernst Thälmann был Альберт Зибелист (Albert Siebelist), коммерческим директором Ганс Шмайссер, техническим директором Вальтер Вайс (Walter Weiss). 

Ружьё Макса Фишера. Имеет те же замки (буквально), что и ружьё Monte Carlo компании Simson & Co.

 

Небольшое отступление. Макс Г. Фишер (Max G. Fischer) — зульско-берлинский «фабрикант», использовавший в своих ружьях высокого разбора детали Simson & Co. Он упоминается в журнале Schuss und Waffe в 1907 году. 25-летие деятельности Макса Фишера — послевоенного директора — отмечали в 1949 году. Вполне может быть, что это один и тот же человек. Демонтаж и вывоз оборудования начался весной 1946 года с филиалов в Шмидефельде и Мейнингене. Бывший «Wilhelm Gustloff» в гитлеровской Германии являлся важным звеном военной промышленности, а не мирным производителем охотничьего оружия и, что немаловажно, собственностью нацистской партии. Именно поэтому после поражения Германии на основании решений Ялтинской конференции был экспроприирован в пользу СССР. Как новые собственники, мы могли делать с ним и его имуществом всё что угодно. Поэтому оставим стенания по поводу «разорения и вывоза» на совести некоторых западных коллег, тем более, что около 1200 станков и механизмов (приблизительно 20%) не были демонтированы и остались на предприятии, что позволило нарастить выпуск и к сентябрю 1947 года поставить в качестве репараций 20000 охотничьих ружей. И, вообще, о каком «праве собственности» может идти речь, и как можно осуждать экспроприацию предприятий, выпускавших оружие для военной машины гитлеровского государства? Очевидно, что собственники этих предприятий косвенно были ответственны за военные преступления нацистского режима. Что касается тех бывших владельцев, у которых собственность была экспроприирована нацистами, то никаких юридически значимых обязательств у СССР перед ними не было, хотя этот вопрос и поднимался. 15 апреля 1946 года Юлиус Зимсон обратился с письмом к Георгу Хёлле (Georg Hölle) — своему поверенному в Берлине. Тот написал Максу Фишеру. 5 июля 1947 года с тем же вопросом Юлиус Зимсон обратился в правительство Тюрингии. Результат, думаю, был предопределён. Что касается демонтажа и вывоза оборудования, то они осуществлялись в соответствии с совместными решениями руководителей государств антигитлеровской коалиции и были абсолютно законными. Фабрика Зауэр не была демонтирована как по причине морально устаревшего оборудования, так и понимания, что более важным, чем станки, является квалификация работников.

Ружьё Меркель 203Е, подаренное от имени маршала К.К. Рокоссовсого полковнику Г.Н. Сергеенко. Германия. 1948 год. Фото: Elmar Heinz

Адольф Шаде, Леонард Васев и Эрнст Меркель (слева направо). Германия. 1946 год.

Работа Пауля Грейфцу. Фото: feine-jagdwaffen.de

 

Неплохо обстояли дела у компании Gebrüder Merkel. Её оружие всегда отличали качественная, по сути штучная сборка, внимание к мелочам и отличная отделка. Ружья Меркель никогда не поставлялись в Россию, но советские офицеры быстро оценили их достоинства. От заказчиков, включая генералитет, не было отбоя. Так в феврале 1946 года получил свой Меркель 202Е командующий 3-й ударной армией В.И. Кузнецов. В ноябре 1945 года будущий знаменитый гравёр Леонард Васев вместе с группой специалистов из Ижевска и Тулы был командирован в Германию, где проходил обучение гравёрному мастерству в компании «Братья Меркель» у Пауля Грейфцу. К нему в ученики Васев попал мальчишкой, так что ижевская школа гравировки свою родословную вполне может вести от большого немецкого мастера.

Бернард Меркель (BEMESU). 1946 год.

 

Несмотря на то, что приказом заместителя Главноначальствующего СВАГ генерала Соколовского от 23.07.1945 предписывалось сохранить уровень цен и зарплат на уровне, предшествующем приходу Красной Армии, началась инфляция, порождённая эмиссией так называемых военных марок, которые были введены в оборот в дополнение к рейхсмаркам, а также нехваткой товаров и продуктов. В этой ситуации расцвёл «чёрный» рынок. Килограмм сахара, при официальной цене чуть больше марки, продавался за 120-180 марок. Пачку сигарет можно было продать за 100 марок. При этом зарплата водителя в УСВАТ, например, составляла 700-800 рублей или 1400-1600 марок, а заместителя Главноначальствующего СВАГ — 4750 рублей или 9500 марок. Наши солдаты продавали то, что входило в паёк: хлеб и сигареты, а интересовались в основном часами. Интересы офицеров были шире. Охотничье оружие, особенно в Тюрингии, было таким же желанным «сувениром» как и часы. Советское военно-административное командование прекрасно понимало, что обеспечение неработающего и не получающего доходов населения могло стать большой проблемой. Поэтому запуск экономики превратился в первоочередную задачу. Если крупные и средние предприятия находились в зоне постоянного внимания, то кустари-частники долгое время были вне контроля (по подсчётам д-ра Фритце после войны в Зуле и окрестностях числилось около 450 «независимых оружейников»). Для начала была изменена система обязательных гильдий. В Веймаре учредили ремесленную палату и открыли 22 её филиала по всей Тюрингии. Старые гильдии (цеха) вошли в состав филиалов.

Качество изготовления ружей без клейм не обязательно было плохим. Домашняя мастерская немецкого оружейника (справа).

 

Кустари, чтобы как-то продержаться, вынуждены были кооперироваться, что-то изготавливая, что-то меняя друг у друга, но в основном работали на более крупных производителей. Выпустить самостоятельно полнокомплектное ружьё было большой удачей, поскольку из-за большого спроса со стороны военных его цена превышала среднюю месячную зарплату квалифицированного рабочего; двустволку можно было выгодно продать или обменять на продукты. Зачастую такое ружьё не имело клейм, но качество не обязательно было плохим. Сложно сказать, сколько их было изготовлено — статистики на этот счёт не существует. Большая часть ружей «без имени» относится к концу 1945 — началу 1946 года. 14 мая 1946 года состоялась встреча оружейников с военным комендантом Зуля, на которой главным образом обсуждались проблемы, связанные с выполнением плана репарационных поставок. В связи с наращиванием производства стала ощущаться нехватка рабочей силы, поэтому были предприняты меры по её пополнению путём переселения работников и привлечения на производство женщин, подростков, а также людей с ограниченными возможностями. 25 ноября 1947 года вступил в силу порядок сертификации оружейников, что являлось основной задачей ремесленной палаты Тюрингии. В 1948 году ремесленные цеха были преобразованы в окружные отделения ремесленной палаты, штаб-квартира которой переехала из Веймара в Эрфурт. Окончательно проблемы частных мастеров были решены в 1949 году после создания кооперати­ва оружейников BUHAG, взявшего на себя поставку комплектации для сборки, технический контроль и сбыт готовой продукции.

Бедствие 1946 года было масштабнее урагана «Кирилл» 2007 года (слева). Памятник советским воинам и местному населению — ликвидаторам последствий урагана 1946 года (справа).

 

Несколько слов о связи последствий урагана 1946 года с «восстановлением оружейных фабрик». 13 и 14 июня 1946 года при прохождении грозового фронта в южной Тюрингии в районе Оберхофа и Зуля был повален лес на площади 21 тыс. га вдоль знаменитого маршрута Реннштайг. Чтобы ценный ресурс не пропал даром, необходимо было вывезти с горных склонов 4,7 млн. (!) куб. метров древесины, а потом посадить новый лес. Это бедствие потребовало мобилизации всех сил и средств. На помощь жителям пришли советские солдаты. Работы выполнялись в течение 1947-49 годов. В 1981 году в память о трудовом героизме гражданского населения и военных в борьбе с последствиями стихийного бедствия был установлен монумент. Сведение, вывоз, корчевание и посадка нового леса потребовали большого количества пил, мотыг, лопат, приспособлений для трелёвки и тд., заказы на которые выполняли в том числе некоторые оружейные мастерские. Никакой видимой связи между ликвидацией последствий урагана и восстановлением индустрии производства охотничьего оружия, как об этом пишут, не существует. Единственное свидетельство на этот счёт содержится в статье о компании Ziegenhahn & Sohn ныне покойного руководителя американской ассоциации коллекционеров немецкого оружия Дитриха Апеля (1929 — 2016), который подростком стал участником событий тех дней. Начав после урагана, мастерская семьи Зигенхан продолжала выпускать пилы до 1952 года.

Меркель 303Е. 1947 год.

 

Записи на испытательной станции говорят, что в 1945 году было отстреляно 1953 ружья (в основном изготовленных из сохранившихся деталей). В 1946 году — 21739, в 1948 году — 39961, а в 1949 — почти 44000 ружей. Для сравнения: в 1913 году было отстреляно 15643 единицы. Красноречивая статистика, не так ли? Да, немало прежних владельцев лишились своей собственности. Да, было много несправедливости, и многие бежали в западную зону оккупации. Да, большое количество оборудования было демонтировано и вывезено. Но ни одно из предприятий, большое или маленькое, что выпускало охотничье оружие до войны и уцелело к её окончанию, не было закрыто. Не устаю повторять: именно советские возродили производство охотничьего оружия в Тюрингии, именно советские способствовали созданию в ГДР современных предприятий оружейной промышленности, именно гигантский советский рынок позволил стать им на ноги. И кого теперь винить, что в объединённой Германии Зуль из столицы немецких оружейников превратился в город воспоминаний об их былой славе?

Обширная тема производства охотничьего оружия в послевоенной Германии не может быть раскрыта в одной статье. Будет ли продолжение — целиком зависит от интереса читателей. Моя искренняя благодарность г-ну Йенсу Егеру (Германия) за помощь в подборе материалов.

 

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: