БРАНКАР и ДЕФУРНИ

88clip

Бранкар. Модель № 8

 

В отличие от других стран, в России существует своеобразный рейтинг бельгийских производителей охотничьего оружия, в числе прочих факторов, таких как сохранность, определяющий его стоимость  на вторичном рынке. Правда, никто не знает, кто, когда и по каким критериям составил этот рейтинг…

На многие вопросы относительно бельгийского оружия можно найти ответ в отчёте начальника охотничьей мастерской ИТОЗа С.А. Зыбина, направленного в 1902 году в Европу, по официальной версии,  для ознакомления с производством охотничьих ружей. Предоставим слово самому Сергею Александровичу:

«Без всякого преувеличения, Льеж должен быть признан мировым центром производства охотничьего оружия. Льежское оружейное производство ещё в XIV веке пользовалось большою из­вестностью. В 1672 году принц-епископ, желая упрочить эту репутацию, приказал основать в Льеже испытатель­ную палату для пробы огнестрельного оружия. Чтобы удовлетворить потреб­ностям быстро развивающегося произ­водства, пришлось несколько раз её пе­рестраивать. Например, в 1845 году в пробной палате было испытано 367 000 ружей и револьверов, а в 1900 году число испытаний возросло до колос­сальной цифры: 2 312 000 испытаний. Цифры эти получают особенное значе­ние при сравнении их с количеством оружия, производимого другими госу­дарствами… Ценность вывозимого ежегодно из Бель­гии оружия в среднем достигает суммы 7 000 000 рублей.

Liege-1900

Льеж. Начало XX века.

 

Наиболее крупная оружейная фабрика принадлежит Пиперу. Она занимается приготовлением огнестрельного ору­жия, велосипедов и автомобилей. У фабрики имеется отделение в местечке Несонво, подле Льежа, для приготовле­ния стальных и дамасковых стволов. На обоих заводах работает до 700 человек рабочих и работниц. Фабрика хорошо оборудована станками и машинами; ра­бота оружейных частей поставлена с довольно большою точностью и подраз­делена на значительное число перехо­дов. Деятельность оружейной части фабрики главным образом сосредоточена на ста­ночной разработке стволов, коробок, замков, работы же, относящиеся к поли­ровке, закалке, окраске ружей большею частью делаются на стороне, в мелких кустарных заведениях.

9081310

С.А. Зыбин

 

После Пипера надо поставить на первом месте национальную фабрику военного оружия в Герестале подле Льежа. Эта фабрика была построена в 1889 г. группою соединившихся фабрикантов, изготовлявших огнестрельное оружие. Этому обществу бельгийское правитель­ство поручило изготовление своей вин­товки 7,65 mm калибра. Благодаря тому, что эта фабрика была создана в самое последнее время, она имеет очень со­вершенную материальную часть. По роду изготовляемых предметов фабрика делится на три части: мастерские для изготовления военного и охотничьего оружия, мастерские для приготовления патронов и, наконец, мастерские – авто­мобилей и велосипедов. На заводе рабо­тает около 1 000 человек рабочих и 600 работниц. Из других известных ору­жейных фабрик заслуживают внимания: льежская мануфактура охотничьего оружия, фабрика Франкота, Лебо, На­гана и т.д.  Кроме оружейных фабрик в самом Льеже, во многих местечках, рас­положенных недалеко от него, занима­ются приготовлением в огромном коли­честве дамасковых стволов, разработкой стальных болванок, а равно изготовле­нием и других частей ружья. Следует упомянуть ещё о специальном заводе Ламбрехта в Льеже, занимающимся изготовлением штампованных оружей­ных частей (Владелец фабрики Огюст Ламбрехт (Auguste Lambrecht) был шурином Николя Пипера, сына известного оружейного фабриканта Анри Пипера — прим. автора блога).

001

Национальная фабрика военного оружия в Эрстале.

 

Почти весь ствольный материал, да и вообще вся ружейная поделочная сталь и железо готовятся на заводе Коккериля, в Серане, подле Льежа. Завод этот, один из самых огромных в Европе, основан в 1817 году Джоном Коккерилем (сыном английского эмиг­ранта). Джон Коккериль был человек замечательный по своим техническим познаниям. Он, так сказать, схватывал на лету все крупные технические идеи XIX века и с необыкновенной настойчи­востью проводил их в жизнь на своём заводе. Так, он был одним из важней­ших конструкторов пароходных машин, машин компаунд, локомотивов и вообще материального состава железных дорог. На заводе в Серане в 1863 году впервые на континенте были пущены в ход бес­семеровские реторты, на рынке появи­лась дешёвая, но высокого качества сталь самых разнообразных сортов, смотря по требованиям промышленно­сти, чем, между прочим, была оказана огромная услуга оружейному делу. К последним, очень крупным работам завода надо отнести постройку могуще­ственных газомоторов, работающих газами доменных печей. До настоящего времени газ шёл главным образом на топку паровых котлов и давал заводу около 25 000 лошадиных сил, но, рабо­тая в специально построенных газомо­торах, он может дать заводу колоссаль­ную энергию в 12 000 лошадиных сил. Трудно предсказать в настоящее время важность этого нового применения до­менных газов, но первым следствием его будет удешевление стоимости металлов. Кроме этой экономической стороны, получение без труда такой огромной энергии открывает для промышленно­сти возможность таких работ, которые до настоящего времени ей казались не­доступными. Сталь для охотничьих стволов, которой завод Коккериля снабжает почти весь Льеж, готовится по способу Сименс-Мартена. Пуд ствольной стали стоит около 1 р. 40 к. Пара ствольных болва­нок, обточенных и рассверленных для I-й пороховой пробы,  – 1 р. 17 к. Недалеко от завода Коккериля нахо­дится также обширный завод Англера, с которого долгое время Императорский Тульский оружейный завод получал по­делочную сталь для частей 3-х линейной винтовки.

103

Цех компании А. Франкотт.

 

Рядом с крупными фабриками, обору­дованными большим количеством стан­ков и машин, имеются небольшие мас­терские, где производятся специальные работы: полировка, калка, окраска ру­жейных частей, гильошировка стволов и т.д. Организация некоторых из этих мастер­ских довольно оригинальная. Хозяин дома имеет паровую машину и сдаёт не только комнаты для работ, но и энергию своей машины по частям. Так, одна из осмотренных мною мастер­ских для полировки оружейных частей состояла из довольно ветхого, не осо­бенно большого трёхэтажного дома, в нижнем этаже которого помещалась па­ровая машина, а во втором и третьем станки для полировки оружейных час­тей. За каждый станок для полировки стволов, составляющий собственность рабочего, уплачивается хозяину 40 коп. в день, а за станок для полировки мел­ких вещей около 20 коп. Помещение тесно, грязно, без всякой вентиляции. Полировка мелких вещей делается женщинами, среди которых много со­всем молодых девушек… Мастерские в Льеже для закалки ору­жейных частей, спарки стволов обыкно­венно работают на 2 или 3-х горнах с 2-мя или 3-мя наёмными рабочими. Гра­вировка ружейных частей производится по домам, причём много работает жен­щин. Таким образом, фабрики производят у себя только наиболее ответственные в техническом смысле работы, где без станков трудно обойтись. Всё, что не требует установки сложных машин, а может быть сделано на несложных станках или вручную, работается на стороне кустарями. Кроме крупных фабрикантов, обладающих станками, есть много небольших фабрик, не имеющих станков, но собирающих много ружей. Для них существует це­лый ряд специальных заводов, которые дают им необходимый подготовитель­ный материал для окончательной сборки. Таким образом, небольшой фабрикант находится почти в том же положении, как и фабрикант, обладающий большим числом станков. Между ними будет только то различие, что первый произ­водит большую часть работы не у себя в мастерской, а на различных специаль­ных фабриках, оставляя на свою долю окончательную сборку и отделку ружья. Кустарь, где можно, не только пользу­ется силою машин, но и энергией двига­теля, внося отдельную плату за его ра­боту. Такая организация работы позво­лила фабриканту ограничиваться только важнейшими станками, иметь для по­мещения их сравнительно немного места, а для движения их – энергию. Несмотря на обширность своего произ­водства, фабрикант может иметь не­большое число наёмных рабочих, а по­этому меньше будет зависеть от их тре­бований, стачек, ответственности за не­счастные случаи. С другой стороны, кустарь у себя дома лучше утилизирует своё время и труд членов своей семьи, благодаря чему работа выходит де­шевле.

005

Механический цех Льежской мануфактуры (ML).

 

Как было упомянуто, начало Льежского производства надо отнести к XIV веку. В то отдалённое время нужно было много благоприятных условий, чтобы мог создаться какой-нибудь крупный промышленный центр. Но, раз создав­шись, он обладал большою устойчиво­стью, так как экономические условия изменялись в то время очень медленно, технический прогресс шёл очень тихо, работа носила однообразный характер, знания мастерства передавались от отца к сыну. Но хотя в то время жизнь текла мед­ленно, всё-таки требовалось непрерыв­ное движение её вперёд, чтобы не полу­чился застой, гибельный для всякого дела. И в льежском ружейном производ­стве всегда заметна живая струя. Без всякого сомнения, в то время раз­рывы ружейных стволов были самым заурядным явлением. Для того чтобы внушить доверие к производству, надо было создать учреждение, контроли­рующее прочность оружия, и в 1672 году возникает в Льеже пробная палата, имеющая целью: I. Поддержать хорошую репутацию льежского производства; II. Обеспечить общественную безопас­ность. Для достижения этих целей никто не смел продавать оружие, не испытанное в пробной палате. Льежская пробная палата – самое образ­цовое учреждение этого рода в Европе. Можно с уверенностью сказать, что она значительно способствовала улучшению производства охотничьих ружей, так как заставляла производителей для избежа­ния напрасных убытков от разрыва ору­жия при пробе готовить оружие с воз­можною тщательностью, вдумываться в их  размеры, подражать тем, чьё оружие хорошо выдерживало испыта­ние. Недалеко от пробной палаты находится общественное стрельбище, стоившее 240 тыс. руб. Это великолепное здание об­ставлено всеми удобствами для произ­водства стрельбы и разных опытов с ог­нестрельным оружием.

006

Оружейная фирма Шарля Спорка: от цеха до магазина.

 

В высшей степени полезным учрежде­нием для правильного развития льеж­ского производства служит музей ору­жия. Музей занимает трёхэтажное здание и содержит прекрасные образцы охот­ничьего оружия, револьверов и писто­летов. Музей беспрестанно пополняется об­разцами нового оружия. Так, например, много было куплено образцов оружия от различных заграничных фирм с па­рижской выставки. В Бельгии хорошо поняли, что в на­стоящее время при необыкновенно на­пряжённой технической деятельности, когда множество лиц одновременно ра­ботают в различных государствах над решением какой-нибудь технической задачи, единственное средство не отста­вать от других – это тщательно следить за всеми успехами своей специальности, внимательно изучать всё, что делают другие изобретатели, а это возможно только тогда, когда есть средство видеть и изучать все новые и разнообразные образцы, где бы они ни были изготов­лены. Понятно, для большинства фаб­рикантов изделий это возможно только при помощи умело составленного музея образцов. Всё новое, что выходит в области огне­стрельного оружия, сейчас же делается достоянием льежского музея, а через него – всех заинтересованных лиц. В настоящее время техническое творче­ство всё более и более заменяется уме­лой компиляцией. Обыкновенно, пре­жде чем какое-либо изобретение полу­чит практическую ценность, ему пред­шествует целый ряд неудачных попы­ток. Эти попытки – неудачная каждая в отдельности – содержат массу счастли­вых решений отдельных деталей во­проса и очень часто, изученные во всей своей совокупности, дают вполне доста­точный материал для правильного его решения. Льежский оружейный музей много принёс пользы фабрикантам ору­жия, знакомя их со всеми новостями оружейного дела, наводя их на мысль на новые комбинации и позволяя им без большого труда создавать новые модели. Ежемесячно музей посещают более 1 500 лиц.

008

Оружейная фирма Шарля Спорка (продолжение).

 

Стройная система льежской оружейной промышленности увенчивается ору­жейной школой. С быстрым развитием производства оружия стал всё более и более замечаться недостаток в искусных рабочих. Благодаря спросу на рабочие руки родители малолетних рабочих, со­блазнясь их ранним заработком, не да­вали им возможности тщательно изу­чить какую-либо оружейную специаль­ность, а торопились отдавать их туда, где они могли бы получать большую плату, не обращая внимания на поучи­тельность для ребёнка работы. Но преждевременное пользование детским трудом ведёт к истощению ребёнка, де­лает его невеждой в ремесле, и будущ­ность такого работника не может счи­таться обеспеченной. Такое положение вещей в скором времени могло угрожать репутации бельгийского оружейного производства вследствие отсутствия ис­кусных рабочих. Единственным целесо­образным способом борьбы против этого неизбежного явления было при­знано устройство специальных оружей­ных школ, где бы дети оружейников могли бы изучать практически и от­части теоретически ружейное производ­ство. Такая школа через несколько лет должна бы выпускать в значительной мере подготовленных рабочих, которые не только поддерживали бы, но и дви­нули бы вперёд оружейное дело.

ecole d'armurerie-02

Льежская оружейная школа.

 

Школа была открыта в 1897 году. Как всегда бывает в этих случаях, население вна­чале  относилось к ней не  особенно до­верчиво, и в школу в первый год посту­пило только 7 человек, но через 4 года в школе был уже 201 ученик. В настоящее время число желающих по­ступить в школу так велико, что многим приходится отказывать, и возбуждён вопрос о расширении помещения, чтобы не иметь печальной необходимости от­казывать в приёме молодым людям, же­лающим основательно изучить оружей­ное производство, что должно укрепить положение его в будущем. Школа со­держится на средства фабрикантов ору­жия. Она разделяется на секции, соот­ветствующие различным частям фабри­кации его. Ежегодный расход школы – 15 000 р. На расширение школы в 1901 году ассигно­вали 40 000 рублей. Работы учеников очень хороши, и на парижской выставке они получили grand prix и золотую медаль. Нельзя не отметить ту любовь, с кото­рой относятся все фабриканты к своей школе. Из отчётов школы и других пе­чатных источников видно, что школа – это любовное детище, к процветанию которого прилагаются все силы. При таких условиях успех и польза школы несомненны».

 

Для ружей, выпущенных на рубеже веков, когда происходило становление основных бельгийских оружейных «брэндов», ещё можно выстраивать какие-то рейтинги, но для ружей, изготовленных между мировыми войнами, делать это совершенно бессмысленно, поскольку качество у всех основных производителей было приблизительно одним и тем же. Мировой кризис заставил забыть о гордости и прошлых заслугах. Главное было продать, не важно, под своей или чужой маркой, комплектно или частями…  Это вовсе не означает, что в то время не было больших мастеров своего дела. Они были, но их имена остались скрытыми за названиями компаний и именами владельцев. Среди мелких производителей и ремесленников, работавших на оружейные фирмы, были свои «звёзды», например, великолепный гравёр Ипполит Коромбель (Hyppolite Corombelle), впоследствии переехавший жить в Италию и основавший гравёрную школу в Болонье. Мастерская Николя Жаке (Nicolas Jacquet) из Шерата, пригорода Льежа, поставляла сборщикам лучшие ружейные замки, в том числе системы Бизли — Пёрдэ,  Жозеф Кяп (Joseph Cap) изготавливал отличные стволы и тд.

201947

Замок Бизли, изготовленный мастерской Николя Жаке.

 

Но эти драгоценные вкрапления не меняют общей картины, поэтому по-своему правы оценщики американских оружейных аукционов, считающие, что были Франкотт и Лебо, и были все остальные марки. Прайс-лист крупнейшего дистрибьютора бельгийского оружия в США, компании H.&D.Folsom Arms из Нью- Йорка, содержал до Великого кризиса названия 200 различных производителей из Льежа и окрестностей. Единственный из опубликованных списков лучших оружейных фирм Бельгии принадлежит Марко Нобили и содержится в его книге о Лебо – Куралли. Вот кого он поставил на один уровень с этой компанией: E. Bernard, C. Braekers, L. Brancquaert, Britte, J. Bury, A. Cordy, J. Defourny, Dumoulin, A. Forgeron, A. Francotte, Browning, Galand, N. Lajot, Mahillon, ML, E. Masquelier, Pirotte, F. Thirifays, F. Thonon, J. Thonon. Интересный список. Из него следует, что Бранкар и Дефурни – производители одного уровня. Что же, давайте разберёмся…

6395

Барон Рауль де Вриер, один из лучших садочных стрелков конца XIX века.

 

Первое упоминание о Бранкаре относится к 1897 году, когда барон Рауль де Вриер, бывший секретарь бельгийского посольства в Вашингтоне, завоевал Гран При на садках в Париже. Стрелял он из ружья марки «Бранкар». Луи Бранкар (Louis Brancquaert) был известен в Брюсселе как владелец оружейного магазина, находившегося по пути на ипподром Буафор (Boitsfort) недалеко от стрелкового клуба «Tir du bois de la Cambre», располагавшегося в заповеднике Камбр (Bois de la Cambre). Место расположения заведения Бранкара по адресу: Авеню де Ипподром (Avenue de l’Hippodrome), 202, на пересечении с бульваром Генерала Жака следует признать исключительно удачным. На ипподроме любили тратить свои быстро заработанные деньги богатые колонисты из африканских колоний. Они составляли часть постоянной клиентуры Бранкара. В магазине продавались садочные и охотничьи ружья, всевозможные аксессуары, а также патроны «Мюллерит» компании «Мюллер и Ко» из Льежа, которые рекламировались как одни из лучших для спортивной стрельбы.

 

111clip

Бывший магазин Луи Бранкара на Авеню де Ипподром, 202.

 

К 1905 году с ружьми Бранкара было завоёвано 30317 франков призовых, 3 золотых медали и серебряный кубок. Торговый дом Бранкара располагал приличной сетью представителей; в одной только Италии их было девять. Покупателям предлагалось несколько моделей отлично выделанных ружей с возможностью дополнительно заказать на спусковую скобу монограмму, корону или герб. Модель №1 была точной копией ружья Пёрдэ с самооткрывающимися замками. Модель № 2 была копией ружья Голланд – Голланд с замками на боковых основаниях. Модель № 3 с замками Энсон-Дили и фальшдосками имела эжекторы и односпусковой механизм; она позиционировалась как фирменная модель «Бранкар», ни в чём не уступавшая английским ружьям того же типа. Модель № 4 повторяла модель № 3, но имела 2 спусковых крючка.

45313823

Модель 4 «Бранкар»

 

Модель № 5 – «курковка» с передним расположением боевой пружины. Модель № 6 повторяла модель № 4, но без фальшдосок. Модель № 7 имела патентованную систему взведения и 3 ствола: 2 «гладких» 12 или 16 калибра сверху и «экспресс» 450 –го калибра снизу, а также целик в 11 сантиметрах от казённого среза, поднимавшийся при переключении на нижний ствол. При переламывании ружья целик опускался автоматически. Бранкар запатентовал клетку (садок) с приспособлением для выпуска голубей во время садочной стрельбы под названием «Brancquaert`s pigeon – trap». Этот патент был «brevete S.G.D.G.», что означало «без государственных гарантий».

002

Первая страница каталога Бранкара. В центре — фотография стрелкового стенда «Веллингтон» в Остенде.

 

889_001

Садочная стрельба в Брюсселе. Начало XX века.

 

Свои садки торговый дом Бранкара продавал по всей Европе. Всё говорит о том, что наш герой был связан с садочной стрельбой, и, действительно, Луи Бранкар был стрелком, а также являлся секретарём как минимум 3-х клубов любителей пострелять по голубям: в Брюсселе («Tir du bois de la Cambre»), а также в курортных Спа и Остенде. Клубы эти были дорогим удовольствием и объединяли, прежде всего, представителей высших слоёв общества. Но был ли Бранкар производителем оружия? Нет и никогда. Так чьи же ружья, что так ценятся в основном российскими знатоками, носят надписи и клейма Бранкара? Ответ на этот вопрос давно найден: все эти ружья изготовлены в мастерских  Антуана Жозефа Дефурни.

Генеалогия семьи Дефурни

Генеалогия оружейников Дефурни.

 

Все льежские Дефурни являются потомками оружейника Антуана Жозефа Дефурни (Antoine Joseph Defourny, 1805 – 1873), имевшего 10 детей. Старшие сыновья: Ноэль Жозеф (Noël Joseph, 1834 – 1918) и Жиль Жозеф (Gilles Joseph, 1831 -1915) стали оружейниками, а сын Жан (Jean, 1850 -1914) – торговцем оружием. Семья Ноэля Жозефа была столь же многочисленной – 10 (!) детей. Две дочери, обе Маргариты, и сын Альберт умерли в детстве. Два сына: Антуан Жозеф (Antoine Joseph Defourny, 9.04.1862 – 19.08. 1943) и Альфонс (Alphonse Defourny, 1870 – 1948) стали потомственными оружейниками, а сын Ноэль Виктор Жан – государственным контролёром оружия. Семья Жиля Жозефа была не столь многочисленной – 5 детей. Двое его сыновей: Гийом (Guillaume, 1865 – 1916) и Жюль (Jules, 1871-1958) тоже стали оружейниками. Гийом Дефурни работал у Огюста Лебо, а в 1896 году открыл фирму Г. Дефурни – Севрин (G. Defourny – Sevrin). В 1908 году совладельцем фирмы стал его родной брат Жюль. Предприятие работало и после смерти Гийома Дефурни вплоть до 1955 года. Сын Гийома, Георг (Georget, 1900 — 1973) торговал оружием.

001

Антуан Жозеф Дефурни (младший)

 

Наш рассказ об Антуане Жозефе Дефурни (младшем). 28 апреля 1891 года он женился на Маргарите Марии Кастадо. В семье родились 7 детей. Из них двое (сыновья Жозеф (1892 -1976) и Ноэль (1897 – 1977)) стали оружейниками. В 1895 году Дефурни открыл свою первую мастерскую оружия «де люкс». Располагалась она в Эрстале на улице Rue Petite Voie. В 1900 году Дефурни переехал за железную дорогу на улицу Николя Дефрешё. После этого местонахождение мастерской менялось ещё 5 раз. Последний адрес, по которому была зарегистрирована фирма Defourny A . J armurerie S .А., находился всё на той же улице Дефрешё, 25-27. Если у Дефурни была собственная мануфактура, даже такая небольшая, как на рисунке в его каталоге, могла ли она перемещаться по этим адресам, и какой в этом был смысл? Если на Николя Дефрешё менялась нумерация (что можно допустить, поскольку все адреса Дефурни на этой улице находились на нечётной стороне), то как можно объяснить переезд на Rue Champs de Foxhalle и Rue de Jupille? Если есть производство, мануфактура, а не маленькая мастерская, то какой смысл размещать в каталоге вместе с фотографиями плохонький рисунок предприятия, на котором даже курятник можно разглядеть?

000clip

Эрсталь, ул. Николя Дефрешё 25-27. Последний адрес фирмы Defourny A . J . armurerie S .А

 

003

Так должна была выглядеть мануфактура Дефурни на улице Николя Дефрешё, 25-27 в 1905 году. Рисунок из каталога 1938 года. Умиляет курятник в центре.

 

Все эти вопросы — не праздные; ответы на них позволили бы оценить производственные возможности фирмы и роль самого Дефурни. Такой заказчик как Бранкар, обслуживающий богатых садочных стрелков, был, по всей видимости, настоящей находкой для оружейного мастера, решившего в 33 года открыть собственное дело и выпускавшего поначалу не более 15 ружей в год. Детали сотрудничества Дефурни и Бранкара неизвестны, но очевидно, что оно было взаимовыгодным. Сегодня можно только предполагать, как помогали и помогали ли вообще связи Бранкара самому Дефурни. В 1928 году правительство назначило его представителем оружейной промышленности Бельгии на международной выставке в Милане. Дефурни имел государственные награды: в 1913 году он стал Кавалером, а в 1928 году Офицером Ордена Короны. Орден имеет 10 степеней. Кавалер и Офицер – пятая и четвёртая степени по значимости. Выглядит это достаточно необычно, поскольку Антуан Жозеф Дефурни не занимался боевым оружием, не укреплял обороноспособность и, вообще, не работал на государство. За Дефурни числится 15 бельгийских патентов на изобретения. Регистрировать их за океаном, вероятно, он не считал нужным. В отличие от отца, Ноэль Дефурни запатентовал свой односпусковой механизм с селектором вначале в Бельгии (1949 г.), а затем в США (№ 2.639.972 от 31.03.1953 г.).

002

Модель № 7 Бранкара, она же модель 1 Дефурни.

 

99clip

Одна из первых моделей вертикалки Дефурни, она же модель № 51 Дефурни – Севрин, она же вертикалка компании А. Франкотт

 

43clip

Вертикалка Дефурни со съёмными замками типа Голланд — Голланд

 

5365903

Эжектор вертикалки Дефурни. Несложно догадаться, какая толщина у сопрягаемой части затворной коробки (фото ниже).

 

 

004

Страница из каталога Дефурни 1938 года.

 

02_5986

Вертикалка Дефурни 20 кал. Фото: pugsguns.com

 

Не все изобретения Антуана Жозефа Дефурни следует признать удачными. Это касается, например, ружья с вертикально спаренными стволами. Первая вертикалка Дефурни появилась в 1905 году, на 4 года раньше знаменитых ружей Робертсона и Вудварда. Идея использовать замки Энсон – Дили была вполне оправдана, но не стоит забывать, что в начале прошлого века ружьё с вертикально спаренными стволами являлось для оружейников своеобразной terra incognita. В вертикалке Дефурни маленький размер курка нижнего ствола и его короткий, ограниченный габаритами коробки ход, требовали мощной пружины, вызывавшей быстрый износ деталей механизма. В последующие годы Дефурни улучшал своё детище: была облегчена затворная коробка, появились замки на боковых основаниях типа Голланд-Голланд с передней пружиной и эжекторы, «голландовские» замки стали съёмными, была уменьшена ширина затворной коробки, и она приобрела характерный, легко узнаваемый вид. И всё же, 25 лет модернизаций так и не привели к появлению выдающегося ружья. Думаю, главная причина заключалась в том, что Дефурни старался приспособить для вертикалки схемотехнику горизонталки, включая расположение шарнира, эжекторов и систему взведения. Его борьба с весом была вполне успешной: ружьё 12 калибра весит 3.1 кг при массе стволов 1.45 кг (имеют длину 71 см и внутренний диаметр 18.2 мм, что относительно стандартных 18.5 мм даёт экономию в 150 гр). Механика этого ружья обеспечивала первоначальный эффект самооткрывания столь значительный, что эксперты оружейного аукциона Ника Хольта отнесли её к категории assisted-opening, т.е. способствующей открыванию. Ноэль Дефурни в 50-х годах устанавливал свой односпусковой механизм с селектором на вертикалки отца. Среди них попадаются самые первые, с замками Энсон-Дили. Ружья Дефурни с вертикально спаренными стволами во всём многообразии их модификаций выпускала компания Дефурни –Севрин и компания A. Франкотт, с которой у Дефурни был совместный патент на систему взведения эжектора, «применимую для любого оружия с качающимися стволами».

DSC_0073

??

Ружьё Дефурни с патентованной системой самооткрывания

 

A_Joseph_Defourny-244

Ружьё Дефурни 1956 года с односпусковым механизмом Ноэля Дефурни.

 

Есть тонкости в понятиях «brevete» и «patente». Первое означает «запатентованный», второе – оплаченное разрешение на определённую деятельность. Клеймо «A.J.D. patent», принадлежавшее Дефурни, являлось его торговой маркой и не свидетельствовало о каком-либо изобретении. Теперь, если внимательно рассмотреть описание ружей из каталога компании 1938 года, можно понять, что в действительности в это время изготавливалось самостоятельно. Модель 1 — вся механика, изобретённая самим Дефурни, целик и боковой предохранитель, модель 2 – замки на боковых основаниях и эжектор, модель 8 – механика и эжектор, модель 19 – только эжектор и так далее. Скорее всего, Дефурни, как и множество других мелких производителей, никогда не делал коробки и ствольные блоки, а покупал их у других производителей, таких как Национальная фабрика оружия (FN). С появлением в её производственной программе ружья с замками на боковых основаниях и оригинальной системой взведения, которую авторы юбилейного издания книги об FN  назвали «система Ансон 1928 года», Дефурни стал собирать аналогичное ружьё под своей маркой. По вертикалке, скорее всего, была организована кооперация с компанией А. Франкотт, которая была небольшой, но настоящей мануфактурой, и могла всё делать самостоятельно.

864199

При желании на любом ружье Бранкара можно найти следы Дефурни. В данном случае — надпись «A.J. Defourny» на внутренней части затворной коробки.

 

378-thickbox_default

1078-thickbox_default

228-thickbox_default

Такая же надпись на коробке ружья, собранном для Бранкара Жозефом Дефурни (сыном Антуана Жозефа Дефурни) в 1927 году. Модель 1 по каталогу Бранкара. Самооткрывающаяся система Бизли-Пёрдэ. Фото: http://www.steniron.com

 

Странно, но никто и никогда не пытался ответить на вопрос, почему оружие, представленное в каталогах Бранкара полностью (даже рисунки одни и те же) совпадает с оружием из каталогов Дефурни. Лично для меня всё стало окончательно ясно, когда удалось увидеть вертикалку Бранкара, фигурирующую в каталоге как модель №8, которая в действительности была… уже знакомой вертикалкой Дефурни. Похоже, эту модель Бранкару удалось пристроить при дворе испанского короля, после чего в каталоге появилась соответствующая надпись вместе с гербом Королевства. В мае 2008 года на аукционе Кристис выставлялось ружьё Бранкара, которое, судя по описанию, являлось ружьём с патентованной системой самооткрывания Дефурни, названной экспертами аукциона «assisted opening», хотя на деле она является полноценной self opening системой. В конце 2008 года это же ружьё оказалось на аукционе у Ника Хольта. На этот раз его специалисты не ошиблись, правильно атрибутировав систему как «самооткрывающуюся».

001 (2)

3clip

Ружьё Национальной фабрики (FN) системы «Ансон 1928» и замок этого ружья. Такие ружья встречаются под маркой Дефурни.

 

Точку в этой истории про «великих оружейников» ставить рано, тем более, что один из них оказался вовсе и не оружейником.  Представляю смятение в головах некоторых любителей оружия… Кому верить в таком случае? Мой совет: не верьте никому… кроме  достоверных клейм и документов.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: